голубоглазка Юлия

0.00
 
голубоглазка Юлия
жизнь с чистого листа, или попытка обрести счастье

 

ПРОЛОГ

 

Жизнь в детском приюте «Аист « была, не из легких меня туда грудничком подбросили, под Новый год на крыльцо приюта об этом мне рассказала, наша нянечка Таисия Федоровна сказала, что при мне была лишь бумажка: «Снегирева Дарья Витальевна». Из приюта меня перевели в детский дом «Чародеи» жизнь там была, не сладкой меня пытались сломать не только воспитатели, но и сами его обитали. Назло всем врагам я училась, исправно отучилась, на младшего воспитателя. Завтра меня выпускают, во взрослую жизнь моя единственная подруга Синицына Таисия Сергеевна завидует, мне черной завистью ведь ее выпустят через месяц.

— Даш, ты хоть пиши. Знаешь, несмотря на все попытки тебя сломать ты навела тут шороху.

— А по— другому ни как я с малых лет поняла, если не ты их так тебя в раскоряку поставят.

— Все-таки будешь искать свою кукушку?

— Да. Тай я хочу просто посмотреть ей в глаза хочу понять, за что она так со мной.

— А оно тебе надо? Ее женщиной назвать нельзя, — вздохнув, сказала Тая.

— Что думаешь делать?

— Да Борисовна чиркнула мне адресок с детсадом «Буренушка».

— Ты что в Москву собралась?

— Да. Марина Борисовна дала мне адрес общежития.

— Рисковая ты Москва пробивных любит ты из их числа.

— Таисия как тебя выпустят, во взрослую жизнь, звони у тебя же тоже педагогическое образование.

— Хорошо.

Помахав, подруге рукой на прощание я зашагала в сторону автобусной остановке. Вспомнив, себя маленькую смазливую девочку с густыми косичками я, подумала о том, что не изменила своему имиджу те же косички те же бантики хотя мне уже далеко не десять лет.

Слова подруги до сих пор в памяти: «Зачем тебе себя терзать, твоя мать осознано от тебя отказалась, если бы не Марина Борисовна ты умерла бы от переохлаждения». В моей новой жизни, которую я решила начать с чистого листа и лелею надежду начать все с начала нет места тем, кто осознано бросил меня на гибель.

— Девушка ваш билет, — обратилась ко мне кондуктор.

— Вот.

— Покорять Москву едешь?

— Как получится.

— Детдомовская?

— А что заметно?

— У меня глаз наметан.

Через три остановки я вышла, пришлось поспрашивать, где находится улица Красноармейская «Общежитие декабристов пятой звезды».

Увидев, с виду интеллигентную бабулю в шляпке я, спросила: «Вы не подскажите, где здесь общежитие»?

— Приезжая, что ли?

— Приезжая из детдома я ну так, где общежитие?

— А что заметно?

— Бойкая ты Москва таких любит. Пройдешь три квартала свернешь, направо увидишь, красное кирпичное пяти этажное здание.

— Спасибо.

Найдя, нужное мне здание я перевела дух. Снаружи здание обшарпанное внутри чуть лучше стены окрашены, в желтый цвет вставлены евро окна уже хорошо.

— Девушка, а вам к кому? — услышала я за спиной гнусавый женский бас.

— Я к Марченко Зое Михайловне от Шведовой Марины Борисовны.

— А, так это ты? Смазливая Москва таких любит.

Ее намек меня взбесил, но я не пошла на провокацию не в моих интересах сейчас, показывать, свой характер.

— Хорошо пойдем со мной мужиков сюда не водить.

— Я поняла.

— Паспорт то есть?

— Вот возьмите.

Подойдя, к дубовой двери она сказала: «Здесь будешь, жить вместе с Демьяновой Ириной Валерьевной врач по профессии платить за комнату будите пять тысяч.

— Я поняла.

— Вот и хорошо.

— Проходи, правды в ногах нет, — услышала я хрипловатый бас соседки.

Передо мной стояла не высокого роста брюнетка лет тридцати.

— Я, Ирина, а ты?

— Даша.

— Ир, поговорим позже мне надо позарез на работу устроиться.

— Могу, подсобить в больницу требуется уборщица.

— Спасибо, но директор детдома дала рекомендательное письмо в детсад «Буренушка».

— Удачи.

— Спасибо.

— Эй, адрес то сада есть?

— Да.

— Даш, ты это приодеться должна, тут Москва по одежке встречают, а у тебя видок тот еще.

— И правда я что-то не подумала, — пробормотала я.

Открыв гардероб, женщина достала черный брючный костюм.

— Примерь волосы лучше распустить.

Примерив, шмотки я к удивлению заметила, что у нас один и тот же размер.

— Вот это другое дело. Даша красивой внешности мало надо еще, суметь себя преподнести.

— Раз уж вы такие умные, почему же в общежитии?

— Потому что муж наркоман спалил, квартиру на новую денег нет свекровь в помощи, отказала.

— Простите.

— Ничего. Тяжело тебе придется, пообломают тебя.

— А это мы еще посмотрим, — огрызнулась я.

Увидев мраморное девяти этажное здание с вывеской «Буренушка» я зашла внутрь.

— Девушка вам к кому? — спросила меня женщина лет пятидесяти пяти на вахте.

— Я с рекомендательным письмом от Шведовой Марины Борисовны Кирилова Зоя Петровна в курсе.

— Минуточку.

Через десять минут ко мне вышла женщина лет сорока пяти в очках приятной внешности.

— Пройдемте ко мне в кабинет.

— Из детского дома «Чародеи»»?

— Да откуда знаете?

— Сама оттуда только до Марины там была, Емельянова Софья Андреевна ее на пушечный выстрел к детям нельзя было подпускать, так вот тогда я дала себе слово, что никогда даже пальцем ребенка не трону, а с Мариной с детства дружим. Даша вижу, что жизнь тебя потрепала, но сердце у тебя доброе нам как раз нужен, младший воспитатель только помни, родители всегда правы, грубости не потерплю.

Заметив, ту же наколку у нее на запястье в виде цветка я поежилась, она может быть моей матерью, что подвигло, ею меня оставить в детдоме история, умалчивает да и копаться во всем этом, нет, ни какого желания.

Если раньше я хотела, посмотреть той кто меня произвела, на свет в глаза то теперь ни хочу, я поняла, что мы чужие люди и прощения ей нет и понимать причину ее поступка я не обязана, а тратить время на поиски той, из-за которой я едва не умерла глупо.

— Даша, пройдемте, Катерина вас оформит, пока на один месяц с испытательным сроком вы где-нибудь остановились?

— Да в общежитии.

— Хорошо. Рабочий день с 9: до 18:00 опозданий не потерплю.

— Их не будет.

— Я на это надеюсь.

Ирина, молча, курила у окна, когда я заглянула на кухню. Здесь уютно большой круглый стол занавески в цветочек, — подумала я.

— Ну, что?

— Устроилась, только я замялась.

— Что? Нужно подобрать гардероб так? Даш ты не тушуйся, ты напомнила мне мою сестру, которая в Москве умерла, от синтетических наркотиков сгорела, как свечка мольба матери на нее не действовали, по сути, из-за нее я и лишилась жилья.

— Не думала, что в Москве есть такие люди.

— Есть, но их очень мало по сути всем по фигу на всех тут все через кого-то переступают таков закон джунглей мегаполиса.

— Понятно.

— Пошли, покажу, тебе Москву как я, поняла это твоя конечная остановка.

— Надеюсь, что да возвращаться в Мурманск мне не хочется.

— Оно и понятно.

В бутике «Клио» было, красиво зеркальные потолки красивые стильные вещи к придирчивым взглядам столичных штучек я привыкла, я не пасую, не парюсь по этому поводу, потому что знаю, что приживусь здесь по любому.

— Вам что — нибуть показать?

— Мы хотим полностью обновить гардероб.

— Ир, спасибо тебе с первой зарплаты верну.

— Забей, считай подарком, тем более что скоро я съеду, с главврачом, намечается роман, так что возможно скоро я снова обрету, счастье может даже рожу малыша ведь уже тридцать.

— А я не разу еще не любила.

— И не спеши, присмотрись к мужчине, прежде чем открывать ему свое девичье сердце.

Дома я набрала, Таю поделилась, с ней радостью сказала, что устроилась.

— Рада за тебя, а мать ищешь

— Не ищу, я, подумала, что ты права мы с ней давно чужие друг другу люди.

— Ну, слава богу.

— Тай звони.

— Хорошо.

Зевнув, я пошла, спать, предварительно заведя будильник на восемь утра.

— Эй, у тебя, что вообще ни с кем не было?

— Не было, — зевнув, сказала я.

— Тебя тогда в красную книгу надо записать на дворе 21 век.

— Так сложилось, достойных не было, а с кем попало, я не хотела мужской пол по сути меня боится, ведь я и на лопатки положить могу.

— Лихой нрав у тебя девочка моя тяжело в жизни тебе придется.

— Знаю.

— Даш, твои косички это не серьезно подумай о том, что можно сделать с волосами.

— Уже подумала, свяжу в хвост.

— Вот это уже лучше.

Заснув под утро, я с трудом проснулась от звонящего на всю комнату будильника. Зевая, прошла, в ванную приняв душ, прошла на кухню поставила чайник. В детдоме все с седьмого класса курили, даже нюхали, кокаин только не я никогда не, была как все за что и получала.

Сделав, омлет я, позавтракав на скорую руку, прошмыгнула в комнату Ирина уже заправила кровать.

— Проснулась?

— Да. Ир я сделала, омлет, если хочешь на плите мне пора, а то опаздываю.

— Тогда до Завтра сегодня я в ночную смену.

— Дежурство?

— Да. Я работаю в кардиологическом отделении врачом сегодня моя смена.

— Повезло.

— Сначала была медсестрой пока Кирилл не запал на меня.

— Ир, мне правда пора Зоя Петровна предупредила, что не потерпит опозданий.

— Удачи.

— Спасибо.

На работе я была во время.

— Привет коллега я Ала Еремина.

— Даша, — улыбнувшись, сказала я.

 

 

 

 

ГЛАВА 1

 

Отработав в саду неделю, я привязалась к деткам, как и они ко мне. Детки разные к каждому нужен свой подход, уроки психологии в педучилище мне пригодились, я понимаю их с полуслова нареканий пока ни каких кроме одной девочки Сомовой Валерии Игоревны она нелюдима замкнута в себе.

Сегодня, когда мы гуляли, с группой на улице она поднялась, на высоченную горку и попыталась, спрыгнуть я побежала, за ней передав, ее Алле я, поскользнувшись, слетела с лестницы.

Открыв, глаза я поняла, что нахожусь в больнице у меня перелом ноги и легкое сотрясение.

— Наша героиня пришла в себя, — улыбнувшись, сказала медсестра врачу в очках.

— К вам посетитель.

Увидев, зеленоглазого брюнета лет двадцати пяти я поняла, что пропала.

— Значит вот какая спасительница моей дочери.

— Да это я. Я испугалась за нее.

— У ребенка психологическая травма ее мать при ней умерла, от передозировки мы не жили вместе. Простите, гружу вас своими проблемами.

— Вашей девочке нужна психологическая помощь.

— Да понимаю, просто времени катастрофически не хватает ведь я адвокат.

— Понимаю.

— Выздоравливайте.

Через три дня меня выписали, но сидеть дома я не стала, решив, что заживет как на собаке. Вспомнив, уроки психологии я решила позаниматься с девочкой, и она постепенно оттаивает.

— Даша, ты в него случайно не влюбилась? Пойми, его мать психолог ходячий рентген до тебя он пытался, устроить свою личную жизнь так ведь она извела бедняжку.

— Поживем, увидим.

— Упрямая ты.

Сомов Андрей Игоревич ждал меня с цветами на порожках вместе с девочкой. Наши отношения начались столь неожиданно, что аж голова идет кругом.

— Андрей девочку надо отвезти домой.

— Что мы и сделаем. Ты еще ни разу у меня не была мы с тобой как школьники ей богу. Даша мы с тобой знаем, друг друга уже три месяца пора бы определиться завтра я познакомлю тебя со своей мамой.

Притормозив, возле девяти — этажного дома Андрей подал мне руку.

— Ты живешь с мамой?

— Нет, она живет в другом районе на Кутузовском проспекте в пяти комнатной квартире.

— Здравствуйте, — смерив, Андрея хитрым взглядом поздоровалась с ним бабуля в соломенной шляпке.

— Здравствуйте Клавдия Сергеевна.

 

 

 

 

 

 

 

 

Подойдя к дубовой двери, я мысленно присвистнула. Нажав, на кнопку я услышала: «Андрей Игоревич это вы»?

— Да Рима Ивановна.

— Андрей, а кто это? — донеся до меня голос пожилой женщины.

— Возможно моя будущая жена.

— Она же из детдома.

— Знаю, но меня тянет к этому воробушку.

Хм еще никто не сравнивал меня с воробышком, — подумала я.

— Иду.

Андрей сидел в просторной гостиной у камина, когда я к нему подошла.

— Ирка до сих пор не верит в то, что у тебя ко мне серьезно, — покраснев, — сказала я. Знаешь она права кто я и кто ты и я.

— Даша, Даша остановись, к чему все эти предрассудки ты первая к кому потянулась моя дочь, ты вернула, ее к жизни до тебя ни одна из так называемого моего окружения не смогли достучаться до нее.

— Даша ау ты где? — тихо позвал меня Андрей.

— Иду.

Андрей сидел в просторной гостиной у камина, когда я к нему подошла.

— Ирка до сих пор не верит в то, что у тебя ко мне серьезно, — покраснев, — сказала я. Знаешь она права кто я и кто ты и я.

— Даша, Даша остановись, к чему все эти предрассудки ты первая к кому потянулась моя дочь, ты вернула, ее к жизни до тебя ни одна из так называемого моего окружения не смогли достучаться до нее.

Обняв, меня он стал, покрывать мое тело горячими поцелуями я хотела этого, но в то же время я хотела, чтобы это было красиво.

— Мне кажется, что мы спешим, — смущено сказала я.

— Даш, я подожду столько, сколько будет нужно.

Меня тянет к нему, но я по-прежнему чувствую некий барьер между нами слишком уж из разных мы с ним сословий. В саду я пошла на повышение за свою старательность психологический подход к детям, так что теперь я и психолог на пол ставке. Проснувшись вместе с будильником, я прошла в ванную по шуму воды я поняла, что Андрей там.

— Доброе утро Даша, — сухо обратилась ко мне домработница.

— Доброе утро.

— Лерка проснулась?

— Да она завтракает в столовой.

— Даша жизнь не сказка, а ты не золушка будет, лучше, если ты сразу спустишься на землю, а то потом будет больнее падать.

— Я вас поняла.

Через пять минут я прошла в просторную ванную. Возможно, домработница права я ему неровня, но мне никто не запретит побороться за свое возможное счастье попытаться обрести счастье с человеком, которого я полюбила, причем я полюбила впервые в жизни.

— Даш, я подвезу вас слушание дела в 13:00 дня просто надо напомнить матери о твоем приходе.

— Андрей, мне кажется что она и.

— Даш, я больше не позволю, матери диктовать свои условия хватит.

«Хочется в это верить Андрей», — с горечью подумала я, чувствуя, что его мать превратит мою жизнь в ад.

Заведующая была, уже на месте когда я влетела в группу.

— Ты как метеор Даша. Светишься вся. Не боишься обжечься?

— Не боюсь, я сильная все, снесу лучше обжечься от любви, чем жить и не любить.

— Может ты и права просто ты еще молода, неопытна, а вдруг для него ты просто игрушка.

— Я даже думать об этом ни хочу.

— У вас что — нибуть было?

— Не, было я, не могу так сразу.

— А он что?

— Сказал, что будет ждать столько сколько нужно.

— Ну, тогда это любовь с первого взгляда такое встречается редко.

— Я пойду.

В половине шестого Андрей заехал за нами, и мы поехали на Кутузовский проспект.

— Твой отец прокурор города: Симонов Виктор Игоревич?

— Да, а почему ты вдруг спросила?

— Просто его часто по телевизору показывают.

— Потому что благодаря нему недавно закрыли троих главарей преступных группировок, которые крышевала наша доблестная полиция.

— Он ходит по лезвию ножа.

— Так же, как и я.

— Борцы за справедливость?

— Да.

Поднявшись на восьмой этаж, я увидела ту же дубовую дверь. Обстановка у его матери та же та же мебель та же коллекция картин.

— Андрей, проходите в гостиную Регина Сергеевна вас ждет, — тихо обратилась к нему брюнетка лет шестидесяти с небольшим.

— А отец?

— Он задерживается.

— Вы на стол накрыли Тамара Леонтьевна.

— Да.

Пройдя в гостиную, я увидела, сервированный стол как в богатых домах сама хозяйка дома статная блондинка с холодно голубыми глазами была одета в расклешенное платье цвета морской волны. Лидер по натуре, — подумала я.

— Сын так это она и есть? — глухо спросила женщина.

— Да мама это Даша моя невеста.

— Даша присаживайтесь.

Кусок не лез, в горло я чувствовала себя перед ней удавом перед кроликом.

— Тетя Даша, почему вы ничего не едите? — спросила меня малышка.

— Может потому что не знает, какую вилку взять ведь ее в детдоме не обучили манерам, — бросив салфетку, обронила его мать.

— Тамара Леонтьевна уведите ребенка, — вздохнув, попросил Андрей.

Взяв себя в руки, я положила себе запеченный язык взяла нож и разрезала его. В детдоме я попросила, заведующую позаниматься, со мной этикетом сославшись на то, что это мне может пригодиться в жизни.

Развернувшись, она фурией вылетела из гостиной.

— Такое ощущение, что ты не в детдоме воспитывалась, а в пансионате.

— У нас просто был, хороший директор я по сей, день ей благодарна, только это ничто не меняет, твоя мать жизни нам не даст.

— И что ты предлагаешь сдаться? Даш да ты единственная чистая девушка ты чистый рудник, из которого хочется, пить до тебя она знакомила, меня с прожженными акулами охотницами за моим состоянием им нужен, был статус жены адвоката, а не я сам.

— Хорошо сын раз ты решил жениться на плебейке без рода, без племени пусть будет, так только с условием ты, составишь брачный контракт, — сухо отчеканила мать Андрея.

— Андрей, мне от тебя ничего не надо, — глухо сказала я.

— Отлично тогда завтра здесь в то же время.

— Что за крик, а драки нет? — услышала я бархатистый баритон седоволосого мужчины.

— Вить представь, себе я мечтала, породниться с Черкасовыми у них такая девочка золотце знает, несколько языков, пишет диссертацию, а он выбрал себе детдомовку.

— Регина тебе не надоело ломать жизнь нашему сыну? Тебе было мало Кристины, которая, спутавшись, с наркотиками чуть не потащила его за собой.

— Мы с вами случайно не встречались?

— Вы были, кажется, в Мурманске была, торговля синтетическими наркотическими веществами я, положила тогда на лопатки Чернова Виталия Борисовича: сына директора детдома.

— Не пробиваемая что ж посмотрим, что из вашего брака выйдет, — сжав салфетку, — прошипела будущая свекровь.

Да девчонки правы, его мать превратит, мою жизнь в ад только я, не привыкла сдаваться. Я начала жизнь с чистого листа не для того чтобы спасовать перед человеком никогда не хлебнувшего горя. С ней будет не просто, но и быть на ножах с ней, я не собираюсь я ни хочу, чтобы Андрей разрывался между нами.

— Даш, я хочу, чтобы ты переехала ко мне, — обняв, меня за плечи сказал Андрей.

— Андрей, я хочу, чтобы все было, как положено. Возможно, я старомодна, но у меня такие принципы.

— И я их уважаю.

— Андрей так это правда ты женишься на вот этой? — прокуренным голосом прокричала взлохмаченная блондинка лет двадцати пяти.

— Ян, тебе этого не понять твои тусовки не для меня, да и вообще я никогда тебя не понимал, так что гуляй.

— Ну, знаешь ли. Очень скоро ты пожалеешь о том, что женился на плебейке.

Я могла ответить ей, так как бы ответила в детдоме, но я ни хочу выглядеть в глазах Андрея дикаркой.

— Андрей, почему все окрысились против меня я что прокаженная?

— Дашенька, девочка моя нет, не бери в голову просто в нашем гнилом обществе не понимают таких как ты наивных, чистых потому что все давно опошлили.

Хорошо говорит, но слова матери поперек не сказал, когда она потребовала заключение брачного договора, а ведь для меня это было унизительно. Я нахожусь, в колебании одна моя частичка, говорит: «беги от него вам не будет, житья его мать, растопчет тебя, да и он будет тебя стесняться хоть виду и не покажет» другая: « борись за свое обретенное счастье любовь с первого взгляда» бывает редко.

— Даш, мы приехали. Завтра я за тобой заеду.

— Хорошо.

Ирина, молча, курила у окна, когда я заглянула на кухню.

— Завтра все-таки подпишешь брачный договор? Даш может, а ну его к лешему? Это же унизительно.

— Унизительно только сердце мое рвет, на части когда я собираюсь, сказать ему прощай. А у тебя с Ветровым как?

— Через месяц свадьба с его матерью я уже познакомилась ничего так бабуля жить можно не то, что твоя.

— Ир, не начинай и так тяжко радует то, что жить будет раздельно.

— Мне вот интересно, а если будут, совместные дети он что их не пропишет?

— Думаю, что пропишет, только вот я в случае развода останусь с голой задницей.

— Слушай, тебе же должны, были дать квартиру.

— Держи карман шире наше государство многое, что должно только вот не спешит оно выполнять свои обязательства перед народом, так как для него мы обыкновенное быдло. Один зажравшийся чиновник вообще сказал: « очень большая численность населения, если так пойдет дальше ее не, чем будет кормить, намек понят.

— Такова наша поганая действительность. Даш слушай, ты сейчас неплохо получаешь, купи, себе квартирку в центре Москвы в жизни многое может случиться.

— А знаешь ты права, тем более что тридцать тысяч у меня отложены, поехали завтра.

— А что скажешь ему?

— Что решила, подстраховаться пусть знает, что я хоть и детдомовская, но не совсем наивная дура.

— Вот это по— нашему пусть его мамаша знает, что от них тебе ничего не надо пусть подавиться своими деньгами.

Утром я проснулась, от назойливого будильника приняв, душ я, связав волосы в хвост надела серый свитер к нему черные брюки. В дверь позвонили.

— Привет ты сегодня рано.

— Нам надо поговорить.

— Даш, я слышал, ты решила подыскать себе квартиру.

— Ала проговорилась?

— Даш, ни какого брачного договора не будет.

— Ты пошел против матери?

— Пошел и не жалею об этом. Хватит все решать за меня довольно.

— Не вывелись в наших селениях еще мужички, — зевнув, сказала вышедшая из комнаты Ирина.

— Где Лера?

— В машине ждет нас.

— Пошли скорее, а то скоро начнется мой рабочий день. Андрей с работы я не уйду я ни хочу финансово от тебя зависеть.

— Ну, хорошо.

После обеда ко мне приехала мать Андрея, я приготовилась к тому, что она начнет поливать меня грязью, но я ошиблась.

— Давайте поговорим в сквере.

— Давай.

— Знаешь, а ведь я сама детдомовская свою мать не помню, свекровь крови много попила, просто мне хотелось, иной участи для сына я думала, что он будет счастлив с девушкой из семьи дипломата, но я ошиблась, обе претендентки едва не сбили, его с пути обе вели разгульный образ жизни.

— Регина Сергеевна от вашего сына мне ничего не надо только любовь.

— Прости, меня за такой прием первое впечатление бывает, обманчиво.

Его мать играла отведенную роль, пусть так портить с ней отношения я не стану.

— Вы уже думали о подготовке к свадьбе?

— Пока нет.

— Свадьбу на себя беру я.

— Спасибо вам.

Резкая перемена по отношению ко мне меня слегка насторожила, я поняла, что она что-то задумала вместе со своей подругой Черкасовой Анастасией Григорьевной.

— Вот лиса. Даша они что-то замышляют, не зря его мамаша позвонила другу Андрея Зубову Игорю Анатольевичу он психолог гипнотизер, так что будь предельно осторожна, — тихо шепнула мне Алла.

— Ты что знаешь Андрея?

— Все детство провели в одной песочнице.

— Понятно.

Оставшееся рабочее время слова коллеги не выходили из головы, неужели его мать столь двулична. Устав копаться в матери мужа я решила заняться своими прямыми обязательствами.

— Дети собирайтесь, пойдем гулять, — тихо сказала я.

— Дарья Витальевна мы скоро домой поедем?

— Через два часа Лера.

Смотря, как, играют дети, я вспомнила себя с косичками и вечно ободранными коленками вспомнила свое желание найти биологическую мать задать ей вопрос: «За что ты так со мной поступила» и поняла, что только бы разбередила бы свои душевные раны.

— Дарья Витальевна, о чем так задумались? — бесшумно подойдя, ко мне, спросила Зоя Петровна.

— О том, что скоро выйду замуж за Сомова.

— Волнуешься? Даша помни главное, чтобы тебя любил Андрей да со свекровью тебе будет не просто ужиться ты главное перед ней не пасуй, сожрет и не подавиться.

— Знаю.

— Я вам не помешал? — хрипло обратился к нам бесшумно подошедший Андрей.

— Да нет.

— Андрей я сейчас Лере скажу, что мы уезжаем.

Уложив, малышку спать я спустилась, вниз Андрей листал какой-то журнал.

— Даш, похоже, что мать смирилась, с моим выбором поняла все свои ошибки, и она вплотную занялась нашей свадьбой.

— Я рада если это так, — тихо прошептала я.

 

— Воробушек не дрожи так я тебя не съем, — прижав меня к себе нежно потрепав меня по щеке, — сказал Андрей.

В прихожей раздался звонок.

— Андрей Игоревич вас к телефону Игорь Анатольевич.

— Свяжи нас.

— Алло. Ты прилетел из Питера специально на мою свадьбу?

— А разве я могу пропустить такое грандиозное событие.

— Ты сейчас где?

— Подъезжаю к твоему дому хочу познакомиться с таинственной незнакомкой, которая затмила столичных штучек.

— Кто звонил?

— Мой друг. Даш он будет свидетелем на нашей свадьбе.

— Андрей я хочу, чтобы мы обвенчались.

— Знаешь, я тоже этого очень, хочу, потому что надеюсь на то, что брак наш будет один раз и навсегда.

Зеленоглазый брюнет лет двадцати шести приехал через десять минут. Он старался, произвести на меня хорошее впечатление и это ему удалось.

— Слушай Андрей, где ты откопал эту нимфу ведь таких больше не осталось? — куря в лоджии, спросил Игорь Андрея.

— Из детдома насчет нимфы ты прав она непорочна и знаешь, с ней мне легко я впервые по-настоящему, влюбился.

— Ну, ты даешь. Ты и детдомовка когда твоя мать мне об этом рассказала, я не поверил.

— Теперь мне все понятно, а я— то надеялся на, то, что ты будешь моим свидетелем на свадьбе.

— Я и буду, просто еще раз, подумай, как бы тебе потом не пожалеть мне кажется, она простовата для тебя тебе больше подошла Виктория или Яна.

— Дружище мне лучше знать, кто мне лучше подходит.

— Как знаешь мое дело предупредить.

— Мальчики вы где?

— Мы уже идем.

Зазвонил телефон и Андрей оставил нас одних.

— Кольцо красивое фамильное его носила покойная бабушка Андрея Гурова Варвара Степановна.

— Его мне Андрей подарил, когда делал предложение.

— А ты акула еше та не так проста как кажешься, ну ничего я тебя раскушу, и он пожалеет, что женился на тебе.

— Игорь, зачем ты так со мной, что я тебе сделала?

— Не выношу, лимитчиц вроде тебя все вы прочищаете себе путь одним только местом.

— Думаю, в наших интересах, чтобы о нашей неприязни не узнал, Андрей он, считает тебя другом, — сухо прервала я наглеца.

— Правильно думаешь.

— Андрей я хочу, чтобы ты отвез меня в общежитие.

— Даш, я подожду.

— Спасибо за понимание, — вспыхнув, пробормотала я.

В комнате я теперь полноправная хозяйка подруга переехала к будущему жениху она до сих пор не может, понять чего я тяну, а я так не могу.

В сумке зазвонил, телефон на дисплее высветилась Ирина.

— Ну, привет что решила мурыжить мужика до свадьбы?

— Таким образом, я решила проверить наши чувства.

— Жестко, но знаешь ты права.

— Ир, в субботу свадьба, а у меня еще платья нет поможешь?

— Да не вопрос давай завтра я подъеду к тебе к 10:00 часам.

— Заметано.

За окном метет, метель скоро рождество так совпало, что венчаться мы будем перед рождеством. Заснув под утро, я проснулась от стука в дверь.

— Спишь что ли соня?

— Что-то ни как не могла уснуть, — пропуская, подругу в комнату сказала я.

— Это всегда так, особенно когда впервой.

Приняв, душ я, надев черный свитер, с брюками, прошла в прихожую.

— Снова косички?

— Нет, я собрала волос в пучок.

— Даша, — закатив глаза, покачала головой подруга.

— Откуда машина?

— Димка подарил.

— Круто.

— Не то слово пусть ни Нисан, а Коду, тем не менее, тачка у меня теперь есть.

— Куда поедем признаться, я уже три месяца как в Москве но, честно говоря, мало что здесь знаю.

— Не проблема платье мы тебе купим в салоне «Грация».

— Поехали.

Увидев мраморное здание с колонами с красочной вывеской «Грация» я подумала о том, что здесь заоблачные цены, но потом подумала о том, что я должна соответствовать имиджу Андрея он как— никак известный адвокат я не могу допустить, чтобы ему за меня было стыдно.

Перемерив с десяток платьев, я остановилась на классическом, на расклешенном общитым золотыми нитями с белыми перчатками и фатой с вуалью. В соседнем отделе я купила маленькие белые туфельки.

— Ты фея в этом платье. Даш, таких как ты уже не существуют. В Москве тебе придется не просто. Знаешь таких как ты, она либо сжирает, либо закаляет: либо превращает в таких же, как ее обитателей циничных, корыстных роб машины.

— Поживем, увидим.

— Волнуешься ведь свадьба уже завтра?

— Есть немного.

— Не волнуйся, все будет, хорошо ты ведь не отречешься от своего счастья от желания обрести счастье?

— Нет.

— Тогда держи хвост пистолетом и ни о чем не думай, завтра в десять я буду у тебя.

— Хорошо.

Помахав, подруге рукой я, скрылась в общежитии. На пороге меня застал звонок Андрея.

— Привет я тебе весь день звоню и на такой и на домашний.

— Телефон разрядился. С Ириной платье себе покупали ведь в феврале она замуж выходит.

— Дашка, завтра я стану самым счастливым на свете. Лерка по тебе очень скучает.

— Передавай ей привет. Как мама?

— У нее давление в связи с подготовкой к свадьбе.

Он не стал говорить: «в связи с моим выбором» но я прочла это мимо строк.

Его мать долго играть не умеет, так что жизнь моя будет не сахар. Тем не менее, я хочу обрести счастье с человеком, которого люблю. Мне только восемнадцать лет наш роман с Андреем развивался так стремительно, что оглянуться не успела, как он сделал мне предложение. И вот завтра я стану, Симоновой иногда ловлю себя на мысли что мы, поспешили, ведь, знаем, друг друга всего три месяца, а потом понимаю что это всего навсего модраж перед свадьбой. Заснув под утро, я проснулась от настойчивого стука в дверь.

— Спишь что ли подруга? Так и свадьбу свою проспишь.

— Заснула под утро, — зевая, сказала я.

— Быстро в ванную буду делать из тебя принцессу, а то времени в обрез Андрей приедет за тобой к 11:00 к 12:00 вам в загс его мать договорилась, оттуда в церковь не боишься?

— Я уже ничего не боюсь.

— Ну и правильно.

Через десять минут Ирка принялась восполнять свой план в жизнь. Через пять минут на меня из зеркала смотрела таинственная незнакомка.

— Ты не принцесса ты королевна.

Увидев, в окно несколько машин она присвистнула.

— Дима уже здесь?

— Он подъехал, следом я поеду с ним следом за вами.

— Хорошо.

После регистрации брака мы поехали, в ресторан венчаться Андрей передумал, сослался на то, что особо не верует в бога.

— Что он в ней нашел? — услышала я хрипатый голос Черкасовой.

— Подкупила его своей чистотой и невинностью.

— Это можно легко исправить и Игорь думаю, вам поможет, ты же не хочешь, чтобы он всю жизнь с ней прожил Яна ему больше подходит.

— Знаешь, а это мысль.

Волосы на голове зашевелились, теперь мне надо быть предельно осторожной иначе их план, осуществится, и я потеряю Андрея навсегда. В ресторане мы пробыли до часу.

— Может, улизнем незаметно? — тихо спросила я мужа.

— А это мысль.

Когда мы зашли, в квартиру я увидела, что она усыпана живыми цветами. Ложе тоже усыпано лепестками роз. Такой красоты я еще не видела, еще никто такого для меня не делал.

Увлекая меня на постель, он страстно покрывал мое тело горячими поцелуями. На мгновение мое тело пронзила, резкая обжигающая боль я на мгновение, замерла.

— Девочка моя тебе больно?

— Нет, уже все хорошо не останавливайся, — улыбнувшись, попросила я.

— Я люблю тебя, — прижавшись к нему, сказала я.

— Дашенька, ты чистый рудник, из которого хочется, пить знаешь, я думал что, таких как ты больше нет в природе своей.

— Завтра летим во Францию, там у нас родовое имение моя бабушка была замужем за французом за Николя де Лье, — перебирая мои волосы, — сказал Андрей.

— Не разу там не была, хотя французский знаю свободно.

— Ты серьезно?

— Нам повезло, с преподавателем Воронина Клаудия Сергеевна, занималась дополнительно с одаренными детьми.

— Я удивлен, причем приятно.

— Насколько самолет, — поигрывая с волосами мужа, — спросила я.

— На 18:00 часов летим на две недели.

— Я рада.

— Я в душ, — набросив халат, сказала я.

— Я составлю тебе компанию. Как долго я этого ждал.

В ванной мы засели часов три и эти три часа были сказочными.

— Лера с твоей мамой?

— Да и для нее это счастье ведь мать взяла отпуск на две недели, что нас не будет.

— Я голоден как волк, а ты?

— Я то же.

Надев, голубое платье я, вышла из ванной. Рима Ивановна запекла, утку в вином соусе запекла картофель в гриль.

— Поздновато мы сегодня встали, — потягивая вино, сказала я.

— А нам спешить не, куда у нас с тобой медовый месяц.

— Дарья Витальевна вас к телефону Таисия Сергеевна.

— Иду.

— Привет.

— Подруга ты куда пропала? Ни слуху, ни духу я в Москве уже неделю остановилась у Родиона.

— Снегирева? Антиквара? Когда же ты успела?

— Места надо знать, так что у меня все на мази, а ты я смотрю, быстро в Москве, освоилась.

— Тай, у тебя ко мне какие-то претензии? Я не виновата, что ты решила стать содержанкой.

— Да пошла ты.

Бросив, трубку я тяжело вздохнула, права была Ирина прошлое надо рвать забыть все связи, что остались в детдоме сейчас у меня другая жизнь, которую я начала с чистого листа.

— Злиться на то, что не на того поставила? — вздохнув, спросил Андрей.

— Не знаю, раньше такой она, не была.

— Это обычная женская зависть. Даш, твоя детская непосредственность умиляет, в жизни не все так просто вы с ней, были, вместе пока, были в детдоме, а как только ваши пути разошлись, все, изменилось.

— Похоже, что ты прав, — кивнула я, потягивая апельсиновый сок.

Увидев, подъехавшую машину Игоря я тяжело вздохнула, скользкий тип он мне неприятен, но он друг моего мужа.

— О, Игорь пожаловал вместе с Изольдой.

— Она модель? — взглянув на точеные черты девицы, — спросила я.

— Да.

— Рима Ивановна принесите зеленый чай и легкий салат.

— Хорошо, Дарья Витальевна. Андрей, я сейчас.

— Хорошо.

Достав платье цвета, королевский шелк я, не долго думая его надела. Распустив волосы по плечам, я спустилась вниз.

— А вот и Дашенька, — улыбнувшись, сказал Андрей.

— Мама я так по тебе соскучилась, — повиснув, у меня на шее защебетала вбежавшая в прихожую Лера.

— Я тоже солнышко мое, но завтра мы летим в круиз.

— А надолго?

— Нет.

— Даш, с опекой я все разрешил тебе только надо расписаться под моей подписью.

— Когда?

— Прямо сейчас представитель опеки в машине.

— Хорошо.

— Андрей, а где твоя мама?

— Они поехали к Черкасовым у них новоселье по поводу переезда в новую квартиру.

— А кто ребенка привез?

— Игорь с Изольдой мама их об этом попросила.

— Понятно.

— Андрей может, поговорим?

— А давай.

Изольда смотрела, на меня как, смотрят на насекомое, которое необходимо раздавить. По ее мнению я должна была разреветься начать комплексовать по поводу своего социального положения, но она ошиблась, я сильная я, не позволю себя ни кому сломать.

— Считаешь меня ничтожеством, не так ли?

— Ты плебейка, одурачившая нашего друга только очень скоро он, поймет, что с тобой стыдно показаться в людях ты ему надоешь, и он подберет себе жену по статусу.

У меня было дикое желание вцепиться ей в волосы но, увы, я не могу себе этого позволить я не в детдоме, а Андрей тем более такой выходки мне не простит, потому я лишь сказала: «А не надо решать за моего мужа».

— Жизнь не сказка, а ты не Золушка очень скоро ты это поймешь, — прошипела мне сестрица Игоря на прощание.

— Даш, что между вами произошло?

— Ничего особенного если не считать того, что для них я плебейка.

— Даша, ты моя жена и я тебя люблю.

— Но все против нас.

— Даш, ты утрешь нос всем московским выскочкам. Даш, я люблю, тебя и нас никто, не разлучит.

Вечером позвонила свекровь.

— Здравствуйте Регина Сергеевна, — сказала, я не зная, чего ждать от матери Андрея на, сей раз.

— Остерегайся Игоря с Изольдой, — вздохнув, сказала она и отключилась.

— Кто звонил? — выйдя из ванной, спросил Андрей.

— Твоя мама знаешь в последнее время она какая-то странная.

— И в чем заключается ее странность?

— Она сказала остерегаться твоего друга с Изольдой.

— Знаешь она права Игорь гипнотизер, и он вбил себе в голову, что ты зло для меня, а Изольда с детства влюблена в меня, а ведь я должен был предвидеть, это ан нет, сделал его свидетелем на собственной свадьбе.

— Андрей, я люблю только тебя, так что беспокоиться не о чем.

— Не будь так однозначна. Господи, какой же ты еще ребенок, — потрепав меня по щеке, — обронил Андрей.

Заснув под утро, мы проснулись в начале третьего от звонкого смеха малышки.

— Мама уже здесь, — закурив, сказал мне Андрей.

Надев, лиловый халат я, связав, волосы в хвост, спустилась вниз.

— Андрей. Даша ну вы и спите.

— Ну, мам сама посуди, мы недавно, поженились, заснули утром.

В сумке зазвонил телефон, я вышла, в лоджию, оставив мать с сыном наедине.

— Алло.

— Даш, это Зоя Петровна после медового месяца каковы твои планы?

— Вернусь на работу, а что?

— Решила просто уточнить, а то ведь твоя предшественница Воронова Виктория Анатольевна вышла замуж за олигарха и с концами.

— Со мной такого не случится, если только в декрет, но это не скоро.

— Сын, ты действительно ее любишь? — глухо спросила свекровь Андрея.

— Люблю. Мам к чему все эти вопросы? За что ты ее так ненавидишь? За то, что она не нашего круга? Она не виновата в том, что младенцем ее бросила умирать собственная мать.

— Я виновата перед ней. Вообщем мы с Черкасовой Зоей Филипповной подговорили Игоря заняться твоей женой, а Инну тобой.

— Для чего?

— Я была уверена, что это твоя блажь пройдет, но теперь я усомнилась в своих действиях.

— То, что это не сестрица Игоря я понял сразу Изольда библиотекарь по образованию и она куда скромнее Инны. Ну, мама ну ты даешь.

— Он может очаровать девчонку ради Инны готов на все.

— Спасибо что предупредила. Мама еще немного и ты сломала бы мою жизнь.

Достав, чемодан я стала собирать вещи.

— Возьми лиловый купальник он тебе к лицу, — услышала я за спиной.

В самолете я столкнулась с игривым взглядом Игоря, от которого стало, не по себе с ним я заметила Инну и немного успокоилась.

— Даш, что с тобой?

— Посмотри вон туда.

— Ни обращай внимание, Игорь считает, миссией своего рода отвадить тебя от меня ты главное, не смотри, ему в глаза иначе пропадешь.

— Ты говоришь, загадками я тебя не понимаю.

На перроне нас встретила пожилая женщина в голубом платье.

— Катрина Михайловна здравствуйте, — перейдя, на французский поприветствовал женщину.

— Это ваша супруга?

— Да.

 

 

ГЛАВА 2

 

Увидев, бронзовый семи этажный особняк в стиле 19 века я мысленно, присвистнула. В нутри шикарный летний сад Андрей сказал, что есть еще зимний сад.

Войдя в просторный холл я, оглядевшись, увидела коллекцию картин эпохи Возрождения мебель 19 века у мужа утонченный вкус, — подумала я.

В гостиной все в светлых тонах, есть, камин на стенах висят пейзажи неизвестных мне художников.

— Здесь уютно, — улыбнувшись, сказала я, — повернувшись к Андрею.

— Я рад, что тебе здесь понравилось.

После обеда мы пошли на пляж. Через двадцать минут зазвонил телефон Андрея, и он оставил меня одну. Пока его не было, я решила поплавать.

— А ты ничего так, — услышала я хрипловатый баритон за спиной.

— Вы так неожиданно, — вздрогнув, пробормотала я, набросив полотенце на плечи.

— А где Андрей?

— Ему позвонили, он отошел. Игорь чего вы добиваетесь?

— Ничего. Давайте выпьем за встречу, — сказал, он, заглянув сквозь меня.

— Даша, не пей, — услышала я глухой голос Андрея за спиной.

— Что старуха донесла? Сначала заказала ваш скорый развод, а потом решила пойти на попятную?

Мне было горько от услышанного, но я все снесу ради обретенного счастья с любимым. Он не виноват в том, что ему досталась такая матушка.

— Андрей, неужели ты всерьез планируешь прожить с этой всю жизнь? — подскочив к Андрею, спросила Инна.

— Инн, ты тусовщица по жизни тусовки не для меня ты тоже это прекрасно знаешь клубная жизнь не для меня.

— Андрей, я вам не помешала? — устав от их бесконечной перепалки на пустом месте, — спросила я.

— Нет, солнышко мне больше не, о чем с ними говорить я рад, что понял, что его дружба была, фальшивой прав, был Эдуард.

Сказка подходит, к концу уже через три дня мы возвращаемся домой у Андрея судебные громкие дела, а у меня работа в саду. Он не пытается, посадить меня дома чему я рада я ни хочу превратиться в соседку Комилу, которая кроме бутиков и салонов красоты ничего не смыслит такая жизнь не для меня. Свекровь пыталась напевать мужу: «Андрей ее работа не престижна».

— Мама она работает в престижном детсаде «Муравушка».

— Это да, но могла бы заниматься домом.

— Я ни хочу ее ломать у нее сильный характер, за что я ее и полюбил.

— Андрей, спасибо за поддержку, — тихо сказала я, бесшумно подойдя сзади.

— Я что так громко разговаривал?

— Да. Когда ты на эмоциях ты всегда говоришь громко.

— Буду иметь в виду.

— Даш, надеюсь, когда в нашем доме будут приемы, ты будешь брать отгулы?

— Конечно.

Желание Андрея посадить, меня дома мне понятно только, становиться домашней клушей в мои планы не входит.

— В среду в половине седьмого у нас будут Стрижевские.

— Я поняла уду на час раньше.

— Даша, твоя блажь просто выводит из себя.

— Андрей, я тебе уже говорила, что сидеть у тебя на шее не буду.

— Как же с тобой тяжело, — закатив глаза, простонал муж.

— А я не говорила, что со мной будет легко. Андрей нам лучше остановиться.

— Солнышко ты права меня несет, сам не, знаю куда.

Я хотела сказать: «Меньше слушай свою маму» но промолчала, ни хочу, чтобы из-за меня он испортил отношения с родителями ведь родители это святое и я знаю это как никто другой, так как с рождения была лишена родительской ласки.

Три дня пролетели, незаметно завтра утром улетаем, домой радует то, что Игорь от нас, наконец, отстал противный тип.

Вечером позвонила, Ирина сказала, что в субботу у нее свадьба в 14:00 часа дня.

— Выходит за Димку?

— Да.

— Во сколько быть у церкви?

— К 14:00 часам в субботу.

— Даш, Ветров мужик хороший врач от бога у тебя хорошие друзья его знаю с детства.

— А он не говорил мне, что знает тебя.

— Ну, он по натуре молчун весь в себе.

— Бывает и такое.

Ночь была страстной, наши тела танцевали танец двух сердец.

— Ты стала более раскрепощенной, — обмотав, бедра полотенцем, заметил Андрей.

— Андрей, так ведь ты пробудил во мне женщину, — обняв, его за плечи сказала я.

— Иди ко мне, — скинув с себя полотенце, — прорычал Андрей.

За окном идет дождь, тем не менее, настроение приподнятое я счастлива я обрела счастье с любимым человеком мне хорошо и спокойно. В самолете зазвонил телефон Андрея.

— Алло. Мама вечером будем в Москве.

— Мы вас встретим, Лерочка очень по вас, соскучилась.

— Передавайте ей привет как отец?

— Накрыл банду, торгующую синтетическими наркотическими смесями.

— Мухомора с Батоном замел? — тихо спросила я Андрея.

— Откуда такие познания? Ах, я забыл… прости.

— Все нормально просто Мухоморов Илья Борисович с 15 лет промышляет торговлей травкой и чем покрепче ни как не могли поймать, он и Батонов Аркадий Павлович, были неуловимы.

— Весело у вас было, ничего, не скажешь.

— Это уж точно, но лучше не вспоминать выжить мне помогла Тая, которая сейчас очень сильно изменилась.

— Потому что по ее понятием ты отхватила большой кусок пирога. Дашка ты слишком хорошо думаешь, о людях, а это не правильно.

Положив, ему голову на плечо я заснула.

— Дашенька, самолет идет на посадку, — тихо сказал Андрей.

На перроне нас встретила Регина Сергеевна с Виктором Игоревичем и Лерочкой.

— Как отдохнули? — повернувшись к сыну, спросил свекор.

— Хорошо, правда, некоторые бывшие товарищи пытались разладить наши отношения.

— Сын ты не держи, зла на мать ты же ее, знаешь, — тихо обратился Виктор Игоревич к Андрею.

— Не держу, только, успокоилась ли она вот в чем вопрос.

— Будем, надеется на лучшее.

Увидев возле дома вереницу машин, я поняла, что родители мужа пригласили Стриженовых, Линицких, Павловских, Дружинных и Березинских. Не удивлюсь, если свекровь решила проверить мои манеры при этикете хоть она и сказала что смирилась только, верится с трудом.

Мне повезло, одета я как надо, в платье цвета морской волны волосы уложены, в сложную прическу заколоты заколкой усыпанной изумрудами.

— Мы приехали, — сказал Андрей, открыв передо мной дверь.

— Спасибо.

Когда я зашла в прихожую в нос ударили ароматы, тянущиеся с кухни.

— Здравствуйте Дарья Витальевна на стол уже накрыто.

— Спасибо Рима Ивановна. Отнесите наши вещи наверх.

— Андрей так это и есть твоя супруга? — приподняв очки, обратился к Андрею профессор экологических наук Линицкий Глеб Павлович.

— Да.

— Она самородок, таких как она, нет в природе своей.

— Я знаю.

— Андрей, ты женился на детдомовской? — прищурив глаза, спросила его брюнетка с окрашенными прядями в зеленый цвет.

— Олеся, тебе меня никогда не понять, — сухо оборвал ее Андрей.

В дверь позвонили, через пять минут в гостиной появился блондин лет двадцати шести с подсегаром.

— Прости за то, что не смог выбраться к тебе, на свадьбу у нас в Омске было чрезвычайное положение.

— Ничего, Саш лучше поздно, чем никогда, а ты как здесь проездом или насовсем?

— С Ольгой у меня все она смоталась, из России в Канаду хотела забрать ребенка только ее Бреду Льюису багаж не нужен, он вообще не хочет детей.

— Где приземлился?

— В своей собственной квартире пока меня не было, в Москве мать, пускала квартирантов она у меня зав поликлиникой, так что я без проблем устроился в детскую поликлинику педиатром.

— А где Матвей?

— Он с мамой простыл.

— Сколько же ему?

— Три года.

— Надо же ровесник Лере.

Взяв, бокал шампанского я вышла на балкон подышать свежим воздухом.

— Вы с ним слишком разные не находишь? — глухо спросил меня мужчина.

— Есть такое поверье: «Противоположности притягиваются».

— Очень скоро ты ему наскучишь ну что можешь ему дать ты же слишком посредственна воспитатель в детсаде не более того.

— Александр, опустить вам меня никогда не удастся, уже пытались, так что не тратьте понапрасну время.

Меня бесит то, что, узнав о том, что я из детдома люди смотрят на меня как на прокаженную, а ведь это не так. Друзья моего мужа пытаются меня либо сломать, либо скомпрометировать в глазах мужа. Чувствую, что за счастье мне еще придется побороться, но я рук не опущу.

— Даша что между вами произошло? — развернув, меня к себе лицом, спросил Андрей.

— Ничего.

— Даш, врать ты не умеешь, так что говори.

— Не пришлась я тут ко двору это факт, да и твоим друзьям я поперек горла все против нас.

— Грош цена таким друзьям, которые мерят, по себе зря я не позвонил Виталию.

— Дорошину?

— А ты, откуда его знаешь?

— Он племянник Марины Борисовны.

— Мир тесен, кстати, он известный в Москве скульптор и настоящий друг снова пошел на поводу у матери в свидетели взял человека, который свадьбу для тебя сделал пыткой.

— Это не главное. Главное то, что мы вместе, так что выбрось эти мысли из головы. Даш, мы повенчаны перед богом мы семья и в радости и в горести.

— Он прав мы с тобой разные ты известный адвокат, а кто я. Обычный воспитатель детсада без рода без племени.

— Даш, ты не испорчена деньгами ты живая ты не фальшивка вот что в тебе меня притянуло.

Александр ушел так же быстро, как и пришел вслед за ним уехали и Павловские.

— Андрей он известный в городе антиквар, а ты, — начала Регина Сергеевна.

— Мама хватит!

— Регина не дави, на Андрея он, не зависит от всех этих людей.

Развернувшись, она пулей выскочила из дома. Вздохнув, я, вспомнила слова Зои Петровны: «Нелегко тебе придется со свекровью».

— Девочка, ничего не бойся, Андрей тебя, любит, а на Регину ни обращай внимание, — обняв меня за плечи, — сказал свекор.

Когда за ними закрылась, дверь я впервые, расплакалась, хотя плакала в последний раз, когда мне было девять лет.

— Даш, я люблю тебя мы будем вместе несмотря ни на что, — прижав, меня к себе, сказал Андрей.

— Я ни хочу, чтобы ты стыдился меня и.

— Это не произойдет годы, проведенные тобой в детдоме не, прошли даром ты, изучила древнерусский язык.

— Навел обо мне справки? — криво улыбнувшись, спросила я.

— Даш, прости, ну я же должен, был знать всю твою подноготную.

— Хотел знать, нет ли скелета в моем шкафу? — вздохнув, спросила я.

— Да пойми меня правильно.

— Все нормально я тебя понимаю, ты ведь как говорится, взял меня с улицы.

— Зачем ты так? Даша, ты бываешь невыносима.

— Да мой характер вспыльчив.

— Жизнь, значит, будет как на вулкане потому как я тоже вспыльчив, — задумчиво смотря, куда-то вдаль, сказал Андрей.

— Да в детдоме я время даром не теряла, занимаясь, самообразованием в этом мне помогла наша директриса, она отбирала талантливых детей и занималась с ними.

— Тебе повезло.

— Дарья Витальевна, Лерочка спрашивает, вы скоро, придете, — просунув, голову в дверь, сказала домработница.

— Скажите ей, что уже идем.

— Ребенок чувствует, неприязнь твоей матери ко мне это может пагубно отразиться на психике ребенка.

— Я поговорю с ней ты права.

— Спасибо. Андрей не в моих интересах быть с ней в компронтации но.

— Мама отходчивый человек не удивлюсь, если она уже пожалела о своих словах.

— Надеюсь что это так.

— Дарья Витальевна вас к телефону Регина Сергеевна, — прервав нас, сказала домработница, просунув голову в дверь.

— Соедините нас здесь.

— Соединяю.

— Я вас слушаю.

— Даша, я не должна была, так с тобой говорить выставлять в таком свете это выбор сына просто все, вышло так спонтанно, но я обещаю, Лерочка не будет, больше чувствовать нервозность в семье я всю ночь не спала, ведь я сама психолог должна была это понять.

— Проблема вся в том, что ваш сын сделал неординарный выбор ну еще материнская любовь ревность.

— У тебя столько познаний, что не скажешь, что ты воспитывалась в детдоме.

— У меня была хорошая наставница, я дала себе слово ничем отличаться от тех, кто вырос в достатке.

— Дай трубочку Андрею.

Через пять минут он вышел в лоджию.

— Ну, что?

— Извинялась, за свой вспыльчивый характер, сказала, что мой брак стал, для нее неожиданностью сама из детдома, хотела для меня более выгодной кандидатуры ну знаешь, как бывает, благими намерениями высылают дорогу в ад.

— Выходит, все ее планы я попортила.

— Зато я не покалечил себе жизнь, женившись на пустышке с долларовыми купюрами в голове вместо эмоций в голове один расчет. Дашка я хочу тебя, хватит вести эти пустые разговоры ни о чем, — срывая с меня одежду, — сказал Андрей.

— Я голоден как волк, а ты?

— Я тоже, хорошо, что у Леры есть досуг, она рисует.

— И посещает художественный кружок.

— В семь лет хочу, отдать ее в художественную школу как ты на это, смотришь?

— Положительно. Лера уже знает несколько языков, так что увлечение живописью пойдет только на пользу, а там видно будет.

Набросив, розовый пеньюар я, последовала вслед за Андреем.

— Андрей, я за Лерой схожу.

— А я пока руки помою.

— Дочка пойдем ужинать.

— Иду мама.

После ужина я завела будильник на 7:10.

— Завтра у меня громкое дело будут судить педофила Репина Георгия Михайловича веду дело истца Рожина Виктора Степановича этот урод убил в извращенной форме его дочь Полину.

— Как только таких земля носит?

— Сам когда узнал, чуть не поседел.

— Ни пуха тебе.

— К черту.

Заснули, под утро, проснулись одновременно.

— Даш знаешь, что я подумал? — закурив, спросил Андрей.

— Что? — включив, свет в ванной спросила я.

— Не пойти ли тебе на курсы вождения.

— Было бы здорово.

— Я поговорю со знакомым из Авто школы «Старт» Кириллом как раз он простаивает.

— Спасибо.

За окном слякоть, плюсовая температура, вздохнув, я, достала черный свитер ангорку и черные брюки волосы связала в хвост.

— Любишь черный цвет?

— Люблю нейтральные тона не люблю броские.

— Знаешь я тоже, — улыбнувшись, сказал Андрей.

— Здесь мы с тобой едины.

— Мама нам в сад пора, — подбежав, ко мне, сказала малышка.

— Да, да мы с мамой уже идем, — потрепав, Леру по волосам, сказал Андрей.

В саду мы были первыми. До двух я в группе после в психологическом кабинете с 14:00 до 18:00. Психологический кабинет работает по понедельникам, пятницам.

Дети мне очень обрадовались, Алла сказала, что они скучали по мне.

— Дарья Витальевна вас вызывает к себе Зоя Петровна, — просунув, голову в группу, сказала Татьяна Васильевна.

— Можно? — Постучав, сказала я.

— Заходи.

— Даша, ну как медовый месяц?

— Хорошо я ужасно соскучилась по работе.

— Наверное, свекровь хотела, чтобы ты сидела дома и смотрела в рот мужу?

— Ситуация у нас не простая но не все так плохо как может показаться на первый взгляд только вот иногда мне придется брать отгулы за свой счет.

— Я пойду тебе на встречу потому как психолог ты от бога это у тебя природное и в зарплате тебе повышу, будешь получать пятнадцать тысяч.

«В Москве это только один раз в казино сходить и то не хватит», — подумала я, но промолчала.

— Я могу идти?

— Да, Дашенька иди.

Поговорив, с заведующей я, услышала, плачь Леры ее, больно толкнул какой-то мальчик.

— Что здесь происходит? Лера что произошло?

— Мама Матвей цепляется ко мне, и он сказал, что ты безродная.

— Так вот чему учит отец его.

— Дронин встаньте в угол.

— Да, пожалуйста.

Ну, ничего гонор твой пообломаю, в детдоме и не таких переламывала, — подумала я. Вечером отец Матвея устроил, мне разнос пришлось поставить его на место.

— Жаловаться на меня не советую, ведь ты не такой уж белый и пушистый, перед законом твой ювелирный магазин построен по локоть в крови, начни копать и тебе крышка, так что, угомони сыночка.

— А я был прав ты не простушка акула.

— Я всего навсего мать и не потерплю, чтобы моего ребенка гнобили.

— Не боишься пожалеть?

— А вот грозить мне не надо пуганая.

— Ну, смотри.

Он хлопнул, так дверью что, посыпалась штукатурка.

— Знакомый?

— Бывший друг моего мужа, — вздохнув, пробормотала я.

— Мужу скажешь?

— Нет, ни хочу, чтобы у него были проблемы.

— Вот упрямая, а если его угрозы не беспочвенны, что тогда?

— Алла я не заглядываю, вперед я, живу одним днем.

— С тобой право с ума сойдешь. О ребенке подумай, если, о себе не хочешь.

Подойдя к окну, я увидела машину Андрея. Может подруга, и права скрывать угрозу глупо, тем более что его друг повязан с криминалом, — вздохнув, подумала я.

— Даша, что произошло, на тебе лица нет?

— Поговорим тет-а-тет, — вздохнув, сказала я.

— Хорошо.

После ужина Лера ушла к себе в комнату рисовать, оставив нас наедине.

— Ну, а теперь ты можешь мне сказать, что сегодня произошло?

— Могу. Дронин ударил, нашу дочь более того он говорил ей про меня гадости безродной и так далее после примчался его отец и.

— И… угрожал тебе, если ты не закроешь, глаза на поведение его сынка будет плохо я прав?

— Да.

— Вот тебе и друг, — усмехнулся Андрей. Даш уже завтра его ювелирный магазин будут трясти. Хорошо, что сказала.

Взяв, трубку он набрал номер отца.

— Алло.

— Отец ты был, прав насчет Дронина, гнилой человек я хочу, чтобы он сел и надолго ведь с делом его жены ничего не ясно.

— Угрожал твоей жене?

— Его сынок осмелился ударить Леру и наговорить гадостей е матери. Знаешь, за Дашу порву любого.

— Знаешь, его бывшая теща по сей день, убеждена, что Свету убил, он за три часа до убийства они ругались.

— Хорошо пошлю дело на доследование, но для этого мне надо будет послать Скрябина Петра Даниловича в Омск.

— Он профи пусть распутает этот змеиный клубок.

— Не боишься, что его кореша поставят тебя на перо?

— Не боюсь, я хожу под Соколом иногда, вытаскиваю бизнесменов.

— И нашим и вашим?

— Есть такое. Отец жить честно, но нищим я ни хочу.

— Хорошо, что твоя жена тебя сейчас не слышит она через, чур, у тебя принципиальна.

— Она не так уж и принципиальна она уже не тот воробушек, какого я встретил три года назад.

— Освоилась в Москве, что ты хочешь.

— И я рад. Теперь она не скованная, какой была раньше.

— Ее раскрепостил ты. Сын ты отогрел ее душу.

Да повезло мне со свекром, — закурив, подумала я и тут же закашлялась.

— Не умеешь, курить лучше не берись, — вздохнув, сказал Андрей.

— Да вот ни как не могу, успокоиться сегодня я, испугалась, что Игорь, что Александр вызвали в первую же нашу встречу во мне негатив.

— Ты самокритичен это уже хорошо.

— А мне ничего не остается, верным другом оказался обычный детдомовец.

— Горько разочаровываться в друзьях, но это не смертельно.

— Знаю.

Утром я проснулась, от криков под окнами кричала мать Александра Раиса Алексеевна.

— Что случилось? — зевая, спросила я.

— Магазин Саши накрыли, а его посадили, похоже, по двум статьям по финансовым махинациям и по убийству он убил свою жену, когда она пригрозила, ему рассказать отцу об него махинациям ее отец антиквар Чурин Эдуард Петрович и это еще не все Игорь, был с ним в доле.

— Тогда чего ради кричит его мать она, что не в курсе, что воспитала преступника?

— Тут сложнее у женщины помутнее рассудка соседи уже неотложку вызвали.

— Мне жаль ее.

— Даша, на всех жалости не хватит.

— Тоже верно.

— Даш, мальчика забрала сестра Александра Тамара и увезла в Новгород.

— А я рада.

— Каждый получил по заслугам, — обняв меня за плечи, — сказал Андрей.

— Может, съездим загород?

— Знаешь, а это мысль, тем более что я там не разу еще не была.

— Так давай съездим, а с Лерой посидит мама.

— Андрей, в следующую субботу у Ирины свадьба.

— Спасибо что напомнила.

— Когда суд?

— В понедельник сядет на двадцать лет не меньше.

— Защищать его будешь ты?

— Должен был, но я отказался это выше моих сил его делом займется, Вертинская Вероника Михайловна практикантка это будет, ее первое громкое дело только боюсь, что его она провалит судья мужик принципиальный, неподкупный даже такие в наше время есть.

— Ну, что едем?

— Едем. Даш Марье Сергеевне я уже позвонил.

— Кто это?

— Домработница нашего загородного дома.

Удивляться я не стала потому что, выходя замуж за Андрея, знала, что он из состоятельной семьи. Увидев, семи этажный каменный дом я улыбнулась.

— Здесь есть даже баня?

— Есть, я тебе ее позже, покажу.

Внутри довольно уютно зеркальные потолки прихожая отделана под дерево в гостиной лиловые обои в тон мягкая мебель камин тигровая шкура есть столовая там все в кремовых тонах.

— Уютно и со вкусом.

— Я знал, что тебе здесь понравиться.

— Андрей Игоревич я рада вас видеть, — принимая у нас вещи, — сказала появившаяся ниоткуда пожилая женщина в очках.

Три дня пролетели, незаметно завтра, возвращаемся домой у мужа в понедельник заседание в адвокатуре, а у меня поход в театр вместе с группой. В прихожей зазвонил телефон, наверное, свекровь подумала я и не ошиблась.

— Саше дали двадцать лет, Игорю десять ты доволен правдолюбец?

— Доволен все получили по заслугам.

— Да кому нужна твоя, правда? Это все влияние твоей жены.

— Мама Дашу не трогай, — услышала я.

— Андрей, я хочу тебя, — проведя рукой по его груди, — прошептала я.

— Иди сюда русалочка моя.

С Андреем я познала, все азы в сексе он, пробудил во мне женщину, и я знаю, что обрела счастье со своим суженым, — мысленно размышляла я, лежа у него на плече.

— Даш, о чем думаешь?

— О том, что у нас до сих пор нет, детей меня это начинает напрягать.

— Малыш, мы женаты, всего ничего еще родим, — успокоил меня Андрей, но я почему-то беспокоюсь.

Утром я проснулась от ароматного запаха кофе.

— Кофе в постель? — улыбнувшись, спросила я.

— Да.

— У нас, что второй медовый месяц?

— Считай мини медовый месяц, — потрепав, меня по щеке, сказал Андрей.

Домой вернулись под вечер. Погода не знаю, что идет дождь десять градусов тепла, а ведь только двадцатое февраля ни тебе, ни снега, ни морозов.

— Андрей Игоревич у нас гости: Регина Сергеевна с Виктором Игоревичем они Леру привезли.

— Накрывайте на стол. Зеленый чай Регине Сергеевне предложили?

— Да.

— Мама, папа я вас заждалась.

— Попали в пробку солнышко, — придав дочь к себе, — сказала я.

— Рима Ивановна отведите ребенка в детскую.

— Хорошо Дарья Витальевна.

В свои двадцать три года я по иному себя ощущаю, уже нет той наивности, что была когда-то теперь я кремень и более пробивная меня сейчас ничем не удивишь, стала, как всех в противном случае в Москве бы я не выжила.

— Даша, как отдохнули? — куря кальян, спросила свекровь.

— Хорошо.

— А ты пробивная.

— Такой сделала меня жизнь.

— С тобой мой сын не пропадет, ты умело его направляешь, в нужное русло слышала, у тебя подвязки с криминальным миром тебе известен Кот, Уж.

— В тринадцать лет мне пришлось благодаря Сороке местной шестерки познать криминальный мир, для того чтобы прекратить беспредел в детдоме Угрюмый вербовал девчонок в проститутки директриса его боялась больше смерти, он грозил убить ее дочь менты были куплены не вам мне это говорить.

— Ты сейчас рассказываешь мне какой-то детектив, — закурив, сказал свекор.

— Увы, это не детектив это реалии нашей жизни нашего окружения нашей поганой действительности, где куплено все от низа до верхушки.

— Дашенька, ты очень изменилась, а ведь вошла в нашу семью ершистым воробушком.

— Москва меня изменила.

Зазвонил, телефон свекра по обрывкам фраз я, поняла, что Сокольскому Герману Владиславовичу во главе с ОМОНОМ удалось накрыть заброшенный дом на отшибе там, в подвале находилось, около пятидесяти тысяч без вести пропавших девушек Котовскому Архипу Павловичу, не повезло.

— Я должен ехать на объект.

— Домой подбросишь?

— Да.

— Даш, завтра к 19:00 приедут Павловские сыну Павловских Егору шьют дело, хотя он не при делах его тесть Шаталин Альберт Васильевич тот еще субъект.

— Понятно. Андрей я буду в половине седьмого.

— Только не позже для меня этот прием очень важен говорить о делах он предпочитает в непринужденной обстановке впрочем как и я.

— Хорошо.

Ночка была жаркой. Секс с Андреем постоянен с ним я как за каменой стеной и главное он не тычет мне, что я никто. Нет, я его не идеализирую у него масса недостатков ворчливость, например.

— Я люблю тебя, — взъерошив мои волосы, сказал Андрей.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ГЛАВА 3

 

— Андрей, а кто такая Соня? — подслушав случайно его телефонный разговор, спросила я.

— Моя практикантка дочь профессора биологических наук Синева Василия Григорьевича, а что? Дашка твоя ревность беспочвенна я однолюб по природе.

Эта рыжая бестия ведет свои коррективы в нашу семейную жизнь, если я в ближайшее время не рожу ребенка, — подумала я.

— Даша ау, о чем задумалась? — надевая рубашку, спросил Андрей.

— Да так, — попыталась я уйти от ответа.

— Дашка, если ты все думаешь о Соне то зря.

Хочется ему верить, но внутренний голос кричит: « не проворонь свое счастье».

За завтраком Андрей сказал мне что договорился с Кириллом о том чтобы он позанимался со мной вождением в Авто сервисе.

— Спасибо, а по каким дням?

— По средам и пятницам с 19:00 до 20:00.

Подойдя к окну, я приоткрыла окно.

— Даш, что с тобой? — обняв меня, спросил Андрей.

— Да, что-то нехорошо мне, — почувствовав приступ тошноты, — сказала я, скрывшись в туалете, где меня долго рвало.

Умывшись, холодной водой я вышла из туалета, похоже, я беременна, — подумала я.

— Даш, позвони в сад скажи, что плохо себя чувствуешь.

— А как же Лера?

— Побудет сегодня дома. Даш я хочу знать, что с тобой.

— Хорошо.

После того как он связался с матерью, и она связала его с центром «Мама и ее малыш» с врачом Грушиной Инной Васильевной я позвонила Зое Петровне.

— Дашенька, это же хорошо, если ты беременна, конечно, иди и ни о чем не думай, Алла, отработает.

— Спасибо.

— Даш, поехали.

— У тебя же сегодня были другие планы.

— Ничего серьезного совещание перенесли на завтра.

Увидев пяти этажное кирпичное здание, сделанное в стиле 19 века, подумала, что здесь хорошая аура. Возле регистратуры толпилось двадцать человек, когда мы подошли.

— У нас по записи.

— А так? — протянув в окошко пятитысячную купюру, спросил Андрей.

— Поднимитесь на третий этаж в триста пятый кабинет Грушина Инна Васильевна сейчас одна.

— Спасибо.

  • Nevermore… / Рассказки-3 / Армант, Илинар
  • Глава 2 / Мир ведьминых снов / vallentain
  • Афоризм 517. О праведном пути. / Фурсин Олег
  • Моя лирика / Митропольская Мария
  • № 12 - Медведникова Влада / Сессия #3. Семинар "Декорации" / Клуб романистов
  • А осень уйдёт в зиму нищей / Мазманян Валерий
  • Поход / Как я провел каникулы. Подготовка к сочинению - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Хоба Чебураховна
  • Промашка с музой / Мысли вслух-2014 / Сатин Георгий
  • Дурочка / братья Ceniza
  • Неполнота / Пара фраз / point source
  • Отшельник / Фэнтези Лара

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль