Андреа и Ада с улицы необычных.

0.00
 
Hirsch Mickael
Андреа и Ада с улицы необычных.
Андреа и Ада с улицы необычных.

17 мая 2009 год.

 

Догорающие страницы новой книги Андреа оставляли после себя резкий запах дыма, он пах так же, как наверно пахли листы скомканных страниц из произведений великих писателей. От мысли что его листы пахнут так же на сердце Андреа становилась немного теплее. В своей скромной комнатке он был погружён в уют. Виски Хайленд Парк согревало кровь в его руках, добираясь до самых кончиков пальцев. Они били по кнопкам старого ноутбука ради выражения фантазий молодого писателя. Андреа редко творил, но сейчас был дождливый и самый тёмный день во Французском городке, лучший друг подарил бутылку виски и он чувствовал необходимость что нибудь написать. Это должно было быть именно спонтанно, в угаре крепости и терпком ощущении отрешённости. Андреа — испанец, он умеет определять чувства. Себя он определил как — подавленного. Пальцы быстро вбивали историю на белизну электронной страницы, позволяя Андреа прикасаться к себе, без помощи рук. Закончив двенадцатую страницу он заснул. Прямо на стуле, в руке он всё ещё сжимал бокал виски. Сердце этого напитка было преисполнено ореховых тонов, нежных сочетаний пряностей, а цвет как потускневшее испанское золото производило в душе Андреа переворот. Он всегда что-то выдумывал, когда пил его. Мысли приходили потоком. Он не справлялся с ними, методом простых обдумываний и потому что-то притворял в жизнь. Однажды он пригласил проститутку по имени Анджела и всю ночь рисовал на её спине виды Бельведера. Она тогда отметила, что Андреа, наш главный герой — самый необычный мужчина с улицы Монмартр. Ему понравился этот комплимент. Он запомнил её имя, а она конечно же запомнила его.

Дни нашего дорогого Андреа текли самым привычным образом. Он курил, выпивал, гулял ну и конечно же любил. Ведь он Парижанин. Здесь люди плывут по просторам улиц на каравеллах из надежд, и в их паруса дует удача. Андреа не француз, но дух этой прекрасной страны, он уловил столь же внезапно, как и утерял дух одиночества. Здесь одиноки лишь фонарные столбы, светящие никому. Андреа проснулся в 3.45 ночи, помните, он написал 12 страниц книги? Так вот некоторые образы всколыхнулись в его грёзах столь ощутимо, что Андреа закурил. Он встал и пройдя к окну степенно, вдумчиво и преспокойно взглянул на улицу из окна. Там была Франция. Жила за тонкой, прозрачной стенкой его стекла. Андреа надел куртку и вышел к ней. Вдыхая аромат мокрого асфальта он вглядывался в стройность каждой детали внешнего интерьера улицы. 12 написанных страниц он конечно же стерёт, в них нет смысла, и напишет новые 12 страниц. О том месте, где он живёт. Для кого спросите вы? Наверное для себя, человека который любит задавать вопросы рисункам, обожающего запах женских снов, ненавидящего апельсины и ценящего то, что он самый необычный мужчина с улицы Монмартр.

 

* * *

25 ноября 2006.

 

— Это тебе, я не очень хорошо рисую, но думаю тебе понравится.

— С чего ты взял, что мне может это понравится?

— Не нравится? Ну чтож, я заберу… — Андреа попытался ухватить за край рисунка чтобы забрать, но девочка не отдала. Одёрнула лист и положила к себе на колени.

— Зачем ты пришёл?

Ада была больна раком, её дни подходили к окончанию, и Андреа преисполненный отцовской боли за себя, не совершенного и такого беспомощного бежал к ней, будто вслед ускользающему времени, которое он давно упустил, но которое хотел вернуть. Вопрос был сложный и столь уместный, что у Андреа вот— вот брызнут слёзы, он сдерживает подступающую боль как может, но штиль его спокойных глаз будоражит вспенивающийся взрыв эмоций и стыда. Его глаза давно не знавшие слёз смотрели в глаза дочери. Комната стремительно уносилась в даль, ведь она и момент прощания с любимой дочерью теперь лишь воспоминание в сознании Андреа.

Андреа лёг на ровный асфальт и глядя в небо, говорил с ней. Возможно у него текли слёзы, в последнее время он много плакал. Он помнит, когда её счастливые глаза рисовали на небе несуществующие образы диких зверей. Она смеялась, закрывала глаза, уголки губ являлись иллюстрацией подлинного счастья.

 

* * *

18 мая 2011.

 

Это было такое же лето, как и прошлое. С лишь одним исключением. В этот день на улице Монмартр не было ничего необычного. Кроме таинственного испанца, живущего на 3 этаже, рисующего виды Бельведера на спинах женщин, мадам Адель танцующей лебединое озеро в свои 67, забавного мальчугана коллекционирующего велосипедные звонки и маленькой девочки по имени Ада с иллюстрацией счастья на уголках губ.

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль