Как я встретила Гарри

0.00
 
I_write
Как я встретила Гарри
Обложка произведения 'Как я встретила Гарри'

На столе кофе и открытый лаптоп. Хоть бы хватило зарядки. Будет обидно, если все неожиданно оборвется. Можно выключить компьютер, но нельзя выключить мозг. В Старбаксе сегодня на удивление мало движения. Похоже все спят. Не люблю, когда чересчур спокойно. Люблю слышать голоса, переводить глаза с экрана на проходящих мимо людей, наблюдать. Они все такие серьезные, будто пришли на литературный вечер или на картинную выставку. Меня это забавляет.

Интересно, а что пишут остальные, стремительно стуча пальцами по клавиатуре. Вдруг, это очередной гениальный роман, который скоро взорвет весь мир и разлетится миллионами копий по разным странам. Выходит я присутствую при великом историческом событии. Знаете, многие удивительные вещи начинаются вот так просто. В обычном кафе, на потертом диване, в пелене кофейного аромата.

Что ж, не терпится перейти к самой начинке истории? Кажется, я слегка утомила этой пустословной прелюдией. Погоди, мой любопытный читатель. У всех конфет есть фантик. Не торопись откусывать. Наслаждайся.

Гарри был необычным мальчиком с того самого момента, как вылез из утробы матери. Точнее нет. Свою необычность он проявил, еще находясь там. И к сожалению, он не обладал теми уникальными способностями, какими обладал всеми известный и кем-то даже любимый волшебник Гарри. У него не было волшебной палочки или летучей метлы. А все потому что их нечем было держать. Да, кто-то сверху решил, что у Гарри не должно быть рук. Для столь идеального во всех смыслах ребенка не нашлось пары идеальных рук.

Мальчик родился в английской деревне с примечательным названием Оксенхоуп ( Oxenhope — бычья надежда ). Признаюсь, меня вводит в заблуждение первая часть названия. Причем тут быки? На что они могут надеяться. А вторая послужила бы неплохим названием для рассказа. Надежда. Вся наша жизнь строится на фундаменте из надежд; надежд на завтрашний день, на то, что мы проживем долгую жизнь без потерь и огорчений. Все мы без исключения возлагаем надежды. Как дети, которые с нетерпением ждут праздников и подарков.

А кто здесь я? Просто писатель, который рассказывает о жизни бедного мальчика, пытаясь выбить слезу? Да сколько таких мальчиков, скажете вы. На всех не хватит слез, сострадания и врачей.

Тем летом я не знала, какое применение найти для себя. Хотя признаюсь честно, поиском ответа на столь волнующий вопрос я занималась не первое лето, даже не первый год. После двух месяцев ленивого существования я чувствовала себя парализованной и больной. В мои юные годы я должна была цвести и порхать как бабочка на лугу. Но как не выдавливала я из себя остатки радости, получалось это неубедительно. Резерв был исчерпан. Домочадцы смотрели на меня как на зверька в зоопарке. Периодически подкидывали корм, но толком ничего сделать не могли. Так и варилась я в соку собственной грусти и тоски.

Одинокими вечерами я плавала по просторам интернета в поисках того, что коренным образом может изменить мою жизнь. Нет, не подумайте. Это были не сайты с непристойным содержанием. Как-то совершенно случайно я наткнулась на объявление, которое взбодрило мой интерес. Не знаю, заблестели ли в тот момент глаза, но рука плотнее сжала мышку. Набиралась группа волонтеров в лагерь для детей с ограниченными способностями. Для необычных детей, назову их так. Я никогда не посмею сказать слово инвалид по отношению к ним. Потому что инвалидом скорее была я — человек без конкретной цели, который впустую тратит время, открывая бестолковые веб-страницы. Да, я была самым настоящим инвалидом. Уже старухой на пороге своего пути. С руками, ногами, в здравом уме. Мое тело медленно разлагалось, а мозг отказывался функционировать.

Место в сердце было вакантным, и я готова была подарить его детям. На заявку ответили быстро, видимо требовалось много желающих. Неважно было где и на какой срок. За час я упаковала свое милосердие в чемодан и вооружилась носовыми платками. Я знала, что буду плакать. И буду плакать много. Я их не видела, но уже чувствовала как все внутри разрывается от жалости.

Лишь на следующий день я осознала, что предстоит долгая дорога с перелетом. Меня ожидало увлекательное путешествие в Англию, страну, которую я уже горячо любила, еще не побывав там. Мое представление о ней сложилось из музыки, фотографий и британских флагов в разных вариациях. На мой взгляд, это беспроигрышный маркетинговый ход. Если что-то плохо продается, приклейте на него британский флаг, и отбоя не будет от желающих. Мне так кажется. Ведь я и сама охотнее покупаю блокноты с бело-красными полосками. Вот как это прочно засело в моей голове, в папке “I love UK”. Я бы полюбила даже мусор, будь он разбросан на английских улицах. Честно говоря, иногда мне кажется мы слишком романтизируем все.

Не хочу выглядеть хвастливой, но мой английский был настолько безупречен, что порой меня не могли отличить от носителя. Пожалуй, это было единственным, чем я действительно гордилась. Потому что больше было нечем.

Я довольно часто летала на самолетах, поэтому перелет не составил для меня большой трудности. Как обычно дали место на седьмом ряду у окна. Значит все будет в порядке, и я благополучно приземлюсь. На другой расклад я и не рассчитывала. После многократных убеждений можно было признать это место моим счастливым.

Мы набрали нужную высоту. Я включила свой новенький плеер и начала представлять, как пройдет мое первое знакомство с детьми. Я перебирала разные варианты развития событий. Пессимистичные присутствовали тоже. Играла британская инди-музыка. Я подумала, что эти песни стали бы неплохими саундтреками на ближайшие недели моего пребывания в лагере. Иногда хочется, чтобы жизнь сопровождал некий музыкальный фон.

Рядом со мной сидел мужчина лет 80. Он не является участником событий, но все же я хотела бы о нем немного рассказать. Именно немного, потому что я и знаю о нем немного. Так что это не отнимет у вас много времени. Он сидел и печатал. А я как всякая любопытная ворона, залезла носом по сути не в свое дело. Может там была сугубо конфиденциальная информация, но меня это не волновало. Я начала читать. И честно говоря, я ничего не понимала, о чем он писал. Что-то из раздела о квантовой физике. Явно не мой конек. Из школы я выпустилась Бог знает когда. Поэтому если интересно, спросите у Него.

Что действительно поразило меня, так это то, что он сам легко переводил текст на английский язык. То есть писал на двух языках одновременно. Можете забыть о том, что я говорила про безупречность своего английского. Я не знала тех терминов, которыми он владел. И во мне откуда-то возникло непреодолимое уважение к этому человеку. Возможно, я сидела рядом с выдающимся ученым. Я не могла оторвать глаза от вылетающих букв, которые мгновенно заполняли очередную белую страницу Ворда. Интересно, думала я, какой я буду в свои 80. Такой же прогрессивной и продвинутой. Буду писать статьи во время полета. И буду ли я вообще. С этими мыслями я не заметила как погрузилась в сон.

Англия встретила меня запахом многовековой истории и толпой неугомонных туристов, которые пытаются сохранить впечатления не столько в памяти, сколько на электронных носителях. Таковы реалии современного мира. Я не против, но все же настораживает. Что же с нами будет дальше.

Чтобы добраться до самого лагеря, мне пришлось ехать на поезде еще 3 часа. Страна не такая и маленькая, как мне показалось при изучении карты. Я запаслась сэндвичами. Еда, прямо я вам скажу, отвратная. Англичане научились всему, кроме кулинарного дела.

Я сделала миллион и один снимок, пока ехала. Если бы напротив меня не сидели другие пассажиры, я бы ехала с открытым от изумления ртом всю дорогу. Казалось, что эта природа знает все таинства бытия. Вдали виднелись крошечные деревни с численностью населения в полтора жителя. Интересно, как им там не скучно. Хотя можно закиснуть и в большом городе среди разнообразных развлечений, при широком выборе возможностей. Я невольно улыбнулась, вспомнив себя в то же самое время ровно неделю назад. Могла ли я тогда предположить, что буду ехать в поезде за тысячи миль от своей теплой кровати в непонятное место. Было волнительно, но я старалась не давать волю эмоциям.

Попробую отмотать пленку немного вперед, чтобы не утомлять вас маловажными деталями о моем приезде, вокзале и неподъемном чемодане. Да, там были не только милосердие и носовые платки. Я та еще модница. Скорее шмотница. Но не будем вдаваться в подробности. Я могу написать об этом отдельный рассказ. Повесть. Роман. Целый том.

Еще ни в одном месте меня не встречали с таким неподдельным радушием и теплом. В воздухе пахло человеколюбием. И не в смысле каннибализма. Нам дали один день перед приездом детей на ознакомление с программой. Жаль, но ни слова не было сказано по поводу того, как себя с ними вести. Ладно, не буду заранее паниковать. Все должно идти само собой, непринужденно. На самом деле у меня уже был небольшой опыт общения с детьми. Дивные создания. Во взрослых зачастую нет той же искренности. А я пока не отношу себя ко взрослой. Я в транзитной зоне.

За свою жизнь я ни разу не видела людей, которые совершенно бы отличались в физическом плане, то есть без каких-либо частей тела или с телом необычной формы. Разве что только в передачах, где просят о помощи, и всем миром пытаются собрать деньги на дорогостоящее лечение. Но я сразу хватаюсь за пульт, надеюсь найти что-либо менее отягощающее, потому что после просмотра кажется, будто в тело наложили груду камней. Если я буду смотреть до конца, буду я и плакать до конца, пока совсем не высохну. Да, я человек, который умеет сопереживать. Иногда мне нелегко жить с этим умением. Я выплакала много воды, представляя себя в шкуре обделенных судьбою людей.

Я боялась, что когда увижу в реальности необычные божьи творения, то потеряю сознание. Тщедушное тело могло подвести меня в любой момент. Всю ночь я не могла заставить свой организм спать. Лишь под утро силы иссякли, и он покорно сдался.

Тогда и произошло мое знакомство с Гарри, наверное, судьбоносное. Рукава его толстовки висели как две тряпочки, не заполненные телом. Не было видно пальцев. Я подавляла свой душевный крик как могла. В горле встал вопрос, почему. Интересно, как бы я вела себя, не будь у меня…

Он выглядел вполне счастливым ребенком. Когда вспоминаю его лучезарную улыбку и блестящие карие глаза, на душе становится хорошо. С первых мгновений как наши глаза встретились, я почувствовала какое-то родство с этим мальчиком. Уже тогда я поняла, что знаю его не пару секунд, а вечность. Может быть в прошлой жизни мы были родственниками или лучшими друзьями.

Я надеюсь, когда-нибудь я и это дело доведу до конца. Все лишь только зависит от тебя, мой верный читатель.

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль