Возвращение Кристофера Робина (соавтор - Ян Чертовски)

0.00
 
Снерг Анна
Возвращение Кристофера Робина (соавтор - Ян Чертовски)

ВОЗВРАЩЕНИЕ КРИСТОФЕРА РОБИНА.

— Кристофер Робин, почему ты не играешь с нами?- от переполнявших его эмоций Тигра подпрыгивал на месте.

Кристофер нервно тер виски, стараясь не встречаться с Тигрой взглядом.

— Он в нас не верит,- с грустью пояснил Сова, с умным видом рассматривала стекла своих очков.

— Я уже вырос...- промямлил парень, не решаясь поднять глаза на своих необычных собеседников.

— Вы… Вырус?- усердно подбирал буквы Вини, почесывая в затылке. Странное новое слово давалось медвежонку с трудом. Он был так рад снова встретить Кристофера, но то, что парень его не помнил, пугало сладкоежку.

— Ты — Вырус!?- от удивления медвежонок сел. Понимание того, что товарищ по играм не только вырос, но и забыл всех, пыльным мешком, ударило его по голове.

-Кристофер Робин — Вырус! — испуганно повторил за Винни Пятачок, прыгнув в кусты. Упав на живот, он в ужасе, зажал свою мордочку лапками. Ему казалось, что злой монстр по имени «Вырус» нападет и на него и тогда Пятачок так же, как и Кристофер, забудет своих друзей.

— Да нет же — вырос, то есть стал взрослым, глупый-глупый медвежонок, — произнес Сова, одевая очки.

Вини развел руками — мол, что с меня взять, в голове одни опилки. Пяточек испуганно выглянул из-за кустов, все еще опасаясь страшного монстра.

— Нет, этого не может быть, — все еще не веря своим глазам, проговорил парень, — Мой психолог… ведь это было у меня дома. Только дома. А сейчас!?… мы ведь даже не в Англии, — мысли Кристофера путались. — Это было в детстве — набравшись храбрости, произнес парень. — Играют в детстве. А у меня детство прошло уже давно, — пытался убедить себя в нереальности происходящего Кристофер, непонятно чему кивнув головой.

Кролик понимающе усмехнулся.

— А ты хотел бы вернуться?- с надеждой, спросил Сова, наклонив голову. Ее большие желтые глаза были точно такими же, как и тогда десять лет назад. Критофер, нервно сглотнул, и посмотрел по сторонам.

«Вернуться!» — слово Совы эхом отдалось в голове Кристофера. Слово из другого мира. Какой именно Кристофер не мог вспомнить, как ни старался.

Жизнь, сейчас казалась ему нереальной: парень просто запутался, не понимая, что — правда, а что — вымысел, игра воображения. Возможно именно тогда, во время бесед с психологом, мир, который они создали вместе, был самым что ни на есть настоящим. Потом, за ненадобностью, сказочный мир исчез, как и вымышленные друзья. Они стали не нужны мальчику, когда пришло понимание, что вокруг есть настоящие чудеса, которые ждут, пока ребенок доберется до них.

Школа, колледж, работа, семья… Эту запрограммированную судьбу человечества оборвало одно слово — война. Мерзко, оскалившись, она жадно подгребала под себя когтистыми лапами страны, континенты, народы. Люди вставали и добровольно или по повестке («билет на смерть» — так назвала ее сестра Кристофера, сжав побелевшие пальцы в кулак) шли на защиту своей семьи, своей страны… О себе в то время не думал никто. Эгоизм человечества был спрятан в самые темные углы душ, все было на благо родины. Ради клока земли, на котором когда-то жили их предки и будут жить, как надеялись люди, их потомки…

-Да, я хочу вернуться! Что для этого нужно? — решил Кристофер, понимая, что в этом мире никогда не будет войны и страданий.

— Играть! — весело махнул лапой медвежонок куда-то вдаль и задорно подмигнул наконец-то вернувшемуся после долгих лет отсутствия другу.

— Играть в чехарду! — закричал Тигра, радостно подпрыгивая на месте. — Беги и прыгай! — после этих слов неугомонный полосатый сорвался с места и побежал вперед, что-то крича остальным. Ветер, коверкая слова, доносил лишь обрывки фраз.

Постояв не много на месте, парень побежал за ним. Воспоминания теплой морской волной вернули его во времена детства. И это было чудесно… Чувствовать, что ты можешь все, стоит лишь представить и протянуть руку, чтобы взять свое сокровище каким бы невозможным оно ни было.

Они бегали, прыгали друг через друга на изумрудном клеверном поле, забыв обо всем. И им было также весело, как и во время последней игры, десять лет назад. В беззаботном детстве. В далеком тридцать втором году…

***

На изумрудном клеверном поле в сером мышиного цвета кителе лежал немецкий унтер офицер — командир пехотного отделения. Его безжизненные глаза смотрели в небо, необыкновенно голубое, чистое и ясное, что не хотелось верить в существование такого горького слова как «война». На лице мертвого человека навеки застыла маска разочарование — верный солдат вермахта был мертв, а валькирии так и не пришли, видимо, не посчитав его душу достойной страны воинов.

В голове офицера было отверстие — след английской снайперской пули. В нескольких метрах от него, по дороге к английскому бункеру, лежало вражеское отделения — солдаты, семь человек, которыми за такое короткое время стали настоящей семьей. У немцев был пулемет. Это была обыкновенная засада. Их ждали, притаившись в густых кустах сирени, безжалостно ломая белые, едва начавшие распускаться кисти цветов.

Возле самого дота догорал танк Т 3- противотанковой пушки постаралась на славу. Пламя алыми языками вылизало докрасна некогда черный металл брони, которая теперь оборванными кусками лежала на пожухшей от пламени траве. Деверья и кустарники, расположенные рядом уже начинали заметно тлеть, не сумев противостоять натиску огненного зверя. В воздухе противно пахло дымом и порохом, заставляя еще живых людей морщить нос и изредка вытирать выступившие на глазах слезы.

Враг подготовился основательно, не желая надеяться на ветряную госпожу удачу. На месте самого дота теперь был глубокий котлован, земля тонким слоем прикрыла обломки бункера, тела солдат, уснувших вечным сном — так «хорошо» поработал пикирующий бомбардировщик. Дождь из ракет не позволил выжить никому, кто попал под него, не зная жалости! Все отделение было уничтожено. Лишь окровавленный командир погибшего отделения, зажимая рукой кровоточащую рану на плече, вприпрыжку бежал к своим мертвым друзьям по минному полю, не смотря себе под ноги.

«Они не могли все умереть, — поминутно облизывая сухие губы, думал раненный, еле удерживаясь на ногах, — кто-то должен остаться в живых… Почему я не смог их спасти? Ведь я обещал, что они вернуться к своим семьям...» — прикусив до соленого привкуса во рту свою нижнюю губу, командир собрал оставшиеся силы и, прихрамывая, побежал вперед, оставляя за собой полосу примятой травы.

Убрав от глаз бинокль, гауптман удивленно переглянулся со снайпером, смотревшим в оптику винтовки. Солдат тут же передернул затвор, по-своему поняв взгляд старшего по званию…

-Ни к чему, — гауптман взмахом руки остановил его, — на таком расстоянии ты не достанешь его. Не стоит зря тратить патроны. Посмотрим, насколько этого англичанин удачлив, — усмехнулся немецкий офицер, понимая, что пройти по минному полю почти невозможно.

***

— Вот это, наигрались — улыбаясь, выдохнул Кристофер, вытирая со своего лба выступившие капли пота.

— Да, неплохо, — хором ответили его друзья детства — С возвращением, Кристофер Робин!

И они исчезли, просто растворились в воздухе, оставив Кристофера одного. Только эхо повторяло еще много раз, не желая отпускать понравившуюся фразу — «С возвращением!»

— С возвращением!- вторили эху сотни солдатских голосов, доносившихся из окопов.

— Командир Кристофер Робин вернулся! — до боли знакомый голос одного из солдат раздался совсем рядом, заставив парня вздрогнуть.

По глазам ударил яркий солнечный свет, заставив на миг закрыть глаза и вздохнуть. Мысли бешеной колесницей проносились в голове Кристофера, сменяя одна другую.

«Значит, — лихорадочно пытался понять парень, чувствуя, как боль пульсирует в правом плече, — все, что я видел — было игрой воображения… Воспаленная реакция сознания на приближающуюся смерть?»

Кристофер еще раз, поморщившись, попытался открыть глаза. Белый, старательно выбеленный потолок, тяжелым куполом нависал над ним, где-то слышался рев двигателей самолетов, свист падающих бомб, взрывы, автоматная очередь… За пределами стен здания продолжалась война, нежелающая отпускать раненых людей просто так.

Парень вздрогнул от очередного взрыва, стены угрожающе затрещали, готовые в любой момент погрести под собой беззащитных людей.

-Командир, — тихий голос, нарушил минутную тишину, — мы уже отчаялись надеяться, что вы проснетесь…

-Меня спасли друзья, — не своим голосом прохрипел Кристофер, — старые добрые друзья… ангелы…

Доктор, пожав плечами, растерянно кивнул медицинской сестре. Девушка, шустро подбежав, к лежавшему на жесткой больничной койке офицеру привычно ввела морфин. — Друзья… Лучшие друзья… Они меня не бросили, — промолвил парень, проваливаясь в глубокий сон.

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль