Утро.

0.00
 
Дубов Дмитрий
Утро.

Ут­ро.

Ут­ро ве­че­ра муд­ре­нее.

/На­род­ная муд­рость/

 

На­сту­па­ло Ут­ро.

Оно на­сту­па­ло не так, как обыч­но — в од­ном вре­мен­ном поя­се, а сра­зу на всей Зем­ле.

Вы ска­же­те, что та­ко­го не бы­ва­ет, да, рань­ше та­ко­го не бы­ло, но на­сту­паю­щее ут­ро са­мо ста­ло под­твер­жде­ни­ем это­го не­ве­ро­ят­но­го фак­та.

Обыч­но ут­ро на­сту­па­ет то­гда, ко­гда Зем­ля по­во­ра­чи­ва­ет­ся к Солн­цу тем бо­ком, на ко­то­ром на­хо­ди­тесь Вы, но на этот раз всё про­ис­хо­ди­ло по-дру­го­му. Зем­ля уже не вхо­дит ни в Сол­неч­ную сис­те­му, ни в га­лак­ти­ку Млеч­но­го Пу­ти. Нет. Она уже в аб­со­лют­но дру­гом мес­те. В ка­ком?

На­сту­па­ло Ут­ро. Это бы­ло пер­вое ут­ро по­сле дня Страш­но­го Су­да, и имен­но по­это­му оно бы­ло дру­гим. Вся Зем­ля оза­ри­лась но­вым све­том, не­су­щим про­бу­ж­де­ние все­му, что ещё вче­ра не на­дея­лось ни на ка­кую жизнь. Свет при­но­сил с со­бой ус­по­кое­ние и ра­дость но­вой жиз­ни.

На­сту­па­ло Ут­ро. Пти­цы сла­га­ли оды это­му ут­ру. Они по­лю­би­ли его всем серд­цем и на­дея­лись, что оно ни­ко­гда не за­кон­чит­ся. Они рас­кры­ва­ли свои кры­лья и, рас­пу­шая опе­ре­нья, под­став­ля­ли ка­ж­дое пё­рыш­ко ут­рен­ней зорь­ке. Все пти­чьи пес­ни бы­ли по­ис­ти­не пре­крас­ны, а вот мо­ло­дые и зе­лё­ные птен­цы мол­ча­ли. Они то­же ра­до­ва­лись, но бы­ли изум­ле­ны, по­то­му что на­чи­на­ли свою жизнь вме­сте с та­ким за­ме­ча­тель­ным ут­ром.

На­сту­па­ло Ут­ро.

Ве­ли­ко­леп­ные крас­ки не­ба сме­ши­ва­лись ме­ж­ду со­бой, об­ра­зо­вы­вая но­вые от­тен­ки, ни­кем до­се­ле не­ви­дан­ные: пре­крас­ные, ча­рую­щие сво­ею кра­со­той. Ма­лень­кие, ак­ку­рат­ные об­лач­ка, не­спеш­но плы­ву­щие по не­бо­скло­ну, ло­ви­ли на се­бе лу­чи но­во­го све­та и, пе­ре­ли­ва­ясь, дви­га­лись даль­ше.

На­сту­па­ло Ут­ро.

Но вме­сте с тем, бы­ли вид­ны звёз­ды. Нет, не те жал­кие шесть ты­сяч, ко­то­рые мож­но бы­ло ви­деть рань­ше, а ми­риа­ды в мил­ли­ар­дах со­звез­дий. Не­смот­ря на ут­ро, всё не­бо бы­ло усея­но брил­ли­ан­то­вы­ми сле­за­ми Все­лен­ной. Они свер­ка­ли и пе­ре­ли­ва­лись, как изу­ми­тель­ные дра­го­цен­но­сти на бар­хат­ной ко­же кра­са­ви­цы.

День и ночь пе­ре­ста­ли су­ще­ст­во­вать. Они сли­лись в еди­не­нии и пре­вра­ти­лись в это без­гра­нич­но пре­крас­ное ут­ро со вспо­ло­ха­ми все­лен­ско­го ог­ня на го­ри­зон­те.

На­сту­па­ло Ут­ро.

Пер­вы­ми его при­ход по­чув­ст­во­ва­ли рас­те­ния, ко­то­рые тут же по­тя­ну­лись к лу­чам но­во­го све­та, что­бы вдох­нуть но­вую жизнь. Так дол­го был по­пи­ра­ем рас­ти­тель­ный мир на­шей пла­не­ты, что уже и не ве­рил, в на­сту­п­ле­ние это­го ут­ра. Од­на­ко на­сту­паю­щее ут­ро обе­ща­ло от­ны­не все­му — от тон­кой тра­вин­ки до са­мо­го ги­гант­ско­го де­ре­ва — мир, по­кой и про­цве­та­ние.

Воз­дух был чист и свеж. Из не­го уш­ло всё то, что мог­ло по­гу­бить жизнь на пла­не­те. Он стал та­ким, ка­ким и дол­жен был быть.

На­сту­па­ло Ут­ро.

Жи­вот­ные уст­ре­ми­ли гла­за к не­бу. В этих гла­зах чи­та­лась ве­ли­кая бла­го­дар­ность То­му, Кто соз­дал это ут­ро. Жи­вот­ные ни­ко­гда не на­ру­ша­ли еди­не­ния с при­ро­дой, а по­то­му сей­час осо­бо ост­ро чув­ст­во­ва­ли, что вме­сте с ут­ром на­ста­ёт их зо­ло­тая по­ра. Они не пе­ли, как пти­цы, за­то вы­ра­жа­ли свою ра­дость по-ино­му. В это ут­ро бы­ло за­клю­че­но мол­ча­ли­вое пе­ре­ми­рие, ведь те­перь ни­ко­му ни­ко­го не на­до уби­вать, что­бы вы­жить. От­ны­не всё бу­дет по-дру­го­му, и жи­вот­ные зна­ли это.

На­сту­па­ло Ут­ро.

Где-то вда­ле­ке зву­ча­ла див­ная му­зы­ка. Она слов­но из­ли­ва­лась с не­бес на зем­лю и рас­те­ка­лась уми­ро­тво­ряю­щей пе­ле­ной по все­му су­ще­му. Она бы­ла еле слыш­на, но, вме­сте с тем про­ни­ка­ла в ка­ж­дую кле­точ­ку ма­те­рии и ос­та­ва­лась там на­все­гда, как и это ут­ро, ко­то­рое на­сту­па­ло так­же не­умо­ли­мо, как рань­ше день Страш­но­го Су­да.

Но вот Суд про­шел, и на­сту­па­ло Ут­ро.

Оно ос­ве­ща­ло са­мые тём­ные угол­ки, из­го­няя из них зо­лу не­спра­вед­ли­во­сти и зла. Ни­что не смог­ло ута­ить­ся от Ока Гос­под­ня, и ут­ро очи­ща­ло Зем­лю от пе­пе­ли­ща по­те­рян­ных на­дежд.

Что же про­изош­ло вче­ра?

Это­го ни­кто и ни­ко­гда не уз­на­ет. Пы­ла­ли по­жа­ры, в ко­то­рых сго­ра­ла вся мер­зость, вскорм­лен­ная на этой пла­не­те, и от их за­ре­ва бы­ло свет­ло, как днём, по­том бы­ла ночь, а те­перь…

На­сту­па­ло Ут­ро.

Это ут­ро бы­ло обе­ща­но ещё за­дол­го до то­го, как ста­ло из­вест­но о том, что мы со­тво­ри­ли с род­ной пла­не­той. Оно всё рас­ста­ви­ло по сво­им мес­там, и во­ца­ри­лась Ве­ли­кая Гар­мо­ния.

Ещё вче­ра зло за­ста­ви­ли вспом­нить о ка­ж­дом его ша­ге, о ка­ж­дом сло­ве, о ка­ж­дой мыс­ли, но те­перь ни­че­го это­го не бы­ло, по­то­му что не бы­ло зла.

Ка­кая чушь — рав­но­ве­сие до­б­ра и зла. Всё это бы­ло при­ду­ма­но тем, кто хо­тел ис­ку­шать, ведь в тех, в ком зла не бы­ло — вы­жи­ли. Жи­вот­ные, пти­цы, на­се­ко­мые, рас­те­ния, — все они ра­до­ва­лись это­му ут­ру, по­то­му что не зна­ли зла в се­бе, но ис­пы­та­ли его на се­бе.

На­сту­па­ло Ут­ро.

Воз­мож­но, ещё со­хра­ни­лись те кни­ги, в ко­то­рых бы­ло на­пи­са­но о кон­це све­та. На­сколь­ко бы­ло бы лег­че, ес­ли бы всё это ока­за­лось прав­дой! Но сто­ит взгля­нуть во­круг, что­бы убе­дить­ся, где на са­мом де­ле на­хо­дить­ся ис­ти­на.

Буй­но бу­шу­ет зе­лень, ра­ду­ет­ся всё жи­вое, ис­крить­ся снег на шап­ках гор, по­ёт Все­лен­ная и на­сту­па­ет ут­ро. Пер­вое Ут­ро но­вой эры.

Вот бе­жит ру­че­ёк. Он вы­ры­ва­ет­ся из-под зем­ли ле­дя­ным клю­чом и уст­рем­ля­ет­ся ку­да-то вниз. Он про­зра­чен, и от ка­пе­лек чис­тей­шей во­ды от­ра­жа­ют­ся лу­чи но­во­го све­та.

Ру­че­ёк бе­жит даль­ше и, дос­ти­га­ет ре­ки. Они вме­сте ра­ду­ют­ся это­му ут­ру. Ре­ка не­сёт его с со­бой, при­но­сит к мо­рю, и все объ­я­ты од­ним и тем же сча­сть­ем.

На­сту­па­ло Ут­ро.

Всё жи­ло, цве­ло, пе­ло, ще­бе­та­ло, тек­ло и под­став­ля­ло се­бя те­п­лу это­го ут­ра. Оно, как Бо­жий по­слан­ник, нис­хо­ди­ло к ним во всей сво­ей кра­со­те и во всём сво­ём ве­ли­чии. Все кон­ти­нен­ты ви­де­ли это ут­ро, и всем оно го­во­ри­ло о но­вом на­ча­ле и о том, что всё те­перь бу­дет не так, как это бы­ло рань­ше.

На­сту­па­ло Ут­ро.

Вот пер­вые лу­чи но­во­го све­та кос­ну­лись стен Зо­ло­то­го Гра­да. Этот Град был обе­щан, как и это ут­ро. Его долж­ны бы­ли на­се­лить те, кто внял сло­вам Гос­по­да сво­его.

Свет про­бе­жал по сте­нам свер­ху вниз и ос­ве­тил сам Град, не ме­нее пре­крас­ный, чем это ут­ро. Он слов­но све­тил­ся Божь­ей бла­го­да­тью и при­гла­шал к се­бе.

Вче­ра бу­ше­ва­ли по­жа­ры, но они не за­тро­ну­ли Гра­да. Мо­жет быть, это слу­чи­лось по­то­му, что его ещё не бы­ло, а, мо­жет, сам Гос­подь Бог ог­ра­дил его. Но, как бы там ни бы­ло, Град ве­ли­че­ст­вен­но сто­ял.

Вче­ра был Страш­ный Суд, и те, чьи име­на бы­ли за­пи­са­ны в Кни­ге Жиз­ни, долж­ны бы­ли про­снуть­ся в Зо­ло­том Гра­де.

Мы зна­ем друг дру­га, что и го­во­рить. На­вер­ное, ка­ж­дый из нас на­де­ял­ся, что он по­па­дёт ту­да. Нет, мы ни в ко­ем слу­чае не ста­ра­лись сде­лать всё от нас за­ви­ся­щее, что­бы про­ше­ст­во­вать сквозь ог­ром­ную ар­ку, ве­ду­щую в Зо­ло­той Град. Мы на­дея­лись! Кем бы мы ни бы­ли, мы жда­ли, стра­ши­лись, но на­дея­лись. В то же вре­мя, мы со стран­ным упор­ст­вом унич­то­жа­ли всё то, что нас ок­ру­жа­ло.

Мы унич­то­жа­ли, но на­дея­лись…

На­сту­пи­ло ут­ро.

И ни­ко­го из лю­дей не бы­ло в том Гра­де…

 

КО­НЕЦ

15.10.2002

© Copyright: Дмитрий Валерьевич Дубов, 2007

Свидетельство о публикации N1712110727

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль