Юлия Семинова

0.00
 
Юлия Семинова
Зазеркалье параллельных миров, или поиск себя 1 том

— Я подам на нее в суд.

— Подавать не на кого она умерла от СПИДа.

Свадьбу отложили, решили, что дочь важнее.

Благодаря связям его бабушек мы быстро прошли ДНК результат получили уже утром он положительный суд завтра в 15:00 часа по московскому времени.

— Я так волнуюсь — взяв меня за руку, вдруг сказал муж.

— Я тоже. Все будет хорошо, я это точно знаю.

Всю ночь ни он, ни я не сомкнули глаз, к утру комнату осветило, яркое облако сквозь него я, увидела безликое существо, которое просипело «Женевра ты вернешь свою дочь».

Ровно в 7:00 утра прозвенел будильник мы одновременно пошли в душ.

— Хорошо, что детскую отделали.

— Это точно. Марин очень скоро ты забеременеешь, я это чувствую.

— Я знаю, поэтому, когда все разрешиться займемся свадьбой, а там и центром.

Ровно в 9:00 утра мы вышли из дома, к счастью на дорогах пробок не было.

Ждать пришлось полчаса, зато пришли без опозданий. Суд утвердил проживание малышки с родными родителями.

Отмечали дома, пока малышка спала.

— Марин, свадьбу сыграть можно в эту субботу прости за спешность, но у малышки должно быть свидетельство о рождении и фамилия отца.

— Спасибо ты.

— Марин, я всегда считал ее своей дочерью.

Набрав номер Тихомировой Алины, я попросила ее подобрать мне платье.

Алина с Максом друзья Володи с его женой я быстро нашла общий язык, а вот Макс мне не понравился заносчивый тип к тому же альфонс хотя педиатр хороший.

— Хорошо.

По глазам Алины я поняла, что она несчастна только вот зачем пытается спасти тонущий брак непонятно.

— Я беременна долго не могла забеременеть. Благодаря моему отцу он у меня потомственный лекарь он устроился в больницу, педиатром он живет со мной из-за связей нашей семьи.

— Алин, после родов, когда малышка немного окрепнет, я могу взять тебя заместителем.

— Спасибо за доверие я не предам.

Несмотря на то, что я сказала ей, что я ей доверяю, в глубине души я чувствую, что именно она всадит мне нож в спину, но как тогда жить? Ни кому не верить и шарахаться от собственной тени? Ответ на свой вопрос я пока не нашла.

Несмотря на то, что погода за окном ужасная настроение у меня приподнятое ведь в эту субботу я выйду замуж за любимого человека.

От судьбы я больше не бегу я смерилась и приняла то, что я ни как все что я выделяюсь из общей толпы более того мыслю не как наш социум привыкший дрожать перед индюками нами правящими. Почувствовав себя нехорошо, я потеряла сознание в себя пришла на диване.

— Володя? Ты здесь?

— Да. Ты беременна, но тебе придется обратиться к врачу.

— Я знаю. Володь, Таня будет стараться вести за собой Ирочку.

— Ты уже знаешь заранее, кто у нас будет?

— Мы оба это знаем и ты это прекрасно знаешь сам— поморщившись оборвала его я.

— Марин, поехали в «Залог здоровья будущих мам».

— Поехали.

Из машины он позвонил Зеленой Оксане Владимировне, о чем они говорили, я, слышала плохо, потому что находилась в полусознательном состоянии.

— Вам придется пропить курс витаминов и ходить на прогревание.

— Завтра у нас свадьба.

— Поздравляю, но не забывайте о ребенке, вы можете его потерять.

Не смотря на предостережения врача, я решила сыграть свадьбу и уехать на две недели во Францию к бабушке к Натали до Фирн

Малышку решили окрестить после, как вернемся из медового месяца.

— Марина, пора — обняв, меня за плечи, сказала двоюродная сестра Володи Катя, которая прилетела, из Омска она адвокат растит одна дочь Валерию.

Посмотрев в окно, я улыбнулась я два раза выходила замуж, но такого еще никогда не было, никогда молодой человек, не забирался по пожарной лестнице за мной.

— Он очень тебя любит. Марин, ты только не говори пока Анастасии Викторовне, что я вернулась в Москву навсегда.

— Хорошо.

«Начальник ее грязно домогался, и она не выдержала, девушка еще воспитана тем временем, которое наше правительство просрало» — подумала я.

После загса мы поехали во Владимировской Собор. Все было, хорошо пока я не столкнулась, с прожженным взглядом полным ненависти брюнетки она была в платке, выхватив, пистолет она, попыталась в меня выстрелить.

— Володя вызывай полицию — вырубив ее благодаря взмаха руки сказала я.

— Уже вызвали они едут.

— Я знала, что она дура, но что до такой степени — закурив, сказала мне Катерина.

Когда ее увезли, я тяжело, вздохнула, и я и Володя прекрасно знаем, что мне еще не раз, придется побороться за жизнь.

— Ты как? — обняв меня, спросил подошедший сзади муж.

— Ничего. Володь я это предвидела, а ты?

— Я тоже, но я надеялся на ее благоразумие.

— Володь о чем ты? Она эгоистка по натуре думает только о себе и том, как бы что-нибудь урвать у другого человека.

— Ребята поехали в ресторан нас уже там заждались — кашлянув, прервала нас Катя.

По дороге в ресторан я сквозь серое небо увидела полупрозрачный лик матери.

— Мариночка, он твой проводник по жизни не отступай от него иди за ним по его стопам — сипло сказала мне мать и скрылась за набежавшей тучкой.

— Ты ее видел?

— Видел тише не стоит афишировать наши познания, таких как нас, правительство быстро закроет надолго в дурке.

— Это да.

Быстро утомившись, я сказала мужу, что мне нехорошо, и мы быстро уехали домой вечеринки не моя стихия впрочем, как и не Володина.

— Марин, во Францию в наше имение может, полететь прямо завтра бабушка, купила нам билеты.

— А как же Таня?

— С ней посидит ее прабабушка, мы же улетаем не навсегда.

— Это да пусть приучается к самостоятельности — это пригодится ей в жизни.

Заснув под утро, я проснулась от приступа тошноты еще этот запах кофе.

— Тебе опять плохо? Может, ни куда, не полетим?

— Володь потом у нас просто не будет времени, и ты это прекрасно знаешь.

— Тогда возьми с собой витамины, да и еще мы сразу же заедем в клинику Мориса.

— Почему она так называется?

— Потому что Морис Николя продолжает дело своего отца.

— Теперь понятно.

— Все пора собираться самолет через час — зевая, прервал меня Володя.

Чемоданы помогла собрать Тамара Владимировна наша новая домработница знакомая бабушки мужа.

— Желаю хорошо вам отдохнуть.

— Спасибо.

В самолете мне приходилось надевать, кислородную маску мне было, плохо из аэропорта меня увезли, на скорой помощи мне грозил, выкидыш малышку с трудом, спасли.

 

 

ГЛАВА 11

 

Осмотрев меня, Морис сказал, что метод лечения моим российским гинекологом едва не запорол, мне малышку, прописал мне уколы капельницы.

Пройдя, курс лечения через две недели я, почувствовала себя лучше.

— Я хочу, чтобы мы прошлись по набережной.

— Хорошо но после того как ты примешь витамины.

— Хорошо.

— Марина ау, о чем задумалась? — обняв, меня сзади за плечи спросил Володя, бесшумно зайдя в гостиную.

— О том, что Ирина будет, пробивной и чрезмерно эмоциональной ее эмоциональность будет выходить ей боком, так же я вижу ее на сцене.

— Я это знаю. Марина, это ее судьба ее пройти только ей мы не в силах пойти против предначертанного.

— Это да.

Гуляя по городу я поняла, что Володя тот человек, который будет вести меня по жизни, ведь именно он проводник о нем мне говорил Ноурис.

Вечером Володе позвонили из психологического центра сам прокурор город Терехов Альберт Васильевич у его дочери Софьи Васильевны глубокая депрессия.

— Ты прав нам лучше вернуться что-то состояние мое мне совсем не нравиться я чувствую, если мы не вернемся, я потеряю нашу девочку.

— Хорошо.

— Марина.

— Что? Ну, говори не томи.

— Алина захватила, твой центр, правит там она.

— Не бывать этому моя подпись поддельная думаю, что Андреев Евгений Леонидович мне поможет, как— никак учились в одной школе.

Достав телефон, я связалась, с Евгением телефон остался тем же он был, женат на Соломоновой Наталье Валерьевне них, есть сын Игорь ему десять лет.

— Алло — сонно ответили мне с того провода.

— Жень, это я Марина мне нужна твоя помощь.

— Привет сто лет сто зим ты где?

— Во Франции сегодня возвращаюсь домой я хочу чтобы ты помог мне посадить одну даму.

— Ерохину Алину Сергеевну?

— Да а что?

— Твоя бабушка уже подсуетилась против нее возбуждено уголовное дело, так же как и против Рогожевой Анны Викторовны.

— Спасибо.

— Ты так и не научилась разбираться в людях, несмотря на свой дар.

— Ты так и работаешь опером?

— Да.

Нажав на отбой, я тяжело вздохнула, а ведь в школе я по нему сохла.

— Твоя первая любовь? — застегивая чемодан, спросил бесшумно вошедший в комнату муж.

— Да только любовь была, безответная в школе меня считали, не от мира сего белой вороной пытались даже клевать.

— Меня кстати тоже поехали, а то прозеваем самолет.

— Ты прав.

В машине я задремала, проснулась с трудом и то от щекотки,

— Уже?

— Да.

— А как же машина?

— Вадим перегонит ее в Россию.

— Хорошо бы.

Весь перелет я спала, а когда проснулась, у меня открылось, кровотечение к счастью самолет уже сел на посадку меня из аэропорта увезли, на скорой помощи малышку с трудом спасли, сказали, что я должна находиться под наблюдение врачей.

— Как она? — услышала я сквозь сознание.

— Состояние стабильно тяжелое еще немного и мы бы ребенка не спасли колите ей глюкозу с протеином.

Под Новый год у меня начались, схватки роды пришлось, принимать дежурному врачу, честно говоря, я была напугана потому что, как правило, дежурство оставляют на новичков в этом дело, но Гуров Николай Витальевич сделал все хорошо, я родила здоровую девочку, вес три пятьсот назвали Ириной.

Открыв глаза я, испугалась, потому что не сразу поняла, где нахожусь и что с моим ребенком, хотя сердце сказало, что она жива.

— Где моя дочь? — спросила я наскоку медсестру, которая зашла ко мне в палату.

— Ее вам сейчас принесут, у вас нет молока, поэтому ваш муж уже позаботился о смесях для грудничков.

«Да Володя хороший муж и хороший отец, и я благодарна судьбе за то, что, наконец, разучилась идти на поводу у желаний» — мысленно подумала про себя я, смотря на стучавший дождь по стеклу.

— Как ты? — услышала я родной голос мужа бесшумно зашедшего в палату с малышкой на руках.

— Лучше слабость, а так все хорошо.

— Через три дня вас выпишут Алину посадили .

— Я рада только надолго ли? — горько усмехнулась я.

— Это да.

— Володь, вплотную центром я займусь в феврале, надеюсь, что ты меня поймешь.

— Пойму потому что сам себя не представляю без своего «детища».

Порой я задаю себе вопрос: «Нашла ли я себя»? Да я нашла, я, реализовалась как личность и как мать. Завтра нас выписывают, из больницы я ужасно, соскучилась по Танечке, да и вообще по дому.

Нас выписали 5 января перед самим рождеством Христова приехали две бабушки, которые аж прослезились Ирина копия отца.

Дома меня встретила толпа не знакомых мне людей, честно говоря, я против шумных компаний, но как сказал мне муж это необходимо для его имиджа. В принципе он прав, если не будешь, светиться о тебе даже, не вспомнят, а деньги сами в руки не приплывут, как не крути, но наши с ним познания не бесплатная «скорая помощь».

— Володя? Это ты? — услышала я за своей спиной прокуренный голос своей одноклассницы Катерины, в девичестве Лебедевой трижды бывавшей замужем последним ее мужем стал вор в законе Ящеров Олег Степанович официально уважаемый человек в городе владелец банка «Элита»

— Здравствуй Катя, а Володи здесь нет, он с гостями — сухо оборвала ее я.

— А ты я смотрю, не так проста, как все мы думали.

— Могу дать тебе интервью, у нас все хорошо мы, счастливы.

— Если бы не встреча с тобой он был бы мой.

— Катя вы забываетесь — обратился, к ней высокий блондин в черных очках в нем я, узнала Морозова Алексея.

— Леш вам лучше уйти или я за себя не ручаюсь.

— Мы уходим. Марина ты стала.

— Уходите.

— Ты как?

— Не люблю встречаться с людьми из прошлого, сколько я себя помню, в школе меня постоянно, травили только из-за того, что я никогда, не была на них похожа как это — сказать выделялась из толпы, мне уже тогда, пытались поставить бирку.

— Марин, мне тоже ты не знаешь, скольким моя мать заткнула, рот деньгами и запретила, общаться с бабушкой запретила, развивать свой дар ее я понимаю иначе я бы, куковал сейчас в клинике.

— Да уж ситуация ладно главное то, что все позади.

— Ты прав.

— С ней мы еще наплачемся — уложив малышку, в кроватку сказала я, нарушив тишину.

— Будет независимой и не ординарной уже с детского сада— добавил муж.

— Зато будет с шести лет учится в музыкальной школе да рано познает половую жизнь но в шоу — бизнесе без этого никак — покачав головой сказала я.

— Мужчина маме и малышке нужен покой через три дня мы их выпишем, и тогда наговоритесь — кашлянув, прервала нас дежурная медсестра.

Ночь была беспокойной, сама, не знаю почему. Отодвинув, шторку я, увидела звезды и улыбнулась, я не помню, когда в последний раз, видела их.

«Он твоя половинка береги ее» — услышала я металлический голос бесформенного существа, в котором я узнала бабушку.

В который раз я признаю тот факт что близкие люди покинувшие наш мир наблюдают за нами издали более того они каким-то образом помогают нам избежать той или иной болезни или опасности.

Господи как же я устала от больницы — мылено взывала я кормя дочь смесью радует то что завтра нас, наконец, выпишут.

— Мамочке пора отдохнуть — тихо сказал Семен Павлович.

— Семен Павлович, но я могу рассчитывать на третьего ребенка?

— Можете, но это очень рискованно с вашим— то давлением.

Ощутив холод, я разглядела бесформенное существо, в котором узнала покойную бабушку, которая глухо сказала мне: «У вас будет сын».

Дождавшись с трудом утра, я тут же позвонила мужу. Ждать пришлось, долго он почему-то долго, не брал трубку.

— Алло ну ты где?

— В пробке постараюсь приехать быстрее.

Около двенадцати за нами наконец-то приехали.

— Дома полно народу прости, но ты же знаешь мою бабушку — обняв меня в подъезде начал оправдываться Володя.

— Я понимаю.

Увидев незнакомую девушку в синем платье, я нахмурилась, в ней я, увидела опасность она родственница матери моего мужа Фурцева Анастасия Павловна.

— Простите но она не та за кого себя выдает под лифчиком она прячет диктофон — вынимая у нее из рук малышку сказала я вытащив при этом устройство.

— Володь вызывай полицию.

— Я уже вызвала— держась за сердце сказала Анастасия Викторовна.

— Дарья Сергеевна сделайте ей травяной настой из зверобоя.

— Уже делаю.

Прошло две недели.

В связи с событиями крещение малышки пришлось отложить на две недели, зато завтра будут крестины. Муж держится, но меня не обмануть я ведь вижу, что он надломился, что ли глядя на своих родственников.

— Володь, ты главное не молчи не держи в себе выплескивай негатив тебе будет легче.

— Спасибо что ты есть. Ты права раскиснуть, проще всего надо просто, жить.

Мне снился какой— то сон проснулась от запаха кофе. Зевая, я, прошла на кухню Дарья Сергеевна сварила кофе.

— А где Володя?

— Он в детской кормит малышку и вам пора собираться в церковь.

— Ой, я совсем забыла вот чума.

— А где Таня?

— Она занимается каким-то психологическим исследованием, она развита не по годам будет только пять лет, а развита на десять.

— Поэтому и пойдет в школу с шести лет.

 

Обряд крещения малышка приняла, в штыки исплевала всего отца Ефрема.

— Темпераментная, однако, барышня у нас будет — улыбнувшись, заметила Катерина, когда мы ехали обратно домой.

— Это точно как Вика?

— Дома с ангиной лежит соседка обещала присмотреть.

— Кать как у тебя дела?

— Работаю, расширила психологический центр «Надежда» собираюсь замуж за президента строительной компании «Астрель» Романцева Константина Олеговича.

— Я рада за тебя.

— Спасибо.

— Марин, вижу тебе, уже не сидится дома.

— Почему же пока малышке не исполниться хотя бы год я не могу оставить ее одну.

— Понимаю.

— Таня будет тебе помощницей в свои четыре года она развита на все шесть лет.

— Вот это меня и пугает, ты ведь знаешь, как в нашем социуме смотрят на непохожесть на других.

— Ничего прорвемся главное держаться вместе ведь мы же Рысевы.

Перебрав, вечером вина я проснулась с тяжелой головой. Марина что ты делаешь? — одернул, меня внутренний голос очнись так недалеко потерять то, что ты сейчас имеешь семью.

— Володя вы где?

— Мы в детской тихо ты Ирочка только заснула, а Таня на подготовительных курсах бабушка отвезла.

— Прости я вчера.

— Просто контролируй себя.

— Ты прав прости, просто я не знаю, куда себя деть я.

— Ты как птица в клетке, но потерпи.

— Постараюсь.

Больше всего я боюсь, что быт съест наши отношения. Несмотря на то, что мы любим друг друга, но нет уже той страсти, которая будоражила дух, нет той дрожи в коленках и мурашек по коже может дело в том, что прошло пять лет.

— Марин завтра из Минска прилетает Илья.

— Твой брат? Кажется, вы не общаетесь.

— Так получилось он анастезиолог, здесь ему предложили работу.

— Что ж буду рада.

Заснув под утро, я проснулась от плача малышки.

— Марин может нанять няню бабушка уже не в том возрасте.

— Я уже думала об этом.

— Завтра я позвоню в агентство «Нянюшка».

Оставив малышек с Катей, мы поехали в аэропорт. В аэропорту нас ждал зеленоглазый блондин, тридцати пяти лет стрела пронзила меня, я поняла, что пропала, о муже я тут же, забыла.

— Илья как Соня?

— Мы развелись, не сошлись характерами.

— Мариночка вы чудо.

«Господи я чуть было не совершила ошибку он похотливый самец» — спохватилась я.

«Марина, Марина глаз да глаз за тобой нужен» — считала я мысли мужа и залилась краской.

— У тебя здесь есть квартира?

— Мамы кстати ее смерть я никогда тебе не прощу.

Украшая, гостиную шарами я до сих пор, не могу поверить, что нашей малышке сегодня исполнилось три года.

— Марин, Илья улетел обратно в Минск.

— Я не удивлена он был уверен, что весь мир у его ног.

— Весь в мать.

— Володь, с няней определились, будет Когутова Анна Дмитриевна в садик она выйдет с завтрашнего дня, а я выйду в центр, сил моих больше нет.

 

ГЛАВА 12ЧАСТЬ VI ВОЗРОЖДЕНИЕ ВОСТАНИЕ ИЗ ПЕПЛА

 

Чем ближе я подъезжала к своему «детищу» «Формуле жизни, Вере, Надежде, Любви» тем сильнее становилась ведь здесь остались только преданные мне люди.

Припарковав машину, я поднялась на второй этаж в свой обустроенный кабинет.

— Ирина свари мне кофе и что у нас с репортерами?

— Они в зале.

— Я сейчас буду.

Увидев машину мужа, я улыбнулась, не забыл все-таки.

Полчаса я терпеливо отвечала на всякого рода вопросы особенно на этот: «Марина Викторовна, каково вернуться в ту же колею восстать из пепла ведь вы ушли подполье.

— Я ушла на время и снова вернулась да я возродилась из пепла, так что те, кто захочет меня сломать сломает себе только зубы.

— Володь, давай улизнем, я утомилась, и я хотела бы побыть с дочерьми.

— Поехали.

— А как же моя машина?

— Макс отогнет в гараж.

— Никогда не думала, что у тебя будет охранник.

— Я тоже, но известность обязывает ведь я не только психолог, но и медиум.

— Думаешь мне тоже надо обзавестись?

— Думаю что да.

— Может, посоветуешь?

— Корчагина Александра Дмитриевича вместе служили в армии.

Таня что-то рисовала, когда мы к ней подошли.

— Ира, а что это?

— Мир изнутри.

Я ни чему не удивилась, я заранее, знала, что так будет, только, будет лучше, если Танечка не будет, афишировать свои познания перед психологом ведь у нас, любят навешивать ярлыки и упекать далеко и надолго.

— Мам, я все знаю, о нашем даре, знает только наше окружение.

— Таня уже поздно ложись спать.

— Хорошо.

— Марин, завтра приедет Саша мне будет спокойно, если ты будешь в безопасности.

— Хорошо.

Включив утром, телевизор я услышала: «Известный психолог с даром предвидения с триумфом выиграл дело по незаконному захвату психологического центра «Формула жизни Веры, Надежды и Любви».

— Справедливость восторжествовала — чмокнув меня в щеку тихо сказал бесшумно зашедший в зал муж.

— Только не всегда так бывает.

— Марина, Саша уже подъехал.

— Я хочу оформить его по трудовой.

— Хорошо твое право.

— Можно? — хрипло спросил зеленоглазый блондин тридцати двух лет.

— Проходите.

Если бы я не была замужем и не думала о семье, возможно, я бы позволила себе флирт, но я ни хочу размениваться.

— Александр, Тамара Васильевна покажет вам комнату, где вы будите жить.

— Хорошо.

— Саш, я поехал у меня презентация.

— Хорошо. Все под контролем.

— Я на это надеюсь, доверяю тебе самое ценное, что у меня есть.

— Не беспокойся.

Он женат на дочери Гринева Олега Степановича Ольге у них дочь Вероника по жизни он привык рассчитывать только на себя.

— Саш, в одиннадцать поедем в центр, а пока можешь быть свободен.

Ровно в десять приехала Ирина Александровна няня Ирочки.

— В двенадцать уложите ее в час погуляйте.

— Хорошо, Марина Викторовна.

В последнее время видения меня не посещают, значит, портал постепенно закрывается.

Открыв гардероб я достала черный брючный костюм сегодня на работе будет аврал поступило десять человек избалованные девицы, у которых глубокая депрессия на почве несчастной любви придется помочь, хотя ох как не хочется помогать богатым зажравшимся уродам.

— Таня поторопись мы опаздываем, сегодня тебя заберет тятя, Катя.

— Хорошо.

Завезя дочь в сад с уклоном, где готовят детей к школе мы поехали в центр.

— Пригнись — сипло сказал мне охранник.

Услышав автоматную трель, я мысленно перекрестилась господи кто же это.

— Похоже, тебя заказал брат твоего мужа за твою свекровь с сестрой.

Тоже мне народный мститель выискался» — мысленно выругалась я.

— Он хочет оттяпать у Володьки центр.

— Ничего у него не выйдет, его надо просто посадить надеюсь, что ты мне поможешь.

— Помогу.

— О покушение он не должен знать.

— Это невозможно и ты прекрасно это знает у вас связь на расстоянии.

Включив радио, я услышала. Известный бизнесмен Рысев Илья Владимирович сгорел заживо по дороге домой причина возгорания машины неизвестна, ведется следствие.

— Вот дает иногда меня жуть берет — почесав затылок, сказал тихо Сашка.

— Знаешь, он давно напрашивался.

— Мне идти с тобой?

— Да. Знаешь хоть у меня оточенная система безопасности бывшие спецназовцы, но и ты нам пригодишься, сестрица моего мужа не умерла, эта, была очередная имитация по моим данным сейчас она во Франции имя у нее Натали Глюбьен.

— Марин, у тебя дар.

— Это передается у нас по женской линии, хотя бабушка моего мужа сделала исключения, дар передала своему внуку.

Выйдя из машины я нервно закурила хотя после того как забеременела, дала себе слово бросить курить но дать слово и сделать это разные вещи.

— Раиса принеси мне кофе с коньяком.

— Вас все ждут там толпа.

— Скажи Самойловой, с Демьяновой пусть займутся первым потоком.

— Так это ваши пациентки.

— Делай, что я говорю, в меня вообще сегодня, стреляли.

— Что? Кто? Неужели Илья.

— Ясно. Охрана вызывайте полицию Тихонова Раиса Сергеевна, гражданская жена Ильи они оба хотели меня убить.

Когда ее увели, я набрала номер мужа, потому что поняла, что могу совершить непоправимое.

— Алло.

— Володь в нас стреляли жена твоего брата уже в тюрьме.

— Я сейчас подъеду как ты?

— Стресс, а так ничего.

Бросившись в объятия мужа, я разревелась вот тебе и возвращение к работе.

— Самойлова с завтрашнего дня ты мой секретарь.

— Но.

— У тебя будет две ставки.

— Он так на тебя смотрит, влюбился как мальчишка — налив нам по бокалу красного вина сказал вдруг муж.

— Ты о Сашке что ли? Он для меня всего лишь квалифицированный специалист своего дела не более того. Володь я уже нагулялась.

— Я рад милая, что это так.

— Володь, твоя сестра не умерла, ей помогла мафия Калидонского Давида Стефановича.

— Я это знаю, так же я знаю, что она еще проявит себя.

— Завтра день рождение у Тани исполниться уже четыре года.

— Да года летят.

Заснув под утро, я проснулась от телефонного звонка Самойловой.

— Перенеси запись моих пациенток на завтра.

— Хорошо, но они недовольны.

— Ничего проглотят как — нибуть.

— Не боишься растерять клиентуру?

— Не боюсь. А ты Дина не зарывайся, если не хочешь чтобы я указала тебе на твое место.

— Сука, какая же ты сука.

— Ты уволена, зайди в отдел кадров к Софии Андреевне пусть отдаст тебе трудовую книжку.

Бросив трубку, я тяжело вздохнула, мое возвращение получилось, скомканным ничего, прорвемся.

Найдя номер бабушки, мужа я набрала ее номер.

— Анастасия Викторовна?

— Да.

— Мы могли бы встретиться в «Магнолии» у сквера мира через час?

— Да.

— Хочешь взять на работу Алену?

— Да специалист она хороший просто с детьми сейчас неохотно берут.

— Тебе нужен регистратор и заместитель?

— Заместитель у меня есть: это Виктория Андреенко.

— Я рад за тебя только не заставляй людей ждать.

— Завтра я не могу у дочери праздник и.

— Малыш, отметим вечером работа превыше всего, а то ведь ты же знаешь, конкуренты не дремлют.

— Я как-то об этом не подумала, но тогда оформлять Сурикову Алену Сергеевну придется сегодня.

— Марин, будет лучше, если ты не будешь, жертвовать собой ради детей пусть, учатся рассчитывать только на себя и потом они с няней.

— Ты прав тогда я поехала.

— Саша уже в машине.

В «Магнолии, « было пусто кроме нас, не было ни души.

— Я рада, что ты решила взять на работу Алену я ей уже позвонила, она уже выехала.

— Анастасия Викторовна тогда и я поеду, потому что завтра она мне понадобиться завтра у меня будет, тяжелый день, приезжайте к 19:00 часам на праздник.

— Хорошо.

Припарковав машину, я вышла из машины следом за мной и мой охранник.

— София Андреевна Алена Сергеевна приехала?

— Да.

— Вы ее оформили?

— Требуется ваша подпись.

Расписавшись, я объяснила той ее обязанности.

— Регистрация больного, заведение карточки, выдача карточек и амбулаторного талона.

— Я все это знаю.

— Рабочий день с 9 до 18:30.

— Хорошо.

Нажав на кнопку, я вызвала Вику.

— Марина Владимировна ваших избалованных пациенток я разбросала по часам.

— Спасибо.

Приехав домой в двенадцатом часу, я рухнула, не раздеваясь в кровать, и отрубилась. Проснувшись от капризов Иры, я решила сама сварить ей рисовую кашу.

— Ты потакаешь ей.

— Володь она еще маленькая.

— Она еще покажет нам— закурив перебил меня он.

— Я знаю но не могу ей отказать.

— Таня уже кровать сама заправляет и вообще ведет себя как взрослая, несмотря на свой возраст.

— Они все разные и этим все сказано.

— Может ты и права, но и слишком баловать ее тоже нельзя.

— У нее, зато вокальные данные, какие.

 

 

 

ГЛАВА 13

 

— В три года отдадим в музыкальную школу имени Косова Игоря Анатольевича.

— Хорошо.

— Я в душ, а то на 9:30 у меня тяжелый случай глубокая депрессия Осиной Дианы Витальевны после автокатастрофы.

— Хорошо я после тебя.

Моясь, я сквозь воду увидела свое будущее. От того что я увидела мне стало не по себе ночь пустынная дорога моя искореженная машина я вся в крови обезображенная на мне нет живого места одни угольки.

Мне конечно первые пять минут хотелось думать, что это ерунда, но как правила, мои видения реализуются. Вздохнув, я вышла из душа.

Собрав себя по частичкам, я поехала в центр, дав себе слово, что о моих личных проблемах не узнает ни одна душа.

Увидев возле своего кабинета толпу, я тяжело вздохнула.

— Катя, возьми у них карточки.

— Хорошо.

Первую пациентку Осину Диану Витальевну я поместила, в палату она требует лечения.

— Взяв нужное оборудование, я зашла к ней в палату. Подключив, ее я начала гипноз. Благодаря гипнозу она вспомнила, все, вспомнила, кто оставался в машине пока она с мамой и отцом выходили.

— Это тетка Сима моя мой отец был прокурором, поймал ее на торговле, наркотиков в отличие от большинства он был честным опером хоть так и не бывает.

— У меня есть знакомый мент может помочь возобновить дело — тихо сказала ей я.

— Спасибо за гипноз гора с плеч свалилась.

— Это моя работа помогать, людям, обрести душевную гармонию и равновесие.

В сумке запел телефон, на дисплее, высветился муж.

— Алло.

— Марин, мы тебя заждались.

— Скоро буду по дороге заеду в «Мир волшебства» куплю Ирочке куклу.

— Фарфоровую?

— Да.

В отличие от Тани Ирочка в куклы играет, а вот наша маленький психолог ведет себя по— взрослому и вовсю готовится к щколе.

Поставив ей капельницу и дав успокоительное я поехала домой. В магазине, было много народу с куклой мне, помог Саша, за что я ему благодарна.

— Моя тоже признает только такие игрушки.

— Нам пора — сухо оборвала его я.

— Ты можешь ехать домой с женой помирился?

— Она беременна и знаешь, я был дураком.

— Я рада, что ты это понял.

По громким голосам из квартиры я поняла, что гости все собрались.

— Тамара кто там?

— Мариночка приехала — услышала я голос домработницы.

— Ирочка это тебе. Обняв, дочь я, поняла, что у нас растет известная певица.

— Скоро Таня станет взрослой пойдет в школу — моя посуду сказала Тамара Васильевна.

— Да года летят, самой скоро, стукнет тридцатник.

Уложив, дочек спать я спустилась, вниз завтра хочу переговорить директором детского сада «Алые паруса» насчет Ирочки я хочу, чтобы она, как и Таня ходила в детский сад с уклоном.

— Чем раньше они станут самостоятельными, тем лучше — закурив, сказала я Володе, когда он снимал рубашку.

— С одной стороны ты права, но, а с другой страшновато срывать с их глаз «розовые очки».

— Пусть они видят всю подноготную изнанку жизни сейчас чем, потом потому что потом будет больнее и будет куда сложнее принять наш мир таким, каков он есть на самом деле без прикрас.

— Вижу, тебя хорошо жизнь, потрепала — обняв меня, тихо сказал муж.

— Не то слово впрочем тут заслуга мамы с отцом всю жизнь они меня опекали я росла у них комнатным растением с которого сдувались пылинки очки пришлось сбросить после того как моих родителей заказали.

— Прости.

— Ничего я уже отомстила.

— Марин, завтра мне понадобится, твоя помощь, потребуется гипноз у тебя больше таланта, чем у меня девушка не может, вспомнить о себе ничего как я не пытался я, не могу ей помочь.

— Очень скоро твой дар раскроется до конца — тихо оборвала его я.

— Ты так думаешь?

— Володь твои сомнения только путают твою судьбу.

— Ты права сам не знаю, откуда эти сомнения.

— Ты просто не можешь простить себя за мать, но по сути ты ни в чем не виноват этой женщине ты не был нужен тебя воспитала и вырастила твоя бабушка.

— Спасибо. Спасибо за то, что ты есть — прижавшись ко мне, сказал он а я поняла, что роднее человека у меня уже никогда не будет.

Проснувшись от будильника, заведенного на половину восьмого утра я, зевая, прошла в ванную с сегодняшнего дня Ирочка пойдет, в ясли я, ни хочу, чтобы она так же как я росла домашним растением.

Задумавшись, я не сразу услышала стук в дверь.

— Марин ты там не уснула?

— Я уже выхожу Ирине ты помог одеться?

— Да.

— Володь позвони няне скажи ей чтобы она забрала ее из яслей в 16:30.

— Хорошо.

Я понимаю, что я не самая лучшая мать рассчитывая не на свои силы, а на няню, но я не могу посвятить себя целиком и полностью семье все, оттого что я деятельный человек, который не может довольствоваться малым.

Спустившись вниз, я, попросила домработницу передать Тане, что к 9:00 часам папа за ней подъедет.

Заведующая детским садом Терехова Ольга Андреевна была на месте, приняв от нас справки, она позвала старшую воспитательницу Лисицыну Оксану Петровну женщину приятной наружности педагога от бога.

— Плата шесть семьсот в месяц— сказала она мне когда малышку увели в группу.

— Я в курсе, но я надеюсь на то, что за моей дочерью будет нормальный уход.

— Можете, не волноваться за ваши деньги все, сделаем в лучшем виде.

Намек я поняла я, конечно, могла разбухнуть пойти жаловаться, но тогда моя дочь будет расти сорняком предоставленная сама себе.

По дороге вспомнив о том, что обещала мужу заехать к нему в центр «Путеводитель жизни» я повернула машину в противоположную сторону сегодня я без охранника чему рада, хотя мой риск муж и не одобрил.

У него уютно осматривая светлую приемную, отметила про себя я.

— Вы к Владимиру Александровичу? — пискнув, спросила меня зеленоглазая блондинка.

— Да Арина Валерьевна я к нему и нас не беспокоить.

Несмотря на то, что у меня нет сомнений в верности мужа мне неприятно, что его секретарь готова из юбки выпрыгнуть при виде моего мужа.

Он, молча, курил, когда я к нему зашла.

— Привет как ты?

— Пока еще не поняла полусонная.

— Марин, пойдем, она в палате сейчас с ней, занимаются специалисты.

— Огрев Игорь Леонидович?

— Да.

— Он специалист от бога он сделал ей диагностику, но, а память ей мы вернем с помощью качественного гипноза.

Два часа ушло на гипноз. Зато она вспомнила, что она: Симонова Алиса Григорьевна дочь генерала родилась в Обнинске. В 1984 году родители переехали в Москву, когда ей было, пять лет ее родители, сгорели заживо на даче. С десяти лет ее воспитывала тетка до тринадцати лет, потом сдала в детдом.

Очень быстро оттуда ее забрал брат ее отца Симонов Герман Ильич сдувал, с нее пылинки благодаря нему она, поступила на юридический факультет, отучилась и была хорошим специалистом пока не вышла замуж за заместителя отца там авария и полный провал.

— Алиса, теперь вы понимаете, кому была, выгодна ваша полная, потеряла памяти, он рассчитывал запереть вас в психиатрической больнице.

— Знаешь, мне двадцать девять лет, но такое ощущение, что я прожила жизнь.

— Ничего главное все рассказать, дяде, открыть на него глаза.

— Он жив?

— Он находиться в надежном месте у Грызлова Глеба Андреевича у его друга.

— Спасибо.

Через два часа за ней приехал статный седоволосый мужчина с прозрачными голубыми глазами.

— Спасибо девочка ты вернула мою дочь к жизни.

— Пожалуйста — это всего лишь моя работа — сказала я.

Посмотрев на часы, я поняла, что у меня у самой у моего кабинета целая толпа и это несмотря на то, что в моем центре работают, профи своего дела в основном все, стараются попасть на прием ко мне и к Зудиной Альбине Васильевне.

Если бы не помощь существ из иного измерения я давно бы сломалась, да и я прислушиваюсь в последнее время к интуиции, но не к разуму.

Бросив машину на стоянке, я поднялась на третий этаж. Благодаря Альбине мы быстро их раскидали к 18:00 часам я была свободна.

— Домой?

— Да сегодня шесть лет нашей совместной жизни Таня уже ходит в первый класс.

— Да года летят.

— Ходит в психологический кружок «Надежда».

— Она пойдет, по вашим с Володей стопам вот, увидите.

— Мы это знаем — подкрашивая губы, кивнула я.

Сашка, молча, курил у машины, когда я вышла у него недавно родилась тройня, теперь он женат на дочери прокурора Нине.

— Саш, ее-то ты хоть любишь?

— Люблю. Марин ты была права мы слишком разные люди и.

— Я рада, что ты это, наконец, понял.

Таня весело разговаривала с девочками о чем-то когда я ее окликнула.

— Мама, привет ты сегодня рано.

— Раньше закончила как ты?

— Хорошо психолог меня хвалит.

— Я не удивлена, кстати, твоя сестра ходит в музыкальный кружок.

— Она слишком независима.

— Ты строга к ней.

— Вы еще поймете, что я была права.

Господи ей только шесть лет, а рассуждает как будто лет двадцать не меньше— с тревогой подумала о себе я.

Главное чтобы наша девочка не делилась своими мыслями с посторонними людьми, могут неправильно понять и запечь в психиатрическую больницу на все годы.

— Мы приехали — сказал Саша, вернув меня на землю.

— Ты можешь ехать домой вот это твоя зарплата 190000.

— Спасибо.

— Саш, ты хороший специалист я за тобой как за каменой спиной.

Увидев свет в окнах, я улыбнулась, это, значит, Володя не забыл, о нашей дате утром, забыл поздравить что он, что я.

Зайдя в прихожую, я увидела, отблеск свечей, подготовился основательно.

— Марина прости, утром, забыл совсем о нашем празднике это тебе.

Увидев блестящую маленькую коробочку, я тут же ее открыла, в ней, оказалось кольцо с сапфиром.

— Фамильное передается от свекрови к невестке, но так как мать умерла, бабушка, передала тебе его сама.

— У меня тоже подарок тоже кольцо.

— Снова обменялись кольцами — засмеялся он.

— Я люблю тебя.

Услышав, шорох я, нахмурилась, наши маленькие штирлицы постоянно за нами подсматривают особенно Ира.

— Ира, выходи мы тебя разоблачили.

— Мама, я вышила вам подарок.

— Какая ты молодец — потрепав, дочь по волосам, сказала я.

— Иди спать, завтра рано вставать.

— Хорошо.

— Хорошо хоть не капризничает — зевнув сказала я.

— Ты подожди, вот исполнится четырнадцать лет.

— Тьфу-тьфу, не дай бог — покачала головой я.

Ночь была душная и это в ноябре-то месяце помниться стояли суровые зимы со снегом и лютым морозом, а сейчас непонятно что. Прокрутившись до 02:00 часов ночи я решила выпить снотворное. Мне будет только тридцать один год, а уже беспокоит бессонница.

— «Ты просто бесишься с жиру. Ты не создана для брака, но раз всевышнему было это угодно не причиняй людям больно — сипло попросил меня дух моей бабушки, нависший над моей головой.

— Не спится? — почувствовав на талии руки мужа, услышала я.

— Да ночь душная.

— Через три дня к нам придет зима.

— Хотелось бы в это верить, хотя я знаю, что даже будет до 24 градусов мороза в последней декаде ноября.

— Марин, я думаю, что Ирочке лучше пойти в школу с восьми лет она более ранимая натура и.

— Ты балуешь ее.

— Возможно, но она отличается от сестры.

— Я это знаю без тебя хорошо.

Муж прав если Таня развита не по годам, то Ирина обычная девушка ее дар раскроется, как только она переживет потрясение.

Ни мне, ни мужу не хотелось бы, чтобы наши дочери вообще страдали, но мы не в силах изменить судьбу.

Заснув под утро, мы оба проснулись от звонкого смеха дочерей.

 

ГЛАВА 14

 

Зиму-то мы все-таки дождались, потягиваясь — мысленно подумала, я в январе Танечке исполниться пять лет на следующий год пойдет в школу Тамара Ильинична ее хвалит.

Главное что обе дочери не демонстрируют свой дар в нашем социуме это не принято более того не похожих на общую массу запирают в дурку на всю оставшуюся.

— О чем задумалась? — услышала я за спиной Володю.

— О том, как быстро летит, время скоро наши малышки, вырастут и улетят из гнезда.

— Ну, тут нет ничего удивительного это закономерность.

— Мне пора сегодня просто аврал звонила Раиса, Петровна сказала, что возле моего кабинета целое столпотворение девочки ели справляются и потом большинство ко мне.

— Спасибо что напомнил — кивнула я, включив телефон.

— Ого.

— Что там?

— Двадцать пропущенных звонков от Алены.

Покачав головой, я связалась с регистратором и по совместительству замом.

— Ну, наконец-то где тебя носит у тебя целое столпотворение тут вообще тяжелый случай жена прокурора Авдотьева Инна Сергеевна попытки суицида, муж гад хочет, упечь в дурку ее, выкрал его брат Анатолий Сергеевич у женщины глубокий стресс на фоне этого пробелы в памяти и депрессия.

— Я не психиатр.

— Я не психиатр.

— Марина Владимировна ей нужна именно ваша помощь в противном случае из нее сделают овощ.

— Хорошо я буду через час.

Вздохнув, я поняла, что я просто не имею, права воротить нос иначе бог, может меня наказать, послав какие-нибудь испытания.

Муж сменил мне охранника из Минска в Москву переехали его два друга Быков Юрий Александрович и Быков Даниил Александрович.

— Юр, нам пора — кашлянув, обратилась я к мужчине.

— Машина уже готова.

— Как Людмила?

— На сохранении ждем тройню.

— Ого.

— Я сам не ожидал.

— Поздравляю.

«Ничего у тебя еще будет сын» — услышала я глухой голос покойной бабушки из зеркала, в котором чуть сама не растворилась.

— А ты куда?

— Я с тобой прости, мало ли что.

— Это выглядит странно.

— Ничего странного я не вижу, ты известный в городе психолог защитила диссертацию.

— Ты прав.

Увидев нас вдвоем, все замерли даже Раиса Петровна.

— Где Алена?

— На месте.

— Алена, где Авдотьева?

— В вип палате.

— Скажи Сохиной Алине, чтобы приготовила оборудование глюкозу и дурманящие масла.

— Хорошо.

— Думаете, гипноз поможет от депрессии?

— Уверена что-то здесь произошло.

Проведя, гипноз я, убедилась в своей правоте дело в том, что моя пациентка стала свидетельницей убийства своих родителей замом своего мужа Павина Якова Андреевича, но последней каплей стало то, что она узнала, кто отдал приказ.

Благодаря связям брата бывшего мужа моей пациентки его удалось засадить за решетку, только теперь она стала дышать полной грудью. Посмотрев на часы, я решила сегодня сама забрать Ирочку из детского сада а в 16:00 часа заберем Таню, которая уже практически готова к походу в школу.

Всю дорогу я думала о себе о смысле жизни и о том нашла ли я себя на этот вопрос я наконец смогла ответить да я нашла себя я обрела настающую крепкую семью где царят: взаимопонимание, гармония и взаимопомощь этот брак не фальшивка как мои предыдущие это я поняла только сейчас спустя годы проведя над собой самоанализ.

— Знаешь я рад, что Рысь сменил охранника, его должны были убрать — вдруг выдал охранник.

— Так вот отсюда подробнее.

— Дело в том, что он скрытый федеральный агент, работающий на спецслужбы.

Честно говоря, для меня это не секрет я давно знаю, что мой муж не тот за кого себя выдает да он хороший психолог, но он далеко не ангел.

— Вы не знали?

— Знала, просто, не понимаю, почему он от меня это скрыл.

— Потому что он решил отойти от дел, но наверху мафия.

— Понятно.

— Жди меня здесь мы скоро — сказала я, выйдя из машины.

Звонкий смех детей оглушил меня. В саду «Муравушка» очень уютно везде стоят цветы красочные стены в цветочек.

— Вы за Ирочкой? — улыбнувшись, спросила меня Ольга Леонидовна.

— Да.

— Она в группе я ее позову.

— Мама я так рада, что ты пораньше.

— Поехали за Таней в подготовительную школу.

— Она скоро пойдет в школу, я тоже хочу.

— Ира, тебе лучше пойти с восьми лет.

— Ну.

— Так будет лучше.

— Мам это, оттого что мы отличаемся?

— Да.

— В нашей группе тоже есть девочки не от мира сего — поморщив нос, сказал мне четырехлетний ребенок.

Нам полчаса пришлось ждать Таню, пока она занималась с психологом.

— Она очень одаренная девочка у нее природный дар ясновидения и предвидения — тихо сказала мне Арина Родионовна.

— Мам, мне столько задали, но я справлюсь.

Она не по годам слишком самостоятельная и самоуверенная вот что меня пугает — куря, на кухне в ожидании мужа, подумала я.

Увидев, машину мужа я, попросила домработницу разогреть обед.

— Нам надо поговорить — тихо сказала я.

— Я знал, что рано или поздно правда всплывет наружу.

— Почему ты от меня ее скрыл?

— Потому что тебе могла, грозить опасность людей сверхъестественными способностями, используют, а потом уже когда они не нужны их упекают на всю оставшуюся в дурку.

— Так просто оттуда не уходят.

— Этой группы «Буро» уже нет, я их уничтожил, запрограммировав белый дом на пожар.

— А ты опасный, однако, человек — налив себе коньяка заметила я.

— Жизнь заставила. Как прошел день?

— Ты знаешь.

— Знаю, твоя пациентка велела брату своего бывшего упечь его в дурку.

— Он получил по заслугам — пожала плечами я.

— Как девочки?

— Неразлучны Ирочка пока ангел, а не девочка вот только как только ей исполниться шестнадцать лет ее как будто подменят.

— Я это знаю, кстати, в свои четыре года она уже записала с Ксенией Валерьевной первую песню.

— Володь, мне кажется, я, беременна — улыбнувшись, сказала я.

— Ты уверена в этом?

— У меня двухнедельная задержка, да и утром я чувствовала себя нехорошо.

— Марина, ты знаешь, как тебе далась Ира.

— Тем не менее, Максима я рожу.

— Поехали.

— Куда?

— В больницу к Стрелковой Марте Олеговне она давняя подруга моей бабушки пусть тебя посмотрят, чтобы знать наверняка.

— Поехали.

В больнице я увидела только обшарпанные стены толпу народа и затхлый запах впрочем, это не показатель что поделаешь, если врачи от бога вынуждены прозябать в таких условиях.

— Вам к кому? — услышали мы хриплый окрик женщины в белом халате.

— К Стрелковой.

— Она у себя.

— Поздний ребенок, но он будет, желанным, у вас все хорошо давление в норме я выписала вам витамины.

— Он будет адвокатом — тихо сказал мне Володя в машине по дороге домой.

— Знаю.

Вечером к нам приехала его бабушка, которая очень обрадовалась, что у нас родится мальчик.

— Марина, это же продолжение нашего рода.

— Мама у нас будет брат? — тихо спросила меня Таня.

— Да.

— Я рада уже сейчас я знаю, что он будет ответственным человеком.

— Таня ты уроки сделала?

— Да сейчас строю график по спирали.

Не знай, я всех тонкостей психологии я бы ее не поняла, а так мы с дочерью и мужем на одной волне.

— Таня иди, поиграй с сестрой.

— Она учит песню «Солнце на закат».

— Девочки мои вы так у меня подросли.

— Время летит мамочка.

Оставшись, одна я мысленно улыбнулась, в тридцать четыре года бог снова, послал мне малыша.

— О чем задумалась? — тихо спросил меня Володя. — О том, что скоро снова стану мамой.

— Марина может ты.

— Ничего ни хочу об этом слышать работа для меня воздух свет в окошке.

— Я тебя понимаю, просто я, беспокоюсь.

— Все будет хорошо.

Покачав головой, он вышел на балкон, дав понять, что я упрямица.

— Марина, о курении тебе придется забыть — вырвав, у меня из рук сигарету, сказал Володя.

— Я знаю но.

— Ни каких но.

Он прав, но порой его порядочность и серьезность доводят до бешенства слишком он, что ли хороший для меня.

«С жиру, однако, ты бесишься» — глухо прервал мои мысли сморщенный старичок из другого измерения Азур.

«Ты прав просто».

— «Не гневи бога» — был ответ.

Посмотрев в окно, я поморщилась, я так устала, от этих серых дней так, хочется легкого морозца, да и солнце не помешало бы.

— Ты сегодня дома?

— До обеда, так что с девочками будет Ирина Сергеевна, кстати, надо будет поднять ей оплату.

— Мне пора — бросив, окурок в пепельницу, сказал муж.

— Будешь поздно?

— Как получится, но я позвоню.

— Хорошо.

Ровно в час приехала Ирина с девочками.

— Ирина, позанимайтесь с ними и еще с декабря ваша зарплата повысится.

— Спасибо, а то моя сестра отказалась от сына я рощу его сама.

Достав, теплый джемпер я, надела джинсы волосы связала, в хвост через двадцать минут я, была уже в машине.

Легкая тошнота дала о себе знать я попросила остановить машину.

— Достань витамины.

Выпив витамины, я почувствовала себя лучше.

— Легли бы вы на сохранение.

— Не могу я и так много потеряла сидя дома.

— Тут приходится выбирать либо семья, либо карьера.

— А я совмещаю и пока все довольны.

Отвернувшись, он решил не встревать со мной в перепалку.

Припарковав машину, я сказала ему ждать меня там, но он пошел следом.

Поработав, до шести часов вечера я, поехала домой сегодня сделала, много гипнозов, вывела многих и депрессивного криза.

Когда я приехала домой мужа, еще не было, он приехал, в одиннадцатом часу уставший и какой-то задумчивый.

— О чем так задумался? — потягивая томатный сок, спросила я.

— О девчонках, которые добровольно хотели уйти из жизни из-за неразделенной любви.

— Эти девочки не способны не о ком думать, кроме себя мне жаль их родителей им еще, повезло, что их родители не закрыли их в психиатрической больнице.

— Им просто повезло, что их родители чивнуши.

— Это да.

— Как ты?

— Нормально.

— Токсикоз не беспокоит?

— Знаешь, я думала, что будет хуже.

— Скоро наша малышка станет взрослой.

— Она уже и так взрослая ты заметил, она уже давно не, играет в игрушки.

— Короткое у нее получилось детство.

— А дети индиго очень быстро взрослеют это запрограммировано у них природой.

Всю ночь шел дождь зима, похоже, к нам не спешит синоптики, правда обещают похолодание к понедельнику, а завтра только суббота.

— Володь.

— Что? — зевнув, спросил Владимир.

— Завтра три года со смерти моих родителей я хотела бы съездить на кладбище и заказать им обедню.

— Хорошо.

— Спасибо и девочки поедут, с нами я хочу, чтобы они знали, что у них есть еще бабушка с дедушкой.

— Они и без того это знают.

— Думаешь, у Ирины те же способности?

— Да, но пока они дремлют.

Заснув под утро, мы проснулись к обеду, девочки были в спортзале, когда мы к ним подошли.

— Вы завтракали? — потрепав, дочерей по волосам, спросила я.

— Да.

— Тогда марш в ванную и собираться мы едем на кладбище.

— Едем к бабушке с дедушкой? — хором спросили они.

— Да.

— Я первая — сказала Таня.

— Хорошо ты всегда первая.

— Я старше тебя.

Покачав головой, я прошла на кухню Тамара Александровна суетливо что-то уже готовила. Благодаря ней Таня кое-что уже умеет готовить не то, что я.

— Марин, ты не скидывай себя со счетов, ты тоже умеешь готовить только ты.

— Володь не надо мы прекрасно знаем, что хозяйка из меня, мягко говоря.

— Зато ты помогаешь людям.

— Это да.

— Мы готовы — постучав в дверь, сказали девочки.

— Уже идем.

Несмотря на то, что хмурилось, мы все же успели до дождя дождь пошел только тогда когда мы сели в машину.

— Марина, пусть спят спокойно, они отомщены — взяв, меня за руку, сказал Володя.

— Я знаю, просто мне их так, не хватает.

— Понимаю, мне тоже, не хватает моего отца, которого отравила моя мать.

— Теперь я понимаю, почему между вами были такие наигранные отношения.

— Знаешь их с сестрой нет а мне не холодно не жарко — выбросив окурок в окно сказал он.

— Остановите машину — поморщившись, попросила я.

— Юр, останови Марине плохо.

— Может тебе все-таки сидеть дома не переутомляться?

— Володь, я зачахну, сидя дома ты же меня прекрасно, знаешь.

— Тогда хотя бы не перегружай себя.

— Хорошо.

Проезжая перекресток мы чуть не ослепли, от яркой вспышки сквозь нее мы с мужем, увидели странника в ковбойской шляпе, который сказал нам: «Портал сможет, закрыт только ваша дочь».

— Володя, а я давно знаю, что найти огранит с древними заклинаниями, сможет только Татьяна.

— Путь ее будет не из легких.

— Это точно, но его она должна будет пройти одна без всякой помощи.

— Марина только главное чтобы наши девочки не показывали свои познания на показ.

— Они и не показывают, они их, шифруют.

— Я рад если это так, потому что ты сама понимаешь.

— Юр, отгони машину на сегодня все — повернувшись к моему охраннику, сказал Володя.

— Хорошо, Владимир Александрович.

— Ты завтра дома?

— До часу после часа у меня прием.

— Надеюсь не допоздна?

— До 19:00 часов, так что девочки будут с няней.

— Завтра месте с Ариной приедет Катя Максим останется с мамой ее мужа.

— Она замужем за кем?

— Сейчас замужем за бизнесменом владельцем строительной компании «Стойком» Тураевым Дмитрием Олеговичем беременна.

— Получается у нее третий брак?

— Да девушка она у нас не постоянная хотя, что поделаешь, если ей уроды моральные попадались.

— Что опять жил за ее счет?

— Да к счастью Катя сразу поняла, что к чему и указала ему на дверь.

— Тураева не смутил то факт что он мать одиночка?

— Нет.

— Это хорошо, а то ведь олигархи воротят нос от довесков.

— Ты стала циничной.

— Такой меня сделала жизнь Володя — вздохнула я.

— Раньше ты такой не была.

— Раньше я была, наивной дурой пока жизнь как следует меня, не крутанула.

— Ладно, не будем, об этом, вижу тебе это неприятно.

Заснув, около двух часов ночи я, проснулась в двенадцать часов дня. Взглянув на часы, я ломанулась в ванную, не заметив в гостиной Катерину.

— Привет прости, просто я опаздываю — тихо сказала я.

— Девочек в школу и сад отвезла няня.

— Как Арина?

— Она не смогла приехать заболела, осталась с крестной.

— С сестрой твоего бывшего мужа?

— Знаешь Валя полная противоположность Стасу.

— Я рада если это так как ты говоришь.

— А ты изменилась — потягивая томатный сок, заметила она.

— Я знаю.

— Ну, мне пора полно дел сама понимаешь.

— Понимаю, сама ели, успеваю поворачиваться, чтобы мои дети ни в чем не нуждались, потому что я поняла одно: в этом мире надо полагать только на себя мужики приходят и уходят, а дети остаются.

— Ты тоже изменилась, повзрослела — вздохнув, прервала я подругу.

Открыв гардероб я, не раздумывая надела, черный брючный костюм волосы заколола наверху, кстати, завтра надо будет, прикупить гардероб для беременных, подумала я, спускаясь по ступенькам вниз.

Алена, молча, сидела за компьютером, когда я заглянула в регистратуру.

— Вас давно заждались, хорошо Гордеева Антонина Михайловна троих уже, приняла.

— Новенькая?

— Да и у нее в руках все горит.

— Что ж это хорошо только до меня ей далеко есть сложные случаи?

— Глубокая депрессия после гибели родителей были убиты на глазах шестнадцатилетней девушки сложный подросток, а тут такое родственникам не хотелось бы обращаться к психиатру.

— Фурсановы?

— Да ее отец профессор экологических наук мать Фурсанова Ирида Валерьевна эксперт.

Сейчас ее воспитывает: ее дядя он адвокат Фурсанов Игорь Даниилович с Фурсановой Марией Николаевной она содержит модельное агентство «Шарм».

— Ясно где девушка?

— В палате отрешенная от внешнего мира.

— Ничего и не таких поднимали. Придется, ей заново, учится жить и принимать жизнь такой, какая она есть без прикрас.

— Я не заметила, когда ты стала, жесткой.

— Катенька, иначе акулы нашего общества давно бы меня сожрали вот мне, и пришлось стать той кем я стала третьего не дано.

— Видимо хорошо тебя жизнь крутанула.

— Алена, мне пора идти, а вы займитесь своей работой.

— Извините.

Порой я задыхаюсь от своей беспринципности, стервозности, надменности, жесткости, но я знаю одно, если я стану той кем была, меня, сломают, а я не могу им это позволить.

Возможно, я стала слишком жесткой где-то даже надменной, но такой меня сделала, жизнь по-другому я просто, не выживу это не советский союз, где люди помогали друг другу тут «зубастый капитализм» где приветствуется: стервозности, надменность, беспринципность.

Я уже заранее знаю, что очень рано моим дочерям придется стать такими после того как наше общество попытается упечь их в психиатрическую больницу.

— Марина Владимировна пациентка вас заждалась — кашлянув, сказала мне Светлана Андреевна.

— Иду.

«Пора спуститься на землю мы такие, какие есть» — сказала себе я.

Девушка оказалась творческой личностью она художник пишет акварелью, гуашью на хлыстах есть художественная мастерская правда все в темных тонах.

— Инна, давайте вернемся к тому злосчастному дню.

— Давайте.

Находясь од гипнозом, она рассказала, что к парку подъехала машина дяди Глеба друга и компаньона ее отца родители помахали, ему рукой но тут же прозвучала автоматная очередь.

— Ваших родителей убил киллер, который находился с заказчиком в машине на данный момент он в Америке под другим именем Джон Макэн.

— Я обрету покой, когда эта тварь сгинет?

— Да и это произойдет, очень скоро я вам это, обещаю.

— Что пошлете на него мор? — невесело усмехнувшись, спросила меня девушка.

— Возьму на себя грех.

— Инна, жизнь продолжается я тоже когда-то не хотела жить, когда моих родителей заказал компаньон моего отца.

— Спасибо мне стало легче.

Посмотрев на часы, я поняла, что мне пора домой уже восьмой час.

Катя, молча, листала журнал когда я приехала.

— Привет как ты?

— Токсикоз, правда, у тебя золотые дети, но ты не расслабляйся, с младшей, будут проблемы.

— Я знаю. В шестнадцать лет у нее появиться желание петь она даже сбежит из дома познакомиться с Шуйским Робертом Николаевичем.

— Но брак будет обречен более того он окажется деспотом будет бить ее она убежит от него вместе с детьми.

— К сожалению это так.

— У старшой тоже будет два брака если в первом браке она будет думать только о себе и не принимать во внимание желание другого человека, то во втором браке она наконец-то повзрослеет и перестанет спорить со своим « вторым я» которое всегда верно.

— Кать, ты тоже предсказатель от бога.

— Так ведь бабушка передала мне свой дар.

Нашу задушевную беседу прервал звонок ее мужа.

— Мне пора, но я не прощаюсь, очень скоро твоя жизнь измениться детки, вырастут.

— Да уж.

Помахав ей рукой я, с грустью смотря в окно, поняла, что мне жалко отпускать малышек во взрослую жизнь, но придется, Танечке уже, будет десять лет она уже в четвертом классе.

— О чем задумалась?

— О том, что девочки растут.

— Как ты?

— Что-то нехорошо.

— Я вызываю скорую помощь, пришло время рожать.

— Думаешь?

— Я уверен.

— Мне страшно.

— Не бойся я с тобой.

 

ГЛАВА 15ЧАСТЬ VIIIРОЖДЕНИЕ РЕБЕНКА ВЗРОСЛЕНИЕ ДОЧЕРЕЙ ЗАЛОГ СЧАСТЬЯ И ГАРМОНИИ В СЕМЬЕ.

 

В дождливую ночь у меня начались схватки, в пять часов утра я родила здорового малыша, которого мы назвали Даниилом.

Прошло десять лет……

Посмотрев на пятнадцатилетнюю дочь, которая после девятого класса собирается, поступать на психологический факультет я, подумала, как же все-таки быстро летит, время девочки мои совсем выросли, хотя что-то непонятное творится, с Ириной, стала дерзить убегать из дома шляться по кабакам.

— Таня, так продолжаться не может, повлияй на нее!

— Мама в школе она учится, хорошо, хвалят в музыкальной школе, а то что она убегает из дома так ведь она мечтает о крутом продюсере, который ее раскрутит.

— Неужто поет в кабаках?

— Поет.

Я была в шоке, хотя в прочем наша дочь зарабатывает деньги пусть таким способом главное, чтобы не начались наркотики, и таблетки я это просто не переживу.

— Марин, Ирина умная девушка она не совершит ошибки, просто она стала уже взрослой.

— Вот этого я и боюсь. Если она хочет петь, пусть пробует в «Хоры».

Куря в лоджии я, вспоминая, некоторые моменты из своей жизни поняла, что Ирина чем-то похожа на меня когда-то я, как и она была, потерянная, не могла найти себя в этом жестоком мире. Я ее прекрасно понимаю ей скучно с однотипными одноклассниками, у которых только гулянки на уме, а у нее цель стать известной певицей благо природа наградила ее шикарным голосом плохо то, что она курит.

— Мам, Ирина пришла — просунув, голову в дверь, сказал Даня.

— Иду.

— Мама нам надо поговорить.

— О тебе?

— Да. Мам я хочу после десятого класса поступить в Гнесенку.

— Хорошо мы с папой позаботимся об этом.

— Спасибо.

Больше мы к этому разговору не возвращались, дочь перестала убегать из дома, а сын радовал, хорошей учебой Ирина продолжает, готовиться к поступлению на факультет по психологии.

— Мам я хочу познакомить тебя с Сашей он сын врача Гриднева Матвея Степановича.

Посмотрев на него, я поняла, одно в будущем он причинит, нашей дочери боль жаль, что сейчас она меня не услышит.

Года летят а дочери взрослеют и расцветают главное то, что они от меня не отдалились, правда, Таня ослепленная любовью к Александру не видит того что он ее использует.

— Марин, дай ей самой во всем разобраться пусть это будет ее ошибка — выслушав меня, сказал Владимир.

— Думаешь?

— Думаю, что да.

— Просто.

— Просто ты привыкла их опекать, но девочки выросли да ты сейчас им нужна, но ты не должна на них наседать.

— Мам, завтра родительское собрание?

— Во сколько? — затушив сигарету, спросила я.

— В 19:00 часов вечера.

— Хорошо я приеду.

— Спасибо.

— Марина, дети тебя практически не видят.

— Володя давай не будем об этом, а то поссоримся и кто бы говорил.

— Прости ты права, но это факт.

Порой я ловлю себя на мысли что он стал меня раздражать, возможно, это оттого что мы прожили, пятнадцать лет, накопились какие-то претензии друг к другу.

— Марин, может, поужинаем вместе в «Шарле»?

— Давай.

Сидя в ресторане, я, смотря в глаза мужу остыв, поняла одно: «сломать легко, а вот построить».

— Володь, прости, за раздражение, устаю на работе и.

— И мы редко бываем, вместе так мы, можем потерять друг друга.

— С нами это не случится — взяв, его за руку, сказала я.

— Завтра у меня семинар «Памятка жизни для подростка» начало в 21:30 приедешь?

— Конечно, мы приедем.

— Спасибо.

— Мариночка здравствуй — услышала я баритон Стаса за своей спиной.

Бывший клиент, точнее отец пациентки избалованной Инны вдруг решил, что я буду его любовницей.

— Здравствуйте.

— Марин, нам лучше уйти.

— Ты прав.

— Может.

— Станислав Яковлевич мы не поняли друг друга и будем, надеется, что обращаться в полицию мне не придется.

— Что смелая да я.

Договорить он не успел, потому что я вырубила его одним взмахом руки.

Дома нас встретила, домработница, сказала, что дети кто, где Ирина в музыкальной школе записала пробный альбом «Вьюга в сердце» а Таня в психологическом кружке.

— А Даня?

— Он на тренировке по карате.

— Ясно.

— Вы ужинать будите?

— Нет спасибо.

— Я хочу тебя — обвив, мю талию руками, прошептал мне на ухо Володя.

— Я тоже тебя хочу — прохрипела я.

До встречи с ним я сомневалась что долгое время можно хотеть одного и того же мужчину хорошо, что мои сомнения оказались напрасными.

— Прям как в медовый месяц — отдышавшись, прошептала я, чиркнув зажигалкой.

— Марина!

— Ничего не говори, я знаю но.

— Ты с ума меня сведешь своими выходками, ладно кофе будешь?

— Буду только где наши дети?

— Четыре часа назад они вернулись домой — тихо ответила Ольга Сергеевна.

— Ой, спасибо.

— Володь, я посмотрю, как там Даня он говорил, у него проблемы с английским я, могла бы ему помочь.

— Я уже подыскал ему репетитора.

— Оперативно.

— Просто ты сама не блещешь твой английский на троечку.

— Это да.

— Кто репетитор?

— Сестра моего друга Самсонова Ирида Петровна.

— Сколько берет?

— Двадцать пять тысяч.

— Я согласна. Володь наш сын будет юристом он должен знать английский.

— Он его будет знать, можешь в этом не сомневаться.

— Мам, а куда вы пропали?

— Гуляли. Таня как твои успехи?

— Все хорошо завтра с Сашей идем в парк.

— Хорошо.

Порой я думаю, о том, а может все изменилось и он ее не предаст но, увы.

Мне так и хочется открыть глаза дочери на ее ухажера показать, что он целиться не на брак с ней, а на карьерный рост.

— Марина, пусть набьет себе шишек, по крайней мере, это будет ее первый опыт.

— А ты прав.

Вспомнив на минуту свою первую любовь, я поняла, что тогда и сбросила с себя «розовые очки». После предательства Артема я перестала, идеализировать мужиков я, поделила их на:

маменькиных сынков, которые без мамочки ни на что не способны. Эти так называемые «мужчинки» привыкшие к тому, что женщина до седых мудей будет подтирать им сопли и слушать о том какая, плохая жизнь и что теперь делать;

снобов, которые слышат только себя, алкашей наркоманов.

 

 

 

 

 

ГЛАВА 16

 

 

Покопавшись, и, нашла один экземпляр, который пригоден для брака мужчина схожий с интересами своей спутницы.

Да я сейчас прекрасно понимаю свою дочь, что ж пусть испытает горькое разочарование только тогда она поймет, что мир не прекрасен, а жесток. Очень скоро дочь поймет что здесь надо идти, напролом подсиживая и сжирая ближнего своего иначе сожрут себя закон «городских джунглей».

— Марина, пришла машина.

— Дети вы готовы? — спустившись, на землю спросила я.

— Да.

— Тогда поехали.

— Волнуешься?

— Есть немного.

— Мам все будет хорошо я уверена, что посетители семинара будут, довольны хором, сказали девочки. Девочки оказались правы муж хороший оратор знаток своего дела.

В 12:30 мы поехали в ресторан «Дольче-Вита» где нас ждали наши друзья и пациенты, которым мы вернули жизнь.

— Я поднимаю этот бокал за тебя — улыбнувшись, и взяв, его за руку, сказала я.

— Мариночка, спасибо.

— Ты можешь на меня всегда рассчитывать.

— Папа ты был неподражаем— потягивая шампанское сказала Таня.

— А где Ирочка?

— Готовиться к пробным ЕГЕ ведь в восьмом классе теперь тоже, правда, пробники.

— Марин, уже сейчас она трудный подросток думаешь, стоит идти у нее на поводу?

— Если ты по поводу ее желания петь, то да.

— Ну, хорошо.

— Мам, вот и Саша.

Вздохнув, я, пожалела о том, что наша дочь не смотрит на знаки, которые посылает ей вселенная.

— Таня только недолго завтра у вас контрольные.

— Хорошо.

— Марин, это ее жизнь пусть это будет ее ошибка.

— Ты прав просто мне бы не хотелось, чтобы наша дочь страдала из-за избалованного папенькина сынка, который видит и слышит только себя.

— Очень скоро она это поймет.

— Надеюсь.

— Нам пора уже поздно завтра к 9:00 подъедет Ирида Петровна — кашлянув, сказал Володя.

— Ты прав.

Дом встретил, нас тишиной Тамара Сергеевна, сказала, что Даня давно спит.

— А где же Ирина?

— Куда-то ушла вместе с Раисой.

— Ясно.

— Что плохая компания?

— Да нет, дочь косметолога Вересовой Алины Дмитриевны Рая мечтает открыть салон красоты «Багера».

— Только тебя смущает то, что она тебя не известила я прав?

— Да.

Достав телефон, я набрала ее номер и услышала гул, и мужские голоса я поняла, что дочь пошла в разнос. Господи в страшном сне я не могла подумать, что моя девочка в четырнадцать лет будет пить и курить.

— Я не знаю, что нам делать.

— А я знаю, отправим, ее к прабабке та быстро мозги ей, вправит.

Ирина пришла, под утро пьяная на нее, было страшно смотреть боевой раскрас.

— Пила с Раей?

— Да ну ее она зануда Диана с Ларой лучшие.

— Завтра ты едешь на год к прабабушки это не обсуждается.

— Задрала уже.

— Как ты с матерью разговариваешь маленькая дрань! — разозлившись, влепив нахалке затрещину возмутилась я.

— Таня закрой ее в комнате до приезда Анастасии Викторовны сил моих больше нет.

— Хорошо.

— Где она?

— У себя.

— Ты была с ней слишком мягка вот и результат ну ничего я все исправлю.

— Спасибо.

Прошло три месяца…

Вчера звонила, бабушка мужа, сказала, что теперь Иру не узнать она изменилась, перестала пить, правда курит, но это все курят или почти все хочет вернуться домой говорит, что очень соскучилась.

Зима все-таки наступила — потягиваясь, смотря в окно, подумала я.

— Марина, гости в дороге, а ты еще не готова сегодня нашему сыну тринадцать лет.

— Мне так ее, не достает.

— Марина, Танечка уже совершеннолетняя ей восемнадцать лет у нее стажировка в Англии тем более она не одна с ней Саша пусть он юрист, но тем не менее.

— Ты прав, но на сердце все равно как-то не спокойно.

— Марина, он будет, ее мужем они, проживут пять лет у нас даже, будет внучка, прежде чем она поймет, что он за человек.

— Знаю, просто мне, хочется ее предостеречь — вздохнула я.

— Владимир Александрович Катерина Александровна с семьей уже приехали и Анастасия Викторовна.

— А наши друзья?

— Они тоже приехали.

— Идем.

Муж подарил, Даниилу теннисную ракетку сын хорошо играет, в теннис уже выиграл, несколько кубков в будущем, планирует пойти учиться на юриста.

— Нам пора — взяв, меня за руку, сказал Владимир.

— Ты прав.

Около шести часов вечера Татьяна прислала из Англии телеграмму, в которой написала, что у них все хорошо через четыре недели будут в России.

— Она подарила мне камеру.

— А я подарю тебе мобильный телефон.

— Круто.

— Дань, а мы с папой решили подарить тебе новый компьютер.

— Спасибо.

Оглядываясь, назад я, понимаю, что давно себя нашла рядом с человеком, который понимает меня с полуслова, так же как и я.

— О чем задумалась? — спросил Володя, когда мы курили на балконе.

— О том, что года летят мне уже тридцать семь лет.

— А мне вообще тридцать девять и что? «Наши года это наше богатство.»

— Ну да.

— Что так вяло? Маринка у нас с тобой еще все впереди не вешай нос.

— Я и не вешаю я, просто оглянувшись назад, порадовалась тому, что наконец-то себя нашла.

— Я, кстати тоже благодаря бабушке.

— Завтра два года со смерти моей матери в камере а у меня ничего не екает.

— Ты просто не умеешь прощать впрочем, как и я — бросив окурок пепельницу, кивнула я.

— Получается что мы с тобой как сиамские близнецы.

— Получается что так.

Подойдя к зеркалу, я вскрикнула, потому что я увидела грядущее будущее. Я увидела теракт в Третьяковской галерее.

— Что с тобой?

— Двадцатого декабря 2013 года в Третьяковке произойдет теракт, которого не было с 2008 года.

— Я очень тебя прошу, молчи, а то.

— Я знаю.

— Я рада, что Тане некогда туда ходить.

— Марина видно судьбе так угодно.

— Я знаю, но это очень страшно.

— Все столкновения с арабами идет, с запада нас, пытаются искоренить как нацию что тут непонятно — сплюнув, сказал Володя.

— Я давно это поняла.

— Мариночка, Володя вы ужинать будите? — прервала нас домработница.

— Да, Тамара Евгеньевна.

— Володь, я очень рада, что в нашем доме работает твоя родственница твоя крестная.

Проспав до часу, я проснулась от назойливого телефона.

— Алло.

— Марина Владимировна, это Алена девочки с трудом справляются, большинство ждут вас.

— Скоро буду.

Чертыхаясь, я пошла в душ. Это же надо было проспать.

— Тамара Евгеньевна, а где дети? — спросила, я на ходу, потягивая кофе.

— Ирина в музыкальной школе в школу ей к четвертому уроку, а Даниила Владимир Александрович отвез в школу.

Одевшись в джинсы и кремовый джемпер я надев кожаное пальто вышла из дома.

— Вы припозднились сегодня — открыв мне, дверь сказал Юра.

— Проспала как Людмила с близнецами?

— Хорошо.

Мне конечно приятно мужское внимание, но я ни хочу рисковать своими, отношениями с Володей, которыми я очень дорожу.

Несмотря на профессиональную охрану центра мне все же спокойнее когда Юра рядом.

К центру мы подъехали в 14:30 Алена не обманула, персонал ели справляется.

— Тураева справляется?

— Наталья Даниловна профессионал от бога.

— Больше бы, таких, как она, а остальные?

— Только и вижу их в курилке, а пациенты ждут, нервничают.

— Завтра на планерке поднимем вопрос об их увольнении.

— Хорошо Марина Владимировна.

Сегодня было спокойнее банальные суициды чад богатых родителей.

— Марина Владимировна у нас пациентка ее нашли на пороге нашего центра.

Присмотревшись в ней, я узнала Сорокину Ольгу Анатольевну свою бывшую одноклассницу.

— Что с ней?

— Она была, замужем за бизнесменом владельцем сети магазинов ресторанов Бизоновым Вадимом Андреевичем в лихие 90-е годы он, возглавлял группировку «Волки» — закурив, сказала Алена.

— Что случилось?

— Она без сознания. Похоже, мужу она наскучила, он решил упечь ее в дурку.

— Ясно.

После капельницы она пришла в себя.

— Кто я? Где я?

— Ты в центре тебе стерли, память на восстановление памяти, потребуется месяц.

После гипноза она вспомнила, что она Бизоновая Ольга Владимировна жена бизнесмена Бизоновая Вадима Андреевича, с которым делила имущество, а дальше провал.

— Вернись назад вспомни свое рождение.

— Меня вырастила, бабушка мою мать Сорокину Альбину Николаевну лишили, родительских прав о судьбе сестры я не знаю.

Благодаря гипнозу я восстановила частично ее память.

— Я ни хочу к нему возвращаться, но он грозит отнять детей.

— Очень скоро он попадет в аварию, и вопрос разрешится сам собой.

— Хорошо если так надеюсь, господь простит меня за подобные мысли — слабо улыбнувшись, спросила меня Ольга.

— Честно? Я не знаю.

Освободившись в 15:45 я решила заехать за сыном в школу вчера вечером я обещала свозить его пострелять в тир«Стрелок».

Крик детей оглушил, меня мне, пришлось немного его подождать.

— Марина Владимировна ваш сын лидер во всем.

— Я рада, а как Ира?

— Она исправилась, Рая хорошо на нее, влияет.

— Я рада.

В «Стрелке» мы пробыли около двух часов после поехали в бассейн, где около трех часов он плавал, потом посидели в ресторане «Пальм»

— Нам уже пора домой вот— вот приедет, папа мы с ним и так редко, видимся.

— Ты права и еще сын ты уже не ребенок приучайся к самостоятельности прости, но я ни хочу, чтобы ты до тридцати лет держался за мою юбку.

— Я сам хотел с тобой об этом поговорить но ни как не находил нужных слов.

— Они сами себя нашли ну я рада, что мы поняли друг друга.

Подъехав к дому, я увидела машину мужа.

— Все в сборе? — раздеваясь, спросила я.

— Да ждем, только вас дочь уже уроки, сделала.

— Похвально.

— Как прошел день? — спросил Владимир, когда мы остались одни в гостиной.

— Нормально сегодня приводила в себя свою одноклассницу, кстати, завтра в час дня погибнет крупный бизнесмен.

— Опять с твоей подачи?

— Не без этого, но, прости я, училась с ней в одной школе в одном классе да она не ангел, но и желать смерти ей я ни хочу.

— Ты хоть грехи отмаливаешь?

— Отмаливаю.

— Никто кроме господа бога не вправе вершить суд.

— Я знаю так же никто вправе стирать память сознания человека.

— Давай остановимся, наш спор ни к чему, не приведет — махнув рукой, сказал муж.

— Давай.

Всю ночь, мела метелица я снова чуть не проспала, к счастью будильник оказался точнее меня.

Потягиваясь, я пошла в душ.

— Доброе утро мам в школу подбросишь?

— Подброшу тебе к половине десятого?

— Да.

— Тогда бегом собираться.

Снег так и идет на дорогах заносы, попав, в часовую пробку мы, выругались.

— Можно попробовать в объезд — вздохнув, предположил Юра.

— Так попробуй мы опаздываем.

Через сорок минут дочь была возле школы.

— Звони если что.

— Хорошо.

Помахав, ей рукой, я села в машину.

— Поехали живее.

— Хорошо.

Сегодня день был, насыщеннее вчерашнего, были дамочки склонные к депрессии в основном жены новых русских.

От их пренебрежительного отношения ко мне хотелось сделать какую — нибуть пакость, но я прекрасно понимаю, что сделаю хуже только себе.

Утомившись от чучундр, я решила выпить чашечку зеленого чая.

— Утомили?

— Не то слово.

— Бывает.

После двух позвонил, муж, сказал, что задержится, врал на работе.

— Хорошо.

— Задерживается?

— Да.

Я на него не обижаюсь, потому что у самой бывают непредвидимые ситуации.

— Я поеду что-то я устала.

— Поезжайте если что девочки отработают.

— Спасибо.

Дома я сделала себе ванну из лаванды. Около шести приехала дочь с завтрашнего дня начнутся зачеты одиннадцатый класс.

— Как в школе? — закурив, спросила я.

— Нормально хвостов нет.

— И на том спасибо как в музыкальной школе?

— Говорят, что я могу поступить в Гнесенку на бюджет.

— Папа обещал переговорить со своим знакомым.

Тогда я и подумать не могла, что знакомый окажется отцом начинающего продюсера.

— Как Таня?

— В Англии Александр работает, в адвокатуре она известный психолог, есть собственный центр «Радуга жизни» дело идет свадьбе.

— Она нас бросила.

— Она нас Ира не бросила она просто устроила свою жизнь.

В одиннадцать часов вечера раздался звонок.

— Алло.

— Мам это Таня я на вокзале только что приехала, Саша, приедет завтра много работы у нас отпуск.

— Мам я поеду с тобой мало ли что.

— Так со мной же Юра.

— Я по ней очень соскучилась.

— Ну, раз соскучилась тогда поехали.

Да девочка повзрослела, посмотрев на дочь, подумала я а что шестого августа ей исполниться восемнадцать лет.

Татьяна изменилась, в глазах уже, нет той беззаботности.

— Ты беременна?

— Да уже на втором месяце беременности мы решили остаться в России.

— Это твое решение?

— Отчасти мое, но он его принял.

— Вижу тебе с ним непросто.

— Мама я его люблю.

— Хорошо только не подстраивайся, под него не иди на жертвы запомни мужики это никогда, не оценят.

 

 

 

 

 

ГЛАВА 17

 

 

Я это ей сказала, а она как будто не услышала видно муж прав придет время и пелена с ее глаз спадет и она, наконец, поймет за кого вышла замуж.

Ребенка Таня потеряла через неделю снова уехала, сказав, что там ей легче.

— Она бежит сама от себя — тихо сказала Ира.

— Это так, но что я могу.

— Марин очень скоро она в нем разочаруется. Ирина завтра у тебя встреча с Шуйским Павлом Николаевичем он тебя прослушает.

— Хорошо я буду, рада засияв, пробормотала Ирина.

— Мам я на тренировку.

— На теннис?

— Да.

— Будь на связи.

— Хорошо.

— Марина знаешь, я, думаю, что от армии можно будет откосить

— Хорошо бы, потому что на носу юридический факультет.

— Тем более что у него проблемы со зрением.

— Это да.

— Просто я ни хочу, чтобы за спиной говорили что он.

— Никто ничего не скажет, потому что это сплошь да рядом родители как могут, стараются откосить чад от служения в армии ведь армия это ад там, в прямом смысле ломают психику бойца как морально, так и физически.

— Суровая изнанка жизни — бросив, окурок в пепельницу, сказала я.

— А так оно и есть сначала «старички» заставляют бойца приседать на корточки и начищать до блеску ботинки, потом кукарекать сто пятьдесят раз и в таком духе.

— Ты что служил?

— Я тебе же вроде рассказывал.

— Прости, пропустила мимо ушей.

— Ясно.

— Ты обиделся?

— Нет просто в последнее время ты где-то далеко.

— Я просто очень устаю, ведь на работе я, выкладываюсь, хотя ты прав может, сходим завтра куда — нибуть?

— Давай в театр посмотрим «Сильвию»

— А билеты?

— Я уже купил, я просто, знаю, что ты любишь театр.

— К семи ты освободишься?

— Да.

— Тогда я за тобой заеду.

— Без охранника?

— У меня новый охранник Симонов Артем Степанович.

— Я буду тебя ждать.

В центре я была около трех часов дня народу, было, немного подтянулись, к пяти часам около шести мы, были свободны.

Увидев подъехавшую машину к центру, Алена тяжело вздохнула. Она давно в него влюблена как кошка, хотя прекрасно понимает, что он ей не по зубам.

— Я поехала если что распредели пациентов на Ильченко.

— Хорошо.

Володя подарил красивый букет кремовых роз.

— Спасибо.

В театре было многолюдно все в костюмах, а женщины в платьях только я в джинсах.

— Расслабься, сейчас на это никто, не смотрит — тихо шепнул мне на ухо Володя.

— Правда?

— Правда.

Спектакль нам очень понравился, в антракте мы, сидели в кафе ели мороженое и разговаривали ни о чем. Смотря на нас можно было подумать, что мы только — только поженились.

— Я счастлива я нашла, себя я, реализовала себя как женщина и как мать.

— Очень скоро нам придется лететь в Англию— затушив окурок сказала я.

— Всем нам.

— Я знаю, жаль только что наша дочь, летит прямиком в пламя.

— Это ее жизнь ее ошибки.

— Ты прав.

Домой приехали поздно дети уже спали, завтра у дочери запись первого альбома» Океан слез» она вся светиться изнутри.

— Грустишь по Тане?

— Да.

— В марте она выйдет замуж ждать осталось недолго.

— Только кроме боли и разочарования этот брак, ничего ей не даст.

— Он даст ей дочь.

— Да он сломает ее как личность.

— Марина Владимировна, Танечка приехала.

— Мама ты была права, он думал, только о себе ему нужна была домработница, а не жена.

— Ты не?

— Мама я предохранялась.

«Девочка моя у тебя еще будут разочарования он не твоя первая любовь» — подумала я.

— Не спеши в следующий раз раскрывать мужскому полу свое сердце.

— Я усвоила урок как Ирина?

— Вовсю занимается, с продюсером он готовит ее к поступлению в Гнесенку.

— Я рада за нее.

— Мам я хочу жить одна и хочу работать в офисе «Склиз» делопроизводителем.

— Ты уверена?

— Да. Мама в доме хватит одного психолога.

— Вот сейчас ты от себя бежишь, но все равно судьба возьмет над собой верх.

— Возможно, но, а пока я хочу попробовать себя в ином амплуа.

— Ты отчасти права ты только узнаешь жизнь тебе лет совсем ничего только исполниться девятнадцать.

— Мама я съезжаю на квартиру бабушки.

— Хорошо раз ты так решила.

Мне было конечно горько, оттого что дочь как-то от меня отдалилась ну ничего пройдет время, и она поймет, что ближе матери нет никого.

— Мам, не обижайся, просто я, выросла — обняв меня, сказала она.

— Я это вижу, ладно Юрий тебя, отвезет.

— Даня ты остаешься за старшего.

— Я понял.

Прошло, три, недели как дочь переехала на квартиру бабушки правда периодически звонит.

Благодаря связям отца она устроилась в строительную компанию ей все, нравиться даже появилась подруга: Когутова Маргарита Алексеевна мать одиночка больше я о ней ничего, не знаю.

Я больше не треплю, себе нервы я, приняла как данность, то, что наши дети практически стали взрослыми.

— О чем задумалась?

— О том, что завтра Татьяна ждет, нас на новоселье она, сделала ремонт в квартире, точнее ей сделали, ведь, получает она теперь тридцать тысяч.

— Я рад за дочь, но это не ее.

— Я знаю, но мы не будем, гнать лошадей дальше жизнь, покажет.

— Мам пап привет через месяц мой новый клип, правда.

— Что?

— Шуйский Павел Николаевич скоро умрет, у него рак желудка и вот уж, не знаю, будет ли меня раскручивать его крученый верченый сынок.

— Ира! Тебе только семнадцать лет, что за мысли?

— Я всего лишь смотрю вперед в будущее.

— Мам, завтра родительское собрание.

— Спасибо что напомнил — обняв, пятнадцатилетнего сына, сказала я.

Всю ночь мне, было как-то неспокойно, было как-то тревожно, наверное, все дело в том, что я не могу отпустить от себя девочек, хотя они практически стали взрослыми, хотя у них сейчас самый трудный возраст.

В полдень я проснулась от распевки дочери в 13:10 у нее репетиция.

— Всю ночь ты плохо спала.

— Да ну меня просто мне тяжело признать тот факт, что наши дети выросли.

— Ничего ты привыкнешь и поймешь, что скоро дети улетят из родового гнезда.

— Я на это надеюсь.

— Через час нам выезжать я в душ — щелкнув, меня по носу, сказал Володя.

— Я составлю тебе компанию?

— Составь.

Собираясь, на новоселье к дочери я, подумала о том, что все же хорошо, что видения стали посещать меня все реже и реже и слышать голоса из другого измерения я стала тоже реже.

— Марина ты скоро? — постучав в дверь, прервал мои мысли ни о чем муж.

— Да— ответила я застегивая темно-синее расклешенное платье.

— Ты великолепна.

— Спасибо. Ты тоже.

Квартирка на Кутузовском проспекте у Тани картинка трешка прихожая отделана под дерево так пожелала Таня кухня 60 метров все в кремовых тонах, а комнатах преобладают разные тона. В зале висит испанская люстра все отделано под серебро немного, вычерню, но это на вкус нашей дочери.

— Инна Васильевна, накрывайте на стол.

Несмотря на то, что дочь улыбалась нам с отцом ясно, что делопроизводство это не ее стихия только вот слушать нас она не станет, остается только ждать когда она сама к этому придет.

— Как на работе?

— Хорошо у нас дружный коллектив.

— Поклонник есть?

— Мама, я только-только влилась в коллектив, и потом я хочу сделать паузу.

— Ты права прости.

Около одиннадцати все разошлись по домам.

— У тебя есть машина?

— На первую зарплату купила.

— Водишь сама?

— Сама мне некого боятся я всего лишь секретарша.

— Ты слишком самоуверенна.

— Какая есть.

Чмокнув дочь в щеку, я пошла к выходу. Наша девочка бежит сама от себя да ей будет казаться, что она на хорошем счету это так и будет, но ей в этой сфере не комфортно и к сожалению она это поймет только после того как попадет в аварию — подумала я заглянув в глаза дочери проходя к двери.

— Завтра дома?

— Завтра у меня конференция потом семинар и в 18:00 часов родительское собрание.

— Знаешь, у меня тоже день расписан по минутам.

Заснув под утро, мы с трудом услышали будильник спасибо Тамаре Евгеньевне, которая сказала, что телефоны просто разрываются.

— А где дети?

— Ира еще спит, а Даня уехал на общественном транспорте сказал, что учительница по физике звереет, когда кто-то опаздывает на ее предмет.

— Понятно.

— Принеси нам омлет.

— Сейчас.

— Ты с утра тоже уезжаешь?

— Да.

— Звони, как все пройдет.

— Хорошо.

Помахав, ему рукой, я пошла собираться. Конференция прошла успешно впрочем, как и семинар.

Достав, телефон я, позвонила мужу.

— Алло.

— Я освободилась еду домой, а ты где?

— Дома.

 

ГЛАВА 18

 

Из-за заносов на дороге мы с Юрием ни как не могли добраться до дома.

— Завтра перейди на зимнюю шину.

— Я уже думал об этом.

Я не заметила, как мы приехали, вырубилась.

— Завтра как обычно?

— Подъезжай к 07:00 часам не прогадаешь.

— Хорошо.

— Он женат этому я рад — обняв меня, вдруг сказал Володя.

— Твоя ревность глупа, он не интересен мне как мужчина.

— Ты изменилась помниться, когда я тебя увидел, ты, была.

— Тогда меня била агония, а потеряла, все как тогда, мне казалось мужа большая потеря, конечно же, были дети.

— Видения к тебе больше не приходят?

— Приходят чаще, чем хотелось в скором времени в стране начнется хаос из-за высоких повышений на камуналку на продукты.

Наши правители просто перекроют кислород простым людям.

Мы им не нужны на них будут горбатиться африканцы, азиаты, китайцы японцы и многие другие национальности — закурив, сказала я.

— Знаешь, за страну обидно ее больше нет одна блеклая пародия.

— Главное что о наших излияниях на кухне никто не знает, хотя кто знает, быть может, только что нас с тобой прослушали со спутника — закурив прервал меня, зевая Володя.

— Да уж не дай бог.

— А я про что?

— Мариш, может махнуть нам на новый год в Париж в твой особняк на две недели?

— А что это мысль бабушка Софа будет только рада жить в Москве она так и не смогла.

— Что неудивительно Москва это муравейник.

— Но столица дает шанс на сытую необременительную жизнь — закурив, прервал меня муж.

— Согласна, но не каждый выдержит такой темп.

— Тут ты права. Ого, уже час ночи давай, спать, завтра у меня каждая минута расписана по часам.

— У меня, кстати, тоже только вот спать я совсем не собираюсь.

В эту ночь я испытала именно это, что в наш медовый месяц.

Этой ночью почувствовала себя раскованной желанной женщиной. Я почувствовала себя беззаботной девчонкой, у которой все впереди не надо думать о том, что будет завтра надо просто плыть по течению.

Заснув под утро, мы проснулись от громкого стука в дверь.

— Марина Владимировна, Владимир Александрович детей Юрий Сергеевич отвез в школу, а у вас разрывались телефоны — сказала Тамара Евгеньевна через дверь.

— Спасибо.

— Мы опоздали, надо позвонить Ирине пусть, сдвинет приемы на полтора часа.

— А я Ксении.

До Ирины я дозвонилась со второй попытки.

— Алло. Где вы там? — девочки зашиваются.

— Мы проспали, но скоро будем.

— Хорошо мы сдвинем приемы.

— Тройку моих важных пациентов пусть возьмет Гринева Алина.

— Хорошо.

— О чем задумалась?

— О Тане она хоть и говорит, что счастлива, что работает в строительной компании «Лейком «делопроизводителем рано или поздно она поймет, что это самообман иллюзия.

— Но перед этим она попадет в аварию, а когда придет, в себя в ней, будут бороться два «я».

— Это неизбежно она потомственный экстрасенс от своего природного дара, каким ее наградила, матушка природа она, не отмахнется.

Взяв, полотенце я, пошла в душ. Да уж хорошо мы вчера погуляли, голова до сих пор гудит — думала я, натирая тело мочалкой.

Выйдя, я мужа, не обнаружила, нашла только записку.

«Котенок я уехал я и так опоздал, буду поздно Володя».

«Милый будь, осторожен Ксюша, ищет к тебе ходы, но мы ее ликвидируем» — домыслила мысленно я.

Все в моем окружении меня боятся, считают ведьмой, возможно, так оно и есть, только я не позволю какому-то ассистенту уводить у меня мужа.

Сосредоточившись, я, уйдя в транс, послала Чераденко Ксении Валерьевне головные боли угасание.

В 14:40 мне позвонил, взволнованный муж, сказал, что у Ксении на приеме пациента остановилось сердце, врачи разводят руками.

«Прости, дорогой если бы не твоя измена ничего бы, не было» — мысленно сказала ему я.

«Марина ты чудовище» — глухо простонал он.

«Пусть я чудовище, но ты меня любишь»

Остаток дня я ликовала, я, ликвидировала соперницу да неприятно когда тобой пренебрегают, но измена была давно еще, когда мы не хотели идти друг другу на уступки, так что главное сохранить то, что имеем сейчас.

— Марина Владимировна, к вам муж.

— Оставьте нас.

— Марина, я знал, что этим кончится, она, была мной одержима.

— Ты завораживаешь и околдовываешь твое призвание ведьмак вам вообще нельзя жениться потому твой дар до конца, и не раскрыт, так как ты женат.

— Марин, я знаю о твоей связи с Артемом год назад, когда летал в Минск по делам.

— Что? Я поперхнулась кофе.

— Считай, что мы квиты только я надеюсь, что между вами ничего нет.

— Я была…

— Пьяна?

— Да.

Покаявшись, друг другу в грехах мы, решили поужинать в кафе «Каприз».

— Я люблю тебя просто.

— Просто когда мы познакомились, ты еще не была, готова к браку ладно, давай забудем о том, что давно в прошлом.

— Давай.

На похоронах ассистентки не было чему я рада нечего ему там делать. Сегодня у нас праздник новоселье у нашей малышки отметит свою взрослую жизнь.

— Взяла выходной?

— Да сегодня у меня не приемный день.

— У меня тоже.

Весь день мы провалялись в постели благо дети в школе.

— Поедем с детьми?

— Да.

Подойдя к окну, я вспомнила, себя в детстве как я, любила наблюдать за пургой за окном.

— Вспомнила какие-то моменты из детства? — обняв меня, спросил бесшумно подошедший сзади Володя.

— Да. Я вспомнила, как с папой наряжали елку, когда мне было десять лет.

— Ты так и осталась беззаботным ребенком — тихо сказал муж.

— В чем-то ты и прав.

— Мариша, нашему счастью ничто и никто больше не помешает прочность на брак мы прошли мы разрулили эту ситуацию.

— Если бы мы так сильно другу друга не любили не чувствовали, друг друга вряд ли бы мы сейчас были вместе — закурив покачала головой я.

— Ты права все хватит об этом нам пора собираться.

— Да скоро подъедут дети.

Порой я задаю себе один и тот же вопрос: «Почему ко мне больше не приходят ведения» и получаю вот такой странный ответ: « Ты раскрыла все тайны иного измерения, твое биополе закрыто теперь дар познания неизведанного откроется у твоей дочери».

«Что-то подобное я предвидела, я знала, что видеть сущностей из параллельного мира я буду до тех пор пока моя жизнь не наладиться и я не найду с собой гармонию. Только вот мысли людей и будущее ты слышишь и видишь до сих пор — подумала я.

— Ты еще не готова? — спросил зашедший в комнату Володя.

— Да вот не знаю что надеть.

— Надень кремовое платье оно тебе идет.

— Думаешь?

— Да.

К платью я надела рубиновое колье с серьгами и перстнем.

— Бабушка уже там.

— Ого.

— Ничего нам просто нальют штрафную и все.

Припарковав, машину на стоянке недалеко от элитного дома Татьяны мы, вышли из машины.

— Тебе не кажется что она слишком разборчивая? — вдруг спросил меня муж, когда мы поднимались по лифту на восьмой этаж.

— Нет не, кажется. Сейчас не так просто найти, порядочного серьезного ответственного человека готового к серьезным отношениях.

Очень скоро она потеряет бдительность, и познакомиться с настоящим монстром, который будет подавлять ее как личность и как женщину — повернувшись к Володе, сказала я.

— Но она сама поймет, кто перед ней, так что она не слабая ее не так просто сломать, как может показаться на первый взгляд.

— Тут ты прав.

— Мы пришли — прервала его я, подойдя к дубовой двери.

Через пять минут дверь нам открыла Татьяна, которая обходиться сама своими силами, хотя готовка дается ей с большим трудом.

— Проходите все ждут только вас.

— Как дела на работе? — спросила я помогая дочери с чаем.

— Хорошо Чижевский Аркадий Семенович подписал контракт с «Ардоном» на совместное строительство развлекательного центра для молодежи «Водяной и русалка».

— Забавно.

— Я готовила реквизиты.

«Девочка моя авария перевернет всю твою жизнь» — с грустью подумала я, разливая чай по чашкам.

— Ира, может, споешь что-нибудь?

— А спою.

Слушая, Иру я, признала ее талант она по натуре свой самородок.

— Ирочка, у тебя талант это не комплемент, а факт — закурив, сказала подруга Татьяны Раиса.

— Мам завтра у нас три контрольные идем, на финишную прямую скоро Новый год, может, поедем домой?

— Пожалуй ты прав у меня тоже завтра перегруженный день — кивнула я, посмотрев на часы.

— Может быть обычным работником в компании это ее призвание? — спросил Володя меня за ужином.

— Возможно и так — пожала я, плечами уже усомнившись в том, что наша дочь выбрала не ту нишу.

— Мама, завтра родительское собрание по поводу поездки в Питер для меня она просто необходима у меня концерт.

— Хорошо я завтра буду.

— Спасибо.

— Дети стали почти взрослыми.

— И.

— Я хочу устроить нам медовый месяц на двоих в Париже.

— Я только за к тому же Ирочка в праздники занята сын будет с бабушкой сам так захотел.

— Вот и славно.

Лежа я него на плече я оглянувшись назад поняла что себя я давно нашла, реализовавшись как мать как женщина и деловая женщина со стальным характером от той легкомысленной легко идущей по жизни девочки не осталось и следа.

— Завтра с утра у меня столько пациентов — простонала я, путаясь в волосах Володи.

— У меня тоже, но сейчас я ни хочу об этом думать и тебе не советую.

Всю ночь мело, потому мы снова чуть, не проспали к счастью встали вместе с будильником. По напеву в ванной я сразу поняла, что дочь уже на ногах.

— Тамара Евгеньевна сварите кофе на четверых.

— Хорошо.

Зевая, я, поднялась к сыну сейчас он в восьмом классе, и учиться в первую смену опаздывать на пары я ему не позволю.

— Мам я уже собран.

— После нас в ванную.

— Я уже там был, я, не сплю с шести часов.

— Тогда ты молодец.

— Просто в будущем я хочу стать юристом.

— Похвально.

 

 

ГЛАВА 19

 

 

Когда торнадо отвезли, мы мысленно, перекрестились слишком уж много у них энергии.

— Быстро в душ, а то точно опоздаем и растеряем своих клиентов.

— Ну, уж нет.

Ровно в 9:00 часов за мужем приехал джип.

— Я позвоню.

— Буду ждать твоего звонка.

— Марина здравствуй.

Поежившись, я мысленно выругалась, неужели он думает, что я продолжу с ним встречаться.

— Здравствуй.

— А ты изменилась, раньше, была разбитной бабой — шепнул он мне на ухо.

— Считай, что я ничего не слышала, не будь дураком не разрушай вашу дружбу.

— А ты права просто ты для меня как наваждение.

— Артем, нам пора.

«Марина ты опасна для мужчин» — услышала я мысли мужа, когда он садился в машину.

«Так же как и ты для женщин» — мысленно ответила ему я.

Тебе еще повезло, что он тебя простил вы с ним в расчете — услышала я скрипучий голос своей покойной бабушке в зеркале. Ведения снова меня посещают, видимо я не до конца, обрела гармонию с этим миром.

— Я знаю.

— Вашему браку ничто не грозит, но будь осторожна.

— Я знаю.

Взглянув на часы я, вскрикнув, побежала наверх пациенты и так недовольны моим вечным отсутствием.

— Марина, вы ведьма?

  • Черный конверт Глава 2 / Заботнова Мирослава
  • "Странную песню поёт дочерь полночного ворона..." / Песни полночного ворона (сборник стихов) / Воронова Влада
  • 39. E. Barret-Browning, поскольку у тебя есть / Elizabeth Barret-Browning, "Сонеты с португальского" / Валентин Надеждин
  • Помолвка / Наречённые / Кленарж Дмитрий
  • Обход/ Walkabout / Вад Thronde
  • Лох / БЛОКНОТ ПТИЦЕЛОВА  Сад камней / Птицелов Фрагорийский
  • 3. 05. Rainer Rilke, живут они / ЧАСОСЛОВ, Р.М. Рильке / Валентин Надеждин
  • 2. / Эй, я здесь! / Пак Айлин
  • Всадник / Табакерка
  • Мне будет грустно / Крис Кристина Михайловна
  • Палеоконтакт / Проняев Валерий Сергеевич

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль