ЮЛИЯ СЕМИНОВА

0.00
 
ЮЛИЯ СЕМИНОВА
Война двух миров, или мир на земле.

Тим так ночью спать мне никто не давал.

— Я хочу тебя, — сорвав с меня полотенце, прошептал Тимур.

— Я тоже.

В итоге из ванной мы вышли, во втором часу и только выйдя в зал, заметили маму.

— Ну, вы и спите.

Посмотрев на часы, я пошла наверх, одеваться. Достав красное платье, я не, раздумывая его надела, волосы собрала в крабе залив лаком.

Притормозив, недалеко от семи этажки мы поднялись на лифте на седьмой этаж. У них семи комнатная квартира девяносто метров шикарная кухня прихожая, отделанная полностью под дерево везде зеркальные навесные потолки большая коллекция картин.

— Ада, мы пришли, звони, — обратился ко мне Тимур, прервав мои размышления.

Дверь открыла женщина лет пятидесяти. Эта дамочка видимо их новая домработница. Мне она не понравилась про таких говорят: «цербер».

Дмитрию Тимур подарил ноутбук до которого у того руки не доходили он владелец строительной компании «Стойком».

— Марта они приехали? — донеся до меня надменны й голос сестрицы Кристины.

— Да.

— Пусть проходят их все заждались и так.

Договорить она не успела, лицо ее вытянулось, она увидела, свою сестру с сыном Кристина, подарила бывшему мужу Икону.

— Кристи я.

Дальше они уединились в ванной, откуда доносились, стоны после он, сказал Ларе, что между ними все кончено, что с разводом он поспешил, даже сказал, что рад, что она бездетна зря конечно она все-таки женщина, но таких как она не жаль.

Перебрав, вина я вышла на балкон меня немного мутило.

— Ада вот ты где.

— Тим ну увлеклась немного.

— Теперь это называется немного? Ада ты когда — нибуть сведешь меня с ума своими выходками.

— Прости, я просто порадовалась за Дмитрия с Кристиной.

— Поехали домой.

— А чай?

— Дома все дома.

В машине меня замутило, и я поняла, что мне срочно нужно в уборную.

— Тим останови машину мне срочно надо выйти.

— Ада, вот до чего доводят излишки в спиртном.

— Стой ты я тебе помогу пока ты… он вздохнул, а я, поняв, что он имел, в виду густо покраснела.

— Поехали, — поправив платье, сказала я.

Дома я тут же вырубилась, проснулась от тошноты.

— Тимур, — позвала я.

— Сейчас принесу отвар от похмелья.

— Спасибо о как же болит голова.

— Не надо было столько пить. Ад пора научиться контролировать себя.

— Спасибо за терпение, — покраснев, сказала я.

— Люблю такую, какая есть с твоими достоинствами и недостатками, хотя порой хочется отшлепать тебя по мягкому месту.

— Тимур, — вспыхнув, пробормотала я.

Набрав, номер Заиры я, сказала, что меня сегодня не будет.

— Похмелье?

— Да. Заир вчера я едва не опозорилась.

— Знаю, желаю терпения твоему мужу.

— Заир не надо мне и так стыдно за вчерашнее я напилась до такого состояния что.

— Я рада, что ты осознаешь, к чему это может, привести вон твоя подруга едва не спилась, пока Артем не пригрозил, ей лишением родительских прав ведь изменила она ему в пьяном угаре.

— Раде звонила?

— Да. А ты дома?

— Сегодня да тоже перебрал, но не, так как ты детка.

Он что-то недоговаривает, — промелькнуло в голове. Нет, я вроде ни с кем не переспала, это я помню отчетливо тогда что.

— Ад, не копайся в том, что было вчера лучше не надо, а то со стыда сгоришь, — оборвал, мои размышления Тимур ставя меня под струи горячего душа.

Вспомнив о том, что я приехала домой без нижнего белья я густо покраснела. О господи… нет. Кто-то извне сыграл со мной, злую шутку не думала я, что буду напиваться до такой степени.

— Легче стало? — вздохнув, спросил Тимур, помогая мне выйти из душа.

— Немного. Сегодня у Святослава День рождение гости приедут к 17:00 часам.

— Массаж, который я тебе сделаю, поставит тебя на ноги только сегодня ни какого спиртного.

— Не говори ни слова о нем.

Услышав звонкий смех детей, которые уже час, ждут, нас в столовой мы, присоединились к ним.

Достав хрустальный шар настоящего, прошлого и будущего я дала его Святославу.

— Спасибо.

Зайдя в комнату я, открыв гардероб, достала голубое платье волосы собрала в крабе залив лаком.

— Оно идет тебе. Вчерашний конфуз останется между нами, но я надеюсь, что это послужит для тебя уроком и ты, наконец, начнешь, контролировать себя в спиртном Ада я не шучу.

— Я знаю.

Первой приехала свекровь со свекром Святославу они подарили, компьютер вслед за ними приехала мама, она подарила, ему древни книги белой и черной магии справочник лекаря.

 

ГЛАВА 19

 

Весь вечер я пила персиковый сок после чая мы смотрели наш семейный фотоальбом. В субботу буду закупать принадлежности в школу.

В одиннадцать все разъехались по домам.

— Уф наконец-то мы остались наедине, — выдохнул Тимур.

— И не говори.

— Тим.

— Что?

— О вчерашнем правда никто не знает? — покраснев, спросила я.

— Никто. Ад это останется только между нами.

— Не думала, что доживу до такого.

— Ад, я рад, что ты посмотрела на себя со стороны.

Заснув под утро, я проснулась вместе с будильником. Дети еще сладко спали. Постучав, в ванную я, услышала: «Заходи».

Приняв, душ мы зашли, в столовую Алена Степановна, сделала омлет на четыре порции.

— Галина Петровна, разбудите детей.

— Хорошо.

Через десять минут дети были в столовой.

Зевая они с неохотой ели омлет.

— Святослав, Илия идите, собирайтесь вещи я для вас приготовила.

— А мне?

— Сейчас пойдем, — докуривая сигарету, сказала я.

В 7:30 мы выехали из дома. Благо сады находятся недалеко друг от друга, а Святослав ходит в подготовительную школу «Школа будущего» находится недалеко от моего центра экстрасенсов «Гармония бытия».

— Удачи тебе старайся ведь зависимо от твоих отметок ты пройдешь конкурс на место в лицей элитной школы для неординарных детей.

— Я знаю мама.

— Сын, сегодня вас с Илией заберет бабушка Матильда.

— Ура. А кто заберет Георгия?

— Тоже она сегодня у меня будет очень много работы.

Чмокнув, сына в щеку я, поехала в клинику. Рабочий день уже в полном разгаре Тара с Сайрой работают, как пчелки Ара уже отчиталась мне.

Сегодня я поднимала почку профессору экологических наук Рогачеву Илье Витальевичу. После него было еще пятьсот человек, если б не девочки я бы зашилась.

В два часа я закончила прием и поехала в «Гармонию бытия» где Зара обслуживала клиенток.

— Аделаида Винаминовна, к вам целая очередь, — кашлянув, сказала мой заместитель Рида Астахова.

— Спасибо.

Принимая последнего клиента, которому я помогла узнать правду об исчезновении его жены его жена находиться в заточении в особняке у его брата.

— Я найду ее?

— И скоро, но без помощи полиции с помощью магии, кстати, твой брат Альберт в культе «Чертова дюжина».

Зевая я, закурив, набрала Тимура.

— Привет как ты?

— Я завершил рабочий день, а ты?

— Я тоже.

— Дети уже дома твоя мама час назад мне отчиталась.

— До встречи.

Бросив телефон в сумку я, повернувшись к Илье сказала: «Поехали».

Выйдя из машины, я кожей почувствовала опасность и сразу поняла, откуда веет ветер это братец моего клиента Альберт он же Гарус. Черный маг вдруг возомнил себя властелином мира, но он ошибся мой ангел хранитель сам учитель Алтая гуру Дунган.

Если бы не он и не мои амулеты и сила, данная мне природой меня давно не было в живых, — садясь в машину, подумала я.

Машину стало, штормить я сразу смекнула, что идет колдовство, зажмурив, глаза я, прошептала три слова на латыни и шторм прекратился.

Не такой уж он и сильный, — закурив подумала я, выходя из машины.

— Илья, отгони машину в гараж.

— Хорошо.

Тимур играл с Георгием в развивающуюся игру когда я приехала.

— А где Святослав с Илией?

— Святослав вместе с Галиной Петровной делает уроки завтра у него итоговые контрольные работа, а Илия проходит психологические тесты.

— Бедные наши дети у них совсем нет детства, — шепнула я Тимуру, когда он вышел из зала.

— Судьба у них такая тут ничего не попишешь.

Зайдя в столовую Тимур, достав, бутылку красного вина сказал: « Рассказывай, почему решила скрыть от меня покушение Гаруса»?

— Хотела сама во всем разобраться. Тимур ты же знаешь мой девиз: «Я все сама».

— Знаю, но порой хочется увидеть рядом с собой беззащитное создание.

— Понимаю, но Тим я ни хочу обманывать, ни тебя, ни себя.

— Потому с тобой бывает тяжело. Ад, ты рисковала жизнью это— то ты понимаешь?

— Понимаю, но все обошлось, я, закодировала его заклятие.

— Ад, Дунган убил его, — закурив, сказал Тимур.

— Я знала, что так будет, это, был вопрос времени.

— Ад, детский психолог уже обратил внимание на непохожесть наших детей.

— Тим, я знала, что так будет, знала о том, что наших детей затаскают по врачам, но это можно прекратить, заткнув, рот долларами, не хотелось бы, но ради их спокойствия я готова на все.

— Потому я и поговорил, с матерью насчет этого она, обещала связать тебя с главврачом больницы с Дунаевой Евой Дмитриевной.

— Не люблю давать взятку, но ради спокойствия детей готова глотку перегрызть, — вздохнув, сказала я.

— Ад, Святославу с Илией это не нравиться, но они понимают, что по-другому мирок хауса не даст им спокойно существовать.

Через пять минут в гостиную заглянула домработница, которая сказала мне, что меня к телефону Инна Вадимовна.

— Спасибо.

Уединившись в лоджии, я взяла трубку.

— Ада, я переговорила с Евой Дмитриевной для того чтобы наших детей не водили по психологам не просвечивали их она просит тридцать тысяч.

— Они будут. Я давно поняла, что в этой жизни за все надо платить, — сухо оборвала я свекровь.

Тимур, молча, курил у окна, когда я закончила говорить по телефону.

— Ад, не бери в голову главное то, что для нас они нормальные это они больные на голову что поделаешь раз, чтобы не, таким как все, чтобы существовать, в прогнившем социуме надо, платить такую высокую цену.

— Все мое сознание не согласно с этим.

— Увы, мы ничего не можем изменить.

— К сожалению.

Выйдя в лоджию, я поймала на себе заинтересованный взгляд Льва нашего соседа и пациента моего мужа. Едва сохранив, семью я больше ни хочу рисковать потому от греха подальше ушла с лоджии.

— Ты впервые не подалась гипнозу, потому что занимаешься, собой, медитируешь, занимаешься погружением в гипноз йогой, — обняв, меня за плечи, сказал Тимур.

— Знаешь ты прав и, наверное, я просто повзрослела, стала ценить то, что имею, особенно когда я замялась.

— Ад, не стоит копаться в нашем прошлом давай жить настоящим, — прервав меня Тимур, беря меня на руки.

Секс был, обжигающим больше всего я, боялась, что он охладеет ко мне как к женщине.

«Ада, ты приворожила его крепко, но брак та же кропотливая работа», — услышала я глухой голос покойной бабушки после разноцветной вспышки, которая осветила комнату.

«Я знаю, бабушка и из-за дня в день работаю, над нашими с Тимуром отношениями ведь я не мало дров, наломала».

«Ты вновь стала самокритичной внучка, а то я, было, решила, потеряла внучку», — глухо сказала мне покойная бабуля.

Слышать такое в свой адрес было неприятно но, увы, она права.

— Ада, снова был привет с того света? — делая мне массаж спросил Тимур.

— Да мне являлась частичка бабушки.

— Ясно журила тебя? — закуривая, спросил Тимур.

— Она сказала, что рада, что я стала прежней Адой.

— Знаешь я тоже рад, правда, твои фокусы могли стоить нам брака.

«Не могли».

«Детка ты слишком самоуверенна»

«Возможно», — по губам сказала ему я.

Заснув под утро, мы проснулись одновременно вместе с будильником. Зевая, мы на полусогнутых, прошли в ванную. Струи контрастного душа немного нас пробудили.

— В девять у меня первый пациент смещение дисков врачи ничего сделать не смогли, знакомая медсестра клиники отправила к нам, — надевая рубашку, сказал Тимур, зевая во весь рот.

— А я буду вводить, в гипноз человек в глубокой депрессии мать девушки, боится, как бы она не лишилась рассудка.

— Игла укалывания и йогу пропиши, ей депрессию как рукой, снимет.

— Я уже думала об этом спасибо.

Выходя из душа, мы услышали, звонкий смех Илии и Георгия он чем-то рассмешил свою сестренку. Несмотря на то, что сегодня их будут рассматривать, как товар на рынке годен, не годен они внешне ни как себя не выдают, хотя я нутром чую, что они не в своей тарелке.

Тимур уехал первый мы через десять минут. Илья, молча, курил, когда я его окликнула. Он стал, моей второй тенью было несколько случаев, когда он накрывал, меня своей тушей в обычном старичке я не рассмотрела, убийцу так бывает, когда сильно, устанешь, на работе, отдашь свои силы, забыв о себе.

Увидев десяти этажное, здание, отделанное под мрамор с барельефом с арками я, нахмурилось, от него, исходит негативом.

Если бы не необходимость не спокойствие детей не вопрос в их существование в этом гнилом социуме, где люди делятся на стандартных и не стандартных рассматриваются как годный и не годный моей ноги здесь не было. Но, увы, за то чтобы они могли, не беспокоится о том, что люди в белых халатах заточат их в психушке только потому, что они не стандартно мыслят, я готова заплатить любую цену, — выходя из машины твердо, решила для себя я.

Главврачом оказалась сушеная вобла, в очках сощурив, поросячьи глазки она, сказала: «Детки странные, но за девяносто пять тысяч я готова закрыть на их странность глаза».

В этот момент я готова была ее убить, но я сдержалась.

«Святослав выведи брата с сестрой».

«Хорошо мама но это не стоит того и».

«Ты пока еше не знаешь о том, что говоришь», — мысленно цыкнула я на сына.

«Возможно», — тут же получила я сигнал от сына.

Достав деньги я, молча, положила конверт на стол.

— А теперь подпишите документ о том, что наша клиника не имела ни какого отношения к вашей семье.

— Да, пожалуйста.

Выходя из клиники, я мысленно прошипела: «Да гори ты синим пламенем». Я и подумать не могла, что в вечерних новостях сообщат о том, что в 18:00 часов вечера без причины вспыхнула клиника имени Суданской Авроры Витальевны.

Я была в лоджии, когда услышала глухой вскрик домработницы.

— Алена Степановна что случилось? — тихо спросила я.

— Только что в новостях передали, что сегодня в 18:00 часов вечера без причины загорелась клиника, в которую вы сегодня ездили.

«Мама не мучай, себя она поплатилась за свое хамское отношение к тебе», — глухо сказал сын.

«Это меня не оправдывает теперь надо ждать расплаты».

Услышав, шум подъехавшей машины мужа я, поежилась, потому что заранее знала, что он скажет.

— Ад, я знал, что все этим и закончится хамить цыганам ни в коем случае нельзя чревато для жизни.

— Она высмеивала, меня открыто издевалась, над детьми я держалась, но мое терпение лопнуло только, как быть с документом.

— Насчет этого не волнуйся, Алиса медсестра Дунаевой экстрасенс почувствовав беду, унесла всю документацию и теперь ей нужна работа она мать одиночка мужской пол рядом с ней мрет.

— Ясно звони, ей пусть завтра, подгребает в центр, — закуривая, сказала я.

— Спасибо.

— Откуда ты ее знаешь?

— Учились вместе. Ад, твоя ревность беспочвенна она не в моем вкусе, — вздохнув, сказал Тимур.

Вечером позвонила мать Тимура, она была в ужасе.

— Тимур, она, правда, ведьма. Но Дунаева сама напросилась.

В полночь я получила сигнал от матери, которая сказала: «Ада, не волнуйся, что сделала, то сделала ты, отомстила за детей ведь у нее, был плохой глаз, она могла, и сглазить их скажем так напоследок».

«Знаю».

«Раз знаешь, значит, не мучай себя».

«Хорошо не буду»

«До завтра, завтра у меня юбилей, если ты забыла, напомнила мать».

«Ой, мамочка я совсем забыла», — тут же послала сигнал я матери.

 

ГЛАВА 20

 

Луна осветила, комнату сон мой был, какой-то неспокойный я все никак, не найду себе места после произошедшего с Дунаевой.

— Ада, не мучай себя отпусти, живи, настоящим люди теперь прежде подумают наперед прежде чинить нам преграды, — перебирая мои волосы, — тихо сказал Тимур.

— Ты прав, но на душе все равно как-то не спокойно.

— Расслабься и просто живи уже сегодня у твоей мамы день рождение шестьдесят лет.

— О котором я благополучно чуть не забыла, — вздохнула я.

— Бывает.

Заснув под утро, я проснулась от звонкого смеха детей и хрипловатого баса мужа. Сегодня для себя сделала, выходной позвонила, Аире, попросила ее принять Алису в наш штат.

— А вас не будет?

— Нет в клинике моими пациентами пусть, занимается Айран.

— Хорошо.

Дети новость о том, что сегодня все дома приняли на ура.

Позавтракав, дети, ушли, к себе, оставив нас, наконец, наедине.

Открыв, гардероб я достала голубое расклешенное платье к нему алмазное колье в тон амулеты.

— Что подаришь матери?

— Зеркало жизни.

— Оригинально она оценит.

— Я знаю.

— А мать решила подарить ей древнюю книгу врачевания.

— Мило с ее стороны.

— А ты все-таки язва мама и так старается, не встревать в наши отношения даже тогда когда ты он, ударил кулаком о стену.

— Прости, меня куда-то, понесло совсем не туда, — спохватившись, что мой язык заведет меня в дебри, — сказала я.

— Ада, следи за словами, — тихо сказал Тимур.

— Прости, я не хотела.

— Ад, с тобой порой бывает тяжело.

— Знаю, но я люблю тебя просто я вздохнула твоя мама.

— Проблема твоя в том, что ты ни как не можешь, отпустить прошлое, отпусти его давай жить настоящим

— Это непросто все до сих пор свежо в памяти, но ты прав твою мать можно понять я дважды совершила две роковые ошибки, — вздохнув, сказала я.

— Ад, нам пора я схожу за детьми, а ты спускайся.

— Хорошо.

Возле подъезда матери я увидела тридцать девять машин все из области. Не думала, я что у матери столько друзей ведь когда-то у нас, были только враги, — поднимаясь на лифте на девятый этаж, размышляла про себя я.

Дверь мне открыла Клара Сергеевна домработница моей матери. Мама открыла салон красоты «Афродита» салон «Ведунья» сказала, что сидеть дома для нее смерти подобно.

Мать живет, с адвокатом с Астаховым Игорем Николаевичем, познакомились на выставке Венеры. Почему мать сие от меня скрывала до сегодняшнего дня для меня загадка. Я была бы только рада, тому, что моя мамуля коротает вечера не один на один с одиночеством, а с милым сердцу человеком.

— Ада, о чем задумалась? — выйдя в лоджию, спросила мать.

— О тебе, почему ты от меня его скрывала?

— Боялась, что ты не поймешь.

— И напрасно. Мама ты цветущая женщина, которая заслужила пожить для себя.

— Спасибо за понимание дочка.

— Матильда ну ты дала.

— Не все же тебе заводить романы.

— Моть, Геннадий моя конечная остановка.

С момента нашей последней встречи с мамой прошло семь лет самой не вериться, хотя почему вериться самой сегодня стукнуло двадцать семь лет Георгию в мае исполниться пять лет, а вот Святослав уже ходит, в первый класс Илия ходит в школу для будущих первачков ей шесть лет.

Сегодня в детсаде сына огонек перед Новым годом сегодня я впервые позвонила, матери через семь лет сама, не знаю, как так вышло, но это факт.

Найдя в записной книжке номер матери, я услышала: «Ада я тебя слушаю».

— Мам прости за долгое молчание я с головой ушла в работу и вообщем сегодня у Георгия в саду утренник он очень хочет тебя видеть.

— Ада все семь лет я места себе не находила, я, не могла понять, почему ты оборвала со мной все связи, что произошло, неужели на тебя подействовало то, что внуки отошли на второй план, но ведь я замужем и она замялась.

— Мама ты что беременна? — ошарашено, спросила, я не веря, своим ушам ведь маме недавно, исполнилось шестьдесят лет.

— Да. Ада я понимаю твои опасения, но я знаю, что рожу дочь Аврору она будет целительницей иметь свою клинику «Дары божьи».

— А как Игорь Николаевич отреагировал на это? — ведь ему шестьдесят два года.

— Нормально до меня он был женат, но его жены были бездетны и не желали лечиться берегли фигуру.

— Мама они были его недостойны.

— Знаю, — вздохнула мать.

— До встречи мама. Ты на учет встала или решила лечиться травами?

— Встала я ни хочу рисковать.

— Я рада.

— Твоя мать очень сильная и она выносила бы дочь без вмешательства врачей, но ее беспокоят скачки давления, так что резонно то что она будет наблюдаться в твоей клинике, — сказал Тимур, завязывая галстук.

Вспомнив на мгновение свое детство то как нас гнобили только из-за того что мы не от мира сего с иным восприятия мира я поняла что люди недалеки они продались за бумажки продали свою душу дьяволу. Я рада, что дети не демонстрируют, открыто свои познания иначе ячейка «стандартного общества» не дала нам житья.

— Ада, все ваши муторства с твоей матерью в прошлом отпусти его, — обняв, меня за плечи, дал мне совет Тимур.

— Ты прав просто нахлынуло.

— Мам, нам пора, — просунув, голову в дверь, сказал Тимур.

— Идем.

— Ада, нам действительно пора.

— Завтра утренник у Илии, — закурив в машине, заметила я.

— Потому ты и отменила все приемы перед Новым годом?

— Так же как и ты, я хочу подарить детям сказку.

— Ты изменилась ты, наконец, вспомнила о том, что помимо наших с тобой « детищ» у нас с тобой есть еще и семья.

В саду стоял, гул в зале, стояла искусственная, но очень красивая елка Арина Петровна сказала, что представление начнется через десять минут. Были, конкурсы, была психологическая игра, в которой сын выиграл подзорную трубу и еще несколько конкурсов, в которых он победил. Мама плакала от умиления.

— Аделаида Винаминовна у вас не по годам развитый ребенок, — восторженно смотря, на все это сказала воспитательница сына.

— Я знаю.

После шести сын сказал что устал.

— Поехали домой, — кивнула я.

Выходя из детсада, я сквозь дымку увидела полупрозрачный образ покойной бабушки.

«Ада я рада за Матильду она заслужила, обрести счастье в зрелом возрасте больше всего жалею о том, что это произошло, после моей смерти ведь ее тормозила я».

«Бабушка не кори себя», — мысленно прервала я покойную бабулю.

«Желаю вам счастья»

Сказав, это дух растворился в дымке, будто его и не было вовсе.

— Мам, завтра утренник у Илии завтра.

— Мы с Игорем обязательно будем.

Дома были, около девяти Георгий сладко, спал, в машине, пришлось аккуратно его выносить из машины.

— Спит как ангелочек, — улыбнувшись, — сказала я.

— Жаль, что Святослава не было.

— Температурит, а у Илы простуда, — вздохнув, напомнил мне Тимур.

Увидев дома, свекровь я немного удивилась.

— Удивлена?

— Немного.

— Ад, я не враг тебе не скрою, после твоих проступков я была в шоке, пойми правильно ты, сделала больно моему сыну, но позже я поняла, что ваш развод только все усложнит ты не ангел, но мой сын любит уже семь лет такого не ангела.

Я промолчала, да и что я скажу, она права, оглядываясь, назад я, понимаю, что вела себя по отношению к мужу неправильно.

— Как Святослав? — прервав паузу, спросила я.

— Был, врач, прописал антибиотики, но мы принимать их не будем, мы будем лечить его народной медициной.

— Спасибо, — глухо сказала я.

— Ада, как вы тут? — тихо спросил Тимур, спустившийся вниз в гостиную.

— Нормально.

— Мама, ты снова давила на нее?

— Нет, мы просто поговорили, — закурив, отрезала свекровь.

— Тим, я поднимусь, наверх у меня что-то, разболелась голова.

— Я сейчас принесу тебе отвар.

— Спасибо.

— Мама, ты так и не приняла ее. Мама это мой выбор да она не идеальна, но я люблю ее такой, какая она, есть, она изменилась на глазах, повзрослела.

— Повзрослела, когда поняла что реально, может, тебя потерять в итоге снова, приворожила тебя.

— Мне тяжело разрываться между вами.

— Ты прав, но и любви к ней не требуй от меня, — глухо попросила его мать.

Для меня это не новость хорошо, что она перестала лицемерить по отношению ко мне, — с грустью подумала я, куря сигарету за сигаретой в лоджии.

— Ада, а чего ты ожидала, флиртуя с мужиками? Молчишь? — услышала я глухой голос мужа за спиной.

— Молчу, потому что кругом виновата сама с самого начала я вела себя недопустимо по отношению к тебе и, к сожалению, я поняла это только сейчас.

— Ад, у вас нейтральные отношения это радует, детей она любит.

— Вот это главное только бы она не настраивала их против меня.

— Это невозможно и ты это прекрасно знаешь. Ада, я люблю, тебя и нас никто не разлучит, даже мама если она не разлучила нас семь лет назад то.

— Спасибо.

— Иди ко мне, — сипло позвал меня Тимур.

Все, что, было в лоджии, полетело на пол, в том числе и наша одежда.

Открыв глаза я, пошарив, рукой Тимура, не обнаружила. Потянувшись, надев, халат я, прошла в ванную.

По шуму воды я поняла, что там Тимур.

— Можно? — робко постучав в дверь, спросила я.

— Можно.

В ванне мы задержались на час. Посмотрев в зеркало, я увидела дядю, который сказал: «Ада, мать Тимура не приняла тебя изначально но, несмотря на это он с тобой не взирая на все препятствия, которые вы пережили».

«Но мне так хотелось иметь хорошие отношения со свекровью», — мысленно вступила я в диалог.

«Если бы ты этого хотела ты бы попыталась противостоять гипнозу и натиску, как Яра, так и Алекса» — прошипел дядя.

«Не стебай, мне этим по глазам я до сих пор простить себя не могу», — мысленно попросила я Дунгана.

— Ада ау ты, где с кем была связь?

— С дядей.

— Ада эту войну ты выиграла я с тобой, невзирая на протест мамы с тобой живу уже семь лет я а не она.

— Тимур я благодарна тебе за то, что ты я замялась смог меня простить, но я ни хочу, чтобы из-за меня вы ругались.

— Мы и не ругаемся, мы, договорилась о том, что у вас будут нейтральные отношения, но не больше.

— Большего и не надо.

— Давай завтракать и хватит во всем этом копаться. Утро выдалось солнечным и морозным настроение приподнятое близкий человек любит меня.

— Мам, а бабушка приедет?

— Ты какую бабушку имеешь в виду? — наливая сыну, чай спросила я.

— Бабушку Инну.

— Не знаю сынок.

— Она будет у нас на Новый год, — сказал сыну Тимур.

«Зачем ты его обнадеживаешь», — мысленно зашипела на него я.

«Дети не должны страдать из вашей антипатии друг к другу».

День прошел незаметно в 18:00 часов в саду прошел утренник, дочка выиграла несколько конкурсов в десятом часу уехали домой.

Новый год подкрался, незаметно так получилось, что свекровь со свекром приехали одновременно вместе с моей мамой, которая сейчас находится на пятом месяце беременности беременность проходит хорошо.

Смотря на них, я ловлю себя на том, что мир на земле это мир в семье и похоже он в ней наступил, свекровь, перестала ворошить прошлое.

— Тимур, открывай, шампанское сейчас будут бить куранты, — посмотрев на часы, крикнула я, мужу спустив на землю от каких-то дум.

— Уже открываю.

 

ЭПИЛОГ.

 

Новогодняя ночь была, сказочной я вновь почувствовала, себя желанной дух покойной бабушки шепнул мне на ушко: «Вашему союзу ничто не грозит вы прошли с честью все испытания выпавшие на вашу долю.

— Общалась с духом покойной бабы Агины? — поигрывая с моими затвердевшими сосками, спросил Тимур.

— Да.

— Ад у меня для тебя сюрприз.

— Какой?

— Поездка во Францию на каникулы.

— Ура.

Моей радости не было придела я давно думала о смене обстановки только не знала как об этом сказать мужу.

— А дети?

— Поедут с нами.

— Это хорошо я хочу, чтобы наши дети увидели мир.

— Они его и увидят, можешь в этом не сомневаться.

Во Францию собирались, в суматохе спасибо домработница собрала наши вещи.

— Я буду по тебе скучать сын, — обняв Тимура, шепнула ему мать.

— Я тоже мама.

— Звони.

— Хорошо.

Во Франции мы были уже к вечеру. Уложив детей, пошли, гулять по пляжу вспоминали, молодость дурачились нам, было хорошо.

 

 

ПОСЛЕСЛОВИЕ.

 

Вот и закончилась последняя страничка моего романа. Он дался мне непросто писать о не от мира сего людях не просто, но я сделала это и думаю, что роман удался, я пишу сердцем. Прототип списала с себя, потому что порой сама предугадываю события, которые со мной произойдут. Бывает страшно жутко, но это жизнь.

После написания романа в стиле фентези я решила дать себе передышку и вернуться в амплуа стиля жанра криминальная мелодрама преступлю к написанию новой книги: «ЖИВАЯ МИШЕНЬ, ИЛИ КРОВАВАЯ ИГРА БЕЗ ПРАВИЛ надеюсь, что он вам понравиться сюжет я пока еще не продумала, но думаю, что книга получится живая.

До новых встречи в моей новой книге Юлия Семенова

 

 

 

 

ОГЛАВЛЕНИЕ

… 2

ПРОЛОГ… 4

ГЛАВА 1. 20

ГЛАВА 2. 30

ГЛАВА 4. 50

ГЛАВА 5. 60

ГЛАВА 7. 80

ГЛАВА 8. 90

ГЛАВА 9. 100

ГЛАВА 10. 120

ГЛАВА 11. 130

ГЛАВА 13. 150

ГЛАВА 14. 160

ГЛАВА 15. 169

ГЛАВА 16. 180

ГЛАВА 17. 190

ГЛАВА 18. 200

ГЛАВА 19. 220

ГЛАВА 20. 230

ЭПИЛОГ. 240

ПОСЛЕСЛОВИЕ. 241

Оглавление. 242

 

 

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль