Драконовая Летопись

0.00
 
Энканто Грэгори
Драконовая Летопись
Драконовая Летопись часть 1 (1-4)

Вступление

Над бескрайними зелеными равнинами Итреи всходило солнце, освещая тёплыми лучами каждую травинку, заставляя маленькие капли кристально чистой росы медленно испаряться. И, хотя светлые лучи несли приятное тепло после холодной ночи, утреннее солнце было кроваво красного цвета. Уже несколько лет идет ожесточённая война между пробудившимся Тёмным Владыкой Изуилла и королевством Эйзерон, в котором правит благородный король ХарренIII.

Чёрные легионы культа Змеиного Демона быстро захватывали одно королевство за другим, ввергнув некогда прекрасную страну в пучину горя и хаоса. Мир еще не знал такой разрушительной и кровавой войны за всю историю Итреи. Сразу же после пробуждения от векового сна Тёмный Владыка нанёс стремительный и беспощадный удар по королевству эльфов — Нильгаалу и добился почти полного истребления эльфийской расы по континенту. В живых остались единицы. Следующим после Нильгаала стал Эйзерон, и уже людям пришлось взяться за мечи, чтобы защитить собственные дома. Армия тьмы стремительно покоряла одну провинцию за другой, оставляя за спинами лишь чёрные пепелища и обгоревшие трупы женщин и детей. Столица Эйзерона — крепость Хирон — последняя надежда для отчаявшихся. Непреступные каменные стены — последний оплот сопротивления старой Итреи. Если падет твердыня Хирон — война будет проиграна.

Но, не смотря на многочисленные смерти, ещё остались в Эйзероне нетронутые земли. Ещё остались по-настоящему райские места. Таким был Лунный остров — клочок земли в форме полумесяца, еще с незапамятных времён отколовшийся от матери Итреи. Там сохранилось всё: зелёные леса, деревни, семьи и магические древние создания. Туда еще не пришла война. Именно оттуда, с Лунного острова, и начнётся наше повествование…

 

Глава 1

История начинается

 

Этим утром Лоран проснулся рано. Только начало рассветать, а он уже с топором на плече побежал на лесопилку. Платили мало, и ничего тут не поделаешь. Война дело не прибыльное — дерево не так сильно ценится, как железо и сталь. Но надо же на что-то жить? Так что пословица «Работа не волк — в лес не убежит» тут была неуместна.

Лоран был сиротой. Жил в единственной деревушке на всем острове. Деревня Лесорубов — одна из многих по всему Эйзерону, что поставляет крепкое дерево для кораблей и домов. Но с войной древесная ветвь торговли пришла в упадок, так что когда-то богатая деревня теперь быстро беднела, и жителей в ней становилось с каждым годом все меньше.

О своей настоящей семье Лоран почти ничего не знал. Мог только с полной уверенностью сказать, что приходился сыном одновременно всем и никому.

Старейшина рассказывал, что ровно семнадцать лет назад один из дровосеков нашел в лесу маленького мальчика, завернутого в пеленки. Он лежал под большой сосной совсем один, но не плакал. Дровосек осмотрел все вокруг — родителей не нашел. Он бросил связку хвороста для камина и поднял с травы довольно тяжелое розовое тельце, завернутое в шелковые тряпки, внимательно рассматривая розовощекое личико младенца. Еще раз убедившись, что поблизости кроме них никого, дровосек взвалил связку хвороста на плечо, прижал ребенка к груди и отправился в сторону деревни.

Он постучал в дом старейшины Кроула, хотел отдать мальчика на воспитание старику, но тот, даже не смотря на то, что ему было очень жаль младенца, наотрез отказывался принять нового жильца. Да и никто бы из сельчан новорожденного Лорана и не принял бы. Деревня была бедной, тут едва ли хватало сил прокормить себя, не говоря уже о нежданном подкидыше. Но отдать мальчика на произвол лесным Богам старейшина тоже не мог, и на рассвете он вынес решение — маленький мальчик, имя которому дали — Лоран, будет жить по очереди в каждом из деревенских домов. Так все жители постепенно познакомились с новеньким жителем и полюбили его как собственного сына.

Мальчик быстро рос и набирался сил, превращаясь в крепкого юношу. Всего пару дней назад Лорану исполнилось семнадцать, и по закону он уже считался взрослым самостоятельным человеком. Теперь вся деревня не будет одевать, кормить и поить белокурого юношу, теперь он должен будет заботиться о себе сам. Сразу же плечи Лорана навалилась куча проблем: теперь, как и любой крестьянин, он должен был думать о том, как заработать и завести собственное хозяйство, построить ферму и обзавестись семьей. Впрочем, последнее казалось и не таким уж сложным. Боги с рождения наградила юношу почти эльфийской красотой. Ни одна деревенская девка не могла устоять перед белоснежным ликом молодого лесоруба с яркими голубыми глазами. Женский пол давно стал обращать внимание на белокурого юношу, о котором никто ничего не знал. Но чтобы жениться — нужно обязательно заручиться благословением родителей, иначе новая семья будет оставлена Богами. А для того чтобы родители согласились отдать свою кровинку незнакомцу, они должны будут удостовериться, что он сможет содержать дочь и в дальнейшем детей. Так что с браком Лорану пришлось повременить, так как предстояло проделать очень много работы. Для начала — построить собственный дом.

В отличие от других крестьянских мальчишек, Лорана совсем не привлекали мысли о фермах, домашнем хозяйстве и пашне полей. В его светловолосой голове жили другие тараканы. Все знали о чём мечтает юный Лоран. Мальчишки всегда мечтают пережить самые невероятные и захватывающие приключения, но для Лорана это были не просто мечты, а главная цель его жизни.

Старейшина Кроул давно понял, что Лорана совсем невозможно отговорить. Если что-то влетело в его голову, то эту идею и топором оттуда не вырубить. Так что когда юноша стал говорить о путешествии по острову, никто даже не сделал попытки его отговорить. Долго Кроул пытался его удержать, но теперь, когда Лорану стало семнадцать, старик понял, что больше держать он его не может.

В канун семнадцатого дня рождения Лорана старейшина обратился ко всем жителям с просьбой. В тот день, когда состоялось собрание деревни, на которое по старым обычаям пускали только самых состоятельных мужчин лесорубов и их жен, Лоран тайком подслушал и узнал о мече и кольчуге, которую сделает специально для него кузнец Деметрий. Этот будет подарок от всей деревни для Лорана и своего рода благословение на подвиги, которые мальчик так рвался совершать.

— Моя собственная кольчуга и меч! — подумал тогда Лоран, — Я же…я смогу убивать злобных чудищ, спасать попавших в беду девиц и получать за это награду! Все мои мечты сбудутся!!!

Радости тогда его не было предела. Конечно Лоран был слишком самонадеянным. На самом деле ни чудовищ, ни драконов уже давно не осталось, да и прекрасные принцессы никуда не пропадали, но от одной мысли о том, что он скоро сможет отправиться в путешествие по Лунному острову, как настоящий рыцарь, у Лорана вскипала кровь.

На следующий день он побежал к кузнице. Но, увы, деревянная дверь была закрыта. Изнутри слышался грохот — кузнец яростно бил по наковальне. Деметрий был занят работой. Лоран не хотел мешать, зная, что хозяин кузни не любит незваных гостей в рабочее время.

Юноша уже собирался уходить, когда большой ржавый замок проскрипел изнутри, дверь распахнулась и на зеленую примятую траву упала тень хозяина. Ростом он был на пару голов ниже Лорана, но, несмотря на этот дефект, Деметрий был довольно коренаст и силён для обычного кузнеца. У него были невероятно сильные, хоть и короткие руки и очень длинная пышная борода с усами цвета дикого каштана.

В деревне поговаривали, что в жилах кузнеца течёт кровь подземных гномов. Надо сказать, что вид у него был такой же суровый, как и у его предков. Косматые густые брови закрывали маленькие глаза-бусинки, придавая грозный вид. Лицо Деметрия было красным, особенно его нос, больше похожий на большую картофелину. Вид у гнома потрёпанный, из чего Лоран сделал вывод, что кузнец работал всю ночь.

— Привет, парниша, — сказал Деметрийгрубым голосом, в котором чувствовалась усталость,

Лоран с детства знал его. Кузнец-гном был очень искусен в своём ремесле, а его умение соединять древние руны, их магические свойства с оружием, которые делают их легче и прочнее, было даже странным для простой деревушки. Но гном уверял, что он родился здесь, на Лунном острове, и не хочет жить ни в каком другом месте, будь то даже покои самого ХарренаIII.

Юноша молча смотрел на кузнеца. Деметрий вытер капли пота со лба, глубоко вздохнув.

— Что ж, похоже и мне не удастся отговорить тебя от путешествия, верно? — гном улыбнулся, пересиливая усталость, — Что ж, тогда я позабочусь хотя бы о том, чтобы ты не остался без хорошего клинка и кольчуги. Меч уже готов, — Деметрий увидел, как у Лорана разом загорелись глаза, — но мне нужны кое-какие травы, чтобы закончить доспехи. Аэли обещала, что принесет мне их из леса, — кузнец задумчиво почесал каштановую бороду, — Это было ещё вчера, а она до сих пор не заходила. Я начинаю волноваться. Если ты встретишь её, передай, что я жду, — Деметрий задумался, — В любом случае…вот твой меч!

Гном вернулся в тёмные чертоги своего жилища и через минуту вышел обратно на свет, сжимая в мозолистых ладонях рукоять изящного клинка. Сердце Лорана затрепетало при виде оружия. Кузнец с улыбкой на лице протянул меч мальчику, и юноша впервые в жизни мог коснуться своими деревенскими руками рукояти первого в его жизни рыцарского оружия.

Клинок был сделан не абы как, а как и все творения гномов, был изящен и неповторим, идеально сбалансирован, один единственный в своём роде. Меч был немного тяжеловат для рук юноши, но удобен. Лезвие его было гладким и отражало падавшие на него лучи солнца, будто стекло. На рукояти была выгравирована надпись: «Д`ахтэен дэ кварл морген», что в переводе с языка гномов означало: «Пока держишь в руках клинок сей, он тебя хранит».

Лоран, сделав пару деревенских замахов (будто рубит дерево топором), спрятал благородное оружие в ножны и прицепил на кожаный пояс. Покрутившись, чтобы как следует осмотреть себя со всех сторон, юноша поблагодарил кузнеца, после чего отправился посмотреть, куда же подевалась Аэли. Деметрий еще некоторое время стоял на пороге кузницы, наблюдая, как стремительно отдалялся паренёк с мечом и, глядя на него, приятно улыбался.

Домик Аэли стоял на пригорке, рядом с тропой, ведущей к воротам. Вся деревня была обнесена деревянным частоколом, а у тропы, ведущей через лес, стояли большие деревянные ворота, над которыми находилась ветхая смотровая вышка дозорного. Прямо напротив неё как раз и стоял домик Аэли. Но так как она была не совсем человеком, то дом у нее был особенный.

Лоран осторожно подошёл к маленькому жилищу, которое было будто вырезано в огромном дереве. Вековое дерево было настолько большим, что в нем могло находиться и свободно перемещаться как минимум три человека. Крышу этого удивительного строения заменяли зеленые ветви, которые словно специально росли так, чтобы хозяйке не приходилось мокнуть под дождем.

Аэли обладала магией — так говорили лесорубы, и Лоран не хотел, чтобы его по ошибке превратили в камень или жука-навозника. Хозяйка дома в древе была феей, и совсем не простой. Она была последний из рода Квин-Аур, живущих на острове. Это было самое первое племя фей, появившееся в Итрее, и зародилось оно здесь — на Лунном острове. Феи из Квин-Аур — это самые прекрасные девушки, каких только можно себе представить: в человеческий рост, в отличие от всех остальных видов фей, с огромными крыльями бабочек на спине просто неописуемой красоты. За всю историю Итреи Квин-Аур никогда не общались с людьми и, как прочие феи, всячески избегали их. Но война против общего разрушительного врага сплотила всех существ, заставив забыть о прежних разногласиях. Так уж случилось, что Аэли оказалось последней из своего рода. Никто не знал, куда неожиданно подевалось множество прекрасных летающих красавиц. Все они исчезли в один прекрасный день, оставив после себя всего лишь один след — Аэли.

Лоран подошёл ближе к ее дереву. Вход заслоняли две большие колючие ветви, словно сторожевые псы они не пускали внутрь никого без приглашения хозяйки. Лоран постучал по бордовой коре, но ответа не дождался — феи нет дома.

Кто-то спускался со смотровой вышки у ворот. Лоран увидел перед собой сутулого, худощавого паренька примерно такого же возраста как и он сам, с довольно большой головой для такой тонкой шеи. Лоран радостно поприветствовал старого приятеля — Туга. Еще когда они были совсем детьми, Лоран и Туг носились по деревне, гоняя куриц и диких уток. Увидев как Лоран подходит к домику феи, Туг не мог не спуститься и не поболтать с единственным другом. Конечно же от его глаз не мог ускользнуть диковинный для подобных мест меч, висевший на поясе Лорана, в глазах головастика блеснула небольшая зависть. Когда друзья побратались, в голову Лорана неожиданно пришла замечательная, как ему показалась, идея. Радостный юноша сообщил Тугу, что собирается совершить давно запланированное путешествие по острову и позвал его с собой. Но Тугу сразу не понравилась эта идея.

— Нет, — не думая ответил головастик, глаза его резко выпучились, а лицо покраснело, — Я не могу идти, — зубы застучали от волнения, — Я же постоянно на дежурстве. Что будет если, если вдруг придут…Лешие? Ходит множество слухов, что они последнее время шатаются где-то в лесах, знаешь ли. Нельзя допустить, чтобы они пробрались в деревню и начали без разбору заполонять все своими вонючими дурман-грибами!

Лоран неожиданно вспомнил о том, что говорил емуДеметрий.

— Туг, — Лоран остановил бесконечный лепет друга, — выходил ли кто-нибудь за ворота?

Сутулый паренек почесал лохматую голову, посмотрел на облака, поморщив лицо. Так он всегда напрягал последние извилины.

— Да, — наконец вымолвил он, — Аэли ещё вчера отправилась в лес, — дозорный снова призадумался, — Странно…она до сих пор не возвращалась. Да, и еще…Оррорин совсем недавно вышел и направился куда-то к востоку, — простой…ты же…ты не можешь просто так выйти…— худые коленки задрожали, — а как же Лешие?

«Трус» — с огорчением в очередной раз понял для себя Лоран, после чего покинул Туга, зная, что не смотря на все уговоры друг не пойдёт с ним, так как никогда он не отличался смелостью. Все знали, что истории про проказников Лешиев, которые выращивают дурман-грибы, а потом сушат и курят их — это ничто иное как байки пьяных лесников. Никто из дровосеков еще ни разу не встретил ни одного даже самого маленького и незаметного Лешего на острове. Только Туг из всей деревни верил в весь этот бред и боялся ходить на опушку один, шарахался как припадочный от каждого шороха и дуновения ветра, хватаясь за свою трухлявую дубину, которую всюду таскал с собой.

Лоран покинул пределы деревни, ступив на тропу, по которой обычно на телегах вывозили древесину на материк. Юноша направился в лес. Лоран свернул с тропы, ведущей за пределы острова и пошёл по другой, более старой, уже начинавшей зарастать сорняками. Эта тропа вела в зелёную чащу. Юноша шёл вдоль неё, внимательно озираясь по сторонам. По обоим бокам тропы простирались бескрайние густые зелёные заросли. Кругом были самые разнообразные деревья: невероятно огромные — старые вековые дубы с огромным желтыми желудями, и молодые деревья, с тоненькими хрупкими стволами и гладкой корой и с невероятно пышными зелёными кронами, и деревья с кронами поменьше.

Но Лорану не пришлось заходить в непролазные чащи, что его немного огорчило. Стоило ему выйти на заросшую тропу, как он сразу же увидел Аэли, сидящую на огромном сухом бревне. Это была девушка неписанной красоты, как и полагается ее племени. Самые прекрасные феи, какие бывают только в древних сказаниях, с длинными русыми волосами до самых пят, очень изящно заколотыми сзади — такие узоры из волос могли плести только феи. Одета она была в красивое шёлковое платье бежевого оттенка. Слегка бледноватое лицо без единой морщинки, маленькие нежные ушки, чуть заострённые кверху, большие зеленые глаза, которые так и тянули к себе мужчин, обрекая их на муки неразделенной любви, а сзади, из-за спины, росли большие яркие крылья, как у настоящей бабочки, только во много раз больше, окрашенные разноцветной пыльцой в неописуемо красивом узоре.

Прекрасная девушка тяжело дышала, словно задыхалась. Взволнованный, её самочувствием, храбрый юноша подбежал к ней.

— Лоран! — фея произнесла его имя так, словно смертельно испугалась, зелёными глазами она смотрела на меч в ножнах, висевший на поясе парня, — Что ты здесь делаешь?

Аэли резко поднялась с бревна и стала отряхивать вроде бы чистое на вид платье. Лоран заметил, как её крылья слегка вздрагивают время от времени, наверное она слишком долго летела, но вот только куда? Фея до сих пор не могла отдышаться. Также юноша не мог не заметить загадочный взгляд ее зелёных глаз, который падал на него, будто, увидев Лорана с мечом, фея почувствовала что-то такое, что заставило её замереть. Парень увидел в женских глазах секундный блеск, после чего Аэли резко схватила парня за руку, он даже вздрогнул от неожиданности.

— Я провожу тебя до дома, чтобы с тобой ничего не случилось! — взволнованно произнесла она,

Весьма неожиданно. Лоран ничего не мог понять и не успел ничего спросить. Стоило ему попытаться настоять на своем, как Аэли еще сильней схватила его за запястье и потащила в сторону деревни, словно непослушного маленького мальчика. Вот тебе и совершеннолетие!

Фея не проронила больше ни слова, но юноша чувствовал, как она напряжена, и что-то внутри шептало ему, что лучше пока не сопротивляться воле могущественной феи из рода Квин-Аур.

Только когда оба оказались в доме Аэли, она начала говорить:

— Лоран… — нерешительно начала фея. Юноша заметил, как красавица волнуется, что не было присуще волшебному созданию ее статуса, — …ты вырос буквально на моих глазах…и, если бы я не видела того, что вижу в тебе теперь…я бы позаботилась о том, чтобы ты никогда не покидал деревни… — она подошла ближе и коснулась белоснежной ладонью мужского плеча, от ее прикосновения юноша снова вздрогнул, — Я знаю, ты взамешательстве, ты злишься, потому что не понимаешь, и у тебя есть на это право.

— Я…я ничего не понимаю, — согласился Лоран и удивленно таращился на прекрасную девушку, возраст которой даже старейшина Кроул не смог бы подсчитать.

— Ты пока и не должен ничего понимать, — успокоила его фея уже уверенным мягким голосом, — Лоран, послушай. Ты должен отправиться в путешествие, которое планировал.

— Что?

— Сегодня же! Ты должен покинуть деревню. На какое-то время.

— Но…почему? За…

— Никаких вопросов, — отрезала Аэли, в её глазах Лоран опять увидел необъяснимую тревогу, — Волшебные травы, которые просил Деметрий здесь, — она передала маленькую сумку, сделанную под манер дриад из листьев и коры деревьев, внутри лежало что-то тяжелое, — Отнеси их ему, а как соберёшь всё необходимое уходи! Сразу же! Ты всё понял?

— Д-да… — Лоран ничего не понимал,

Аэли подошла к стене и аккуратно провела по ней кончиками нежных пальцев, словно кошка. Огромные колючие ветви — двери медленно разверзлись, пропуская Лорана наружу. Юноша молча переступил порог дома-дерева, и колючие стражи закрыли собой проход сразу за его спиной.

Аэли нервничает? Почему? Это всё Лорану очень не нравилось.

Он сразу же принёс сумку с травами в кузницу. Деметрий до сих пор ждал его, как и обещал. Невысокая коренастая фигура гнома стояла рядом с бочкой воды, в которой кузнец обычно остужал раскалённые подковы и топоры. Одной мощной рукой Деметрий словно подпирал стену собственной кузницы, а вторая держала деревянную трубку, из-под длинных каштановых усов вываливались кольца серого дыма. Лоран подбежал к нему.

— Ты принёс травы! — Деметрий сразу узнал сумку, такие вещи были редкостью,

Большими короткими пальцами он аккуратно раскрыл её, пересмотрел заветные травы, словно проверяя, нет ли тут какой подмены, после чего взглянул на юношу, уголки глаз Деметрия забавно прищурились, гном-кузнец улыбнулся.

— Я закончу твою кольчугу, — сказал он, — если ты будешь так любезен и подождешь снаружи.

Лоран улыбнулся в ответ, согласившись ждать столько, сколько потребуется мастеру кузни. Все знали, что искусство Деметрия накладывать рунные символы на оружие — это древний секрет подземных гномов. Кузнец, соблюдая все заповеди родичей гномов, всегда работал в одиночестве.

Прошло около часа, прежде чем толстая деревянная дверь вновь со скрипом отварилась, и на улицу вышел вспотевший гном. Лицо его словно горело, а каштановая борода стала влажной, со лба ручьём лил пот. В больших руках он держал свёрток. Лоран снова затрепетал. Деметрий развернул свёрток и хорошенько встряхнул. Лорана буквально ослепил яркий белый свет потрясающей серебряной кольчуги. Солнечные лучи падали на прекрасную броню и, глядя на это творение, достойное королей, никто не смог бы усомниться в её прочности. Кольчуга переливалась на солнце и идеально гармонировала с мечом.

Деметрий передал кольчугу в руки юноши и тот, взяв её заметил, что она на удивление легка. Лорану не терпелось примерить дорогостоящий подарок.

— Не потеряй ее! — сказал Деметрий напоследок, — Я вложил в неё слишком много своих усилий. Как и меч, они будут всегда охранять тебя в недобрый час.

Лоран заверил гнома, что никогда никому не продаст и никогда не потеряет столь ценный подарок и, сразу же попрощавшись, юноша облачился в кольчугу и теперь был уже полностью готов начать своё путешествие.

Облечённый в безупречную серебренную броню, с мечом наперевес совершеннолетний юноша, собрав свои пожитки, прошел через ворота деревни, миновав смотровую вышку. Друг Лорана — строгий дозорный в этот момент спал с открытым ртом, сжимая в костлявых руках трухлявую дубину, и даже не заметил, как светловолосый друг детства покинул свой дом.

Лоран сделал ещё один шаг вперед, переступив порог деревянных ворот и вдруг осознал, что теперь он уже не дома, и что теперь, именно с этого самого момента начинаются его самые настоящие приключения

 

 

 

Глава 2

Приключения

 

Лоран пробирался через густую чащу, все думая о том, что сказала Аэли. Ее тревожное выражение лица не выходило из головы. Что могло обеспокоить невозмутимую фею? Признаться, это даже пугало.

Неподалеку от тропы, ведущей в деревню, Лоран увидел человеческий силуэт. Скрючившись в вопросительный знак, у обочины сидел старик в лохмотьях, опустив голову вниз. Лоран подошел поближе, чтобы лишний раз убедиться в своем подозрении Да, этот человек точно что перед ним не из деревни лесорубов. Его лицо прикрывала большая шляпа, но даже несмотря на это Лоран мог видеть его нос, похожий на орлиный клюв, а из правого уха поблескивала золотая серьга. Рядом с незнакомцем лежал большой посох, сделанный из старого дерева, видно он помогал старику передвигаться.

Юноша заметил, как тяжело дышит незнакомец.

— Вам помочь? — любезно предложил он помощь,

— Нееет, — услышал он протяжный ответ, — Спасибо тебе юноша. Просто я стал слишком стар, — незнакомец стал медленно подниматься, опираясь на посох, — Я проделал долгий путь, надо было немного отдохнуть.

— Вы не местный?

— Наблюдательный ты парниша, — Лоран заметил, как старик посматривает хитрыми глазами на его новенький меч, — не подскажешь мне, в какой стороне деревня?

— Она совсем недалеко, прямо по тропе. А…что вам там нужно?

— А, — старик махнул рукой, — дела давно минувших дней. Я просто кое-что ищу, и надеюсь, что мои поиски не окажутся безрезультатны, — Лоран понял, что старик явно засобирался уходить, — Спасибо тебе юноша за помощь, удачи тебе,

— И вам тоже, — пожелал Лоран и снова окунулся в зеленую непролазную чащобу.

Вот лесные дебри вдруг развезлись и Лоран вышел на зеленый луг на вершине холма. Это была опушка леса. Вокруг простиралась сочная трава, из которой изредка выглядывали чашечки разноцветных мелких полевых цветов. Окружение так и тянуло упасть в этот прекрасный зеленый ковер и подремать немного на солнышке. Лоран услышал стук неподалеку. Ему был очень хорошо знаком подобный шум — удары топора. Кто-то рубит лес.

Лорану конечно же стало любопытно. Зайдя за пару деревьев, не далеко от луга, он увидел знакомую человеческую фигуру. Это был мужчина, немного худощавый. Еще издали услышав звуки приближающихся шагов, он отложил топор в сторону и, вытерев пот со лба, повернулся, чтобы посмотреть на гостя.

— Лоран, — прозвучал голос старика, дровосек элегантно почесал пышные седые усы,

— Здравствуй, Оррорин, как твои дела? Почему ты ушел так далеко от деревни?

Старик с пышными усами и морщинистым лицом указал рукой на гору сухого хвороста.

— А зачем еще дровосек ходит в лес? — ухмыльнулся он, — За дровами конечно. — Оррорин тяжело вздохнул, — я уже не так молод и силен, мальчик мой. Чтобы нарубить дров мне приходится искать деревья суше и старее, а для этого надо уходить глубже в лес.

— Если тебе тяжело, ты только скажи, я всегда помогу тебе. Я многим обязан вам, Оррорин. Если бы не вы, кто знает, что было бы со мной.

На лице старика блеснула улыбка, его сознание переносилось в давно минувшие дни.

— Да, — протянул он, — я помню все, словно это было только вчера. Возвращаюсь ночью с лесопилки, смотрю, а у сосны сверток шевелящийся лежит. Подхожу ближе, а там ты — размером с фасолину, ей богу! Ты быстро вырос, — Оррорин быстро оглядел ценные подарки юноши, — смотрю, Деметрий уже отдал тебе наш подарок.

— Спасибо вам большое, — от чистого сердца поблагодарил Лоран старого дровосека,

— Эх, — Оррорин опять тяжело выдохнул, — смотрю я на тебя и сразу вспоминаю себя в молодости. Как бы я хотел быть сейчас помоложе, чтобы отправиться в путешествие вместе с тобой.

Юноша и старик одновременно посмотрели на огромный двуручный меч, лежащий рядом со связкой хвороста.

— Мой старый палаш, — Оррорин смотрел на старое оружие, будто оно было живым, — он уже забыл вкус приключений. Эх, если бы мои руки были сильнее, мне не пришлось бы носить его все время на больной спине, — старик встряхнулся, — Ладно, хватит грустных воспоминаний. Мальчик мой, ступай, ищи свои приключения, совершай безумные поступки, пока ты молод, потому что потом, тебе ничего не останется, кроме воспоминаний.

Лоран обнял дровосека на прощание, еще раз за все поблагодарив, после чего стал отдаляться от опушки вглубь леса. Оррорин закинул старый палаш на спину, подобрал связку дров подмышку, после чего медленно побрел в сторону деревни.

Лоран продолжил свое путешествие. Он не знал и даже задуматься не хотел о том, куда идет, доверившись своим ногам. Он был счастлив, потому что наконец мог совершать и делать подвиги, о которых всегда слышал только из сказок. Но внутри все же оставалась небольшая тревога — пройдя опушку, юноша впервые оказался так далеко от дома. Лоран даже и представить себе не мог, что ждало его впереди.

Сердце билось от радости все сильней, даже несмотря на то, что пока еще ничего и не произошло. Лорана не покидало ощущение, что вот-вот должно произойти что-то интересное. Настало время сойти с изведанных людьми дорог и утонуть в зеленой чаще неизвестности в глубине острова. Сделав еще пару шагов, Лоран вступил туда, где почти не бывали люди…

Он побрел дальше, озираясь по сторонам и гордо держась за рукоять меча, как бы показывая окружающим, которых нет, свое величие. Лоран снова вышел на небольшую лужайку, будто специально спрятанную высокими деревьями от глаз путников.

В центре стояла старая повозка. Одно из колес было отломано, а сама повозка давно заросла сорняками и лианами. Наверное, она когда-то принадлежала торговцу, сбившемуся с пути много лун назад. Торговец заблудился в опасных территориях. Лоран подошел ближе и заглянул внутрь деревянной развалины. Среди сорняков и лиан, обвивших собой гнилое дерево, в повозке лежал камень — торговец был из деревни Каменотесов.

Лоран обошел повозку со всех сторон. Но вдруг чувство тревоги заставило его остановиться. За повозкой лежало старое бревно, а на нем сидело странное существо, чем-то очень напоминавшее человека, только оно было синее и полупрозрачное. Лоран видел сквозь него, но, как у любого человека, у загадочного создания были руки, шея и голова. Вот только ног не хватало. Вместо них торс плавно переходил в полупрозрачный серебристый хвост. Лоран пригляделся, стараясь не высовываться, и увидел, что у существа к тому же не было ни лица, ни ушей — просто безликая бирюзовая голова.

Немного выждав, юноша отважился подойти ближе.

 

Существо сидело спиной и пока не замечало незнакомца. Создание сгорбило дугообразное тело, подпирая ладонями подбородок, словно о чем-то усердно раздумывало. Лоран увидел, что конец серебристого хвоста намертво прикреплен к человеческому скелету в обносках. Между желтых ребер торчал надломленный наконечник стрелы. Должно быть, хозяин повозки недалеко ушел от своего груза. Все стало на свои места, фантастическое создание — Потерянная душа несчастного торговца, которая по каким-то причинам не смогла попасть к Новым Богам. Все как в сказках, которые Лоран слушал перед сном в детстве!

Один неосторожный шаг и под ногой хрустнула ветка — бирюзовое создание резко обернулось. Несмотря на то, что у него не было глаз, Лоран почувствовал, что безликое существо видит его. Естественно юноша испугался. Такой встречей не каждый колдун сможет похвастаться. Лоран замер, даже дышать перестал, и тут в ушах раздался мужской голос: «Помоги мне!»

Лоран был ошарашен. От испуга он так и упал на траву, бешено смотря на ранее никогда не виданное им создание. Чего можно ожидать от не упокоенной души?

Существо медленно поднялось с бревна и зависло в воздухе, все также смотря на юношу, будто ожидало каких-то слов. Так ничего не дождавшись, оно начало медленно плыть в сторону Лорана. Сердце юноши бешено заколотилось, Лоран попятился назад как таракан, пока не уперся затылком в дерево. Страх сковал его. «Пожалуйста, помоги мне!» — Лоран знал, что с ним говорит это существо, но как? У него же нет рта! А голос…он словно по волшебству звучит в голове!

Он еще раз взглянул на конец хвоста создания, который намертво был прикреплен к трухлявым ребрам скелета. Видимо перемещения существа были ограничены. Но от этого лучше Лорану не стало.

— Ч-что ты от меня хочешь? — испуганным голосом спросил он,

— Помощи… — снова прозвучал чужой голос в голове, существо смотрело прямо на него, — я не причиню тебе вреда, не бойся.

Как бы странно это ни показалось, но в этот раз голос в голове успокоил Лорана.

— Не бойся меня, я не причиню тебе вреда, — говорило создание,

— Кто ты?! — спросил Лоран, — Зачем ты залез ко мне в голову?!

— Я просто общаюсь с тобой, — ответило безликое нечто, — я не причиню твоему телу вреда. А кто я ты и сам уже догадался. Эта мысль уже проскальзывала в твоей голове.

— Потерянная душа… — понял Лоран,

— Именно.

Лоран медленно поднялся. Он подошел ближе, осматривая тело скелета, когда-то давно пронзенного разбойничьей стрелой. Ему было непонятно, отчего душа так и не покинула смертный мир.

— Но почему ты еще не с Новыми богами? — спросил Лоран,

— Ответ сей очевиден, — услышал он тут же в голове, — прикреплен я к телу дурака заклятьем прочным.

— Подожди…каким заклятьем?

Потерянная душа печально опустила голову, тяжело вздохнув.

— Жил один дурак-купец, который захотел стать бессмертным. На колдовском рынке, купив какой-то амулет, пообещали бессмертие ему, сказав, что душа никогда не покинет его. Так и случилось. Пускай купец и мертв, но я все еще в мире сем.

— За это ты и называешь себя дураком?

— Себя? — существо искренне удивилось, — Я не имею ничего общего со смертным дурачьем. Я ни есть тот самый купец. Я его душа. Я тот голос, который в определенные моменты жизни нашептывает вам, смертным, «а может не надо» или «задумайся, так будет лучше». А слушать меня или не слушать — дело смертного. Жаль только что вы не догадываетесь, что от вашего выбора складывается не только ваша, но и моя дорога, — юноша чувствовал в голосе горькую печаль, — Как я давно хочу совершить свой Круг…

Лоран ничего не понимал из того, что говорит ему полупрозрачное создание.

— Ты просил меня о помощи. Что я могу сделать для тебя?

— Все очень просто, — ответила душа, — ты первый, кто прошел здесь за многие годы. Просто сорви с шеи злосчастный амулет, чтобы покой я наконец смог обрести. И, об услуге второй осмелюсь тебя я попросить — похорони дурака, не пристало мертвым на поверхности лежать.

Лоран подошел ближе к скелету и увидел, что у него на шее действительно висит какой-то медальон с непонятными символами. Медленно, Лоран сел рядом, протянул руку в сторону костлявой шеи и, одним движением, сорвал магический атрибут с шеи мертвеца.

— Спасибо, — услышал юноша эхо в голове, а когда обернулся, то безликого существа уже и след простыл.

Оно исчезло, наконец обретя долгожданную свободу. Лоран выполнил и вторую просьбу. Он похоронил скелет купца, сделав могилу из остатков камня, что лежали в повозке. Амулет Лоран взять с собой естественно побоялся — деревенские жители всегда были далеки от магии, а посему юноша просто его выбросил и побрел дальше своей дорогой.

Лоран ночевал в лесу под кронами деревьев и питался тем, что мог найти. Живностью Лунный остров был небогат, но зато всюду росли разнообразные ягоды и плодоносные деревья. Когда снова взошла Луна, Лоран грелся у костра, размышляя. Несмотря на то, что он так рвался на поиски приключений, они явно не спешили найти юношу. Лорану стоило провести несколько дней на острове, чтобы понять — здесь делать нечего, надо выбираться на континент.

Ранним утром, Лоран потушил догорающие угли и направился искать Фавновский мост — это было единственное строение, что связывало остров с остальной Итреей. По легенде его охраняли фавны — древние воины, говорившие на языке деревьев.

Пробираясь через чащу, Лоран услышал шум воды. Неподалеку должен быть ручей. Перед тем как попасть на континент, лучше было бы пополнить запасы воды. Лоран пошел на шум. Он спустился с холма, аккуратно переступая через торчащие из земли огромные корни деревьев, поросшие бородатым мхом.

Как и ожидалось — внизу был небольшой ручей. Негромкое журчание ласкало ухо, Лоран достал бурдюк и нагнулся, чтобы набрать кристально чистой освежающей воды.

Он был уже полон, когда Лоран неожиданно увидел кого-то на противоположной стороне ручья. Его глаза застыли в изумлении. Это была девушка.

Она сидела на гладких камнях и, изогнувшись, словно лебедь, аккуратно опускала белоснежные ладони в прозрачную зыбь, чтобы набрать немного воды, после чего подносила ладони к нежным губам, чтобы утолить жажду. Лоран видел, как кристальные капли воды стекают с ладоней, падают на тонкую женскую шею и медленно текут ниже и ниже. У нее были длинные русые волосы, а внешность ее была настолько красива, что Лоран подумал, что незнакомка может составить конкуренцию самой Аэли по красоте.

Девушка пока не замечала Лорана, продолжая пить. Юноша был готов смотреть на прекрасное создание часами, лишь бы она никуда не уходила, а вечно сидела у ручья.

Но тут, набрав в ладони воды, красавица вдруг разъединила ладони, озираясь по сторонам. Лоран увидел, как кристальная вода с всплеском вернулась обратно в ручей.

Девушка осторожно поднялась на ноги. Ее большие серые глаза выражали тревогу. С опаской она смотрела на незнакомца с противоположного берега, медленно отходя в сторону чащи.

— Постой! — крикнул ей Лоран, и незнакомца вздрогнула, остановившись, — Я не причиню тебе вреда, не убегай!

Она развернулась, и Лоран мог снова окунуться с головой в ее серые глаза. Странное чувство. Губы ее не двигались, но девушка будто говорила и без них. Ее глаза не просто смотрели на Лорана, они манили его. Юноша медленно, чтобы не спугнуть эту трепетную лань резкими движениями, стал приближаться. Он перешел ручей. Ноги все вымокли, но по сравнению с тем что он увидел — это все такие мелочи. Девушка стояла, испуганно поглядывая на приближающегося мужчину, немного вздрагивая.

В глазах незнакомки Лоран не видел своего отражения, а от нежной, слегка зеленоватой кожи прекрасной красавицы пахло деревом и соком фруктовых деревьев.

— Кто ты? — спросил Лоран, — И откуда?

Губы красавицы едва шевельнулись, и юноша мог насладиться ее медовым голосом:

— Я Флора, я живу здесь, на Лунном острове.

— Странно, я никогда не видел тебя. Меня зовут Лоран. Ты живешь не в деревне Лесорубов?

Девушка скромно хихикнула, прикрыв улыбку маленькой ладошкой.

— Нет, я не из твоей деревни. Я живу тут в лесу, меня немногие видят.

Она поправила прядь русых волос, и Лоран сразу же заметил маленькое ухо, чуть заостренное кверху.

— Ты…фея? Или…эльфийка?

Прекрасная незнакомка снова забавно хихикнула.

— Нет, Лоран из деревни Лесорубов. Я лесная нимфа.

Только этим можно было объяснить невероятную красоту. Люди не могут быть столь прекрасны.

— И… — Лоран вдруг засмущался, — Тебе не трудно живется одной? Не скучно?

— Бывает скучновато, — ответила Флора, юноша заметил, как нимфа одарила его хитрым взглядом, — но…может быть ты составишь мне компанию, хотя бы ненадолго.

Сердце Лорана заколотилось.

— Конечно, это будет честью для меня.

Флора улыбнулась. Она взяла его юношу за руку и повела за собой. Лоран неуклюже поковылял за нимфой.

Они прошли через чащу и вышли к пещере в скале, которая вся была покрыта зеленым и мягким, словно бархат, мхом. Внутри было сухо и на удивление тепло. В темноте каменных сводов росли разнообразные грибы, рядом с пещерой журчал ручей, в котором плавали разноцветные мальки, пуская на поверхность пузырьки воздуха. Кругом росли полевые цветы, дикие ягоды, вековые дубы — будто Лоран каким-то невероятным образом попал в сказочную обитель.

— Здесь ты живешь? — спросил он нимфу, — как красиво…в жизни ничего подобного не видел…

Прекрасная нимфа снова улыбнулась:

— А я никогда не видела лесорубов в кольчуге и при мече,

Лоран так любовался красотой Флоры, что совсем забыл про меч.

— А, — он растерялся, опустив ладонь на ножны, — Это подарок. Вещи дороже у меня нет.

Прекрасная Флора любезно показала гостю каждую травинку своего жилища. Потом вежливо пригласила остаться на обед. Юноша не мог отказать. Правда, он опасался, что на обед может быть что-то непригодное для человеческого желудка, вроде дурман-грибов, но все обошлось. Оказывается нимфы не едят ничего сверхъестественного. Обычные ягоды, фрукты, а питье заменяет сладкий мед, которым все время пахли тоненькие губы прекрасной девушки.

Юноша и нимфа много разговаривали, смеялись. Лорану было очень приятно слышать смех новой подруги, который так и ласкал слух. Она совсем непохожа на деревенских девчонок!

Внимание юноши случайно привлекло странное строение за деревьями. Сделав глоток меда из деревянной чаши, он спросил:

— А что это?

Флора обернулась, рассматривая явно знакомое ей изваяние, поросшее мхом и лишайником.

— Это обелиск моей семьи, — ответила она,

— А где твоя семья?

Нимфа печально опустила глаза на траву.

— Они ушли, — по детски грустно прошептала она,

Лоран всполошился, приблизившись:

— Прости, если тебе стало грустно. Я не хотел заставлять тебя печалиться, — он коснулся ее ладони, кожа красавицы была нежная и теплая.

— Ничего, — серые глаза поднялись на заросший обелиск, — я привыкла. Я и забыла, что он здесь.

— А… — Лоран долго думал, стоит ли спрашивать, но любопытство в конце концов одолело его, — …для чего нужен этот обелиск?

— Он связывает Внутренний мир с миром Внешним. С его помощью родители общались со своими предками и предками их предков.

— Ты имеешь в виду мир Новых Богов? — понял Лоран, — ты умеешь общаться с мертвыми?

— С мертвыми? — Флора наморщила тоненькие бровки, — Я умею общаться с существами, которые ушли во Внешний мир. Вы, люди, считаете, что все имеет конец, но это не так. Когда сосуд изнашивается, ты переходишь во Внешний мир, а твоя душа проходит Круг и дает жизнь новому сосуду, но никто не умирает.

— Я… — Лоран почесал затылок, — …я ничего не понял из того, что ты мне сказала.

Нимфа снова рассмеялась.

— Вы, люди такие глупые, не понимаете, что происходит вокруг вас. Учиться вам еще и учиться.

— Ну да, — Лоран улыбнулся, — куда ж нам до великих ученых нимф,

— Ага, — и оба снова рассмеялись,

Спустя минуту, Лоран заметил, что Флора снова впала в уныние.

— Что случилось? — забеспокоился он,

— Ничего, — отмахнулась нимфа, — Просто, ты напомнил мне про обелиск и я…я так давно не общалась с Внешним миром.

— Так что же тебе мешает?

Флора посмотрела на величественное строение, похожее на колонну с заостренной вершиной.

— Он весь грязный и зарос. В таком состоянии он не будет работать, сама я его никогда не расчищу.

А Лоран испугался, что произошло что-то страшное:

— Да раз плюнуть! — радостно крикнул он, подскочив, словно заяц, — Я вмиг его расчищу и помою для тебя!

Он подпрыгнул, вытащив сияющий меч. Лоран направился прямо к обелиску и начал срезать нагромоздившиеся пучины зеленых лиан и веток деревьев. Лезвие рассекало воздух как нож масло, щепки, куски лиан и трава разлетались в разные стороны. Лоран махал мечом до вечера, а потом, когда с древнего камня упала последняя лиана, Лоран отправился к ручью, чтобы набрать прохладной воды.

Набранное до верху ведро он выплеснул на грязный, поросших мхом обелиск, после чего, взяв тряпки из собственных вещей, стал вымывать грязь. Флора наблюдала за происходящим издали, удивляясь не утомляемости и силе ее гостя.

Над лесом вознеслась Луна, когда Лоран стряхнул капли пота со лба, отбросив тряпку в сторону. Работа была закончена. Теперь он мог видеть не грязный заброшенный камень, а величественное древнее изваяние, от земли до самой верхушки изрисованное непонятными символами, вырезанными в камне. Лоран никогда не видел ничего подобного. Разглядывая высокий черный обелиск, юноша вдруг почувствовал тепло нежной руки. Флора бесшумно подошла сзади, обхватив тоненькими руками крепкое тело юноши.

— Спасибо тебе, — услышал он ласковый шепот у своего уха, — я благодарна тебе за помощь.

Лоран боялся шевельнуться, чтобы не спугнуть своими действиями прекрасную нимфу.

— Как гостеприимная хозяйка, — продолжила она, — я должна предложить тебе остаться. Уже темно, а ночью в лесу может быть небезопасно.

— Должна? — спросил Лоран,

Он почувствовал, как нимфа еще сильнее прижалась к спине, изо всех сил обнимая юношу.

— Не должна…. — тихо произнесла она, — …я хочу, чтобы ты остался…

Лоран медленно повернулся и посмотрел в серые глаза прекрасной девушки. Вдвоем, они прошли в пещеру, из которой виднелся тускловатый свет от огня.

Это была лучшая ночь в жизни Лорана.

 

Утром он проснулся от того, что вновь почувствовал тепло ладоней. Но это уже были не прикосновения нежности, те, что были ночью, а скорее тревоги. Тоненькие ручки схватили Лорана за руку и стали трясти изо всех сил, пытаясь разбудить юношу от сладкого сна.

— Проснись, Лоран! — сквозь сон слышал он голос прекрасной нимфы, — Ну давай, просыпайся же!

Лоран протер сонные глаза, пытаясь понять что происходит. Он увидел перед собой обеспокоенное лицо своей возлюбленной.

— Что…случилось? — начал приходить он в себя,

— Поднимайся, скорее!!!

Лоран встал, при этом хрупкая девушка тащила его к выходу, словно хотела выбросить его как ненужный мусор.

Юноша накинул одежду, сверху кольчугу. Пристегнул пояс с мечом. Он вышел из пещеры и в глаза сразу же бросился обелиск. Загадочные символы, вырезанные в черном камне, выборочно светились ярким зеленым светом.

— Что произошло? Флора, ты можешь мне объяснить, что случилось?

— Лоран, — она схватила его за мозолистую ладонь, тревожно посмотрев серыми глазами, — я говорила с Внешним миром. Мне сказали, что всей твоей деревне угрожает серьезная опасность!

— Что? — Лоран насторожился, — Кто это тебе сказал?

— Нет времени объяснять, Лоран! Ты должен идти к своим! Им понадобиться твоя помощь!

Услышав об опасности, которая может грозить родному дому, Лоран окончательно проснулся.

— Но, а как же ты? — спросил он,

— А что я?

— Я же оставлю тебя одну.

— Я итак долго жила одна. К тому же опасность грозит твоей деревне, лесоруб, а не мне. Со мной ничего не случится.

— Ты уверена? — обеспокоился Лоран, он посмотрел на обелиск, — там так сказали?

Флора кивнула головой, и юноша заметил, как с серых глаз стекла одинокая кристально чистая слеза.

— Со мной ничего не случиться, — вымолвила Флора, едва сдерживаясь, чтобы не заплакать, — Иди же!

— Я обязательно вернусь за тобой! — пообещал Лоран,

Он обхватил ее руками, прижимая к себе.

— Слышишь? Я не оставлю тебя! Я вернусь и мы будем путешествовать вместе! А если захочешь, останемся здесь!

Нимфа опустила голову. В ответ он услышал тоненький, еда слышимый голос:

— Я буду ждать…

Он поцеловал ее на прощание, после чего побежал в лес, по направлению к деревне. Флора провожала гостя прощальным взглядом, по ее щекам текли горькие слезы.

 

Лоран бежал не останавливаясь. Ему очень не хотелось покидать Флору, но если дело касалось безопасности близких — это все меняло. Лоран увидел деревянные ворота только на следующий день, когда уже стемнело. Он посмотрел наверх — смотровая вышка пуста! Сердце его больно кольнулось — неужели он опоздал?

Лоран перелез через ворота и внимательно осмотрелся по сторонам. Было уже темно, но ничего не привлекало его внимания. Все было как обычно. По обеим сторонам стояли деревянные хижины, в некоторых из которых уже горел свет от свечей. Лоран услышал шаги за спиной.

Он обернулся, но поблагодарил потом Старых Богов за то, что не обнажил меч. Перед ним стоял Оррорин с факелом.

— Лоран? — пригляделся старик, — Ты уже вернулся? Так быстро?

На лице старика появилась приятная улыбка.

— Оррорин, в деревне все в порядке? — тревожно спросил юноша,

Старик с огромным ржавым мечом на спине задумался, а что может быть не так.

— Все тихо и спокойно, как обычно, — ответил он, — А почему ты спрашиваешь?

— Да нет, я просто… — Лоран еще раз взглянул на пустующую смотровую вышку, — А где Туг? Он обычно никогда не покидает свой пост.

— Старейшина попросил Туга съездить на континент за припасами. Дерево не очень то дает прибыли последнее время, так что приходится закупать продукты у торговцев и купцов.

— И он согласился один отправиться на большую землю?

Оррорин улыбнулся:

— Ну, ты знаешь старика Кроула. Он может надавить, если захочет, — старый лесоруб осмотрел юношу с головы до ног, — Но что мы все говорим да говорим? Ты наверное очень устал, хочешь есть или пить. Пойдем, заночуешь сегодня у меня, как в старые добрые времена.

— Но…

— Никаких но. Я отказа не приму.

Старик повел Лорана в свой дом, где юноша находил ночлег уже не в первый раз. Но странные мысли все еще не покидали головы Лорана. О какой опасности говорила Флора? Она уже пришла или еще нет? Быть может все это чья-то злая шутка? Может Новые Боги решили разыграть его? Лучше бы это было так.

В конце концов, хорошенько поев, Лоран лег на кровать и, устав размышлять над вопросами, на которые у него не было ответов, уснул.

 

 

Глава 3

Переломный момент

 

Лоран проснулся к вечеру следующего дня. В своем марафоне от пещеры нимфы до деревни он очень утомился. Надев поверх рубахи кольчугу, Лоран пристегнул ремень с мечом — он должен быть теперь всегда при нем. Не найдя в хижине Оррорина, Лоран вышел на свежий воздух и, умывшись освежающей водой из бочки, направился в сторону сарая. Лесоруб сразу обнаружил отсутствие топора. Оррорин опять отправился на опушку рубить дрова. Ему наверняка понадобится помощь. Лоран нашел в сарае другой, более старый топор и, еще разгоняя опутывающие его глаза чары сна, медленно побрел к опушке. Лоран собирался помочь старому дровосеку, который, выпив лишнего, любил рассказывать истории о том, как он со своим ржавым палашом брал приступом целые эльфийские крепости. Конечно никто не верил в пьяные байки старика. Большинство лесорубов вообще думали, что Оррорин просто нашел в лесу этот старый кусок железа и вдруг внезапно вообразил себя могучим воином. С того момента он никогда с палашом и не расставался.

Лоран шел поблагодарить старого друга за все, что он сделал для него, а после сразу же отправиться обратно к Флоре. Его сердце вздрагивало каждый раз, когда он вспоминал ее имя. Лоран знал точно — это любовь. Самая настоящая! Это тебе не какая-нибудь крестьянская клуша, которая думает только о гусях и коровах, а прекрасная лесная нимфа. Многие ловеласы Итреии могли позавидовать юноше, ведь будучи обычным смертным, покорить сердце лесной нимфы — это надо постараться.

Лоран покинул ворота деревни и брел по тропе, когда его привлек звук скрипучих колес и топот лошадей. В нескольких метрах ехала повозка, в которую были запряжены две захудалые чёрные клячи. Одна была вся в мыле, уставшая и изнуренная долгой дорогой, а вторая спокойно шла рядышком, будто ее только что впрягли. Бездельница и Трудяга — Лоран знал, кому принадлежали эти лошади. Юноша пригляделся — на вожжах сидел щупленький сутулый паренёк с большой головой. Догадки не подвели его. Улыбка невольно появилась на сонном лице Лорана.

— Туг!!! — радостно крикнул Лоран и, помахав рукой, побежал к повозке,

Туг вернулся с континента живым и невредимым! Признаться, Лоран уже начал скучать по трусливому другу.

Большеголовый парнишка заметил друга и притормозил еле плетущихся лошадей. Туг спрыгнул с вожжей, и старые друзья могли обняться и порадоваться неожиданной встрече. Боже, как же долго Лоран не видел своего друга.

— Ну что, — не переставая радоваться, он стал расспрашивать головастика, — какие новости и слухи бродят по большой земле?

Лоран заметил, как выражение лица Туга омрачилось, будто бы он был совсем не рад встрече.

— Говорят что… — большеголовый глубоко вздохнул, после чего уныло продолжил, — ещё одна провинция пала…

— Что!? Какая?! — с ужасом спросил Лоран,

— Хайвер… — печально произнес Туг, не поднимая глаз, — Бежавшие воины говорили, что жителей оттуда совсем не осталось. Проклятые монстры вырезали всех от мужчин до новорожденных. Подозревают, что следующим может стать…Хирон.

— Нет! — Лоран очнулся, будто его по голове ударили чем-то тяжелым, он моментально сбросил тяжелые оковы сна, — Хирон никогда не падет! Это город Свободы! Он непреступен, а наш король ХаренIII непоколебим и никогда не покорится воле врага!

— Лоран, — печально молвил Туг, — Чёрные легионы уже грабят и уничтожают деревни на подступах к столице. К ним уже примыкают даже наши, готовые убивать собственные семьи, лишь бы выжить самим в кровавой войне.

Лоран сомкнул челюсти, и Туг услышал, как скрипнули белые зубы бесстрашного друга. От неописуемой злости и гнева, которые бушевали внутри Лорана, кулаки сжимались и начинали нервно трястись.

— Это уже не новость… — Лоран частозадышал, пытаясь успокоить ярость, кулаки требовали крови убийц невинных— Как можно?! Каким нужно быть ублюдком, чтобы воевать против собственного народа?!

Лоран заметил, как Туг поднял правую бровь, что-то почувствовав. Он засопел носом, принюхиваясь. Лицо нахмурилось от неприятного запаха. Лоран тоже принюхался и ощутил противный запах гари.

— Ты чувствуешь? — Туг закрыл ладонью нос, не в силах больше это терпеть.

Скривившись, Лоран кивнул.

— Откуда это? Где-то горит?

— Откуда дует ветер? — спросил Лоран,

Туг, покрутив головой, недолго думая, ответил:

— Ветер дует со стороны полей старейшины Кроула…

— Что?! — Лоран схватил Туга за плечи, — Надо бежать к нему! Туг, скорей езжай в деревню, загружайте в повозку бочки с водой, бери людей и как можно быстрее езжайте к ферме старейшины!

— А ты… — дрожащим от тревоги голосом пролепетал Туг,

— А я побегу прямо сейчас! Давай! — торопил Лоран друга, — Нет времени!

И, сказав это, светловолосый юноша бросился бежать напролом через лес. Лоран знал, что телега с водой будет вынуждена ехать по дороге, а расстояние до фермы старейшины приличное — Кроул жил на окраине, в отшельничестве. Его хижина примыкала больше к лесу, чем к деревне. Вот уж угораздило старика полюбить одиночество и тишину.

Лоран знал, если он побежит прямиком через лес, он срежет неплохой крюк. Юноша бежал сломя голову, не останавливаясь ни на секунду, словно сердцем чувствовал, что старейшине нужна его помощь, произошло что-то страшное. Пока Лоран бежал через непролазные чащи, уже совсем стемнело. Только стоило юноше выбежать на тропу, как он сразу же стал задыхаться, и совсем не от того, что очень долго бежал. С полей шли клубы плотного черного дыма, настолько едкого, что глаза начинали слезиться, но это не остановило отважного Лорана. Он бежал только вперед — навстречу опасности. Пробираясь сквозь чёрный смог, вскоре храбрец оказался перед самой хижиной. И тут сучилось то, чего Лоран еще никогда не испытывал. Совершенно неожиданно страх сковал его. Прямо перед ним стояла маленькая деревянный домик, весь объятый языками адского пламени. Огонь был везде: бил из окон, выходил через деревянные стены и крышу. Поля, которые так щедро кормили деревню, уже догорали, из-за домика поднимался невероятно огромный столб чудовищного дыма. Легкие порывы ветра продолжали распространять вечно голодные и всепоглощающие красные языки по округе, а дым под их влиянием уходил в сторону зеленой чащи, душа растения и все живое.

Лоран стоял перед горящей хижиной с открытым ртом. И хотя кругом была невероятная жара, юноша будто примерз. Огонь был везде. О Боги, неужели он опоздал?

И тут, совершенно неожиданно, горящая дверь распахнулась, и на свободу вывалился еще один поток дыма, огня и жара. Языки пламени высвободились из заточения и сразу же затанцевали на пороге. На фоне всей этой смертельной картины Лоран увидел, как из гиены огненной медленно вываливается скрюченный в вопросительный знак силуэт тощего человека, держащегося за горящую дверь.

Это был старейшина Кроул. Старик которому уже явно перевалило за 80. Опираясь голыми руками о полыхающую дверь, будто не чувствуя боли, старик тяжело дышал, скорчившееся тело медленно покачивалось из стороны в сторону. Ободранные колени под длинной серой рясой дрожали.

Увидев перед собой тень юноши, Кроул даже будучи в таком состоянии узнал Лорана. Его сухие губы открылись, показав остатки пожелтевших зубов, и издали протяжный, немного похожий на уханье совы, жалобный стон. Старик хотел приблизиться. Он поднял правую ногу, но вес тела сразу же перевалился вперед и старейшина полетел вниз головой со ступеней собственного дома. Лоран вовремя спохватился. Резко метнувшись вперед, он подхватил тело старца, обмотанного в серую рясу, подол которой уже начал загораться. На собственных руках Лоран оттащил тело старейшины подальше от удушающего дыма и жаркого огня, ближе к лесу. Медленно и осторожно юноша опустил старика на зеленую траву.

— Лоран… — хрипел Кроул, он мотал головой из стороны в сторону, словно в бреду,

Прозвучало лёгкое потрескивание. Лоран обернулся в сторону горящего домика и увидел, как увесистая деревянная крыша, окутанная пламенем, с грохотом рухнула вниз. Хижина развалилась в мгновение ока, а вместе с ней и всё, что было внутри. В этот момент Лоран подумал, что вовремя оттащил старейшину на безопасное расстояние. Пытаясь привести старика в чувства, он краем глаза изредка поглядывал на догорающие останки. Деревянные брёвна, которые когда-то служили стенами, еще хрустели и потрескивали в яром огне, а к синему ночному небу всё также подымался столб чёрного дыма.

Внезапно, Лоран почувствовалкак кто-то схватил его. Юноша бросил взгляд на плечо и увидел обугленную ладонь старца. Старейшина Кроул очнулся!

— Слава Богам, — подумал Лоран в этот момент, — Старейшина жив — это сейчас самое главное…а остальное уже мелочи. Дом отстроим, поля вспашем заново не впервой…

Скрюченная рука с длинными ногтями сжала плечо.

— Лоран… — прохрипел Кроул имя юноши, руку с плеча он не убирал, а наоборот изо всех оставшихся сил тянул юношу к себе, явно чтобы что что-то сказать.

Только сейчас Лоран мог осмотреть старейшину. Полуслепые глаза старца был выпучены от ужаса, сухие губы и тощие руки дрожали. Сделав очередную попытку что-то вымолвить, Кроул громко закашлял и сплюнул на траву. Лоран видел, что старик изо всех сил пытается о чем-то его предупредить, но был так сильно напуган, что не мог произнести ни слова. Лоран никогда в жизни не видел, чтобы человек мог чего-то настолько сильно бояться.

— Старейшина Кроул, что с вами? — забеспокоился юноша, тревога за жизнь старика внезапно вернулась, — что… — мысли путались, — …что произошло?

Сухие губы старца зашевелились.

— Ферму… — с каждой новой буквой хриплый голос звучал всё отдаленнее, — …ферму…подожгли…

Глаза старика начали медленно закрываться. Юноша чувствовал, что костлявая ладонь, мертвой хваткой сжимавшая его плечо, слабеет. Вскоре кисть с длинными ногтями совсем разжала длинные сморщенные пальцы и упала на траву. Кроул больше не подавал признаков жизни.

— Старейшина Кроул! — в ужасе прокричал Лоран, сердце в груди забилось сильнее, он схватил старое тело обеими руками и стал трясти его, словно пытаясь разбудить ото сна, еще не осознав, что больше старика никто не разбудит.

Лоран не хотел верить, что человек, которого он знал на протяжении всей жизни, умер у него на руках. Пытаясь растормошить Кроула, левая ладонь Лорана проскользнула траве и вдруг угодила во что-то теплое. Юноша поднес ладонь к лицу и при свете Луны ужаснулся. Кровь! Старейшина Кроул сплюнул кровью! Чтобы разобраться, что произошло со стариком на самом деле, Лоран осмотрел его, а когда перевернул бездыханное тело на живот, на спине старца вдруг что-то мелькнуло. Отражаясь от яркого света Луны в спине старейшины отсвечивал какой-то предмет.

Не имея ни малейшего представления о том, чтобы это могло быть, Лоран медленно протянул к нему руку. Он прикоснулся и по спине пробежали мурашки. От этого предмета веяло ледяным холодом. Пальцы коснулись чёрного блестящего металла и плавно потянули вверх. Медленно-медленно Лоран вынул из тела старца чёрное лезвие.

— Кинжал! — ужаснулся Лоран, и как только в голове мелькнула мысль о том, что старейшину убили, руки, сжимавшие окровавленное оружие задрожали,

Взглянув на окровавленное лезвие черного цвета еще раз, Лоран тут же откинул оружие в сторону.

Но кто?! Кто мог быть настолько безжалостным и хладнокровным, чтобы убить беззащитного старика?! Лорана била дрожь. Впервые он видел перед собой мёртвого человека. Мертвецы выглядели совсем не так как рассказывали. Они не выглядели спящими, а лица не выражали спокойствие. Совсем наоборот — лицо старейшины навсегда застыло с выражением непередаваемого страха, а тело замерло так, будто старика разрывали на части. Ноги и руки юноши тряслись будто от холода, он больше не чувствовал жара со стороны горевшей хижины.

Неподалёку раздался треск. Где-то совсем близко хрустнула ветка от неосторожного шага. Лоран встрепенулся. Подул холодный ветер, кроны деревьев зашевелились и в коленях Лоран снова ощутил неподвластную дрожь.

— Должно быть это крестьяне с водой, — подумал юноша, — Да, точно! Это они! — Лоран стал кричать и размахивать руками, — Сюда! Скорее!

Но отчаянно всматриваясь в темноту леса, Лоран так ничего и не увидел. Кругом темнота…никого…звука шагов больше не слышно…что-то тут не так. Если бы это были крестьяне, их крики разносились бы на милю от них, слышны были бы звуки колёс от повозки, ржание напуганных лошадей, а тут — тишина. Лишь дуновение холодного ветра со стороны чёрного леса и шум деревьев в ночи.

Снова что-то привлекло внимание Лорана в кромешно тьме. Опять какое-то движение! На этот раз совсем близко. Высокая черная тень неожиданно нависла над деревьями и стала медленно приближаться. Лоран замер. Незнакомец не шёл, а словно плыл в направлении растерянного юноши. Когда незнакомец приблизился, в лунном свете Лоран смог осмотреть его.

Кем бы он ни был, он был точно не с острова. Чужестранец был облачён в чёрную мантию с большим капюшоном, полностью скрывавшим лицо. Ног и рук также не было видно из-за чёрного балахона.

Лоран протёр глаза, не веря тому, что фигура в чёрной мантии не идет, а медленно плывёт в его сторону по воздуху, при этом сама остается недвижимой, как призрак. Незнакомец молчал, и лица своего показывать явно не собирался. С ледяным трепетом Лоран всматривался в мрачную темноту капюшона.

Загадочная фигура медленно опустилась на траву. Со страхом Лоран наблюдал, как черный призрак склонился над телом мёртвого старика, оголив левую ладонь. Она была закована чёрные доспехи, каждый сантиметр которых был покрыт мелкими острыми шипами, поблескивающими в тьме. Мистическая фигура медленно подняла с земли окровавленный чёрный клинок, блестящее лезвие в момент скрылось под черным саваном.

Капюшон медленно приподнялся, и Лоран ощутил на себе леденящий взгляд. Из черноты, где должно было находиться лицо, раздалось шипение, похожее на змеиное, когда та пытается сделать решающий бросок.

Существо в чёрной рясе неожиданно пришло в движение. Оно снова взмыло в воздух, но не высоко, всего лишь на несколько сантиметров, кончики зеленой травы слегка касались чёрного савана. И снова Лоран ощутил прохладный ветер, бьющий по лицу, кроны деревьев зашумели, и чёрное существо медленно и бесшумно поплыло в сторону юноши.

По мере его приближения шипение усиливалось, а вместе с ним рос и страх внутри Лорана. Внутри все кричало: «Не давай ему приблизиться к себе! Беги! Что же т стоишь, как вкопанный?! Беги же!!! Спасайся!» И только колени дёрнулись, чтобы бежать прочь, как вдруг…

Появилась еще одна фигура. Другой чёрный силуэт выбежал из чащи и оказался прямо за спиной Лорана. Юноша лихорадочно обернулся, но тут же увидел перед собой знакомое лицо с пышными седыми усами. Оррорин! Старик выбежал из темноты и словно королевский рыцарь занял боевую стойку, скинув со спины старый палаш. Он действовал на удивление быстро и стремительно, Лоран не мог поверить что перед ним тот самый старичок, который несколько дней назад жаловался на боль в спине от того что слишком много нагибается.

Оррорин подбежал к Лорану и, тяжело дыша, отважно заслонил своим худощавым телом юношу. Себя же он прикрыл огромным двуручным мечом, готовым отразить любую атаку незнакомца. Лоран ощутил толчок — Оррорин откинул его сторону плечом, да так, что юнец чуть не рухнул в траву.

При виде старого дровосека, вооруженного ржавым мечом, чёрный фантом прекратил движение. Загадочное существо, всего лишь на мгновение растерявшись, отступило назад, снова издало громкое шипение, пытаясь запугать противника, как это делают все змеи.

— Не подходи! — грозным голосом бросил Оррорин в сторону чёрного создания,

Юноша с удивлением смотрел на старика, совсем не узнавая в нем знакомого всю его жизнь лесоруба. Спасший его от смерти при самом рождении, отважный старик был готов в очередной раз совершить подвиг. И сейчас Лоран четко ощутил — в его движениях действительно чувствуется воинская выправка. Он совсем не простой дровосек. Откуда столько уверенности в себе? Худощавое тело слегка наклонилось вперед, глаза источали злость и агрессивность, они пристально следили за каждым движением оппонента. Палаш слегка покачивался из стороны в сторону. Кисти лесоруба иногда вздрагивали, давая понять, что годы все же взяли свое, он уже не такой сильный, как раньше, но всё ещё бесстрашный. Морщинистое лицо своим выражен говорило, что у старика еще есть парочка козырей в рукаве.

— Назад! — ещё раз крикнул лесоруб на существо в чёрном капюшоне, — Убирайся откуда пришёл, исчадие Проклятой башни!

— Оррорин, кто это? — послышался дрожащий голос юнца, — Ты знаешь его?

— Лоран, всё позже…

— Он убил старейшину Кроула!!! Он умер у меня на руках!

Юноша весь трясся от страха. Оррорин повернулся к нему лицом, схватив Лорана за дрожащее плечо. Слегка выпученные грозные глаза теперь смотрели прямо в перепуганные глаза мальчишки.

— Послушай меня, — Оррорин сжал плечо так крепко, что дрожь почти прекратилась, — Тебе ещё очень много нужно понять! Он тебе всё расскажет при встрече…

— Кто он?! — ничего не понимал Лоран,

Но вместо ответа он услышал другое:

— Берегись! — прокричал Оррорин, краем глаза заметив, как чёрная тень фантома резко пришла в движение,

Три быстрых щелчка, режущий ухо свист, непонятый блеск в темноте и за какую-то долю секунды Лоран оказался на траве, заваленный чем-то тяжелым.

— Оррорин… — под тяжестью его тела было трудно дышать, — вставай…

Но старик не двигался. Его сморщенное лицо лежало прямо на груди Лорана. Юноша хотел снова заглянуть ему в глаза, чтобы в очередной раз почерпать оттуда хотя б крупицу храбрости, но…в место этого он получил еще больше ужаса. Лицо Оррорина было мертвенно бледным, рот его был открыт, а стеклянные глаза уже не выражали храбрости, а просто застыли. Похожее лицо было у старейшины Кроула пару минут назад. Оррорин был мёртв…

Закричав, Лоран сразу же оттолкнул мертвеца и, подскочив на ноги, отпрыгнул в сторону, как ошпаренный. Сердце в очередной раз обдало холодом, когда юноша увидел в спине человека, которого мог называть отцом, три черных стрелы.

Но как? Убийца в чёрном саване снова стал приближаться, и теперь уже ему никто не мог помешать совершить задуманное. Правый длинный рукав был слегка откатан, и Лоран увидел руку в чёрных доспехах, также всю покрытую мелкими шипами. Но вместо кисти, запястье выливалось в чёрный арбалет, заряженный стрелами.

Это он! Он застрелил Оррорина! Но за что?! Почему он все это делает?! И хотя в голове крутилась масса вопросов, Лоран совершенно не хотел знать на них ответ. Он бросился бежать, совсем забыв про то, что имеет собственный меч. Лоран решил искать спасения в ночной чаще. Он бежал, не останавливаясь ни на секунду, бежал, сам толком не зная, куда. Перебирал ногами настолько быстро, насколько могло позволить его тело. О направлении даже и не задумывался. Уже задыхаясь, он отдался воле собственных глаз.

Лоран бежал напролом через непролазную чащу. Если первое время еще можно было ориентироваться, то сейчас юноша не знал, в какую сторону бежит, да и где сейчас находится. Он ничего не видел кроме тьмы и бесконечных деревьев вокруг. Он раздвигал руками ветви, но они всё равно больно царапали руки и лицо.

Лоран постоянно оглядывался. Казалось, что чёрная тень преследует его, он словно чувствовал за спиной ледяное дыхание из-под капюшона. Казалось, еще секунда и тяжелая ладонь в шипованой броне упадет на плечо, заставив остановиться.

Наконец дебри разверзлись, и Лоран выбежал на поляну с зелёной травой по пояс, освещенную лунным светом.

Юноша бросился через нее, скрываясь в траве, он уже был готов упасть без чувств, как вдруг увидел впереди женский силуэт. О, нет! Это Аэли!!! Лоран издали узнал фею из-за больших крыльев. Она стояла посреди поля, будто ждала его.

— Он же увидит! — испугался Лоран, — Увидит и убьёт ее, как убил Оррорина! Нет! Я не могу этого допустить!

Размахивая руками, Лоран бежал к фее, громко крича: «Аэли!!! Беги отсюда!»

Но женская фигура оставалась неподвижной. Лоран был уже в нескольких метрах от нее. Аэли молча стояла в зеленой траве, с каменным лицом.

— Аэли! — не понимал Лоран, — Что же ты стоишь!? Улетай! Он убил Кроула и Оррорина!

Но фея, последняя из Квин-Аур, совсем не была удивлена услышанным. Её лицо оставалось холодным и бледным, ни один мускул на прекрасной коже не дрогнул при мысли о смерти. Кончики зелёных травинок нежно гладили её белоснежные ладони.

— Я всё знаю… — безразлично произнесла она,

— Я бежал к хижине старейшины Кроула… — в спешке тараторил Лоран, и только сейчас понял смысл её слов, — Что?! Ты всё знала?! Но…как?!

— Нет времени, Лоран, — голос феи дрогнул, она схватила юношу за рукав и посмотрела на него большими зелеными глазами, в которых теперь выражалась тревога, — Слушай меня внимательно, ты должен сделать сейчас то, что я тебе скажу! Понял?

— Аэли, — лицо юноши залилось детскими слезами, — что происходит, я ничего не…

— Нет времени! — грубо перебила фея ледяным тоном, и слезы Лорана прекратились будто по волшебству,

— Да, но…

— За тобой должен был прийти человек, но…я опасаюсь, что он может быть уже мёртв…ты должен…

Лоран перестал слышать голос феи, потому что тишина нарушилась змеиным шипением, да таким громким, что хотелось оторвать себе уши, лишь бы не слышать этот шум. Лоран задрожал от страха. И когда шипение резко прекратилось, юноша понял — он догнал их!

Лоран посмотрел на Аэли. Первое что пришло ему в голову — надо оттолкнуть ее назад, закрыть своим телом, хотя бы попытаться защитить. Если и умирать, то хотя бы первым, чтобы не видеть, как этот монстр хладнокровно убивает последнюю фею Лунного острова. Но мальчик опоздал.

Лоран увидел, как из чёрной чащи вылетела птица. Это был огромный и чёрный, как сама ночь, ворон. Громко каркая, он устремился прямо на юнца и фею, его глаза — две чёрные бусины блестели во мраке. В любую другую ночь Лоран бы никогда не обратил на него внимания, но только не сегодня.

— Назад! — громко прокричала Аэли, заслонив юношу своим хрупким телом,

Чёрный ворон стремительно приближался. Его злобное карканье становилось всё громче, Лоран увидел, как тело феи приняло боевую стойку. Аэли дала понять, что без боя она не уйдет. Ее ладони загорелись зеленым светом, от них веяло приятным теплом, лицо феи стало серьезным как никогда раньше.

Почувствовав магию, ворон замедлил полет. Чёрная птица на лету вдруг свернулась в шар, словно лесной ёж, закрутилась волчком, и Лоран вместо карканья опять услышал леденящее кровь змеиное шипение. Перья сменились на длинную чёрную рясу, а вместо клюва Лоран снова увидел чёрный капюшон.

Прямо на лету, как только крылья обернулись руками, чёрная тень налетела на фею. Правая рука убийцы оголилась, но там был уже не арбалет, а длинный чёрный клинок. Всё произошло так быстро, что Аэли даже не успела выкрикнуть заклинание. Резкий взмах рукой, какая-то доля секунды…едва слышимый хруст…

Лезвие вошло в грудь феи как нож в масло. Лоран закричал, испытывая внутри непередаваемую боль вперемешку с диким животным страхом. Шипящая тень, опустившись на землю, медленно извлекла из феи клинок, и её тело упало, скрывшись в высокой траве. Капюшон смотрел в сторону Лорана. Чёрная мантия в лунном свете снова стала медленно плыть к нему. Окровавленный клинок приближался. Шипение усиливалось.

Сейчас Лоран понял — он уже больше не может бежать. Он не хотел. Знал, что если побежит дальше, то это существо всё равно его настигнет. Да и сил уже не осталось. Лоран зажмурился, готовый принять то, что было уготовано ему судьбой. Он уже чувствовал холодное дыхание возле своего лица, знал, что если откроет глаза, то посмотрит смерти прямо в лицо. Он не хотел этого.

И тут, когда шипение было уже как никогда близко, Лоран услышал: «Квинтэссенция!» Его волосы будто ожили, он почувствовал яркую вспышку, словно мимо лица пролетел разряд молнии. Следом за ним последовал еще один, гораздо мощнее предыдущего. Лоран услышал крик — молния попала точно в цель. Существо закричало от боли так громко, что Лоран непроизвольно откинулся назад и упал в траву, закрыв уши руками. Глаза он все еще боялся открывать. Шипение стало просто невыносимым. Казалось, что барабанные перепонки вот-вот лопнут как мыльные пузыри, но, слава Богам, причиняющий боль звук резко пошел на убыль. Стало тихо, даже слишком. Медленно Лоран сначала убрал ладони от ушей, быть может, он просто оглох или уже оказался в царстве Старых Богов? Он стал медленно открывать глаза и увидел ночное небо со звездами. Спустя пару секунд юноша уже стоял на ногах. Лоран осмотрелся — существа в чёрном балахоне нигде не было, вместо него юноша наблюдал перед собой другой силуэт. Лоран увидел сгорбленную фигуру человека, который держал в руке посох, сделанный из ветви старого дерева. Лицо его было спрятано под огромной шляпой.

Юноша всмотрелся в непонятную фигуру, уже и не зная, чего ему теперь ожидать — благодарить за спасение или удирать от страха и ужаса.

— Вы… — с дрожью в коленях начал Лоран, не зная, как теперь закончить фразу,

Горбатая фигура зашевелилась. Жилистая рука сняла с головы чёрную шляпу, и лицо незнакомца обдало лунным светом. Лоран внимательно рассматривал морщинистое лицо с крючковатым носом, который издали походил на клюв орла. У старика была небольшая заострённая кверху седая борода, а в правом ухе блестела золотая серьга. Он улыбнулся юноше, и Лоран в страхе отступил на шаг назад, на всякий случай.

— Я Элдар! Великий маг и волшебник! — сказал старик, гордо подняв голову к небу, после чего повнимательней присмотрелся к юноше,

— Я вас никогда тут не видел… — голос Лорана все еще дрожал, — …зачем вы здесь…

Губы старика изогнулись в улыбке. Лоран увидел слегка пожелтевшие зубы.

— За тобой!

— Что?!

 

Глава 4

 

Маг и Воин

 

Лоран не знал, куда ему деться. Упасть к ногам старца и благодарить за спасение, либо бежать в лес без оглядки.

— Что вы сказали? — испуганно переспросил юноша,

— За тобой, — повторил старик, — Мальчик, ты что боишься своего спасителя?

И тут Лорану стало казаться, что когда-то он уже видел этого чужака. Голос был знаком. Ну конечно же! Как он с самого начала его не узнал?! Путник, который искал деревню в тот самый день, когда Лорану подарили меч и кольчугу!

— Так это были вы… — осознал юноша, — Тогда, на дороге…

— Я рад, что ты узнал меня, — загадочный старик огляделся, внимательно рассматривая пугающие черные силуэты деревьев, — но нам нужно идти, тут не безопасно.

Человек, назвавшийся Элдаром, резко схватил юношу за руку и потащил за собой.

— Подождите, — Лоран уперся, как упрямый осел, пытаясь хоть немного расставить все по своим местам, — Куда вы меня тяните?

— Я знаю одно безопасное место, — упорно тащил его старец дальше,

— А как же моя деревня?! Я должен предупредить своих!

Элдар обернулся. Он посмотрел на юношу, будто тот сказал невыразимую глупость.

— Боюсь, им ты уже ничем не поможешь, — равнодушно ответил маг, — Время спасаться самим!

— Нет! — Лоран вырвался из цепкой сухой руки, его внезапно обуяла непонятно откуда взявшаяся храбрость, — У меня есть меч! Я смогу защитить их!

— Да?! — обрушился на него ехидный крик мага, — Себя ты не очень что-то им защитил!

Болезненный укол старика взорвал шар ярости внутри юноши.

— Слушайте, я благодарен вам за спасение! Но я не обязан вас слушать! В деревне полно людей, я не могу бросить своих! — эх, храбрость, где же ты была раньше?

— Ты погибнешь вместе с ними! — предрек Лорана маг,

— Что ж, тогда пускай так и будет! Я не так сильно важен по сравнению с остальными.

Лоран хотел уже пройти мимо, когда почувствовал, как старик опять схватил его за рукав. Юноша злобно обернулся, намереваясь отпихнуть от себя надоедливого спасителя.

— Прости, парень, но ты важен… — услышал он, и глаза вдруг увидели яркий белый свет.

 

Лоран очнулся. Казалось, он прикрыл глаза лишь на мгновение, но когда прозрел — ночь сменилась днем. Лоран поднял голову — судя по положению солнца где-то около полудня. Гадкий старик ослепил его! Юноша пытался вспомнить, что было после вспышки белого света, но все его воспоминания обрывались на моменте, когда щека коснулась травы. Но тут он вспомнил! Деревня! Все его друзья и знакомые! Он должен помочь им! Флора! Он должен за ней вернуться! Он дал обещание!

Боль в руках. Лоран не мог пошевелить ими. Он понял, что связан. Юноша стал вертеть шеей, чтобы осмотреться. Кругом лес, но…что-то не так. Он совсем не знал эту часть острова, не мог сориентироваться, где именно он находится.

— Проснулся наконец… — послышался знакомый голос,

Лоран повернулся, выкручивая шею, и увидел своего пленителя — вчерашнего спасителя.

— Что это все значит?! — возмутился юноша, пытаясь освободиться, но все было бесполезно, узлы были крепки, а веревка сжимала руки, словно стальная цепь.

Маг сидел в тени дерева, прикрыв глаза шляпой. В правой руке он держал длинную трубку, из которой шел слабый серый дымок с приятным ароматом. Блаженная тишина нарушалась лишь тлением пахучего табака и щебетанием птиц с фруктовых деревьев.

— Пришлось принять меры, — ответил маг, — но это все для того, чтобы ты сам себе не навредил…

— Да кто вы такой?! — Лоран не унимался, — Что вам от меня нужно?!

— Я Элдар, — улыбнулся старик, — это я вчера уже говорил. А вот твоего имени юноша, я что-то не припомню.

— Я Лоран, — ответил юноша,

— Лоран, — повторил Элдар, — Думаю, мне стоит запомнить это имя…

Парень снова попытался освободиться, но не смог пошевелить даже пальцами.

— Ты освободишь меня или я и буду тут так сидеть?!

Маг сделал последнюю тягу из трубки и, выдохнув через нос струйки дыма, перевернул ее, постучав о кору. Догоревшая начинка выпала на траву, Элдар спрятал трубку в глубокие карманы балахона.

— Ау! — поторопил его Лоран с принятием решения,

— Я освобожу тебя, когда мы придем. — ответил тот, — Я не собираюсь бегать за тобой по лесу.

Лоран топнул ногой, но на Элдара впечатления это не произвело.

— А куда ты собираешься меня вести? — спросил юноша,

— Скоро ты сам все увидишь, — ответил старик, — Надеюсь, ты сделаешь мне одолжение и пойдешь своими ногами, а то нести тебя еще несколько миль на себе занятие не для моих лет.

Лоран послушался совету мага, к тому же что ему еще оставалось делать. Они шли по лесу, Элдар крепко держал конец толстой веревки, тянув Лорана за собой, словно собаку на поводке, а юноша только и успевал, что перебирать ногами, пытаясь угнаться за стариком. И откуда в нем столько прыти?

Вскоре лес разверзся перед ними, и Лоран увидел деревянные ворота. Но откуда? Он был уверен, что его деревня — единственное поселение людей на Лунном острове.

— Что это за место? — спросил он с искренним удивлением,

Маг ответил молчанием, что взбесило юношу, плененного и до сих пор ничего не понимавшего. Элдар посмотрел вверх, выискивая кого-то.

— Эй, там, наверху! — крикнул он,

Лоран поднял голову и увидел возвышавшуюся над воротами дозорную вышку. Внутри нее пошло шевеление.

— Кто стоит перед вратами? — послышался грубый голос сверху — должно быть превратник,

Элдар почесал бороду.

— Как же там… ах, да! — вспомнил он, после чего, щурясь от слепящего солнца, прокричал вверх, — Путник, пришедший с юга!

Молчание. Лоран увидел, как ворота стали медленно раскрываться, пропуская двух чужаков. Элдар повел Лоран за собой, прямо в щель, образованную между двумя огромными дверьми из бревен.

— Слава Богам, что я вспомнил пароль, — сказал маг,

— А что было если б ты ошибся? — спросил юноша с негодованием,

— Ну, мы бы сейчас лежали перед вратами, изрешеченные стрелами, начиненными ядом земляных пауков.

— Изумительно…

За спинами ворота медленно захлопнулись. Куда бы Лоран ни попал — бежать уже было поздно.

С дозорной вышки спустился привратник. Лоран сразу обратил на него внимание. Страж был облачен в кольчугу, в блестящем шлеме и при мече. На спине висел лук со стрелами, которые могли быть уже в его теле, а не в кожаном колчане, если бы маг не вспомнил пароль.

— Приветствую вас, Элдар, — привратник сделал почтительный поклон,

Лоран удивился. Воин поклонился этому старику?

— Я полагаю, вы знаете, куда вам нужно следовать, — любезно предположил привратник, — если нет, то я немедля распоряжусь, чтобы вас проводили.

— Нет, спасибо, — ответил Элдар, — Я все прекрасно помню — нам в центр лагеря, — страж кивнул головой.

— А с вами… — он вопросительно посмотрел на связанного юношу,

— А, это мой маленький друг, — улыбнулся Элдар, — будьте добры, дайте кинжал,

Воин любезно одолжил свое оружие, и Элдар разрезал веревки, которые уже изрядно натёрли руки юноши. На кистях остался красные борозды.

— Ну вот и все, как я и обещал, — сказал маг, отдавая оружие стражнику,

Привратник сунул кинжал под пояс и стал подниматься обратно на свой пост.

— Так, — Лоран развел руками, — и что теперь?

— Следуй за мной.

Бежать все равно было уже некуда, так что Лоран шел за надоедливым стариком.

Они оказались внутри маленького военного города. Вокруг бродили наемники, до зубов набитые самым разнообразным оружием: от метательных ножей до двуручных алебард. Лоран сразу обратил внимание на то, что все эти суровые, небритые и нечёсаные воины принадлежат к разным слоям населения. По обмундированию было видно, что тут присутствуют богатые тэйны и простые тэзиры. Но вот что странно — первые ходили пешими и без охраны, а вторые разговаривали с ними как с равными. Юноша видел много расписных щитов с символами родовых семейств. О некоторых Лоран никогда и не слышал. Как грибы после дождя кругом росли расписные шатры. Их тонкие стены слегка колыхались из-за ветра, а люди, в броне и без бродили меж шатров, словно муравьи. Лорану настолько было все интересно, что он едва не свернул шею, оглядываясь по сторонам. Элдар все поторапливал его. Столько шума вокруг: стук наковальни, ржание жеребцов, людские крики и смех, звон оружия — как этот лагерь еще никто не обнаружил?

Юноша и сгорбленный старик прошли в самое сердце военного городка и сразу наткнулись на искомую цель. Найти главный шатер было нетрудно — это было самое крупное строение во всем лагере. Красивые флаги и изображением различных животных развевались на флагштоках, давая понять, что за знатные роды воинов несут караул на этой заставе. Один флаг показался Лорану особенно красивым — выше всех остальных на ветру развевалась белая материя, на которой сиял гордый Красный дракон, изрыгающий пламя.

Элдар сделал несколько шагов по направлению к входу, но не успел он переступить порог, как из шатра прямо навстречу вышла высокая статная фигура. Говорят, по первому виду можно многое сказать о человеке. Лоран быстро окинул незнакомого мужчину с головы до пят и сразу понял, что перед ним стоит воин, чуть ли ни с рождения закаленный в боях. Про таких в Итрее говорят — родился с мечом в руке. Тело его было похоже на тело героя, вышедшего со страниц старинных сказаний о том, как смелые и сильные воины сражали наповал огромных граббаргов лишь с одним копьем в руке. Со всех сторон тело было защищено кольчугой, на вид довольно старой, кое-где она была подбита железными пластинами, для увеличения прочности, либо для сокрытия уязвимых мест. Пластины были сделаны из разной стали, это было видно по цвету. Эту кольчугу собрали явно из разных доспехов. На вид воину было под тридцать, суровое лицо покрывало несколько глубоких морщин, а трех дневная черная щетина на широком подбородке придавала незнакомцу той грубости, какую женщины ищут во всех мужчинах. Карие глаза были спокойны и абсолютно бесчувственны. Лоран сразу обратил внимание на огромный меч, что висел у воина на поясе. Он был выкован из ярко синей стали. Он был гораздо больше, чем подарок юноши на совершеннолетие. Интересно, сколько голов это лезвие сняло с плеч?

Увидев Элдара, безразличное ко всему выражение лица незнакомца быстро пропало, а щетинистое лицо растянулось в улыбке, показав белоснежные зубы. Элдар тоже не мог скрыть радости от встречи. Они обнялись, непонятно почему рассмеявшись, будто давно не видели друг друга.

— Элдар! — с облегчением говорил воин, сжимая старика в крепких объятиях, — Сколько зим мы не виделись?

— И вправду. Очень много зим, Спартак, — маг обнимал воина, который приходился на голову выше него, как родного сына,

Но время радостных приветствий быстро прошло, и свирепая маска вернулась на лицо воина. Он как-то недоверчиво стрельнул глазами в сторону юноши в кольчуге и при мече, который пока стоял в сторонке.

— Это он? — нахмурив брови, спросил Спартак,

— Да, — ответил Элдар, улыбнувшись Лорану, чтобы тот не сильно пугался вида мрачного воина, который если б захотел, то поломал бы его как веточку. Наверное и весь лагерь не остановил бы его.

Спартак любезно пригласил путников в свой шатер и только теперь, когда они вошли в самое большое помещение во всем лагере, Лоран понял, что этот огромный великан со щетиной тут главный. Это не доставило юноше удовольствия.

В шатре стоял деревянный стол из ясеня, (как лесоруб — Лоран определял вид дерева на глаз) на котором были развернуты какие-то старинные карты, все изрисованные гусиными перьями. Рядом стояла пара стульев, вырезанных уже из дуба, но довольно небрежно. Под столом Лоран не мог не заметить неаккуратно припрятанный бутыль Долийского эля, наполовину пустой — видимо Спартак сегодня не ждал гостей. Если бы не свечи, то в шатре было бы совсем темно. Рядом со столом стоял еще и ящик, полный разнообразного оружия — от мечей до топоров. Неподалеку валялся, как бы между прочим, стальной шлем, судя по всему принадлежащий хозяину шатра.

Спартак любезно указал Элдару на один из стульев, а сам тем временем занял второй. Лорана же местом за столом не удостоили.

— Ну что, рассказывай, как твои дела, старый друг? — Спартак потянулся под стол и поставил на карту Лунного острова бутылку эля,

Чувства не подвели Лорана — воин и маг все-таки друзья.

Словно по волшебству в шатре появился худенький паж с двумя железными кружками. Как раз вовремя! Низкий паренек поставил их на стол, а затем также стремительно, как и появился, скрылся за пределы шатра.

— Пока что не жалуюсь, — ответил Элдар, глядя, как воин уже разливает эль по кружкам, — А у тебя, Спартак? Как живется в чине тэйна-командующего?

— Да могло быть и получше… — воин залпом опорожнил до краев наполненную кружку, — Чего сказать, у нас был тяжелый год…

Лоран все также стоял в стороне. Ему начинало казаться, что маг и воин совсем забыли про него, ударившись в рассказы давно не видевшихся товарищей. И зачем его сюда притащили? Неужели только ради того, чтобы посмотреть, как пьют Долийский эль? Как вообще можно пить подобную отраву? Его же делают из лесных сорняков! Лорану однажды посчастливилось попробовать этот напиток, как его пару дней потом корчило. Представив вкус содержимого стаканов мага и воина, юноша непроизвольно скривился.

Внезапно Спартак снова наградил Лорана подозрительным взглядом, будто прочитал его мысли. Затем воин перекинулся взглядом с Элдаром, и маг медленно поднялся из-за стола. Подойдя к юноше, он попросил его на время покинуть шатер. Лорану было все равно — что он в шатре, что снаружи — разницы нет. На него тут никто не обращал внимания. Лоран вышел. Представилась возможность получше осмотреться. Юноша вертел шеей туда-сюда — воины, гремя железом, ходили тут и там, несли караулы, выполняли повседневные работы. Стоило признать организация тут на высшем уровне. Наверное, этот здоровяк Спартак держит тут всех в ежовых рукавицах. Не хотел бы Лоран увидеть того несчастного, кто осмелился бы нарушить приказ громилы. Интересно, что это за имя такое — Спартак? Он явно не с этих земель. Может наемник? Скорее всего.

Как и любому на его месте, юноше было жутко интересно, о чем же там говорят в его отсутствие? А так как он стоял совсем близко к входу в шатер, подслушать не составляло особого труда. Краем уха Лоран уловил как раз на самую интересную часть секретного диалога.

— Поверить не могу, что ты все-таки смог привести его, — голос грубоватый, Лоран сразу понял, что это Спартак, — А где Кроул? Почему он сам не привел его?

— Прости, — Лоран узнал уже знакомый голос Элдара, — Нам серьезно сбили карты. Все планы пошли наперекосяк, там произошел такой сумбур и… — маг тяжело вздохнул, — …я опоздал. Они добрались до него раньше.

— Проклятье! — Лоран встрепенулся от громкого крика воина,

Лоран услышал, как огромный кулак с грохотом рухнул на стол, и чашки вместе с бутылкой полетели вниз. Услышав имя старейшины Кроула, юноша сам невольно вспомнил прошлую ночь, и как тогда, его сердце сжалось, а зубы застучали от холода.

— Аэли говорила, что парень упертый, и я сам в этом убедился. Чтобы привести сюда, мне пришлось его связать и тащить на спине!

Спартак громко хмыкнул. Лоран не понял, что это было — улыбка или злобное скрежетание белоснежных зубов воина. Но было сейчас не до этого. Лоран сперва не поверил услышанному. Аэли? Старик правда произнес имя феи? Но откуда магу знать о ней? И только сейчас юноша понял смысл слов, сказанных крылатой красавицей вчерашней ночью.

— За тобой должен был прийти один человек, но…я опасаюсь, что он может быть уже мёртв…ты должен…

Ее приятный голос эхом разнесся в голове мальчика. Последняя из Квин-Аур говорила об Элдаре.

Спартак, — продолжил маг, — Они сожгли всю деревню, но…ожет там остались выжившие.

— Я сильно сомневаюсь! — грубо прервал воин старого друга, — Я знаю, к чему ты клонишь. Но много лун прошло с нашей последней встречи. Война изменила всех нас. Меня больше не волнуют беззащитные крестьяне или алчные сборщики налогов.

— Спартак, послушай меня внимательно! — судя по всему Элдар не собирался уступать спор, — Там была всего лишь маленькая деревенька. Много сил туда бы не отправили, какой-нибудь обычный патруль. И к тому же, ты прекрасно понимаешь, что теперь существует угроза быть обнаруженными. Старая дорога лежит всего лишь в нескольких милях от твоей заставы!

Лоран долго не слышал ответа. Видимо начальник счел доводы мага убедительными и задумался. Но теперь юноша знал одно — Элдар вовсе не бессердечный старик, каким казался сначала. Он хочет спасти бедных крестьян точно также, как и Лоран. Отношение к магу вдруг резко поменялось. Нагнетающее обстановку молчание прервалось грубым голосом: «Зови его!»

Лоран услышал, как заскрипели стулья и только сейчас до него дошло, что Спартак говорил о нем. Юноша только успел оторвать ухо от тонкой ткани, как тут же на пороге он увидел орлиный нос Элдара. Жестом руки он вежливо попросил пройти внутрь.

Лоран преодолел порог шатра и вот уже в который раз оказался под пристальным взглядом Спартака. Да что с ним такое?

— Что ж, — начал воин, это так он обратился к юноше, имя которого даже не удосужился узнать, — Настало время проверить тебя на деле, маленький лесоруб.

Маленький лесоруб? Лорану хотелось сказать в ответ все, что он думает об этом верзиле, но знал, что стоит ему ляпнуть слово, которое не понравится начальнику лагеря — и он тут же окажется снаружи — это в лучшем случае. Пришлось проглотить обиду.

— Я гляжу мечом и броней тебя щедро наградили, — продолжил Спартак, — Посмотрим, достоин ли ты столь щедрых подарков,

Спартак вытащил из ножен синий меч. Поначалу Лоран испугался. Чего он хочет? Драться? Но это же абсурд! Как он устоит перед этим зверем? У Лорана не было ни шанса.

— А ну-ка! — гаркнул Спартак, — Прими боевую стойку!

Как и любой крестьянин, который вместо топора взял бы меч, Лоран и понятия не имел о боевой стойке и тактике ведения боя. Но чтобы не показаться полным дураком, он поднял меч, расставил пошире ноги, слегка согнул их в коленях, придав лицу серьезный вид., и замер, будто его заморозили.

Спартак сложил меч обратно в ножны.

— Стойка у тебя, как у Великанши, которая собирается рожать, — оценил воин, Лоран заметил, как Элдар хихикнул, тщательно скрывая улыбку ладонью, — Но это мы исправим. Что ж, юноша, пришло время показать себя в бою. Сегодня по старой тропе должен будет пройти патруль Темного Владыки. Он…

— Я знаю, — неожиданно перебил Лоран воина, — Он идет из моей деревни. Они могли взять кого-то в плен, там могут быть выжившие…

— Возможно, — согласился Спартак, — Ты готов освободить этих невинных?

— Да! — не раздумывая выкрикнул Лоран,

— Даже если ты пойдешь один против десятерых?

— Даже если мне придется погибнуть… — ответил юноша без капли сомнения, — Лучше мне умереть, чем испытать страх и трусость снова…

Спартак кивнул головой. Он взял со стола кинжал и, сунув его за пояс, сказал, что они выдвигаются прямо сейчас.

 

Решительным шагом воин покинул шатер, следом шли Элдар и Лоран. Спартак оставил четкие указания привратнику, сказал, что вернутся они на закате. Лоран стоял в стороне и не мог не заметить, как Элдар вежливо попросил у сторожевого боевой лук со стрелами. Солдат любезно согласился одолжить свою амуницию магу. Спартак улыбнулся:

— Что, кто-то становится слишком стар для своих трюков?

— Ну, — Элдар повесил колчан, полный отравленных стрел на спину, — Не всегда же мне чудеса показывать.

Ворота лагеря медленно закрылись за ними. Перед Спартаком, Элдаром и Лораном предстал зеленый лес, во всей красе. Тут Лоран подумал, что еще вчера считал, что знает Лунный остров как свои пять пальцев. Но путь до старой дороги он знал, и это было не так уж далеко от заставы. Всего пара миль к северу. По пути Спартак давал Лорану наставления о том, как надо держать меч, как правильно рубить, чтоб голова слетала с одного удара, как правильно при этом держать ноги. Теория конечно была интересна, но практики юноша страшился.

Элдар шел впереди. Когда он остановился, юноша понял — они пришли. Где-то тут все и свершится.

Они скрылись в густых ветвях высокого кустарника. Под покровом прохладной тени три пары глаз внимательно наблюдали за дорогой.

Лоран изо всех сил старался не выказывать страха. Он не простил бы себя, если б дал Спартаку новый повод поддеть его. Сжимая рукоять меча, юноша в любой момент был готов броситься на дорогу, не задумываясь о последствиях.

Но вот тишина прервалась стуком копыт. Спартак определил — лошади. Не больше семи.

— Справимся, — сказал он,

Время бежало словно горный ручей. В этот момент Лоран дал слабину. Не больше семи? Справимся? Семеро против троих! Цокот становился все громче, и по мере приближения троица была уже готова встретить врага, по крайней мере двое из них. Лоран старался брать пример с недавно обретенных учителей. Воин и маг совершенно не двигались, словно превратились в камень, и как будто даже не дышали. Замерзли, в ожидании момента. Вот они чудеса воинской выправки.

Наконец на дороге показалось движение. Спартак определил почти точно. В колонну одна за другой медленно плелись пять черных лошадей. Лоран внимательно рассматривал врага. До этого момента о воинах Темного Владыки он мог только слышать по рассказам приезжих на остров купцов, а теперь ему представился шанс сразиться с ними. От этой мысли Лорану с каждой секундой становилось не по себе. Но вдруг…юноша не поверил собственным глазам. Он ожидал узреть могучих и свирепых чудовищ культа Змеиного Демона, один удар мечом которых разрубал взрослого быка, а вместо этого перед ним предстали ни демоны и не оборотни. Овальные уши, чуть розоватая кожа, нос, рот, глаза. Обычные люди?!

— Это они? — не поверил Лоран,

— Шакалы… — проскрипел зубами Спартак, едва сдерживая злобу, — Чертовы предатели. Переметнулись к змеиным отродьям.

Слухи действительно были правдивы. Кто-то из Эйзерона действительно поменял приоритеты. Внутри Лорана все взбунтовалось. Каждая клеточка теперь так и кричала, чтобы эти предатели были наказаны.

— Погоди, — словно прочитав мысли, предостерег юношу Элдар, — Сперва надо хорошенько их осмотреть.

Лоран, как и остальные, стал рассматривать медленно проплывавшую колонну, так и жаждав вырваться из укрытия.

Пятеро, тот, что впереди — главный. Лоран внимательно осмотрел начальника патруля. Да этот мерзавец был не старше его. Худощавый юнец с длинным, когда-то сломанным носом, теперь напоминавшим крючок. Выражение лица так и напоминало Лорану крысиную морду. Темные глазки, бегающие туда-сюда, словно сумасшедшие. Длинные темные волосы до плеч. Под крючком были видны щетинистые усики, которые смотрелись настолько мерзко, что будь бы его воля, Лоран уже состриг бы их собственным мечом. Сутулый и тощий, незнакомец неплохо держался в седле. Видать какие-то навыки у него все-таки были. Остальные же походили больше на обычных разбойников с большой дороги, чем на патруль Темного Владыки. Мечи, щиты на спинах и кольчуга — вещи мертвецов, единственное, что было при мерзавцах.

— Итак, — Лоран услышал шепот Спартака, — с ними никого больше нет, а посему будем действовать быстро. Лоран, тот что впереди…

— Тот, что с противными усами?

— Да, и говори тише! — Спартак, дал юноше легкую затрещину, — Щетинистый твой. Об остальных мы с Элдаром позаботимся. Готов?

Не смотря на то, что кровь давно вскипала в жилах, Лоран почему-то медлил.

— Слушай меня! — шептал Спартак, — Посмотри на них. Посмотри внимательней. Это они сожгли твою деревню и убили всех, кого ты знал и кого любил! Не демоны, никакие ни фурии всех стихий, ни некроманты, а самые обычные люди! Отбросы! Клятвопреступники! Таких надо убивать еще в утробе! Никто не будет по ним плакать! Ну что? Ты готов отомстить?

Глаза Лорана налились кровью, как у быка, перед которым помахали красной тряпкой.

— Готов… — ответил он, тяжело дыша.

— Элдар, — Спартак повернулся к магу, — Мы разделим колонну на две части. Ты возьмешь заднюю половину, а я переднюю. Начинай.

 

Старик беззвучно снял со спины лук, достал из колчана стрелу и, закрыв глаз, занял позицию, встав на одно колено. Лоран не мог не заметить хоть и старые, но все еще сильные как в молодости руки старика, оголившиеся из-под лохмотьев. Под морщинистой кожей еще чувствовалась былая мощь.

Элдар прицелился как следует и, прикусив нижнюю губу, отпустил натянутую до упора тетиву. Лоран услышал, как стрела мгновенно рассекла воздух. Собственными глазами юноша увидел, как свистящая смерть вонзилась в тело всадника, что ехал в середине, пробив насквозь грудь. Наездник, не успев ничего понять, слетел с лошади и рухнул замертво. Почуяв кровь, кобыла встала на дыбы и испуганно заржала, переполошив остальных лошадей.

— Вперед! — раздался громкий голос Спартака и, все трое как один, ринулись в сторону дороги.

Все происходило так быстро, что Лоран толком ничего не мог понять. Он видел, как Спартак побежал на наездника. Он схватил брыкающуюся лошадь за поводья, одновременно скрестив с мерзавцем мечи. В ту же секунду он скинул его с седла и вонзил синий клинок в живот убийце. Тот кричал от боли и корчился, хватаясь за лезвие голыми руками. Человек должен обладать не дюжей силой, чтоб вот так скинуть взрослого мужчину с седла, при этом одной рукой удерживать его клинок. Со спины Спартака настигал другой всадник. Еще секунда, и он ударит воина прямо между лопаток. Но нет, Лоран увидел, как в момент замаха разбойник застонал от боли и выронил меч. Следом за оружием он полетел на землю, сраженной в спину отравленной стрелой Элдара.

— Каракус! — недалеко от себя Лоран услышал испуганный крик, — Это засада! Скачи прочь!

Вожак, испуганно осмотрев дорогу, которая уже превратилась в поле битвы, ударил лошадь по бокам и помчался прочь. Стремительная стрела заставила черного коня упасть вместе с седоком. Далеко он не ускакал. Главный патрульный оказался придавлен собственным конем. Умирающее животное кровоточило, жалобно кричало и отчаянно пыталось подняться, стуча копытами, но тщетно. Тело всадника оказалось в ловушке между землей и грудой мышц.

— Лоран! — услышал юноша свое имя. Он повернулся и посмотрел на Спартака, — Чего ты встал?! Добивай его! Мы тут сами справимся!

Лоран вспомнил, что должен был делать. Он побежал за Каракусом. Умирающего коня найти было нетрудно, но седока по близости уже не оказалось. Лоран знал — далеко он убежать не мог. Юноша бросился в лес. Он бежал сквозь чащу, пока не увидел его. Горбатый силуэт с кривым носом пытался скрыться под покровом леса, как трус. Что ему оставалось, меч ведь остался в ножнах на мертвом коне. Вот тебе и разведка Черных легионов.

Лоран наращивал темп. Он не должен упустить его. Спартак не простит. И Лоран сам себе не простит.

Шум листвы под ногами, Лоран уверен, что правильно идет по следу. Каракус оставлял за собой слишком много поломанных веток. Но вдруг, след пропал. Оборвался прямо посреди леса. Лоран остановился.

Куда этот падальщик подевался? Юноша осмотрелся по сторонам — кругом ни движения. Тишина. Что-то тут не так. Хруст. Откуда? Сверху?! В ту же самую минуту на него рухнуло что-то тяжелое с огромного дуба.

Они покатились по земле, Каракус пытался отобрать меч, но Лоран сдаваться не собирался.

— Вы ублюдки! — тявкал предводитель патруля, — За такую дерзость вас всех вздернут!

— Ты предатель! — кричал Лоран, — Ты убил невинных людей! Ты поплатишься за это!

Лоран не знал, зачем он вообще вступает в диалог с выродком, но все же в драке победил. Вырвав свой меч, юноша подпрыгнул на ноги и, едва не упав, отошел на несколько шагов назад, дав противнику опомниться. В голове быстро анализировались наставления Спартака. Так, руки перед собой, ноги шире, слегка присесть.

— Ты… — прервал Лорана тощий с крысиной мордой, — …жалкое деревенское отрепье! Да ты даже меч держать не можешь! — Лоран увидел, как в худосочной руке блеснул охотничий нож, — Я зарежу тебя, как свинью!

Скрючившись с оружием в руке, словно гриф, идущий к умирающей жертве, Каракус сделал несколько осторожных шагов. Лоран слышал, как под ногами хрустит желтая листва. Надо собраться! Ему срочно нужно собраться! Он смахнул локтем капли пота со лба и вдруг понял, что времени уже не осталось. Каракус уже возле него, а в руке зияет острие ножа, уготованное для юноши. Лоран испугался. Он хотел ударить мечом раньше, чем тот подойдет на максимально близкую дистанцию, но оступился и с грохотом упал на спину. Все кончено! Каракус летит прямо на него. Лежа в листьях, Лоран увидел, как тощее тело с крысиным лицом прыгает прямо на него, в правой руке нож, Каракус яростно кричит, и вот…

Уркх…

Странный звук. Лоран открыл глаза и первое, что предстало перед ним — это ужасные щетинистые усищи Каракуса. Он лежал сверху. Глаза больше не выражали ярости, были какими-то отрешенными. Ладонью Лоран нащупал на теле что-то влажное. Он взглянул — это кровь. Еще теплая. Его ранили? И насколько сильно? Странно, но он совсем не чувствовал боли. Может страх был настолько силен, что переборол боль? Лоран попытался пошевелиться, чтобы понять, куда угодил нож, и только спустя несколько минут начал догадываться, что же все-таки произошло.

Юноша глубоко выдохнул. Его ладони были в крови. Собравшись с духом, он взял Каракуса за плечи и оттолкнул в сторону тело врага. При виде крови он так растерялся, что забыл вынуть меч. Каракус лежал в корнях старого дуба, истекая кровью, и пытался, как таракан, ползти на спине назад, пристально смотря на своего убийцу постепенно стекленеющими глазами. Лоран знал, что это за взгляд — глава патруля был напуган до смерти странными чувствами, которые никогда доселе не испытывал. Это было чувство скорой смерти. Его дыхание учащалось, Каракус понимал, что его тело начинает умирать. Кровь пошла через горло и уже явилась на губах, он стал медленно захлебываться. Отчаянно руки и ноги еще совершали движения, пытаясь ползти назад, будто хотели спрятаться, пока затылок не уперся в твердый ствол дуба.

— Братья… — из его уст вырывались слова, — Уходите…меня смертельно ранили! Скажите нашему Владыке, что я умер…за него!

В этот момент Лорану почему то стало даже жаль мерзавца. Пребывая в предсмертном бреду, Каракус даже не понял, что его отряда тут нет, его давно перебили, и некому передать его предсмертное послание. Никто, кроме его убийцы не слышал этих слов. Наконец, голова Каракуса медленно наклонилась в сторону, изо рта вылилась алая струя крови, и он замер.

Лоран все еще боялся приблизиться к телу, но нужно было забрать меч. Он прождал еще минуту, собираясь с силами, после чего сделал решительный шаг вперед и, взявшись за рукоять, медленно вытащил лезвие из плоти. Сталь приобрела алый цвет и только сейчас, глядя на свой подарок, Лоран понял, насколько же легко убить человека. Достаточно просто сделать неловкий выпад.

Небрежно вытерев меч об траву, юноша вернулся на старую дорогу, где над трупами остальных патрульных стояли его новые друзья.

Лоран сразу заметил, как маг и воин смотрят на него. Лоран оценил взгляд Спартака — он был совсем не таким, каким тот сверлил его в шатре. Теперь в нем можно было читать некие признаки уважения, словно, убив Каракуса, Лоран прошел обряд инициации. Это Лорану жутко не понравилось. Элдар смотрел как-то печально. Юноша посмотрел на тела — все мертвы. Дело сделано.

— Это еще одна пусть и маленькая, но победа на счету у Хирона! — Элдар решил прервать затягивавшееся молчание,

— Да! — Спартак поднял окровавленный меч к кронам деревьев, красное лезвие устремилось ввысь — За наш город свободы!

Быть может они и победили, но почему-то Лорану не хотелось радоваться.

К вечеру все трое вернулись обратно в лагерь. Уставшие и измотанные, все нуждались в хорошем ужине и сне. В шатре стол был уже накрыт на трех человек. Лорану опять бросилось в глаза то, что стоило ему стать убийцей, как Спартак сразу посадил его за свой стол.

— Что будем делать дальше? — спросил Лоран за ужином, подкалывая себе побольше жареной оленины,

Спартак осушил стакан своего пойла прежде чем ответил:

— На рассвете снимаемся. Когда Владыка не дождется вести от патруля, его тэйны заподозрят недоброе и отошлют сюда воинов. Это будут уже не простые разбойники. Они вмиг нас отыщут.

— И куда же мы пойдем?

Юноша заметил, как Элдар отставил стакан в сторону, внимательно посмотрев на Спартака.

— Я знаю место, где у нас еще остались друзья, — Спартак не сводил глаз с мага, если бы Лоран не был настолько уставшим, он обязательно что-нибудь бы заподозрил, — Завтра мы покинем Лунный остров и отправимся на континент. Как ты говорил тебя зовут?

— Я не говорил. Лоран.

— Лоран, — запомнил Спартак, — лучше иди выспись. Переход будет нелегким.

— В каком смысле? — юноша посмотрел на мага,

— Отряд Спартака способен за короткое время преодолевать очень большие дистанции, — ответил Элдар, — За это его и нарекли — Гончие Псы.

Лоран ощутил, как ладонь воина упала на плечо:

— Не переживай. Ты выдержишь. Я уверен. А теперь иди, поспи немного. Свежие силы никому не повредят.

И Лоран побрел спать, даже не догадываясь, каким будет завтрашний день.

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль