Учитель Су

0.00
 
Криков Павел
Учитель Су
Обложка произведения 'Учитель Су'

***

 

Пещера полна золота. Высокий свод терялся в темноте, там же исчезали верхушки блестящих насыпей. Казалось бы, бери, сколько унесешь, но нет. Стас прекрасно усвоил несколько уроков: ничего не бывает просто так, и чем слаще пряник, тем сильнее бьет плеть. Здесь хранится очень ценный пряник, и уж точно неспроста. Осторожно ступая кожаными, песочного цвета сапогами по монетам, устилающим все вокруг, воришка старался не шуметь и не поскользнуться. Как выяснилось, золотые горы — это очень зыбкая опора, неверный шаг, и ты поехал, мгновение, и ты упал, громко! Это неприемлемо, если вор пришел в драконью пещеру добыть яйцо.

— Глупая затея, дурацкая идея!

И все прочие вариации Стас естественно озвучил учителю, но он все равно здесь. Тепло, даже жарко, и чем глубже во чрево скалы, тем выше температура. Осторожненько, на присядках, протопав уже пару километров по пещере, ученик двигался к цели. Стас зажимал себе рот одной рукой, потому, как ему казалось, что он поскуливает от страха. Его рубашка, темно-зеленая куртка, штаны и курчавые каштановые волосы были насквозь мокрыми. Пот струился будто вода, но Стасу не было жарко, напротив, ему было холодно. Бледный и переполненный адреналином, он подкрался к кладке, и тут же присел за камень. Впереди в горячем золоте и лаве была самка, огромная, неописуемо гигантская. Свернувшись калачиком вокруг нескольких сотен яиц, лежащих в круглом каменном ложе, она ждала… Чего ждала? Ну посудите сами, чего может ждать драконий король, да того же, чего и человеческий. Вот самка проснулась, вот она пожелала трапезничать, исключительно человекоподобными гигантами — трибуслускумами, кстати. Последнее, чего она дождалась, это потомства. Одно из яиц — особенное, большое и иного синего цвета лопнуло, и в свете горящей магмы появилась маленькая принцесса. Два самца, принесшие пищу, захлопав крыльями, побежали прочь, странно урча. Стас только было обрадовался, как понял, что не успел. Пещера очень быстро стала наполняться драконами. Некоторые из них, урча, убегали, прочие рычали и хлопали крыльями перед королевой. Дабы не быть замеченным и съеденным Стас ушел с головой в «грунт», лишь глаза «выдавали» его. Сначала в пещере было около десятка драконов, и это страшно, надежда на скорое завершение праздника не оправдалась. Сейчас, спустя шесть часов, их в пещере сотни, и вот это по-настоящему страшно, ведь крылатые исполины продолжают прибывать. С одной стороны, пролежать, засыпанным золотом неудобно и тяжело, все затекло и болит, с другой — Стас жив, а все прочее — мелочи. Каких только идей не возникало в его воспаленном мозгу, благо все они оставались идеями, и он тихонько, будто мышка, прятался в монетах. Песок времени был бесконечен, а вот терпение «мышки» было ограниченным. То ли от порыва отчаянья, то ли от вспышки смелости Стас резко выскочил из золотой «могилы» и рванул к кромке огненной жижи. Камень, за которым он прятался, и магму разделяло десять шагов. Прыжок, и еще несколько метров, отделяющих его от каменной чаши с кладкой, преодолено. Драконы, естественно, замечают его, бросаются следом, но только Стас оказался около яиц, все замерли. Самку обуревал гнев, глаза пылали яростью, красная блестящая чешуя топорщилась на загривке, челюсти чуть подрагивали. Ее голова на длинной шее медленно и величественно приближалась к кладке. Сначала хвостом, а затем передней лапой, она загнала дочь под свое могучее тело. В это время Стас схватил яйцо и, с трудом подняв, замер, свесив его над бурлящей лавой. Дракониха отшатнулась, издав жалобный хрип. Безумный воришка обдумывал варианты. Да только думать не получалось. Сотни ненавидящих взоров наблюдали за ним, желая его смерти. Поставив яйцо, утерев пот со лба, ученик достал из-за пазухи могущественный предмет, деревянную палочку с острыми концами и множеством четких гладких граней. Резьба, состоящая из магических символов, вспыхнула ослепительно белым, когда руки вора сломали ее. Следующими действиями Стас удивил сам себя. Ногами он обнял яйцо, что свешивал с края, а руками подтянул другое!

***

Аудитория заполнена магами высшей категории преподавателями, уважаемыми людьми. В центре, на высокой, в десяток метров, трибуне оратор громко и грубо вещал о древней традиции.

—… Вы забыли, как обычные люди становились магами, имея лишь силу воли. Они обретали духовную силу, которая и не снилась мне, и вам тоже. Мы ограничены нашим духом! Мы мудры, обширный запас заклинаний дает нам могущество, но мы все сгинем, умрем! Я еще раз прошу вас, дайте мне обучать хотя бы одного ученика, не прошедшего аттестацию духа. Вспомните Блава Шпевна, или Клайва Винноса, Мерлина в конце концов.

Прозвучал мощный басистый удар, такой же глубокий голос сказал.

— Твоя минута закончена, Фен Су.

И в этот же миг подиум опустился, томительная тишина, казалось, длилась вечно, хотя прошли лишь мгновения. Голос аудитории вновь заговорил после басовитого удара.

— Ответ..., нет, Фен Су.

Су поклонился и, хлопнув ладонями, исчез. Оказавшись дома, он сжег собственную невиновную картину радуги. Гнев переполнял его, еще немного и весь дом будет испепелен. Во избежание подобного, пожилой учитель наложил на себя заклинание временного запрета. Чудовищная магия, доступная лишь избранным и все равно находящаяся под запретом, но сейчас это был единственный способ избежать жертв, минимум в виде своего дома, а скорее всего и соседних. Фен Су бросал стулья, бил в массивный деревянный стол и столь же плотную стену, сетуя на глупость мудрейших, попутно разбив себе руки, не смертельно, но когда гнев отступил, больно. Запрет будет держаться около часа, и все это время придется терпеть боль. Довольно непривычные ощущения для одного из самых могучих существ во вселенной. Маленький домик учителя Фен Су находился на самой южной окраине Виталара, города-колледжа магических искусств, города-воплощения фантазий. Внутренний сферический мирок, вне потока времени. В самом его центре светило, нечто. В легендах сказано, что это сам Архивакнос, великий основатель и создатель Виталара. Вокруг «создателя» витают облака, иногда скрывая его, мягко ложась тенью, на аккуратно стриженую низенькую траву. Абсолютно белые домики по большей части скрыты плющом, все вокруг утопает в зелени и мириадах бабочек и птиц всевозможных пестрых расцветок. У всех пернатых такие голоса, что смертным и не доводилось слышать. Спокойствие, безмятежность окутывали это прекрасное место. Здесь обучаются те, кто будет творить историю народов и целых эпох. В девяти корпусах учатся около девяти тысяч существ со всех мало-мальски развитых миров. Избранные, прошедшие отбор, они стали на путь магов, трапу чудес и ужасов. О последних, все почему-то забыли, и не хотели вспоминать, кроме учителя Су. Он окунул руки в воду маленького фонтанчика, влага приятно охлаждала раны. Фен уже успокоился, нашел гармонию в душе. Стоя во дворе, наслаждаясь пением радужных птиц, он не заметил приближение своего «друга» Жерара.

— О, любезный Фен, позвольте помочь Вам. Видимо с возрастом все мы забудем заклятья, и будем так вот мучиться....

Пожилой маг пока был лишен магии, но все же, с трудом сдержался от банального удара в нос оппоненту. Это бы вполне отразило его отношение к собеседнику.

— Нет-нет, что вы, все в порядке. Это невинный эксперимент, не обращайте внимания. Я дико извиняюсь, но мне необходимо сосредоточится.

— Ох, простите, уже ухожу. В таком возрасте сосредоточиться сложно....

В мгновение ока Фен Су вспомнил жизнь земную и обучение боевым искусствам. Ему дико захотелось их применить, но, к сожалению, в Виталаре запрещены любые проявления агрессии.

***

Лежа на спине, обнимая ногами одно драконье яйцо, а руками другое, Стас появился около той самой скалы, где, по словам учителя, грань мира тонка. Вскочив на ноги, воришка изо всех сил пытался сконцентрироваться и воззвать к учителю. Раз за разом, он закрывался в сознании, успокаивал разум, и просил откликнуться учителя, но абсолютно безуспешно. Великий план триумфального возвращения рухнул. Страх легкой походкой подбирался к его сердцу. Драконы ни за что на свете не бросят искать яйца. В этом чудовищном мирке нет ему спасенья. Шли томительные минуты, запах скоро подскажет огромным хищникам, где украденное. Встреча с чудовищами, лишь вопрос времени, а вместе с тем и жизнь Стаса. Это совсем не входило в планы удачливого вора с Земли. Неделю назад он бы и представить не мог, что с ним случится подобная история, да и вообще, что есть настоящие драконы. Но учитель Фен Су открыл парню глаза, а сейчас, черт подери, забыл про него! Стас не прекращал попыток связаться с наставником, по-прежнему, ответом была тишина.

— Блин! Да я же все верно делаю! Спокоен, как гладь озера, одинок, как дерево на вершине горы, думаю только об учителе. Но нет, что-то не так.

Конечно, Стас плохо освоил даже эти основы, но он был прав, делая все правильно. Только Фен Су не мог его сейчас услышать, поставленный блок, все еще подавлял в нем магию. Пока Учитель неспешно наводил порядок в доме, ученик лихорадочно искал пути к спасению. Стас чувствовал, что скоро, очень скоро прилетят злые ящерки и съедят его. День почти миновал, мелкими шажками подбиралась тьма чуждого мира. Среди множества громадных, будто посеянных щедрой рукой каменных глыб, выделялась одна. Серый массив шпилем уходил ввысь, откуда-то с вершины тихонько стекала вода, зеленый мох покрывал влажный камень. У подножья располагался небольшой водоем без обитателей и следов, хотя последнее далеко не факт. Плохой следопыт, такой как Стас, мог и не заметить их. Перетянув туда яйца, одно из них он уложил на дно, придавив камнями, а второе, обвязав рубашкой, повесил на плечо. Преодолев короткий путь к небольшому утесу, под которым был белый, как снег песок, парень наткнулся на множество трупов и останков животных, среди которых были задние ноги дракона «нашептывающие» о печальных событиях. При ближайшем рассмотрении песок оказался солью, причем не просто солью, а «холодильником». Правильные мысли о бегстве и заметании следов, не увенчались успехом. Буквально спустя минуту, не успев пройти и пятидесяти метров, Стас услышал гортанный голос кого-то очень большого. Это придало сил и энтузиазма. Пробежка, шаг, снова рывок. В таком темпе до самого «тайника», по пути несчастный твердил одно и тоже.

— Учитель, умоляю, прошу, заберите меня!

***

Длинный деревянный, покрытый лаком песочного цвета, стол одним концом уходил во тьму гигантской библиотеки, обширного помещения, состоящего из одной невероятно большой комнаты, с бесчисленным количеством книжных полок и томами книг на них. На ста сорока ярусах— этажах без потолков и полов собраны знания от начала создания Виталара и до сего дня. Однако пытливого старца интересовали другие знания. Очень редко некоторые очень-очень сильные маги «сходили сума». Они лишались духа, бормотали не внятное и «писали». Никто не знал, что именно содержалось в этих символах, знаки были не известны, расшифровка ничего не давала. Фен Су много сотен лет посвятил изучению этого феномена и нашел, что нужно искать. Среди стихов, пустых слов, поучений в свитках Сотворения есть скрытый текст. Все изображения, написанные «спятившими», были искаженной буквой каждого девятого предложения. Безумная идея посетила Су совершенно неожиданно, но важно то, что сейчас в тусклом свете свечей, все совпадало! Прекрасный, идеально сидящий шелковый костюм, серого цвета со стоячим коротеньким воротником, вдруг стал «душить» своего хозяина. Су бросило в жар, он переписал первый и последний стихи Свитков, используя искаженные символы. Строчки на листе поплыли, будто змеи, спутались, переплелись и легли в слова.

Отрекшись от отцов, я обратил свою волю им поперек. Острым словом и яростным кличем, я обернул против творения наши. Первыми гибли лучшие, следом верящие, после отчаянные, и так, пока не пали создатели. Я так и не вступил в бой и победил, как и обещал отцам….

…И иссякнет сияние мое, когда искра духа погаснет. Проснутся отцы во всех мирах, и гневу их будет мало места во вселенной. Придут они к ослабшему, лишенному духа телу моему, что перестанет пылать и станет бренным и изничтожат его, за грехи мои несметные.

Это совсем не походило не на прославление Виталара, не на бред сумасшедших. Только собираясь начать переписывать второй стих, как Су почувствовал возвращение сил. С головы до ног его окатило волной, мощь, невообразимая простым смертным. Не успев насладится ей, Фен почувствовал и услышал на удивление четкий призыв юного Стаса. Только слова, что он говорил учителю, предназначались явно кому-то другому.

— Хотя бы один урок он усвоил.

Подумал маг. Под звучащий в его голове непрерывный, нечленораздельный мат ученика Су поставил перед собой ладони, поднятые кверху одна над другой. Короткое заклятье, и в сером дыму, пронизанном фиолетовыми всполохами молний, исчезает учитель. В то же мгновение сгорают его записи, а свитки, "рисунки" и книги улетают на свои места, медленно и красиво.

В свете звезд и пяти лун и месяцев, среди скалистых выступов, низких трав, редких деревцев, в поту бежал человек, вор, который так и не бросил добычи, или почти не бросил. Второе яйцо легло на дно к первому, а сам Стас отчаянно выживал. Если точнее, очень быстро убегал от очень большого трибуслускума и, судя по голосам, уже и его друзей. Они будто в кошки мышки играли, по соотношению размеров оно так и было.

— И на кой я вам сдался?! Вы меня даже не поделите, гады! Есть ведь нечего, кожа да кости.

Рассуждал Стас, лихорадочно продумывая маршрут, от камня к камню. Сейчас все зависит от его ловкости и выносливости. Последнее понемногу выходило из строя.

— Да кого ты обманываешь, Стас?! Ты скоро умрешь! Если только один старый узкоглазый склеротик не вспомнит обо мне....

Попытки связи с учителем были скорее предсмертными проклятьями. Конец близок, что-то внутри подсказывало это. Пробежка к очередному булыжнику и фиаско, неверно поставленная нога, и мелкие камешки приводят к падению. Черт бы побрал «удачу» Стаса! Трехглазый гигант в набедренной повязке и копьем из, обалдеть какого длинного дерева, замечает, наконец, жертву, вора, покусившегося на его добычу. Гигант призывно машет рукой, и к нему бежит еще парочка. Стас подскочил, как ошпаренный и бросился бежать в укрытие. Только это было бесполезно, с высоты девяти метров (к сожалению воришки, именно такой рост был у его врагов), он был, как на ладони.

Великан, что заметил Стаса, указывал в его направлении копьем и, смеясь, что-то говорил собратьям. Затем все трое заржали и уже медленно, не спеша направились к добыче. «Мышка», как прерывистая молния, мелкими перебежками метнулась в сторону, от одного булыжника к другому. И получилось! Они снова потеряли его.

— Ты пока еще живешь, и это хорошо.

Лихорадило сознание. Нервы парня были на пределе, конечно, он избрал не самую спокойную и надежную профессию, но это уже перебор.

— Драконы, трехглазые монстры, что дальше?! И вообще, почему это магии обучатся рано, а встречается со всем этим..., можно?!

Внезапно небо сотрясло несколько ударов грома, сверкнула молния. В образовавшейся дымке и неровном фиолетовом свечении с небес что-то спускалось, и Стас точно знал что. Подобное он уже видел неделю назад на земле. Спасение, не кто иной, как сам учитель снизошел до него. С другой северной стороны, из-за скалы вылетело несколько драконов, и они тоже направились к Стасу.

— Меня пугает моя удача и популярность в этом мире.

Думал воришка, продолжая «скрываться». Огромные трибуслускумы тоже заметили летучих ящеров и приготовились к обороне, или нападению. Крылатые монстры, не обращая больше ни на что внимания, пикировали прямо на несчастного человечка. Но, первого же хищника остановил могучий удар булавы великана. Было слышно, как ломались кости, и рвалась живая плоть, существо рухнуло замертво всего в нескольких метрах от своей добычи, и в сотне шагов от украденного «сокровища». Второго дракона пронзает летящее копье, и он тоже падает, не достигнув цели. Перед смертью существо издало высокий, чудовищно громкий звук, от которого разболелась голова. Учитель, наконец, достиг земли чуть южнее своего ученика, который будто страус, несся к нему сломя голову. Трибуслускумы развернулись, заметив движение, направились к добыче. Не успев сделать и нескольких шагов, как они замерли, услышав зловещий рык со всех сторон света. В ночном небе были видны всполохи пламени, а в них яростные хищники, летящие мстить. Фен Су не раз совершал подобные путешествия и довольно быстро пришел в себя. Обнаружив ученика живым и здоровым, он обрадовался, не подав виду. Обстановка накалялась, вдруг протрубил длинный, прерывистый вой рога, и трехглазые великаны бросились бежать на его зов.

— Стас, ты достал яйцо?!

— Да, я тут...

— Где оно?! Нам нужно торопиться.

—… а, да тут не далеко, я покажу.

Расстроенный ученик отвел Су к мокрому камню и заводи. Доставая яйца, он все-таки начал разговор о бедном себе несчастном. Учитель, слушая его монолог, писал прямо пальцами магические знаки на добыче и добытчике. Закончив, Фен Су спросил.

— Скажи, о ком ты говорил во время призыва, когда я пришел. Я не смог услышать всего, что ты сказал, у меня остались вопросы.

— Учитель, Фен Су, прошу прощения, но я не могу вам сказать....

— Тогда, не задавай сам много вопросов! Поверь, маг моего уровня может быть очень занят.

— Еще раз, простите.

Стас чуть склонился перед наставником. Старик произвел несколько пассов руками, принял странную позу, и мир превратился в радужное месиво. Краски входили в тело, и оно растворялось цветным фейерверком. Фонтан эмоций поглощал, превращал все прочее в мелочи, не требующие внимания. Внезапно, совершенно неожиданно, все закончилось. Снова человек с кучей проблем и комплексов. Стас бился в истерике, ползал по полу, бросался к учителю с мольбами и угрозами. Фен сидел в позе лотоса и побеждал внутреннего демона. Как только воришка приблизился для удара, Су нырнул в сторону молниеносно быстро, и ученика, как сухой лист снесла воздушная волна. Беднягу швырнуло на стену, и он остался подле нее совсем обессиленный. Посмотрев на это со всех сторон, учитель изрек.

— Хороший сон еще никому не вредил.

***

Бежевые теплые стены, мореный дуб мебели, белые светлые окна в контрасте с яркой зеленью за ними. Тишина нарушалась трелями дивных птиц. Казалось, Стас очнулся в раю, правда от него дурно пахло, грязь покрывала все тело и пачкала все вокруг. Воспоминания о том, как он здесь оказался, мигом врезались в его сознание и заставили сильно смутиться. Будто почувствовав это, Фен Су, держа руки, согнутые в локтях за спиной, медленно вышел из комнаты. Став в трех шагах от ученика он назидательно на него смотрел.

— Как это у него получается?!

Спросил сам себя «жертва» взгляда.

— Учитель, простите! Прошу, выслушайте, я просто проверял, действительно ли вы маг, или это все фокусы! Так сказать в бою....

Су выставил вперед руку, жестом прося замолчать. Серый шелк его одежд сменился на болотно-золотой, но фасон оставался прежним. Правда к черным мягким тапочкам, добавилась еще и черно-золотистая «тюбитейка».

— Не оправдывайся! После такого путешествия смертный переживает страшные терзания, это нормально. Да, и или научись врать, или перестань это вообще делать. Ты разочаровываешь меня, как ты вором-то стал? Ц-ц-ц....

Продолжая цокать, старик ушел обратно, откуда явился. Стас, обдумывая ситуацию, прикинул, что к чему. Действительно, на ходу выдумывать вранье, этому, ну..., вобщем, плохая идея. Оторвав, наконец, «пятую точку» от жесткой, но относительно безопасной опоры ученик пошел вслед за старцем. Не зря и, как нельзя, вовремя. Только ноги ученика переступили порог, как двери за его спиной захлопнулись. Пол в мгновение ока исчез, внизу была бездна, космос. Мебель растворилась в тот же миг, когда и настил под ногами. В пустом помещении, примерно четыре на четыре метра, в центре стоял учитель, Стас подошел ближе. У их ног лежала пара драконьих яиц. Начинался обряд принятия чужого духа, в данном случае, двух. Фен Су, щуплый хитрый старичок, фокусами и россказнями о судьбе поманил Стаса на испытание, которое он с триумфом провалил. Среди сотен претендентов было еще, примерно, двадцать избранных с Земли, причем всех их привел обманщик Фен. Никто не прошел испытания. Чаша — огромный белокаменный сосуд, заполненный серебряной водой, похожей на ртуть. Претендент должен коснуться жидкости рукой, и если подходил, то «серебро» само, поднимаясь, ползло по телу, маленькая его часть залезала в рот. Все, кроме людей, глотнули "ртути". Тут же, дабы не травмировать не прошедших испытание, память стирали и возвращали всех по домам. Со Стасом было иначе, ночью на фиолетовой «комете» прилетел Су и вернул воспоминания, предложив сделку. Несмотря не на что он станет магом, но взамен должен избрать Су, как учителя, беспрекословно исполняя любые его требования. Первый раз в жизни Стас понял, что магия это круто, когда стал уточнять подробности про домогательства и тому подобное. Фен очень мягко подбросил Стаса в воздух метров на сто, а затем, придав ускорение метеорита, бросил вниз. Мало того, Стас с ужасом закрыл глаза, уже ниже уровня земли, прямо перед ним закостенелый грунт сельской дороги разошелся в стороны. Поставленный на дорогу ученик, без единой царапины, пристально осмотревший яму, почти готов был согласиться на ВСЕ, как Су пояснил.

— Ничего подобного, молодой человек. Если, вы, когда и станете магом, то поймете, плотское — это пустое.

После официальной церемонии, где были произнесены клятвы, старик, наконец, рассказал, как именно Стас станет магом. Ситуация выходила довольно забавная, чтобы один, не имеющий духа стал его обладателем, нужен был кто-то, кто отдаст ему свой. Вроде бы, все просто. Вопрос, кто по собственной воле отдаст свой дух кому бы то ни было?! Конечно никто. Ответ очевиден, нужен тот, кто не сможет сопротивляться. Выбор был велик, миров, помимо Земли, тысячи тысяч, но в первых рядах были драконы, лимурийцы или средние элементалии. И вот, сделав выбор и, добыв себе дух дракона, Стас был готов принять, то ради чего все было сделано.

— Ты готов стать магом? Принимаешь ли свою судьбу?

— Да. Я готов, учитель.

— Тогда борись за свое желание!

Су коснулся ладонями обоих яиц, раздалось два жалобных вопля, и из них вылетело два огненных духа драконов, оба около метра. Духи кружили вокруг людей с явным желанием навредить. Фен добродушно улыбнулся и коснулся двумя пальцами лба Стаса. Душа, да, наверное, именно так это называется, покинула тело. Драконы бросились в атаку. Беглый взгляд по окружению добавлял драматизма, купол из чего-то похожего на стекло, бежать некуда, прятаться тоже. В помещении находилось тело самого Стаса, рядом, пылающий огнем и источающий разряды, стоял Фен Су. Глазам духа открывалось куда больше. В «старике» видна такая мощь, что солнце и реакции на нем — это мелочи. В мгновение, один дракон попытался цапнуть «охотника», как оказалась размеры и форма для духа абстрактна. Сейчас рука Стаса обернулась змеей и душила движения одного ящера, а вторая отделилась и, обернувшись слизью, залепила глаза другой твари. Первый дух уже сдался и почти слился с учеником, тут же, обретя силу дракона, он покоряет второго. Вместе, слитые воедино, будучи сильнее, чем можно представить, они, как нечто измененное вошли в человека. Су убрал пальцы от его лба и придержал, обмякшее на мгновение, тело.

— Чуть-чуть и упал бы. Я все видел и горжусь тобой. Теперь осталась финальная стадия.

Тут же вернулся пол и мебель, а драконьи яйца на глазах иссохли и улетели прахом в открывшееся окошко. Снова послышалось заливистое пение птиц, сияло мягкое солнце, легкий ветерок нес свежий воздух, кокой бывает только после сильной грозы. Вдохнув полной грудью, Стас, наконец, осознал, что справился, победил, он стал магом вопреки судьбе.

***

Угловатые, грубо высеченные колонны, удерживали купол павильона столь же грубый, и, казалось бы, не законченный. Но отнюдь это и был его финальный образ. Отсюда совершенно не было видно роскошного, невообразимо прекрасного Виталара. Стас уже отлично знал, что его ждет. Мало того, что он сам был здесь, еще и Су несколько раз объяснил процедуру. Теперь, когда рядом не было всего разнообразия существ со всех уголков вселенной, зал был пугающе огромен. У каменной чаши Стас замер, на него взирали ворота метров в пять высотой, и чуть меньше шириною. Они же изрекли.

— Коснись серебра, смертный.

Пальцы правой руки почти коснулись глади, как она вздыбилась и, забурлив, хлынула на Стаса, поглотив с головой. Жуткое и одинаково прекрасное чувство, человек впервые за триста лет становится полноценным учеником колледжа магических искусств. С трудом покинув «хищную» чашу, он услышал.

— Входи, маг.

Промолвили ворота, и створки распахнулись в стороны. Лучи светила окрасили все теплым светом, пение птиц ворвалось настоящей музыкой слуху. Глазам мага было открыто куда больше, чем простым смертным. Стас медленно и восхищенно заходил в город.

***

Нет улиц или номеров, указателей или ориентиров, зато есть просто чудесные создания глифны. Это что-то вроде персонального джина, духа — помощника, способного принимать почти любую форму, в том числе и размер, все зависит от силы духа. Так вот глифн — хорек сейчас бежал перед хозяином, указывая дорогу. Пока никто им не встретился, но быть может это просто совпадение. Или же что-то уже успело случиться, удивляться осточертело, фортуна явно смотрит в ином направлении. Или нет, он жив, шагает по "раю", будучи волшебником.

— А, может мне и везет. Хм..., наверное, так и есть.

Газонная трава покрывала все, что мог уловить взгляд: деревья, дома, общественные здания, все было прекрасным, гармоничным и будто созданным друг для друга. Лужайка для домика, камешек и пара кустиков для газона, все это для теплого, ласкового светила, а оно для всего вместе. Идеальный мир. Обратная гравитация довольно не привычна, ощущение, что вот-вот упадешь в небо, но нет, выше головы не прыгнуть, как не старайся. Наконец «зверек» остановился у приземистого здания в пару этажей. Самое интересное, что дверей тут не обнаружилось. Красное рельефное здание больше походило на бункер, нежели на административный офис или учебный корпус.

— Да, в конце-то концов, я хочу войти...

Не успел Стас закончить предложение, как в стене, прямо перед ним, отрылся парадный вход здания. Надпись у входа гласила: « Огонь может жечь или прижигать».

—… ух ты, круто.

С таким лозунгом Стас вошел во чрево здания. Вход за ним стал стеной, а коридор впереди, сменив повороты, повел в нужный юному магу кабинет. Волшебство творилось не просто так, большая часть чудес принадлежала «хорьку». Наконец, замерев перед дверью, переведя дыхание от волнения, бывший вор постучал. Двери с надписью «Мастер Квого» открылись. За большим письменным столом седело нечто вроде таракана, только с лицом и пальцами на конце шести конечностей.

— Сядь. Жди.

Столь же «прекрасный», как и его внешний вид, скрипучий голос Кваго заставил поежиться парня. Шли томительные секунды, создание издавало жутковатые звуки, затем задало вопрос.

— Имя твоего куратора? Имя куратора, как зовут того, кто тебя привел к воротам Виталара.

— Ох, простите, Фен Су.

— Жалобы на него есть, хочешь его сменить? Какие аспекты магии ты собираешься осваивать? Полный список на стене перед тобой.

И действительно, на стене отчетливо видно, как стихии и различные смежные магии объединяются и к чему ведут. Отдельно в рамке светилось «обучение у куратора».

— Я выбрал. Хочу обучаться у своего куратора!

— Уверен?

Скрипнул «жук», Стас кивнул.

— Отлично, глифн отведет тебя. Подойди.

Этого Стас и боялся. Сделав несколько шагов, он преодолел разделявшее их пространство, между ними был лишь стол. Человек-жук резко укусил желваками верх груди Стаса. Отскочив, новоиспеченный маг обнаружил под ключицей странные символы, похожие на шрамирование, но никак не на укус.

— Покинь кабинет, ты отвлекаешь.

Странное существо все время что-то писало сразу на нескольких листах одновременно. «Укушенный» покинул кабинет, его новый маленький друг бежал впереди, его крошечные лапки, вполне компенсировались, внутренней энергией и ловкостью.

— Где же учитель, как далеко?

Покидая здание, Стас никого не встретил, зато снаружи бурлила жизнь. Выйдя на зеленую траву, он обратил внимание на тень, от облака. Взглянул в небо и, приглядевшись, увидел очертания другой стороны.

— Странное место, очень странное.

На него глянул его чудный друг и, пискнув, помчался куда-то в известном только ему направлении.

***

Фен стоял над столом и старался как можно быстрее писать, находка пугала его и манила, будто свет мотылька. Только светлого мало было в этих стихах.

— Магия крови, жертвы, войны, предательство и смерть. Страшно подумать, кем надо быть, чтобы сотворить все это, пусть и с благой целью.

Рассуждал старик, пока его рука скользила кистью по пергаменту. Внезапно Су почувствовал нечто за спиной. Мгновение, и удар левого локтя с переходом в бок, отталкивают «падшего» на несколько метров. Удар сопровождался воздушной волной. Покрытое обгорелой кожей, черной душей и частично телом, с когтями прочнее алмазов, глазами на тонких трубках, вращающихся в любом направлении существо. Его тело способно частично менять форму. Оно не говорит, но не от того, что не может, а потому что не считает нужным говорить с низшими, младшими созданиями, эти существа — дети самих богов, выходит, а люди и прочие, лишь восставшие стада «игрушек» для них.

— Ты как сюда попала, начесть?!

Негодовал Су, предавшись танцу, похожему на ушу, вместе с ним плясали молнии и языки пламени. «Демон» исчез, затем появился совсем рядом с учителем, но наткнулся на удар открытой ладони, после поворота, с переносом веса тела, и привнесением холода, что обжигает страшнее огня. «Падшего» вырвало черной кровью, и он исчез. Воцарилась тишина, только Су приготовился писать, как «гость» вернулся, появившись за спиной, поймав за руки мага, и тут же переместился в свой мир Галтш. Теплая встреча друга — «падшего» ударом камня, сработала на ура. Не имея возможности высвободиться, Су получил булыжником по лицу, от чего оно сильно повредилось. Боль придала сил и, вырвав одну руку, Фен сломал твари, державшей его, кисть. Второго ударил его же собратом, столкнув их. Слабо, на самой гране слышимости, прозвучал голос Стаса.

— Где вы, учитель Фен Су, вы тут?

— Что ж, у мальчика все получилось. Это хорошо.

Подумал Су, пока готовился к решающему удару. Слово силы и грязная кислотная вода, став таким же мерзким льдом пронзает десятками «копий» обоих существ. Фен сосредоточился и отправился в обратный путь, он не мог делать это, как демоны и отчасти завидовал им в этом. Оказавшись в обители знаний, он увидел юного мага, человека, обманувшего судьбу и возможно нового Архи Стаса.

— Учитель, вы в порядке?

Левая часть лица Фена была серьезно повреждена, выбитый зуб, порванная щека и опухший, а то и вытекший глаз!

— Все нормально. Но у нас много дел, ты все сделал, как договорились?

Спокойно и деловито поинтересовался маг.

— Да. Теперь официально, вы мой учитель, мудрый Фен Су.

Искренне радуясь, улыбался землянин, ставший магом — учеником, но все с чего-то начинают.

— Зря такой довольный, Стас, ты думал в раю? Я тебе устрою ад.

Старик провел рукой перед лицом, и в белых, холодных искрах исчезли все следы недавней травмы.

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль