Начало

0.00
 
Рубанов Саша
Сестра севера
Обложка произведения 'Сестра севера'

Два безмятежных силуэта, словно мираж, показались на заснеженном пустыре. За их спинами возвышались острые хребты северных гор. Лучи хладного солнца отражались о толщи бесконечного снега. Разъярённый ветер всеми силами пытался прогнать прочь всё живое из царства снега и льда. Женщина в светлом плаще спокойно наблюдала за мертвенно-чарующим пейзажем, бушующий ветер ничуть не мешал ей осматривать округу. Капюшон скрывал практически всё её лицо, лишь алые губы виднелись из-под его тени. Рядом сидел взрослый, больших размеров белый медведь. Принюхавшись, он приподнялся, оскалил свои клыки и тихонько зарычал. Девушка нежно провела рукой по мягкой шерсти лютого зверя. И посмотрела на горизонт, на котором показались маленькие фигурки, пробивающиеся сквозь толщи снега.

Через какое-то время фигуры подошли к месту, где не так давно находилась странная парочка. Человек, укутанный толщей одежды, оглядываясь по сторонам, проговорил:

— Кажется, я здесь кого-то видел.

Рядом идущий старик в тёмном одеянии, из капюшона которого свисала длинная борода, укутанная сединой, ответил:

— Думаю, тебе показалось, друг мой.

Звероподобное существо, идущее впереди, с могучим торсом, покрытым белой шерстью и звериной мордой, полной клыков, проревело:

— Ты видел Мелистру, одну из сестёр севера.

Человек сказал:

— Но я не вижу ни единого следа поблизости. По-видимому, мне показалось, да и только.

Звероподобное существо рычащим голосом произнесло:

— Мелистры не оставляют следов.

 

***

 

В Тёмных лесах наступила ночь. Днём в этих местах царил постоянный мрак, и ночью ничего не менялось. Эти леса всегда оставались приютом тишины и покоя, где непривыкшим глазам вряд ли удастся заметить скрытую жизнь здешних обитателей. В самой глубине одного из лесов, в одном маленьком поселении под названием Малогос, в домике, где жила леди Лорифея, этой ночью в окне никак не угасал тусклый огонёк света. Леди Лорифея, нахмурившись, снова и снова перечитывала письмо. И рассматривала печать с изображением ухмыляющейся вороны. Свет, исходящий от свечи, аккуратно подчёркивал приятные черты лица девушки. Серебряная заколка с красным рубином на каштановых волосах отражала свет свечи. Неожиданно послышались тихие стуки в дверь, похожие на биение клюва птиц о крону деревьев. Лорифея быстро поднялась и направилась к порогу. Открыв дверь, она увидела девушку в тёмном плаще. Девушка, улыбаясь, не спрашивая разрешения, смело направилось прямиком в дом. Скинув свой плащ, она проговорила:

— Тёмная ночка, не правда ли?

— Да… Надеюсь, тебя никто не видел? — резко отрезала Лорифея.

— Конечно, нет, — засмеялась девушка и уселась в искусно сделанное кресло, по краям которого были вырезаны изображения битвы двух драконов.

Девушка была одета в короткое, еле прикрывающее тело платье. Длинные сапоги доходили до самых колен. Она щёлкнула пальцами, и в её руках появилась парящая птица. Точнее, чёрная тень, чем-то напоминающая ворону. Девушка вертела рукой и с трепетом наблюдала, как эта тень снова и снова огибает её руку. И, наконец, проговорила:

— Ты моя должница, Лори. И я уверена, то, что я прошу, несомненно, пугает тебя. Но ответ ты должна дать сегодня.

— Я не решила, что тебе ответить. Для начала скажи, зачем тебе это нужно? — спросила Лорифея.

— Ну что ж, в этой книге много познавательного для меня. Но, увы, Соргуньи не желают делиться. Более того, они считают книгу злом и собираются укрыть её в Лунной библиотеке, чтобы до неё никто не смог добраться. Представляешь, какая глупость с их стороны, — по-детски проговорила девушка.

— Мулэн, я помогу тебе с одним условием — ты больше никогда не появишься в моей жизни, — презрительно сказала Лорифея.

— Как грубо, — ответила Мулэн.

Замолчав, она снова начала смотреть на тень, овивающую её руку. Своими чёрными, как ночь, глазами девушка резко посмотрела на Лорифею и со злостью произнесла:

— А хочешь, я напомню историю, как однажды девушка с мокрыми от слёз изумрудными глазами пришла ко мне, молила о помощи, и знаешь, что произошло? Я помогла ей. Излечила её дочь и раскрыла неимоверный талант в её потухающем чаде. После этого девушка поклялась всем, что у неё есть, что в день, когда я попрошу о помощи, она поможет мне.

— Я не забыла, — тихо сказала Лорифея.

Мулэн снова смотрела, как тень вороны вновь и вновь нарезает круги вокруг её запястья. Отдалившись, тёмный силуэт птицы терял немного перьев, которые мигом растворялись в воздухе. Лорифея наблюдала за ней и не могла представить, что твориться в голове у её собеседницы. Наконец Мулэн произнесла:

— А, в прочем, пусть будет по-твоему. Мне уже успела надоесть постоянная вездесущая темнота этих лесов, и я собираюсь подыскать себе местечко поуютней. Но только после того, как я получу одну очень интересную книженцию. И для этого мне нужна ты, ведь о твоих способностях быть незамеченной ходят легенды. Как там говорится? «И следа не найдёшь»? — спросила Мулэн.

— Мы не оставляем следов, так говорят про меня и жителей Малогоса.

— Ну, так что ты ответишь? — с улыбкой спросила Мулэн.

— Я согласна, — еле слышно произнесла Лорифея.

— Вот и чудненько. Ах да, совсем забыла, как там поживает малютка Ронесс?

— Не впутывай её в это, — грозно выпалила Лорифея.

— Да что ты, что ты, я просто спросила. Нам только ребёнка не хватало в этом деле, — засмеялась Мулэн. — Но ты же не думаешь, что мы отправимся вдвоём. Насколько я помню, в письме я пояснила о необходимости подыскать парочку верных друзей для удачного завершения всего дела.

— Да, я нашла верных мне людей, готовых пойти куда угодно.

— Вот и отлично, уверена, что ты подобрала наилучшие кандидатуры, а теперь мне пора. И не бойся ты так, один день, и всё закончится, — подбодрила Мулэн.

— Да, всего один день, — угрюмо подхватила Лорифея.

Посмотрев ещё раз на тень в своей руке, Мулэн щёлкнула пальцами, и птица испарилась в одно мгновенье. Лишь тёмные перья неспешно спускались к деревянному полу. Не успев коснуться досок, они исчезли. Мулэн поднялась, накинула свой плащ и бесшумно исчезла за дверью. Лорифея всматривалась в тусклое пламя горящей свечи. Сейчас она мечтала, чтобы все её мысли сгорели в этом пламени и не тревожили хотя бы до утра. В огне она видела себя, такая сильная и опасная, и в то же время слабая, не способная что-либо изменить. Тяжело вздохнув, она тихонько подула на свечу. Темнота поглотила всю комнату. Маленькая струйка дыма медленно поднималась к потолку, пока не растворилась в воздухе. Лорифея поднялась, не создавая не единого звука, зашла в комнату, где мирно спала её дочь. Нежно поцеловав её, она прошептала:

— Пусть тебе приснятся звёзды. Знай, моя любовь всегда оберегает тебя.

 

В сумерках пришедшего вечера, укрытая под густыми ветвями деревьев, Лорифея в полной тишине ждала тех, кого она осмелилась просить о помощи. Осматривая округу и вслушиваясь в редкие шорохи, Лорифея подняла глаза и сквозь листву начала любоваться плывущим в небе полумесяцем. В усыпанном звёздами ночном покрывале он, словно император, решивший на мгновенье посетить смертных, пленял своей красотой. Звёзды, рассыпанные подле, казались жалкими невзрачными слугами, склонившимися по приказу своего повелителя. Лёгкий ветерок тихонько прикоснулся к одинокому локону каштановых волос, небрежно выступающему из-под глубины капюшона. Лорифея поправила повязку, которая полностью скрывала её лицо. Неожиданно услышав странный звук, она повернулась к востоку и крепко сжала рукоять арбалета. Осматривая ночное небо, вдали она увидела парящую фигуру. Когда существо пролетало над ней, Лорифея пригнулась и укрылась под тенью своего плаща. Летящая фигура оказалась полуночницей, охранявшей округу от нежданных гостей. Прекрасное, и в то же время внушающее страх лицо светилось в лунном свете. На голову ночной странницы была накинута пасть убитого ей хищного зверя. Немного доспехов изящно сидели на её прекрасном теле. Грациозна, как кинжал, вкусивший кровь заклятого врага — так можно было сказать об этой фурии. Огромные крылья за спиной ритмично били о воздух. Длинный кнутоподобный хвост тянулся за её силуэтом. На запястьях фурии находились острые, как бритва, наросты, которые немного напоминали лезвие клинка.

Странница пропала в ночи, направляясь к башне, куда Лорифея планировала проникнуть. Почувствовав чей-то взгляд за спиной, она улыбнулась и негромко сказала:

— Я уже думала, никто не придёт.

— Простите, госпожа, мне пришлось постараться, чтобы пробраться сюда незамеченным, — с досадой сказал мужчина.

Его лицо почти полностью было укрыто под капюшоном с повязкой. Лишь добрые глаза виновато смотрели на его предводительницу. Обильно защищённый в доспехи, он робко стоял перед Лорифеей. На нагруднике его доспеха красовалась выгравированная пасть дикого хищника. А на поясе находились две цепи с тяжёлыми крюками.

— Больше никто не придёт, — произнёс он. — Я пришёл лишь для того, чтобы отговорить вас.

Лорифея с нежной улыбкой посмотрела в глаза Торона.

— У тебя не выйдет, милый Торон. Я поклялась, и намерена выполнить свою клятву. Я знаю, что ты волнуешься обо мне.

— Да, госпожа, жители Малогоса любят вас, — резко выпалил Торон.

— Так даже лучше, при неудачном исходе вас не тронут, — с грустью произнесла Лорифея. — Пообещай только, что позаботишься о Ронессе, если…

— Конечно, госпожа, о ней позаботятся, — перебил Торон.

Он развернулся, чтобы уйти. Сделав шаг, он опустил голову и тихо произнёс:

— Я не смогу бросить вас. Если с вами что-нибудь случится, я никогда не прощу себе, что меня не было рядом.

Лорифея подошла к Торону и положила руку на его плечо.

— Поверь, ты и так сделал больше, чем я заслуживаю. Я не хочу рисковать своими людьми. Ступай…

— Нет, — резко развернувшись, ответил Торон. — Я всё решил! Я тоже давал клятву, что буду служить вам, и я о ней не забыл.

Этот разговор прервал неожиданный треск из глубины леса. Фигура в плаще изящно ступала по земле, стараясь не издавать ни единого звука. Тёмные глаза горели нетерпением, не спадающая ухмылка красовалась на милом лице.

— Как это прекрасно, — послышался нежный женский голос.

Мулэн, выбираясь из темноты, подошла к ним.

— Главное не попадаться, и всё пройдёт на ура. Конечно, я думала, что нас будет больше. Ну и ладно. Уверена, у нас всё получится. Только давайте без этих слезливых сантиментов.

Мулэн, приблизившись к Торону, начала пристально его рассматривать. Положив руку на его нагрудник, где красовалась пасть зверя, она сказала:

— Нет, такие знаки отличия нам ни к чему.

Проговорив странные слова и убрав руку с доспеха, она с вожделением смотрела на узор, который только что сотворила — ухмыляющаяся ворона впечаталась посреди нагрудника Торона.

— Вот, так намного лучше, — ухмыляясь, сказала Мулэн. — Ну что, вперёд к башне Соргуний.

 

Болотистая местность была охвачена властью непроглядного тумана с зеленоватым оттенком. Где-то вдали, вырвавшись из-под мглы вездесущей дымки, поднималась башня Соргуний. Кривые стволы деревьев, растущих на болоте, веками пытались прорваться сквозь туман и ощутить тепло солнечного света на своих верхушках. Их корни, словно щупальца осьминога, разрослись повсюду, чтобы впитать в себя как можно больше болотной влаги. Тёмно-зелёная гамма цветов расположилась во всех уголках этого места. В глубине болота, у самой воды, мирно лежал одинокий валун, заросший мхом.

Неожиданно большой камень начал шевелиться, из-под него показалась крепкая зелёная лапа. Валун приподнялся, огромная морда черепахи вылезла изнутри. Осторожно посмотрев по сторонам, черепаха поднялась и неспешно направилась к болоту. Проходя во внутрь, она погружалась всё глубже, пока вовсе не исчезла из вида. За собой она оставила беспокойную рябь на поверхности болота. Прошло время, всё вновь успокоилось. Болото окутали мерзкие звуки различных гадов, обитающих здесь.

Лорифея осторожно следовала за Тороном. Он знаками показал, что необходимо ступать по его следам. Мулэн брезгливо смотрела по сторонам и следовала за ними. Лорифея прислушивалась к каждому звуку в округе. Она надеялась, что по пути они не встретят ни одной змеи. Ведь там, где есть змеи, несомненно, будут и Змеиные воительницы — ловкие и быстрые служители Соргуний, их оружие всегда смазано ядом их мерзких питомцев. Худшее из всего было заметить в этом тумане два красных огонька. Они всегда наблюдают из теней, готовые послать в непрошеных гостей отравленные дротики или дать своим змеям вонзить клыки в мягкую плоть. Торон дал знак остановиться и спрятаться. Впереди кто-то был. Мулэн всеми силами пыталась разглядеть что-либо, но у неё ничего не вышло. В данный момент ей, верховной колдунье, приходилось беспрекословно слушаться указаний простого следопыта. Торон привстал и снова дал знак идти за ним. Наконец болото кончилось, перед их взором показалась башня во всей своей красе.

Великолепное строение возвышалось высоко к небесам. Вокруг него были воздвигнуты крепкие непреступные стены. У ворот, через небольшой водоём, проходил мост из белого мрамора. На стенах не было ни души, никто и подумать не мог, что кто-либо осмелится пробраться сюда, и тем более для того, чтобы выкрасть одну из реликвий мрачных теней. Башню возвели на открытом участке — единственном месте тёмных лесов, где очень редко можно было встретить деревья.

Чёрные глаза колдуньи жадно осматривали башню, возвышающуюся в ночном небе. «Так близко, и в то же время так далеко», думала она.

— Подплывайте к стенам, — тихо произнесла Мулэн. — Я отвлеку стражниц.

Лорифея с опаской посмотрела на безумный взгляд своей спутницы, и ничего не сказала в ответ. Сейчас она хотела, чтобы это всё кончилась, и быстрее забылось, словно страшный сон.

Торон подошёл к тёмной воде, которая блекло отражала лунный свет. Лорифея последовала за своим другом. Как можно тише они погружались в холодную воду. Лорифея оглянулась и вновь посмотрела на Мулэн. Колдунья была полностью погружена в свои жуткие мысли. Словно мраморная статуя, она неподвижно стояла, смотря в пустоту. Каменное лицо колдуньи оживилось, когда на нём заиграла зловещая улыбка. Лорифея знала — что бы ни задумала Мулэн, это, несомненно, будет ужасно.

Когда два силуэта достигли стен, успешно преодолели препятствие и исчезли из вида, колдунья подняла руки. Из-под её плаща вырывались сотни тёмных силуэтов, которые стремительно поднимались высоко к небесам, образуя живое облако призрачных теней. Через мгновенье над Мулэн образовался целый рой призрачных ворон, подчиняющихся ей, словно марионетки своему кукловоду. Покружив над колдуньей, рой поднялся высоко к небесам. Колдунья с трепетом смотрела издали, как туча поднималась ввысь. Достигнув самого пика, птицы, все как один, направились к главным воротам. Они врезались в деревянные врата, пытаясь пробить помеху, стоящую на их пути. Снова и снова рой врезался в намеченную цель. Вороны поднялись к самым звёздам. С неимоверной силой они ударили вновь, врата не выдержали и с оглушительным треском влетели вовнутрь. Туча птиц поднялась к небесам, в этот раз они просто парили над землёй, ожидая команды своего кукловода. Из недавно проделанной дыры появились маленькие тени. Ночь озарилась фиолетовым свечением, исходящим от силуэтов Соргуний. Целый шквал ярких шарообразных комочков направился прямиком на парящий в небе призрачный рой. Вороны ушли в сторону, но некоторые сгустки энергии достигли намеченной цели, разрушая парящую стаю, оставляя перья, тающие в небесах. Собравшись, рой снова направился вниз, прямиком на Соргуний. Из под тёмного плена птиц доносились страшные, молящие вопли. Когда тёмная пелена поднялась в небо, на земле не осталось никого, кто способен был биться. Жуткие вопли согревали тёмную душу Мулэн.

На вершине башни появились очертания полуночниц. Рой резко направился к ним навстречу, окружая одинокие фигуры, заволакивая стражниц в призрачный плен. Полуночницы камнем проваливались в безмятежные воды, либо со всей силы ударялись оземь, брошенные из гущи призрачной тучи. Прибывшая подмога вновь озарила ночь ярким свечением, чёрное облако редело с каждой секундой. Остатки призрачных ворон в последний раз направились на стражниц. Шквал сфер растворял надвигающуюся угрозу, оставляя лишь чёрные перья, медленно кружащие в небе. Когда показалось, что от угрозы не осталось и следа, из-за занавеса тёмных перьев выскользнул одинокий пикирующий силуэт вороны. Стремительно вонзившись в лицо Соргуньи, он исчез, оставив за собой жалобный крик ослеплённой стражницы. Всё утихло, десятки полуночниц закружили над округой в поисках врага, осмелившегося напасть на них этой ночью. Мулэн нигде не было видно. Она ждала. Ждала подходящего времени для нанесения ещё одного удара.

 

Торон и Лорифея уже поднимались по бесконечным ступеням башни. Снаружи доносился шум ожесточённой схватки. Ни кем не замеченные, они проникли в зал наследия.

На потолке зала были закреплены подсвечники, в каждом из которых было по дюжине свеч. У самого входа их взору открылись груды оружия, как дальнего, так и ближнего боя. Настенные полки занимали толстые тома книг. Посреди зала лежал череп молодого дракона. Возле стоял стол с запечатанными свитками, один из которых был раскрыт. Лорифея взяла в руки свиток, на котором была изображена гравюра взрослого дракона. Внизу находились письмена на незнакомом ей языке.

— Ну и что нам здесь нужно? — спросил Торон.

— Книга, — озадаченно ответила Лорифея.

— Тут их сотни, а может, и тысячи. Как мы найдём ту самую?

— Не знаю. Ищи, она должна находиться отдельно от всех.

Послышались тихие шаги за дверью. Торон, оглядевшись, сказал:

— Тут негде спрятаться.

— Я знаю, — ответила Лорифея.

Достав арбалет, она нацелилась в запертую дверь. Торон сжал свои цепи и начал ждать. Дверь открылась, в проходе показалась женщина с рыжими волосами, на которых была золотая диадема — впившийся крыльями в жгучие локоны дракон. Женщина увидела перед собой двух незнакомцев. Её глаза засияли фиолетовым светом. За спиной появилось множество энергетических рук, в которых появились сгустки с фиолетовым свечением. Лорифея нацелилась прямо на Соргунью, но не смогла спустить курок арбалета — женщина с рыжими волосами резко выпустила шквал фиолетовых сфер. Лорифея поняла, что не успеет ускользнуть. «Это конец», подумала она и закрыла глаза, представляя дочь, мирно спящую сейчас дома.

Неожиданно что-то обвило талию Лорифеи и потянуло назад, тем самым спасая от неминуемой гибели. Это был Торон. Обхватив своей цепью Лорифею, он подтянул её к себе. Размахнувшись другой, он ударил крюком Соргунью по голове. Женщина с рыжими волосами упала на пол. Торон быстро подбежал и связал её.

— Нужно быстрее найти чёртову книгу и уходить, — произнесла Лорифея, начав обшаривать все уголки зала.

Посмотрев в самый конец, она увидела подиум, на котором собрались лунные лучики света, пробивавшиеся сквозь окна. Лорифея направилась к подиуму. Когда она подошла, оказалось, что на подиуме ничего нет, лишь лунный свет из окон чудными лучиками собрался посередине.

— Возможно, её тут нет, — сказал Торон. — Может, они перепрятали книгу в другое место?

— Я так не думаю, — ответила Лорифея. — Они спрятали её гдё-то здесь, я уверена.

Немного подумав, она вскрикнула:

— Завесь окна!

— Зачем? — с недоумением спросил Торон.

— Быстрее, делай, что я говорю!

Торон в спешке закрывал оконные проёмы всем, что только попадалось под руки. Как только последнее окно было заслонено каким-то знаменем, он произнёс:

— Всё.

Когда оставшийся луч лунного света исчез, из самого сердца подиума начали проявляться очертания книги с бурой обложкой.

— Вот она! — радостно вскрикнула Лорифея. — Уходим.

 

Небо заполонили полуночницы. Кружа над местностью, они снижались к самой земле и вновь взмывали ввысь. У выломанных врат Соргуньи пытались помочь раненым. Многие из стражниц постоянно осматривались, ожидая новой атаки. Мулэн всё это видела, и была горда проделанной работой. Она одна смогла переполошить этих жалких, ничтожных стражниц. «Они не достойны находиться здесь, они слишком слабы. Когда я доберусь до всех их секретов, никто не сможет противостоять мне», думала она.

Ей не терпелось вновь нанести удар, ещё грандиозней предыдущего. Ей было плевать на всё, сейчас она хотела лишь наслаждаться своей силой. Выйдя из тени, окружённая новым роем, она безумно смеялась, не боясь выдать своё местонахождение. Приподняв одну руку, она вновь отправила призрачных ворон на всех, кого только могла увидеть.

К берегу к ней подплывали Лорифея и Торон. Выйдя на берег, они ужаснулись, увидев, как Мулэн с удовольствием направляла ворон на стражниц, которые помогали подняться своим сёстрам.

— Можно уходить, книга у нас! — прокричала Лорифея.

— Нет, ещё не время, — проговорила Мулэн.

Направляя небесную стаю, она громко смеялась, слыша доносящиеся стоны поверженных. Лорифея, достав книгу, показала её Мулэн. Колдунья нехотя хлопнула, и все вороны испарились. Тёмные перья неспешно спускались, пока вовсе не исчезли из вида.

Быстро достигнув болота, они выбились из сил и решили передохнуть. Мулэн разожгла костёр и принялась вчитываться в страницы книги с бурой обложкой. Её глаза горели дьявольским пламенем отражающегося костра, она жадно впивалась в строки, поглощая как можно больше информации.

— Потуши костёр, это небезопасно, — сказала Лорифея.

— И не подумаю, — сказала Мулэн. — Опасно, какая глупость, — засмеялась колдунья. — Я одна справлюсь с любой угрозой, которая только может быть здесь.

— Ты потеряла слишком много сил, — ответила Лорифея.

Мулэн поднялась, и во всё горло принялась кричать:

— Меня переполняет сила! Она хочет вырваться наружу, а с этой книгой я буду непобедимой! Раз ты так слаба и всего боишься, проваливай и не мешай мне!

Лорифея презрительно посмотрела на колдунью.

— Ну, как знаешь. Торон, нам пора.

Пробравшись к концу болота, Лорифея всеми мыслями была уже дома. Всё позади, ей больше не нужно всем рисковать. Когда-нибудь удастся забыть этот ужас. Если нет, она постарается, и всё получиться. Сейчас ей хотелось быстрее попасть домой и подойти к кроватке своей дочери. Ничто не сможет её остановить. Малогос уже так близко.

Мысли прервались, когда из глубины болота послышался оглушающий шум и треск деревьев. «Нет, только не это», подумала Лорифея.

— Нужно возвратиться, — сказал Торон.

— Возвратиться? Зачем? Она ясно дала понять, что ей больше не нужна наша помощь. Я уверена, она бы и пальцам не пошевелила ради нас.

Торон посмотрел в изумрудные глаза Лорифеи и ответил:

— Я не могу по-другому. Возвращайтесь в Малогос, я скоро вернусь.

Лорифея смотрела вслед пропадающему в дебрях болот силуэту Торона. На душе было неспокойно. Когда Торон исчез в зарослях, она развернулась, и не торопясь направилась домой.

 

Торон, словно ветер, бежал по болотистой местности. Хоть он и был здесь всего пару раз, он всё же запомнил все опасные участки, и с лёгкостью миновал их. Перепрыгивая через кочки, в скором времени он достиг тропы. Миновав её, он увидел Мулэн. Она стояла у костра, вокруг была полная разруха: вырванные деревья устилались по всему периметру, Мулэн что-то кричала во мрак и посылала своих ворон во все стороны, из тени виднелись сотни красных огоньков, не спешивших выходить к колдунье. Мулэн, держа в руке книгу, беспорядочно метала ворон во все стороны. Следопыт понял: змеиные воительницы просто ждут, когда колдунья выбьется из сил. Торон, недолго думая, взмахнул цепью и притянул колдунью к себе. Мулэн от неожиданности выронила книгу, которая плюхнулась в болотную воду.

— Нет!!! — закричала она. — Что ты наделал?! — яростно крикнула колдунья, оттолкнув Торона.

Она принялась одну за одной посылать ворон прямо в него. Её безумные глаза, словно чёрная бездна, наслаждались агонией следопыта. Он упал, Мулэн яростно продолжала посылать в него тени. Торон пытался ползти, скрываясь от атак обезумевшей колдуньи. Обессиленный, он рухнул и издал протяжный хрип. Колдунья засмеялась.

— Никогда, слышишь, никогда не смей прикасаться ко мне, ты, жалкое ничтожество!

С ухмылкой посмотрев на Торона, она направилась на поиски книги. Со всех сторон к ней приближались маленькие красные огоньки. Вновь она начала посылать ворон во все стороны. Её голова начала кружиться, пошатнувшись, она попыталась вызвать рой своих теней. Появившиеся вороны мигом начали испаряться во мгле. Со злобой она принялась пускать одинокие тёмные фигуры во все стороны. Некоторые из них, не достигнув цели, просто исчезали, оставляя перья, спускающиеся к земле. «Что происходит? — подумала колдунья. — У меня не осталось больше сил». Озираясь по сторонам, она не знала, что ей делать. Страх завладел ею, как никогда. «Что делать? Что мне делать?» Запустив ещё одну ворону в пустоту, Мулэн исчезла, оставив за собой кучку перьев. Проваливаясь в болото, она поднималась и карабкалась, пытаясь выбраться. Спотыкаясь, она рвала своё платье. Не зная, куда бежать, она просто направлялась в темноту, пока не выбилась из сил окончательно. Она рухнула в грязь и не смогла больше подняться.

 

Лорифея проклинала себя за то, что не пошла за Тороном сразу. «Слишком тихо, — думала она. — Почему так тихо? Я должна была их уже встретить. Почему так тихо?» Впереди она увидела трёх змеиных воительниц, которые что-то делали с фигурой, лежавшей на земле. Рядом с окровавленным телом лежала цепь следопыта.

— Торон! — закричала Лорифея.

Из арбалета вылетели болты, попавшие прямо в цель. Три воительницы замертво упали возле тела. Подбежав к нему, она наклонилось к своему другу.

— Торон! Торон, не умирай!

Торон тихим голосом прохрипел:

— Они хотят по…

Впереди послышался треск. Лорифея, подняв голову, увидела воительниц. Со слезами на глазах она выстреливала во всех, кто появлялся из тени. Во мраке снова засияли красные огоньки, которые угасали после каждого нового выстрела. Когда огоньки пропали, она, прислушиваясь, посылала стрелы туда, откуда, по её мнению, доносился хоть малейший шум. Стало тихо. Болтов больше не осталось. Дротик вонзился в её плечо, затем ещё один. Её глаза закрывались, из тени к ней приближались воительницы. Не в силах сопротивляться, она сомкнула изумрудные глаза. Больше не было мочи бороться. Жуткая боль разрывала всё внутри, появившаяся пустота с противным привкусом отчаяния завладела всем её телом.

 

Каменная тропинка вела прямиком к домику у самого леса. Густые кроны деревьев кое-где пропускали солнечный свет. Босая девушка в красном платье не торопясь подходила к порогу. Поднявшийся ветер принялся растрепывать зелёную траву на земле. Вдруг резко потемнело, небо заполонили густые тучи, которые в любую секунду были готовы извергнуть на землю капли дождя. Платье развевалось от ветра на теле девушки, её каштановые волосы разметало по миловидному лицу. Когда она подошла к самому порогу, дверь тихонько заскрипела, и на встречу к ней вышел молодой мужчина. Знакомое лицо подарило ей добрую улыбку, серые глаза с любовью посмотрели на девушку.

— Милый Торон, — произнесла Лорифея.

Торон подошёл к ней и крепко обнял, так, как будто не собирался отпускать Лорифею ни за что на свете.

— Ну, хватит, — засмеялась она.

Торон отошёл и молча смотрел в изумрудные глаза. В его взгляде читалась искренняя любовь и непреодолимое желание поцеловать девушку в красном платье, которая стояла перед ним.

Лорифея от смущения опустила глаза и увидела мерзкую ворону, которая была изображёна на нагруднике её друга.

— Почему же ты не снял его до сих пор? — спросила она.

Его лицо стало грустным, скупая слеза скатилась по щеке. Из нагрудника выскочила ворона. Покружив над домиком, она уселась на крышу и громко каркнула на всю округу. Лорифея смотрела на птицу и не могла понять, что происходит.

Снова взглянув на Торона, она увидела, как он, весь в крови, лежит у её ног и пытается что-то сказать.

Ворона опустился к окровавленному телу и принялся клевать его грудь. С каждым разом она становилась всё больше, пока не стала ростом с человека. Лорифея с ужасом наблюдала за этим, пятясь назад. Она побежала в гущу леса, не оглядываясь назад. Ужас завладел ею, слёзы падали с лица. Она, не разбирая дороги, бежала. За спиной она слышала хлопанье крыльев и жуткое карканье, преследующее её по пятам. Боль прожгла её спину, когда когти вороны крепко впились в её тело. Ворона подняла её высоко к небесам. Она пыталась вырваться, но не могла. Птица несла её вдаль, знакомые пейзажи менялись один за другим. Когда ворона начала парить над болотом, то сбросила Лорифею прямиком в самую топь. Что-то тянуло её вниз, она всеми силами пыталась дотянуться до коряги, которая была рядом с ней. Когда она прикоснулась к ней, коряга стала змеёй, которая, оскалив клыки, попыталась вонзиться в её руку. Еле выбравшись, она снова принялась бежать со всех ног, не разбирая дороги. Впереди она увидела лежавшего Торона, который просил её о помощи. К нему со всех сторон подходили стражницы, которые потащили его за собой. Лорифея бежала за ними так быстро, как только могла. Корни болотных деревьев принялись овивать её тело и ноги. Она вырывалась и продолжала бежать. Торона больше не было видно, только крики доносились впереди. Она всё бежала за криками Торона, пока корни не обхватили её так, что она больше не способна была вырваться. Корни овивали её тело, Лорифея кричала от боли так громко, как только могла…

Когда Лорифея открыла глаза, она лежала на мягкой постели в светлой и очень просторной комнате. «Всего лишь сон, — подумала она. — Всего лишь страшный сон.» Лорифея повернулась. Рядом с ней сидела женщина. Та самая женщина, которую она видела в зале наследия. В которую не смогла выстрелить, да и не собиралась. Это была та самая женщина с рыжими волосами, на которых была золотая диадема впившегося крыльями в рыжие локоны дракона. Лорифея попыталась привстать, но у неё ничего не вышло.

— Ты очнулась? — тихо произнесла женщина с рыжими волосами. — Знаешь, а я не поверила, когда мне сказали, что тебя нашли на болотах. Более того, я сама отправилась проверить. Как же больно мне было видеть тебя там. А ещё больнее было услышать, скольких сестёр ты отправила в вечный сон.

Женщина с рыжими волосами вздохнула.

— Я до сих пор не верю. Тебя несомненно обманули, ведь так?

— Простите, — прохрипела Лорифея.

— Простите? — разгневанно повторила женщина и подошла к окну.

— Что с Тороном? — слабым голосом произнесла Лорифея.

— Ты имеешь в виду того юношу, что был рядом с тобой? Он мёртв, — тихо произнесла женщина. — Его пытались спасти до того, как появилась ты. Но я подозреваю, что ты об этом не знала.

Эти слова ножом вонзились в сердце Лорифеи. В данный момент действие яда приносило ей жуткую боль, но услышанные слова разбивали её на части.

Слёзы стекали с её лица, женщина всё говорила.

— На нём были такие же раны, как и на стражницах. Думаю, это сделал тот, кто и сотворил погром у наших врат.

Лорифея не могла осмыслить слова, которые только что услышала. Потом, помолчав, она спросила:

— Что со мной будет?

Женщина, смотря в окно, твёрдо произнесла:

— Этого я пока не знаю. Всё зависит от того, что ты мне сейчас расскажешь.

 

Жители Малогоса были изгнаны из Тёмных лесов навсегда. Возвращение домой для каждого из них значило лишь одно — неминуемую смерть. Все они, под предводительством леди Лорифеи, отправились на поиски места, которое бы смогли назвать своим домом. Блуждая по миру, они остановились в Мордренских горах — самом холодном и опасном месте, где им удалось приручить белых медведей и обосноваться в ущелье Вечного снега. Их прозвали Мелистрами, что означает сёстры севера.

 

***

 

Два безмятежных силуэта, словно мираж, показались на заснеженном пустыре. За их спинами возвышались острые хребты северных гор. Лучи хладного солнца отражались о толщи бесконечного снега. Разъярённый ветер всеми силами пытался прогнать прочь всё живое из царства снега и льда. Женщина в светлом плаще спокойно наблюдала за мертвенно-чарующим пейзажем, бушующий ветер ничуть не мешал ей осматривать округу. Капюшон скрывал практически всё её лицо, лишь алые губы виднелись из-под его тени. Рядом сидел взрослый, больших размеров белый медведь. Принюхавшись, он приподнялся, оскалил свои клыки и тихонько зарычал. Девушка нежно провела рукой по мягкой шерсти лютого зверя, и посмотрела на горизонт, на котором показались маленькие фигурки, пробивающиеся сквозь толщи снега.

Через какое-то время фигуры подошли к месту, где не так давно находилась странная парочка. Человек, укутанный толщей одежды, оглядываясь по сторонам, проговорил:

— Кажется, я здесь кого-то видел.

Рядом идущий старик в тёмном одеянии, из капюшона которого свисала длинная борода, укутанная сединой, ответил:

— Думаю, тебе показалось, друг мой.

Звероподобное существо, идущее впереди, с могучим торсом, покрытым белой шерстью и звериной мордой, полной клыков, проревело:

— Ты видел Мелистру, одну из сестёр севера.

Человек сказал:

— Но я не вижу ни единого следа поблизости. По-видимому, мне показалось, да и только.

Звероподобное существо рычащим голосом произнесло:

— Мелистры не оставляют следов.

 

Девушка наблюдала за отдаляющимися путниками. Разбушевавшийся ветер скинул капюшон с её лица. Полные грусти прекрасные изумрудные глаза смотрели на отдаляющиеся силуэты. Девушка негромко запела, и её песня эхом разлетелась над округой:

Пусть ветер уносит печальные сны.

Снежинка растает, узнав о любви.

Ах, горы, с чего же вы так холодны?

Ведь вам никогда не споют соловьи.

 

Пропала здесь грусть, пришёл ей конец.

А в тёмных лесах уснул юный храбрец.

Мне север стал братом, ему я — сестрой.

Лишь в сердце живёт следопыт молодой.

 

Пусть ветер уносит печальные сны.

Снежинка растает, узнав о любви.

Ах, горы, с чего же вы так холодны?

Ведь вам никогда не споют соловьи.

 

Когда её чарующий голос перестал доноситься, ни девушки, ни медведя больше не было видно. Она исчезла, словно её здесь никогда и не было, не оставив за собой ни единого следа.

  • День 13 / Серая Кукла / Grey Elizabeth & Dorian
  • *  *  * / На всех парусах / Shinha
  • Идиосинкразия / Блокнот Птицелова. Сад камней / П. Фрагорийский
  • Папарацци повсюду! / "Теремок-2" / Армант, Илинар
  • Полуденный экспресс / Бука
  • На острове вблизи Мадагаскара / Последняя тетрадь ученика / Юханан Магрибский
  • Все, что нужно для счастья. Джилджерэл / Love is all... / Лисовская Виктория
  • Странный жизни приговор / Сборник Стихов / Блейк Дарья
  • Молитва, или Ответ Снежинкам / Снежинки, или Читая Йейтса / Зима Ольга
  • 28. / Хайку. Русские вариации. / Лешуков Александр
  • Memento mori / Гурьев Владимир

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль