Озеро ночи

0.00
 
Финагин Данила Ильич
Озеро ночи
Обложка произведения 'Озеро ночи'

Глава 1

Как и тысяча других мистических историй моя началась летом, и когда я поехал на последний месяц лето к бабушке. Бабушка имела дом не далеко озера, мрачного такого места, но оно мне нравилось, как и моему другу — Славику, хотя он не особо нравился моей бабушке, она считала его странным ребенком и не особо любила, когда я с ним гулял, а когда сказал, что пойду к нему с ночевкой, она разоралась и закрыла меня дома.

Я не особо любил деревню, в городе мне нравилось больше, как и любому подростку, но родители хотели, чтобы я больше времени проводил с бабушкой, так что приходилось ездить.

Вот уже проехали первый съезд, второй, третий и вот она, большая лужа, которая здесь всегда была, я езжу уже шестнадцать лет, а она все стоит, как нарисованная, если бы забыл, как досюда ехать, то эта дыра с водой точно напомнила бы мне дорого в эту деревню.

Выезжая из леса перед глазами, стояла вся деревня, а именно шесть домов, по три с каждой стороны и деревянная церковь в конце дороги. Дом бабушки был вторым справа, обычный одноэтажный деревянный дом с маленьким участком на котором стояла будка, где уже лет пять, нет собаки, она куда-то убежала, и не вернулась. Но это было не самое странное, как мне тогда казалось, самое странное заключалось в том что кроме меня и Славика здесь не было мужчин, вообще, только бабушки.

Ну, вот и наш дом, бабушка уже стоит возле калитки и машет руками, а я в предвкушение вкусной еды и плохого интернета достаю вещи. Как я их достал, папа пожал мне руку и уехал, а я направился с сумкой к бабушке.

«Как подрос, ах, как на деда своего похож, земля ему пухом, таким же красавцем был», с такими словами меня встретила бабушка, и мы отправились в дом. Дома пахло выпечкой и старостью, вся эта мебель, эти стены и окна, были на много старше меня. Я зашел в свою комнату, там было шкаф, кровать и стол со стулом, а также окно с видом на озеро. Я начал раскладывать вещи, но меня отвлекла бабушка, своим призывом отобедать вместе с ней.

Стол был не большой, но еды на нем было настолько много, что можно было целую деревни накормить. Порезанные овощи, жареная курица, кастрюля с супом, запах которого так и манил сесть и съесть его полностью, не делясь не с кем, яблочный пирог и самовар, стол напоминал могучего Атланта, что держит небесный свод. Но в этом ничего странного не было, мое внимание привлекло, что на столе было три комплекта посуды, а нас всего двоя.

— Кто-то придет. — Начал разговор я.

— Да. — Ответила, присаживаясь за стол бабушка. — Невеста твоя будущая.

— Какая еще невеста баб?

— Ой, какая красивая. — Разливая по тарелкам суп, говорила она. — К соседке моей, тети Глаши, Помнишь тетю Глашу? — Несмотря на меня, спросила она. — Вот к ней внучка приехала, сейчас ко мне зайдет, а тут такой красавиц, она не устоит.

— Да ну тебя, придумала тут, я молодой еще, жениться.

— Здравствуйте, теть Зина. — Раздался за спиной милый голосок. — Меня бабушка за нитками послала.

Красивые серо-синие глаза на милом белом личике, волосы, что падали на плече и почти прозрачное розовое платье, покорили меня и лишили меня дара речи, и я как истукан сидел и пялился на нее. Она покраснела, и отвело от меня взгляд, потом продолжила:

— Может я, потом зайду, бабуля все равно в огороде и ей пока они не нужны.

— Дочка. — Сказала бабушка. — Ну, ты чего покраснела. — Этими словами она вызвала еще больше смешения на лице девушке. — Садись с нами пообедай, я и накрыла уже, это внучек мой — Олежа. — Показывая на меня рукой, говорила она. — Эта Ника. — Обратилась она ко мне. — Ты не помнишь, наверное, ее, а вот я помню, как вы голенькие купались на озере.

— Бааб. — Я и в правду не помнил этого. — Ну, хватит тебе.

— Да и вправду чего это я. — Она встала из стола. — Пойду Глаше помогу, а вы общайтесь.

— А как же нитки. — Заговорила Ника.

Но бабушка уже ушла, и мы остались одни, она села за стол и налила себя чая в чашку.

— Ты помнишь меня или нет. — Начал я. — Потому что я тебя нет.

— Именно тебя нет, а вот мальчика, что облил меня водок и растоптал мои куличики да. — Ответила она и улыбнулась.

— Забавно, я этого ничего не помню. — Задумчиво ответил я. — А Славика знаешь?

— Неа, может, сходим, погуляем, а то я здесь со скуки умираю?

— Да, конечно, пошли.

На улице уже смеркало, я и не заметил, как быстро прошло время, мы гуляли по деревни, она много рассказала о детстве, проведенном здесь, о том, как я с ней проводил время, как мы бегали по деревни и гоняли курей, но хоть убей я не мог этого вспомнить и вот мы подошли к озеру, на другом берегу виднелся мой дом, а на этом я заприметил Славку, что сидел у воды.

— Эй, Слав. — Крикнул я. — Иди сюда.

— Ты кому кричишь? — Спросила меня Ника.

— Как кому, вон к нам бежит.

— Какой Славик, это Валя, пес мой.

— Какой пес, это Славик. — Никакого мальчика не было, а перед нами стояла и виляла хвостом собака.

— Ты чего? — Гладя собаку, говорила она мне. — На солнце пересидел?

— Да я и не знаю. — Я был уверен, что видел бегущего Славку.

— Я искупаться хочу. — Она снимала платье. — Пойдешь?

— Да, секунду. — Я не мог отвезти от нее глаз, я не мог понять, как я мог забыть ее.

Она вошла в воду, а я начал раздеваться, но меня отвлек голос.

— Не иди Олег.

— Твою мать. — Испугано крикнул я. — Славик ты от куда здесь?

— Я говорю тебе — не иди. — Сказал парнишка с короткой причёской и в одних трусах. — Пожалуйста, я прошу тебя.

— Да, что происхо…

— Олег. — Крикнула Ника. — Иди сюда, вода прям кипяток.

— Секунду. — Повернувшись, крикнул я. — Так, что ты… — Когда я повернулся, Славика не было, а собака бежала куда-то в лес.

«Что за бред, ну его в пекло, не пойду я в воду», подумал я и оделся обратно. В это время Ника вышла из воды и подошла ко мне.

— А ты чего не пришел?

— Да тут херня какая-то. — Я посмотрел ей в глаза и продолжил. — Славик пришел, сказал, что-то невнятное, а потом исчез, а пес твой убежал.

— Да ничего — вернется, иди, охладись. — Сказала она.

— Не пойду.

— Иди тебе говорят. — Приказывала она.

— Да, что ты пристала. — Вскочил я

— Я. — Не своим голосом ответила она. — Сказала, иди в воду. — Проорала она последняя слово.

Я начал отходить назад, но меня что-то остановило, я обернулся и увидел черные силуэты людей они толкнули меня к ней. « Иди в воду», говорила она, и черные люди вторили ей. Они были тощими, моего роста и безликими, без форменными. Они шли на меня и вторили « Иди в воду», а я сказать ничего не мог, словно у меня не было языка.

Прям у самой воды, я на что-то наступил и посмотрел вниз и под моими ногами был куличик. « Ты опять раздавил его», крикнула она и толкнула меня в воду. Я ударился о водную кладь и начал погружаться, но слышал голоса, через воду: « Снова раздавил….Снова раздавил»

Глава 2

Я открыл глаза и поднял тело, мокрый и холодный пот капал на мое одеяло, я был дома, за окном было раннее утро, а на часах четыре шестнадцать. На стуле, мокрой кучей, лежала одежда и под стулом уже была целая лужа постепенно растекающиеся по комнате. Я не мог прийти в себя, я уверен, что это был не сон, я подбежал к куче одежде и достал телефон и тот, конечно же, не работал. Я решил успокоиться и все обдумать, все, что произошло ночью, но ничего логичного придумать не мог.

Достал ветровке из шкафа и накинул его на голое тело, в нем лежала одна пачка сигарет. Я открыл окно и вылез на улицу, открыл пачку, достал из нее зажигалку, отодвинул перевернутую сигарету, достал ту, что фильтром была вверх, закурил и начал думать. Вид на туманное озеро не давал мне покоя, я не понимал, что произошло и меня это пугало.

Только я начал отходить, как кто-то закрыл мне рот ладонью, и я услышал: « Это я — Славик, не ори, я все объясню, готов?», я кивнул головой и меня отпустили холодные руки, я резко обернулся и начал угрожать Славе сигаретой.

— И что ты мне ей сделаешь? — Он все также был в трусах. — Ей ты точно ничего не убьешь, только здоровье свое.

— Что это было. — Не опуская сигарету, спросил я. — Что за херня произошла вчера и почему ты мне не помог.

— Как не помог, а кто вытащил тебя. — С ухмылкой на лице, продолжил он. — Она что ли, ну…. Отчасти так и есть, но это очень сложно, давай сядем и спокойно поговорим.

— О Боже, я ничего не понимаю. — Опустил сигарету и продолжил я. — Я не могу поверить. Что это за черные люди?

— Ты их видел? — С удивлением спросил он.

— Да, блин, еще как, они не выпускали меня, что это?

— Это Салики, что-то типо заблудших душ, что подчиняются каждому, у кого есть душа, тебе надо было просто указать им и они бы помогли тебе, но знаешь что. — Славик задумался. — Это хорошо, что они ее слушают, значит у нас есть шанс.

— Шанс на что, можешь по подробнее?

— Спасти Нику.

— О Господи, как сложно. — Спускаясь на землю, говорил я. — Она же убить меня хотела, зачем ее спасать.

— Да не она это хотела, ну как, это озеро, ему нужна подпитка, что бы не иссякнуть.

— Что ты несешь, у тебя крыша поехала?

— А ты знаешь историю озера. — Щурясь, спросил Славик.

— Типо, метеорит упал, ну и вся история. — Смотря на него снизу, пробубнил я.

— По сути да, но нет. — Он уселся рядом. — Много сотен лет назад, когда люд простой не заходил в эти края, жили здесь отшельники и где озеро сейчас, раньше у них жертвенник стоял и как-то главный друид приносил жертву, двух маленьких детей, но перед этим имена дал — Бела и Алферий, все шло как обычно, пришли Салики, друид приказал положить детей на стол каменный и как это произошло свет небесный озарил ночь, и исчезли Салики, сгорели они, а друид в лес убежал и дома сидел, да богам молился. Наутро собрались они всем своим поселением, а на месте жертвенном огромная яма и на дне ее лежит и стол каменный и дети те. Отшельники спустились и решили до вести обряд до конца, но не учли, что без саликов нельзя, нельзя обычным людям дары после Саликов трогать, и испачкал он руки свои кровью. Ничего не произошло и друид ушел. В селением том мор начался и заметили дело такое, что каждый раз как человек умирает яма та водой пополняется и поняли они, что это место душами питается, а Саликов все больше становится, даже детские души грешны стали и понял тот друид, что из-за него все и зарезал себя прям в озере этом и что думаешь? Яма вся водой заполнилась, но водой черной, а потом вскипело, и испарилась вся, а следом дожди месяц шли и заполнили его. «Но, при чем здесь дети-то?» спросишь ты, а они были близнецами, у них душа одна на двоих, в одном зло, в другом добро и вот теперь озеро, перед тем как поглотить кого-либо делит его на добро и зло. Добро днем, а зло ночью, ну все как обычно. — Смотря в перед говорил он. — Такие дела друг. — Посмотрел он на меня. — Но ничего, я тебя в обиду не дам, и любовь твою вытащим.

— Не люблю я ее. — Ответил я. — С чего вы это взяли?

— А ты не помнишь, что ли? — Скорчил Славик удивленную рожу. Каждый год ты все ей клянешься в любви своей.

— Не помню я, вообще ничего не помню, только тебя и бабушку.

— Плохо это, значит, и твоя душа начинает делиться.

— А что делать-то?

— Осушить озера, как друид сделал.

— Я не хочу умирать, может, есть другой выход?

— Может и есть, знаешь, надо сходить в подземный город и спросить у старого Салика.

— Так, стоп, расскажи поподробнее о них. — Доставая сигарету, сказал я. — А то я не особо понимаю, что это.

— Ну смотри, как я уже говорил, это заблудшие души, но они есть разные, есть те, которые привязаны к тебе, это души твоих родственников, по какой-то причине не ушли с нашей Земли, а есть те, у которых нет хозяина и они собираются в одном месте и ждут чего-то, так никто и не смог понять чего же они ждут. Умирают они, когда человек, к которому они привязаны, теряет душу.

— А как можно потерять душу? — Перебил его я.

— Ну, согрешив, ты теряешь душу.

— То есть, если я нарушу одну из десяти заповедей, то у меня не будет души?

— Какие десять заповедей? — С удивлением спросил он. — Существует только один грех и это убийство.

— Ну, а как же скрижали, что бог дал Моисею?

— Что? Кому? Дал? Или ты из своей религии, что-то мне пытаешься втереть, если так, то забудь, религию придумали вы — люди и забыли своих богов, перестали делать подношения, это же неправильно, поэтому и гибните вы.

— Я ничего не понимаю, это все слишком сложно. — Выкидывая так и не закурив сигарету, ответил я.

— Но это сейчас сложно, там все просто, так о чем я… — Он задумался и почесал ухо по-собачьи. — А, старые Салики, если Салик остаётся один надолго он либо вселяется в кого-нибудь и тот превращается в какую-нибудь тварь, либо начинает учиться и познавать жизнь, он принимает форму человека. Но древним это не нравилось, они боялись, что Салики поработят их и поэтому убивали одиноких.

— А как их убить можно?

— Кровью, но это неважно, иди, оденься, и пойдем спасать мир. — Он улыбнулся, встал и подал мне руку.

 

 

Глава 3

Когда я вернулся в дом, на часах было шесть, как-то странно со временем тут, подумал я. бабушка уже встала и куда-то собиралась.

— Ой. — Начала она. — Я думала, ты спишь или это я тебя разбудила?

— Да не, а ты куда?

— В город поеду с тетей Глашей, я хотела тебе вчера сказать, но пришла, а ты спишь уже.

— Да, утомился я вчера вот и лег.

— Ника тебя утомила? — С улыбкой, посмотрела она на меня. — Ты поаккуратнее там.

— Бааб, ну хватит. — Перебил ее я.

— Ну, все, молчу и поехала я Олеж, к вечеру буду.

— Да, давай пока.

Дверь захлопнулась, и я остался наедине со своими мыслями и страхами, но это было ненадолго, в дверь постучались и я услышал голос Славки.

— Ну, все, готов? — Спросил он с порога.

— Да, Секунду. — Сказал я, натягивая штаны.

По лесу мы шли уже час. Погода была потрясающая: солнце только начало нагревать землю под ногами, поэтому было прохладно, но чистый воздух и пения птиц делали свою работу.

— Слушай. — Начал я. — А почему ты вечно в трусах?

— Ну, как тебе сказать. — Он задумался и продолжил. — Мне так нравиться, когда холодно я дома сижу.

— То есть, у тебя нет одежды?

— Она есть, но она мне не нравиться?

— Ясненько, можно еще вопрос?

— Да, давай присядем и отдохнем. — Показывая на свалившиеся дерево, говорил он. — Спрашивай, что хочешь, если ответ знаю, то обязательно расскажу.

— Хорошо. — Улыбнулся я ему в ответ. — А что ты такое?

— Ну. — С его лица сошла улыбка. — Я защитник этих мест, я должен оберегать жильцов деревни от озера, с этим я плохо справляюсь. — Он тяжело вздохнул и продолжил. — Хорошо, что есть бабушки, они меня оберегают от Ганаса.

— А по подробнее. — Доставая сигарету, сказал я.

— Ну, Ганас — Это бог леса, он создал меня как защитника, а бабушки это воплощения чистой энергии, они чисты как дети, и эта энергия не дает Ганасу достать меня ночью.

— Так ты Домовой? — Закуривая, спросил я.

— Кто? — Возмущенно спросил он. — Какой еще домовой, я Гожик — сын Ганаса. — Гордо произнес он.

— Ладно, хорошо. — Я продолжал курить и опрашивать его, словно агент разведки. — А почему тебя не видела Ника?

— Она видела, мы с ней доставали тебя из озера, но видела, как собаку.

— В смысле с ней?

— Ну, когда ты в воду упал, ты ее окатил, вот, наверное, и отпустило, ведь озеро, оно тоже как близнецы — разделено.

— Сложно это все Славик. — Туша об дерево бычок, сказал я. — Над….

— Ты что делаешь. — Не дал он мне договорить своим криком. — Ты зачем тушишь об мох, не мог чуть дальше? Какие же вы люди гады, нету на вас богов.

— Да все, успокойся. — Я поднял бычок и положил его в карман. — Все нормально.

— Не нормально, вставай идти надо.

Еще полтора часа мы шли молча, видимо Славик очень сильно обиделся из-за дерева, да я даже подумать не мог, что есть разница, оно же упало, а значит мертво, а мох, это мох, что он может чувствовать.

Мы вышли на лужайку, окруженную лесом, посередине была пещера и лестница, ведущая в низ.

Славик молча начал спускаться, а я за ним. Как только свет дня перестал освещать лестницу, я хотел достать зажигалку, но не успел, с каждым новым шагом загорался факел, а предыдущий тух. Шли мы минут десять и вот последняя ступенька, и загорелся огромный костер и осветил всю пещеру. Мы стояли на берегу озера, подземного озера, маленькие волны на котором, создавала вода капающая со сталактитов, на берегу торчала палка, к которой была привязана лодка. Славик отвязал ее и приложил мне рукой сесть туда, он оттолкнул ее и сам запрыгнул. На ней не было весел, но они и не нужны были, лодка сама плыла. Мы заплыли в туннель, пришлось лечь в лодку, чтобы не удариться головами, но как только мы выплыли пред нами появились развалины замка и возле берега стояли Салики, оно подбежали и привязали лодку, мы сошли и последовали за ними. Я не мог оторвать глаз от величественности сооружений, я и не мог представить, что это все находится под землей, все эти колонны, все эти стены, фрески на них и сотни Саликов, что внимательно рассматривали меня.

Нас довели до ворот, они открылись, и пред нами встал зал, а в конце его трон из книг, а на нем сидел черный человек, он был похож на остальных саликов, но у него было лицо, оно четко вырисовалось, этот большой нос, рот с черными зубами и черные глаза.

— Кого ты привел Славений? — Спросило Черное существо на трон.

— Это Олег. — Ответил Славик. — Но он ничего не помнит.

— Убей его тогда. — Встал и ответил Черный.

Толчок в плечо и я падаю, летел я пару секунд, но за эти пару секунд я вспомнил все, то почему я люблю Нику, как с ней познакомился, первый поцелуй, то о чем мы говорили и весь вчерашний день прошел перед глазами и…. мгновенная боль и все — темнота.

Глава 4

Очнулся я из-за неприятного жжения на руке, открыл глаза и увидел, что на руках моих веревка и тянет она меня вверх, также и ноги, я как Иисус, словно распят. Вверху виднелись головы Саликов и Славика, зачем он это сделал и почему я живой, эти вопросы отошли на второй план когда я увидел Нику, что смотрит на меня, но и от нее внимание удалилась, когда я понял, что у меня болят плечи, они ныли и горели и с каждым моментом мне казалось, что я поднимаюсь все медленнее и медленнее. Но вот Салики схватили меня, и боль ушла, они, словно забрали ее, развязали веревки и следы исчезли почти мгновенно.

— Что это было? — Стуча по карманам куртки, дрожавшим голосом, говорил я. — Почему я живой. — Заикаясь, продолжил я. — Я же умер. — Я достал перевернутую сигарету, смял пачку и вернул ее в карман. — Я точно это почувствовал. — Дрожащим рукам не поддалась зажигалка, и ее выхватил Славик.

— Ты прости меня братик. — Зажигая сигарету, говорил он. — Можно было по легче, но это самый точный способ все вспомнить. — Кладя зажигалку в карман, говорил он. — Да и это в отместку за дерево.

— Олег. — Сказала Ника. — Прости меня, за все.

— Да не виновата ты. — Вставил Славик. — Это была не ты, ну, ты, но не ты.

— Я ничего не понимаю. — Она подбежала и обняла Олега. — Я как узнала, что с тобой случилось. — Через слезы продолжила она. — Места себе не находила, они все говорили, что надо дождаться пока очнешься, а я не могу, я целый год ждала тебя, ни о ком не думала кроме тебя, ты один мне нужен.

— Ну, тихо ты. — Ответил я, держа сигарету за ее спиной пытаясь не поджечь ее волосы. — Все нормально, я живой. — Чуть все-таки не подпортив ей волосы, продолжил я. — Теперь мы вместе и обещаю, что не брошу тебя.

— Обещаешь? — Подняла голову и спросила она.

— Да, я…

— Так, ну все. — Ворвался Славик, перебив меня. — Хватит этого всего, идите к Равелу, Салики вас отведут.

Ника отпустила меня и взяла за руку, и мы пошли за Саликами. Далеко идти не пришлось, справа от книжного трона была дверь и нам ее открыли, там была винтовая лестница, по которой мы поднялись и зашли в комнату.

Комната была не большой, по размером, как моя у бабушки, да и по количеству предметов такая же, только все было старинное, даже старше, чем у бабушки, на много старше. Равел, как я понял, так зовут старого Салика, сидел за столом и читал книгу.

— Это место. — Не оборачиваясь, говорил он. — Было построено для нас богами, но когда люди перестали им покланяться они и нас покинули. — Он закрыл книгу и продолжил. — Но, если боги покидают, зло не уходит за ним. — Он встал и задвинул стул. — Оно только усиливается, его никто не контролирует и приходится с ним жить, но когда оно переходить границы надо бороться, что нам и предстоит. — Он присел на кровать. — Вам предстоит страшное, вам предстоит лишиться своих Саликов.

— И кого нам предстоит убить? — Не отпуская Нику, спросил я.

— Я не могу назвать это убийством.

— Но это так и есть.

— Можете меня не перебивать. — Грубым голосом, ответил Равел. — Да, но вы высвободите то, что должно исправить это место, вы зажжёте маяк, что укажет богам на это место. — Он закашлялся. — Надо будет убить Славения, это дитя полагает, что его Галас послал сюда, он думает, что боги нас не покинули, а знаете, кто он на самом деле? — Мы промолчали в ответ. — Он душа ребенка, что задрали собаки, он не может уйти в мир иной из-за озера, оно никого не пускает, каждый, кто умирает, должен пройти разговор с Богами, и те решат, заслужил он или нет, но озеро не дает им прийти к богам, а им в свою очередь все равно на это, люди сами это устроили.

— А Славик знает об этом? — Отпустив ее руку, спросил я. — О том, что его придется убить.

— Конечно, он знал это все время, пока был духом, этого его судьба, как и твоя судьба, убить его, поэтому ты и не умер в колодце, а выпустите вы его этим. — Он снял меч в ножнах со стены и дал его мне. — Это меч выковал сам Агос — Бог гор, он обладает не иссекаемой силой, но не воспринимайте смерть Славения близко к сердцу, он вскоре вернется в виде Гожика.

— Легче от этого не становится. — Я повесил меч на пояс и спросил. — Это все?

— Да дитя. — Мы уже развернулись, а он продолжил. — Хотя нет, вот. — Он протянул браслет из янтаря. — Надень на себя дочь, это не даст злой твоей половине помещать вам. — Ника надела и он сказал. — Теперь идите.

Мы спустились в низ, и вышли из тронного зала, по пути до пристани мы не встретили не одного Салика, а у пристани сидел Славик и ковырялся палкой в песке.

— Долго вы. — Крикнул он нам. — Я уже устал ждать.

— А где все Салики? — Спросил я.

— Они прощаются друг с другом, они понимают, что исчезнут сегодня. — Он задумался и посмотрел вперед. — Я-то просто умру, а их больше не станет.

— Но ты же вернешься. — Сказала Ника.

— Да, когда вода снова заполнит яму, я выйду, как ни в чем не бывало, и дальше буду защищать лес, только вот уже с этим мечом. — Он показал на мой пояс. — А теперь садись в лодку, и поплыли спасать мир. — Он улыбнулся и подал ей руку.

Мы уселись в лодку и поплыли, плыли мы молча, все думали о своем, но как лодка начала подниматься вверх и мы всплыли посередине озера, Славик начал грести руками к берегу. На его крик: «Что застыли, мы так за час не доберемся», мы среагировали молниеносно и начали погружать руки в холодную воду. Мы добрались до берега, на котором вчера разыгралась сцена с моим потопление, и затянули лодку на песок.

— Ну, все. — Славик зашел в воду. — Я готов.

— Точно, может, скажешь что-нибудь на прощания. — Сказал я ему.

— А я не прощаюсь, я вернусь еще. — Звонким голоском, проговорил он.

— Не лезь в воду. — Обратился я к Нике. — Я сам все сделаю.

— Ты точно готов? — Она промолчала, а я продолжил говорить со Славиком. — Может, подождем еще?

— Чего? — Крикнул он. — Иди сюда.

— Ну, все Славик. — Я подошел к нему. — Не могу я так. — Я обнял его и начал плакать.

— Ну что ты. — Словно голосом заботливой матери, сказал он. — Я же вернусь и все будет как раньше.

— Точно? — За спиной послышались шаги, и легкая рука упала мне на плечо.

— Мы сделаем это вместе. — Сказала Ника и взяла меня за руку.

— Я готов. — Я отпустил его и достал меч. — Ты лучший друг, что был у меня. — Я воткнул в него меч, и он упал.

Как только мы вышли из воды оттуда поднялся столб света и прорезал неба, земля затряслась и вспышка. Воды не было, только яма, а на дне камень прямоугольный. Я смотрел на него, но меня отвлек дождь, что начал капать и усиливаться, мы взяли вещи и побежали в дом.

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль