Один день

0.00
 
Рубанов Саша
Один день
Обложка произведения 'Один день'

Первые лучи утреннего солнца нежно прикоснулись к каменной башне, одиноко стоящей у самого обрыва. Волны всё так же разбивались о скалы внизу, образуя белоснежную пену на поверхности моря с бирюзовым оттенком. Солнце неторопливо поднималось, предвещая рассвет. Цветы, растущие у самой башни, ощутив ласковое тепло и долгожданный свет, распустили свои прекрасные лепестки, чтобы первыми застать начало нового дня. Тропинка, идущая от дверей башни, вела далеко вперёд, через расстилающийся по всей округе зелёный луг. На поверхности мягкой травы собрались прозрачные капельки чистой росы, в которых отражалось небо без единого облака.

Через окошко в верхнюю комнату башни также проник солнечный свет. Назойливый лучик оказался на лице девушки, мирно спящей в своей постели. Чёрные как смоль волосы были разбросаны по её постели. Прелестное лицо излучало блаженство. Она видела сон, дивный сон, который обречён был закончиться. Девушка открыла свои глаза, блаженство резко сменилось грустью и обречённостью. Печальный взор устремился в пустоту потолка маленькой комнаты. Девушка не торопилась вставать, с каждой минутой её глаза излучали всё большую тоску. В конце концов на них появились слёзы. На мгновение поддавшись своему порыву, черноволосая закричала, бросая беглые взгляды на все уголки ненавистной комнаты. Вскоре успокоившись, девушка принялась быстро стирать слёзы со своего лица. Наконец, встав с постели, она направилась к окну. Вдохнув запах распустившихся цветов, девушка вздохнула от сожаления.

Взору открылся прекрасный луг, распластавшийся на много миль. Под окном цвели цветы, которые своим видом способны были порадовать любого. Но только не её. Она не любовалась цветущим лугом. Даже запах цветов ей казался сейчас до жути противным. Своё внимание она направила на тёмную полосу леса, которая была еле заметна в дали. Будто пытаясь кого-то увидеть, не отрываясь, она всё смотрела, погружённая в свои тяжёлые мысли. Опустив глаза, вытирая последнюю слезу, девушка направилась к зеркалу. Усевшись в удобное кресло и взяв гребень в руку, она принялась расчёсывать свои чёрные волосы, смотря на своё отражение ни разу не улыбнувшись. Черноволосая просто проводила гребнем по волосам. В отражении на неё смотрела сильно уставшая женщина с красивыми чертами миловидного лица. Бледная кожа, розовые губы и опечаленный взгляд, не желающий уходить. Девушка проводила гребнем, добиваясь идеального результата. Не понимая, для чего и зачем. Просто сейчас это приносило ей хоть немного удовольствия. Отбросив гребень черноволосая нехотя выдавила из себя что-то похожее на улыбку. Губы резко опустились вниз, не способные удержать эту фальшь на её лице.

Девушка встала и направилась к шкафу. Открыв дверцу черноволосая принялась выбирать наряд на этот удручающий день. Выбор был довольно большой — различные пышные бальные платья аккуратно висели на деревянных вешалках. Множество фасонов и цветовых гамм, в любом из них она выглядела прекрасно. Каждое по-своему подчёркивало её прелести и сводило на нет все недостатки. Проводя рукой по каждому из них, ощущая мягкость шёлка, она выбрала великолепное красное платье. Посмотрев на него девушка презрительно отвернулась и небрежно швырнула свой наряд обратно. Вновь заглянув в шкаф, в самой глубине его она заметила что-то серое. Выбор пал на невзрачное, ни чем не примечательное серое платье. Хоть наряд и выглядел ужасно и скорее был предназначен для прислуги, черноволосая все же надела его. Посмотрев в зеркало, она заметила, что даже в нём оставалась всё такой же великолепной. Выбежав прочь из своей комнаты, спускаясь по бесконечным ступенькам, девушка никак не могла отбросить прочь мысли, которые постоянно удручали её уже очень долгое время. Спустившись, она распахнула двери в столовую. Завтрак был уже накрыт и ждал, когда с ним расправятся. Усевшись одна за длинный стол, черноволосая отпила немного из кубка. Завтрак занял совсем немного времени и свёлся к двум ложкам чего-то горячего и одному укусу душистого хлеба. Схватив сочное яблоко, девушка поспешила во двор. Провернув ключ в замке и отворив дверь, девушка вышла наружу. Красота этого места всё больше угнетала. Отовсюду веяло чарующей красотой.

— Словно в сказке, — с ноткой грусти произнесла черноволосая.

Куда бы она ни посмотрела, всюду было тепло и радужно, только безжизненно — здесь не было людей. Животных в этих местах она видела очень давно. Даже противные насекомые исчезли, как и всё живое вокруг.

— Не слышно пения птиц, не найдёшь гудящей пчелы, да и вой дикого зверя никогда не разбудит в ночи, — еле слышно прошептала черноволосая.

Совсем одна, девушка и природа. Природа без живущих в ней обитателей казалась мёртвой, хоть и выглядела неописуемо красивой, чистой, даже совершенной. Черноволосая направилась к обрыву и смотрела на бирюзовое море, которому не было конца. Когда-то здесь кружили вопящие чайки, раздражающие её как никто. Но сейчас она мечтала увидеть или хотя бы услышать одну из них на мгновение. Откусив яблоко, она опустила голову, наблюдая за волнами и серыми скалами, которые были где-то там, далеко внизу. Будто гипнотизируя, волны разбивались и появлялись вновь. Острые скалы всё так же не поддавались натиску моря. Забыв обо всём, наблюдая за волнами и смотря на пропасть, черноволосая пошатнулась от головокружения. На секунду она закрыла глаза, поддаваясь бессилию. Ощущая давно позабытую лёгкость, черноволосая расправила руки, словно огромные крылья, представляя, как улетает прочь, чтоб никогда не вернуться. Головокружение наступило с новой силой, закрытые глаза только больше способствовали этому. В своих мечтах она была уже далеко, ещё немного, и всё останется позади. Ещё мгновение, и этому дню придёт долгожданный конец. Совсем немного. Открыв глаза, девушка всё так же стояла на краю обрыва, в месте, которое ненавидела всем своим сердцем.

Отбросив глупые мысли и отступив на шаг, черноволосая уселась на траве, вкушая сладкий плод. На розовых губах остался сок фрукта, придавший приятный блеск. Сидя у самого обрыва, смотря на море, наслаждаясь сочным яблоком, девушка пыталась решить сложную загадку, которая не давала покоя уже много лет.

 

Тем же утором, где-то в глухом лесу, с задумчивым взором стоял человек. Повсюду можно было заметить следы недавнего сражения: воткнутые стрелы торчали из крон многовековых деревьев; истоптанная почва, ещё не до конца впитавшая кровь; примятый мох, сломанные кусты каких-то растений. Местами можно было увидеть орудие тех, кто упал и больше не смог подняться. Возле небольшого дерева лежал металлический щит, вогнутый вовнутрь до невероятного состояния. Рядом с ним можно было увидеть острие сломанного копья, брошенные мечи валялись повсюду, окровавленные и погружённые в грязь, потерявшие блеск и своего хозяина.

У самых ног человека лежал лук, немного дальше — колчан, заполненный стрелами. Мужчина смотрел и вспоминал всё, что здесь происходило, на столько, на сколько позволяла его память. Он углубился в свои мысли, чтобы вновь увидеть, как с лёгкостью его отряд добрался до этого места и встретил нежданный отпор в лесу, который забрал жизни его друзей, солдат, братьев.

Именно здесь, где он стоял, первым пал Дорин, не ждавший стрелу с красным оперением в спину. Всегда весёлый, он всё смеялся прямо в глаза старой карге, не веря, что это и есть его конец. Мужчина устремил взор вперёд в лес, продолжая вспоминать.

Лут, силач Лут, стоявший с алебардой в руках, способный с лёгкостью побороть разъярённого быка. Он был у тропы, раскидывая недругов по сторонам, словно пушинки. Но их оказалось слишком много, даже для него. Он всё сжимал свою алебарду, пытаясь подняться, но так и не смог.

Мужчина направился вперёд — в дебри леса, и назад — в свои воспоминания. Здесь им удалось пробиться дальше и встретить ещё большее сопротивление. В конце концов их осталось только двое. Он сам и вечно серьёзный Варин, который всегда был рядом, давая дельные советы. Но в тот день даже он не мог ничего придумать, оставалось только идти вперёд, оставляя страх где-то там, позади. Его последние слова навсегда остались в памяти человека, идущего по лесу.

Тёмные латные доспехи на могучем теле, выдержавшие немало схваток, издавали металлический стук. Порванная накидка, залитая кровью, с башней и грозным медведем, покачиваясь, свисала с нагрудника. Мужчина протер свои серые глаза и остановился. На нахмуренном лице появилась скорбь. Проведя рукой по бородке, человек осматривался, не понимая, что ему делать. Он знал этот лес, каждый уголок навечно запечатался в его голове. Это место принесло покой и отпустило всех участников кровавой бойни. Всех, кроме его самого. Повсюду разбросанное оружие, следы недавнего сражения и моря крови, которую до сих пор не впитала земля. Не хватало лишь тел павших воинов, которые будто испарились, словно природа не пожелала их оставлять в этом лесу.

Он развернулся и направился обратно, сначала быстро, после его шаг перешёл в стремительный бег, будто он хотел укрыться, спастись от кого-то или просто сбежать от своих воспоминаний. Вскоре он устал, но всё равно двигался вперёд, невзирая на мучительное желание остановиться. Лесной пейзаж ничуть не менялся — всё те же деревья, покрытые мхом, кустарники, полные ягод. И следы недавнего сражения, как опухоль, посрамляли своим видом красоту этого леса. Мужчина остановился, оказавшись в самом начале, в том месте, где он очнулся этим утром. Дорогу, с которой он пришёл сюда, впервые преграждали густые заросли, которые появились на следующий день после кровавой схватки. Тяжело дыша, он подошёл впритык к зелёной стене переплетавшихся растений. Достав из ножен свой двуручный меч, мужчина поднял его и ударил, разрубая преграду на своём пути. Ветви падали вниз, меч сверкал, поднимаясь над головой человека. Делая шаг, мужчина прорубал дорогу, чтобы поскорее выбраться из этого места. Руки стали каменными, пот ручьём стекал по лицу. Он всё рубил, не жалея сил, им двигала одна цель — как можно быстрее убраться из этого леса. Ударив вновь, он увидел маленький лучик света, пробившийся через заросли. Словно обезумевший, воин стал рубить, не жалея себя, до того момента, пока не выбрался наружу. Он увидел то самое место, где очнулся сегодня утором. Видел лук с полным колчаном на земле. С этого самого места он двинулся утром, а после вернулся назад. И стал прорубать дорогу, чтобы сбежать из этого ада. Но всё так же стоял именно в этом лесу. Обессиленный, человек рухнул на колени. Отбросив меч, он лёг на землю, устремляя взгляд к самому небу. Тяжело дыша, мужчина начал взывать к небесам:

— Во имя всего на свете, дай мне наконец уйти из этого ада!!!

Замолчав, он принялся зарывать руки в землю, сжимая их в кулаки. Мужчина начал копать, словно сумасшедший, зарываясь пальцами в твёрдую землю. Когда земля перестала подаваться его рукам, он поднялся и взял свой меч, начав разрыхлять землю стальным остриём. После он выгребал песок из ямы руками, на которых появилась кровь. В его глазах виднелось безумие, он всё рыл, пока яма не стала глубокой. Теперь в неё с лёгкостью мог вместиться человек. Мужчина закричал:

— Ты этого хочешь, да?!!! Ну же, убей меня наконец, я больше не в силах здесь находиться!

Улёгшись в яму, он всё продолжал кричать:

— Ну же, убей меня, я готов, давай!!!

Он всё кричал в пустоту, от которой не было ответа. С его глаз посыпались слёзы. Он всё так и лежал в яме, которую выкопал себе сам, моля об одной только смерти. Слёзы стекали по его лицу. Он больше не кричал, только плакал, обречённый, не способный вернуться назад, лежащий в яме, дико вопя от своей безысходности.

 

Девушка медленно шла вдалеке, окружённая зеленью и лучами тёплого солнца. Лёгкий ветерок нежно погладил её по волосам. Одинокий локон небрежно скатился по её лицу. Черноволосая спокойно провела рукой, убрав надоедливый локон со своих глаз. Прикасаясь босыми ногами к мягкой траве, девушка ощущала приятное щекотание, которое радовало её сейчас. Великолепие и не изменчивость здешнего климата уже изрядно успели надоесть. «Вот если бы пошёл дождь», подумала она.

Ведь так давно черноволосая не чувствовала прохладу и свежесть, которую приносит с собой дождь. Уже почти позабыв о тучах, укрывающих небо, девушка очень сильно захотела дождя. Ощутить прохладные капли на своём лице, услышать сильный грохот грома. Но дождя совсем ничто не предвещало: чистое небо и тёплый ветерок не давали ни намёка даже на самую захудалую тучку.

Девушка закрыла глаза и стала представлять, как тучи заполонили собой небо и на её голову упала первая капля, предвещающая начало дождя. Капель стало больше и они падали на землю, разбиваясь в траве. В один миг послышался грохот грома. Дождь, набравшись сил, начал осыпать всё вокруг, принеся за собой шум, словно шёпот серого странника, рассказывающего грустную легенду, затерявшуюся в далёких временах.

Девушка с закрытыми глазами начала кружиться, представляя свой дождь. Руками она ловила капли, разбивающиеся на ладонях, представляла, как по её щекам стекала прохладная влага долгожданного дождя. Она ощущала пришедшую прохладу и свежесть. Она бежала по мокрой траве, наслаждаясь прелестью несуществующего дождя, живущего только в её голове. В эти минуты ей наконец стало немного лучше на душе, она весело кружилась не думая о том, что это странно. Сейчас ей просто хотелось немного дождя. Пусть даже если всё вокруг было солнечно и ясно, она всё же получила хоть немного того, чего так сильно желала.

Черноволосая была уже в своей башне. Долго поднимаясь по лестнице, наконец она зашла в одну из комнат. Здесь находилось множество книг, многие из которых она уже успела прочесть. Но их было такое огромное количество, что ей казалось — вряд ли и за пять сотен лет ей удастся прочесть хоть половину из них. Черноволосая проходила через шкафы, полные книг, которые она уже видела и читала. Приходя сюда полная надежды, чаще всего она уходила ни с чем. Девушку окружали трактаты и манускрипты, различные учебники и дневники великих умов. Все книги были познавательны и несли в себе великое знание. Но ей хватило бы и одной, способной объяснить, что творится вокруг, или хотя бы подсказать, как можно выбраться из сложившейся западни. Но книг было слишком много, и на поиски той самой уже ушла куча времени. Хотя времени у неё и было предостаточно, но всё же, возможно, той самой книги, в которой были ответы на её вопросы, вовсе и не было в этой библиотеке. Да и чтобы найти хоть одну, способную ей хоть как-то помочь, приходилось сидеть тут часами, что, в общем то, она и делала. Положив стопку книг на дубовый стол, она зажгла свечу и принялась листать книги, которые набрала. Когда ей начинало казаться, что информация хоть чем-то полезна, она внимательно вчитывалась, внимая каждому слову, чтобы не пропустить ничего важного. Перелистывая страницу за страницей она верила, что вот ещё немного, и она найдёт то, что ей так необходимо сейчас. Прошло не мало времени с того момента, как она уселась за стол. На улице уже потемнело, почти догоревшая свеча, потерявшая форму, еле освещала дубовый стол. Девушка сидела в полумраке и всё вчитывалась, уже не веря, что сегодня она что-то найдёт. Наконец, разочарованно закрыв последнюю из книг, черноволосая протёрла свои уставшие глаза и сладко зевнула. Поднявшись, она ощутила лёгкую ломоту от долгого пребывания на твёрдом стуле почти не двигаясь. Девушка выпрямилась и потянулась. Взяв догорающую свечу, она вышла из этой комнаты и направилась вниз. Выйдя наружу, в полную темноту, она стояла у башни и с надеждой смотрела в сторону леса. Словно маяк, указывающий путь, черноволосая стояла с догорающей свечой в руке. Она будто кого-то ждала, и всё смотрела в надежде увидеть человека, идущего по лесу.

 

Полный мрак окружал мужчину где-то посреди леса. Куда ни посмотри, всюду царила ночь. На небе не было ни единого созвездия, лишь полная луна, пришедшая на смену солнцу, одиноко царила в темноте. Мужчина знал этот лес, каждое дерево было ему ориентиром. Он всё шёл куда-то, осматриваясь по сторонам. Ему начало казаться, что за ним кто-то следит. Некая тень появлялась и исчезала, преследуя мужчину по пятам. Человек не обращал на это никакого внимания. В нём не осталось ни намёка на страх, он потерял и так всё, что было возможно. Даже смерть ему казалась только спасением, но и она не желала забирать его душу. Мужчина остановился и смотрел сквозь деревья, уверенный в том, что там кто-то стоит, молча наблюдая за каждым его движением.

Он уже пытался догнать и поймать этого призрака, появляющегося в ночи, но все попытки были четны. Чем быстрее он бежал, тем дальше отдалялась тень. Любые ловушки ни как не способствовали поимке. Через какое-то время мужчине просто надоело всё это, и он стал привыкать к тени, приходящей в ночи.

— Эй, я знаю, что ты здесь. Иди сюда, давай поговорим.

Мужчина смотрел в пустоту меж двумя деревьями. Ответа так и не последовало.

— Не хочешь разговаривать?

После секундной тишины послышался треск дерева из того места, куда смотрел мужчина.

— Ну ладно, раз не хочешь, тогда пошли. Только не отставай, — посмеялся мужчина.

Человек находился в пути не один час, проходя сквозь дебри леса. Он снова остановился и принялся собирать хворост. В полной темноте это было не очень-то легко, и он не раз выругал себя, говоря, что это лучше было сделать днём. Но днём ему было как-то не до этого. Делать было нечего, хворост был нужен, и приходилось почти на ощупь искать каждую палочку. Конечно, было бы проще срубить парочку молодых деревьев, но что-то ему подсказывало, что делать этого не стоит в присутствии его тёмного друга, которого он прозвал тень, вечно ходящего за ним при наступлении ночи.

Полная охапка дров была в руке у мужчины и, наконец, он вышел из леса. Впереди он увидел еле заметный огонёк. Мужчина направился прямиком туда, где его ждали этой ночью. Человек развернулся напоследок и посмотрел в сторону леса.

— А ты что, снова останешься здесь?

Вновь послышался треск дерева где-то в глубине леса.

— Тогда прощай, — произнёс мужчина и направился вперёд.

 

Идя в полной темноте к огоньку света, который был ещё далеко, человек на миг остановился. «Это началось здесь или ещё раньше», подумал он. Сердце забилось сильней, снова человек оказался в своих воспоминаниях.

Вот он пробился, оставив позади всех, кто следовал за ним. Где-то ещё доносятся крики, которых он никак не может разобрать. Башня одиноко стоит у обрыва, вокруг никого, рука крепко сжимает меч. В спешке он поднимается по лестнице, наворачивая круг за кругом. И вот она стоит перед ним и смотрит прямо в глаза.

«Это определенно началось здесь», снова подумал он. И пошёл дальше к тусклому огоньку.

— Добрый вечер, — сказал мужчина, подходя к черноволосой.

— Приветствую, — негромко поздоровалась черноволосая.

Мужчина бросил дрова и принялся сооружать будущее кострище.

— Я снова пытался, — засмеялся он.

— Ты так ничего и не понял? — ответила черноволосая и протянула ему свечу.

Костёр разгорался, черноволосая уселась возле, не отрываясь смотря на языки пламени.

— Если хочешь, у меня есть немного вина, — сказала она и протянула мешок.

Мужчина принял дар и отпил пару глотков. Они сидели вместе, словно давние друзья, которые долгое время не виделись, и никак не могли начать разговор. Они смотрели на огонь, и наконец черноволосая спросила:

— А если бы у тебя получилось, ты бы вернулся?

— Да, я бы не оставил тебя здесь в одиночестве.

Она усмехнулась.

— А я бы оставила, и бежала как можно дальше, в надежде забыть всё, что здесь было.

— Я знаю, — ответил мужчина. — Наверно, это было бы правильно.

Мужчина подбросил дров и спросил:

— Ты так и не узнала из своих книг, почему мы застряли здесь?

— Я прочла их сотни, и ясного ответа там так и не смогла найти. Скорей всего, я послужила механизмом, а ты стал рычагом, запустившим все шестерёнки в движение.

— Ты знаешь, что я сожалею об этом, — со скорбью произнёс мужчина.

— Поздно сожалеть, когда не в силах изменить уже ничего, — ответила черноволосая, не отрывая глаз от костра. — Я ждала тебя, — она посмотрела ему прямо в глаза. — Думала, ты больше не вернёшься.

Мужчина посмотрел на неё и, улыбнувшись, сказал:

— Я бы не оставил тебя одну.

Девушка прижалась к нему ближе.

— Следующим утром я построю плот, и мы уплывём отсюда.

Девушка засмеялась:

— Как только мы пробьёмся сквозь волны, и за нашей спиной исчезнет это проклятое место, впереди мы увидим мою башню, и те же волны начнут прибивать нас к берегу, ты же знаешь это сам.

— Да, я знаю, но я ещё не отчаялся.

— Я тоже. У нас есть целая вечность, чтобы выбраться, — сказала черноволосая, чтобы подбодрить его и себя.

— Целая вечность, чтобы сойти с ума, — с иронией подхватил мужчина.

Они сидели возле башни под ночным небом у костра, и это было самое лучшее, что происходило за весь день, который уже подходил к концу, а они не желали его отпускать.

— Сегодня я бегала под дождём, — засмеялась она. — Я представляла дождь. Наверное, я сошла с ума.

— Нет, уверяю тебя, это не так, — взяв её за руку, сказал он.

— Да? А много ли ты знаешь людей, которые воображают дождь и наслаждаются им?

— Только тебя, — засмеялся мужчина.

— Вот видишь, — победоносно сказала она.

— Здесь, я думаю, это вполне нормально.

Девушка опустила глаза и увидела на руках мужчины грязь, перемешанную с запёкшейся кровью.

— Что это? — спросила она, указывая на его руки.

— Я рыл яму, — удручённо произнёс он.

— Для чего?

— Для себя, — с грустью проговорил он эти слова.

Девушка обняла его.

— Я стояла у обрыва и хотела прыгнуть в бездну, чтобы не вернуться, но так и не смогла.

Они молчали, и черноволосая шёпотом снова заговорила:

— Я не спрашивала, потому что не хочу снова ощутить тот мрак и вспоминать, как всё началось, но всё же спрошу — зачем ты убил меня?

Мужчина молчал, перед глазами был тот день, когда по его мечу стекала кровь девушки, сидящей сейчас рядом.

— Ну же, ответь, — повторила она.

— Так было нужно, — еле выдавил из себя эти слова мужчина, опустил голову, и с его глаз посыпались слёзы.

— Лучше бы я умерла, — сказала она.

— Не говори так, — сказал мужчина, не поднимая своей головы.

— С первого утра я знала, что ты заслужил эту пытку, но почему здесь я?

— Не знаю, — сказал он и посмотрел на неё.

— Я тоже, — произнесла она.

Они прижались друг к другу, не желая отпускать ни на секунду. Укрытые мраком ночи, согретые пламенем огня, они сидели и понимали, что как только эта ночь кончиться, черноволосая очнётся в своей постели, а мужчина откроет глаза где-то посреди леса. И снова они начнут искать выход, каждый по-своему, чтобы выбраться из этого места, этого дня, которому никак не приходит конец. Как только часы в башне начинают пробивать полночь, всё начинается заново. Утро в той же постели, в том же лесу. И что бы они ни делали, всё возвращалось вспять. Разбитое зеркало утором без единой трещины стояло там, где обычно. Любая рана исчезала, как только они открывали глаза. Даже смерть была не в силах спасти их. Как только клинок проникал в плоть, и боль вместе с облегчением ощущалась внутри, снова наступало утро, которое стало проклятьем для них обоих.

Черноволосая быстро встала и потянула мужчину за собой. Направившись к обрыву, она закричала:

— Это место держит нас обоих, и никогда не отпустит поодиночке, пока кто-то из нас будет находиться здесь. Я знаю, что нужно делать. Без нас не будет и этого дня, и всё вокруг кончится, нужно только прыгнуть и забыть обо всём. Всего один шаг, и всему придёт долгожданный конец.

— Ты не права, мы просто очнёмся утром, как и всегда. Этим мы ничего не исправим, — уверенно говорил мужчина.

— Верь мне, тебе ведь нечего терять, как и мне. Ну же!

Мужчина колебался. Острые скалы, омываемые волнами, были где-то там, внизу. Черноволосая всё кричала, убеждая его сделать шаг. Наконец мужчина согласился с ней.

— Прощай. Я буду помнить тебя, — сказала девушка.

— Прощай, — ответил он.

Они посмотрели друг на друга, и, наконец, сделали шаг в пустоту.

Треск догорающего костра выпускал пылающий пепел, поднимающийся ввысь. Минутная стрелка в башне приближалась к двенадцати. У обрыва кто-то стоял и смотрел вниз, на волны, бьющиеся о скалы.

— Они так и не поняли, — произнесла тень, стоявшая на краю пропасти. — Они так ничего и не поняли.

В башне часы начали пробивать полночь, удар за ударом. Тень развернулась и пошла в сторону леса.

— Пусть будет так, они сами сделали свой выбор.

Наконец часы пробили двенадцатый удар, предвещающий конец минувшего дня.

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль