Право на жизнь и личное счастье. Трудностям вопреки.

0.00
 
Маштакова Ольга
Право на жизнь и личное счастье. Трудностям вопреки.
Обложка произведения 'Право на жизнь и личное счастье. Трудностям вопреки.'
4 главы

 

Стараясь сильно не топать, мелкими перебежками я пробиралась к себе в комнату. Постоянно оглядываясь, не затаился ли где-нибудь за колонной, творя ответную пакость, мой верный враг. Поэтому, когда раздался грозный рык:

— Студентка Ведьманова, в мой кабинет, живо! — я подпрыгнула от неожиданности, чуть было не поскользнувшись на мраморных полах. И только чудом вернула себе равновесие, так и не поцеловавшись с колонной. Оттого не сразу сообразила, что это не месть Аарона, моего врага, а действительно директор Баркар. Его сердитый голос, даже приглушенный магическим динамиком, внушал страх и явно не предвещал ничего хорошего лично для меня.

Хотя, что уж греха таить, я знала, за что мне сейчас объявят очередной выговор. Уныло поплелась к нему в кабинет. К чему весь этот фарс?! Поскольку все равно выволочка будет проходить по уже знакомому нам с директором сценарию: «Павлин? Какой такой павлин-мавлин?» Ведь в своих проказах я ни разу не засвечивалась магически. Поэтому все, конечно, прекрасно знают, что очередную шалость сделала я, но застать на месте преступления никак не могут. А потому и наказать по всем статьям не имеют возможности.

Ну, а, по большому счету, наказывать нужно не меня, а Аарона. Магичка из меня никудышная — простые заклинания, дай Бог, с пятого раза получаются. Вот и приходится бедной мне использовать подручные средства. Ну подумаешь, что теперь весь этаж от запаха тухлых яиц неделю минимум проветривать придется (магически избавиться от запаха не получается — проверено). Так это явно не моих рук дело, я девушка скромная, на мужскую сторону этажа не хожу. А вообще, нечего было мне в столовой таракана в суп наколдовывать. Ну не поспали все всю ночь, слушая завывания котов со всей округи. Так я тоже не виновата, что кошки выбрали для свадебных мур-муров именно сад нашей Академии. И не обливала я валерианой кусты под окнами, не была ведь замечена. Так что, моя совесть чиста, я ее еще в школе в карты проиграла.

Эх, а как же хорошо и романтично все начиналось...

 

 

Глава 1.

 

«Любовь — единственное в природе, где даже сила воображения

не находит дна и не видит предела.»

И.Ф. Шиллер

 

Вот почему со мной всегда срабатывает закон всемирной подлости?! А ведь говорила мне подруга, что, даже выходя выносить мусор, надо выглядеть на все сто. А вдруг по дороге встретится мужчина твоей мечты?! Я тогда только посмеялась над ней и пропустила ценные наставления мимо ушей. Как впоследствии оказалось — очень даже зря.

Как назло, закончился хлеб. Я, конечно, попыталась вытолкать в магазин своего любимого братика Макса, с которым мы живем вдвоем душа в душу. Но он наотрез выпихиваться отказался, ссылаясь на усталость после смены. Брат у меня конструктор стрелкового оружия, гений в своем деле. Весь отдается работе, порой даже забывает есть и спать, да и вообще действительно выматывается страшно. Одним словом, пришлось топать самой.

Магазин находится в двух шагах от нашего дома. Вот я и решила не тратить лишнее время на косметику. Недолго думая, натянула первый попавшийся старенький спортивный костюм под стать настроению, схватила кошелек, ключи от квартиры и, крикнув брату: «Скоро вернусь!», побежала вниз по лестнице.

Добрела до магазина, там купила еще шоколадных конфет, чтобы побаловать себя любимую. И надо же было такому случиться — по дороге домой я встретила ЕГО… Правда, благодаря моему «везению», по-другому быть просто не могло.

Передо мной предстала мечта всех женщин: высокий, великолепно сложенный парень, с ярко-синими глазами, в которых светился ум.

И этот самый парень скользнул по мне равнодушным взглядом и скрылся в нашем подъезде.

Обидно было до слез. Да, я не накрашена и не наряжена, но это нисколько не умаляет моей природной красоты. А я далеко даже не уродина: среднего роста, с длинными черными волосами, зеленоглазая, с тонкой талией и округлостями в нужных местах. Я никогда не была обделена вниманием со стороны противоположного пола. А тут на меня посмотрели, как на пустое место.

И тут же обиду сменила злость: ну и фиг с ним, на нем свет клином не сошелся. Найду себе парня повоспитаннее и не такого высокомерного. На этой позитивной мысли я направилась к тому же подъезду, где только что скрылся некультурный незнакомец. Надеюсь, он уже успел уехать, и я с ним не столкнусь возле лифта.

Мне повезло, на этаже было пусто. А дома меня ждал сюрприз, не скажу, что приятный. Не успела я войти, как в коридор вылетел Макс, откуда только силы взялись. Ведь буквально каких-то десять минут назад умирал лежал! И с каким-то исступлением выпалил:

— Сестренка, тут ко мне друг приехал. Помнишь, я тебе про него рассказывал, на отдыхе в Альпах познакомились? — я неуверенно кивнула в знак согласия. Макс действительно что-то говорил по приезде с гор о новом друге. Но тогда я как-то не заострила внимание на его рассказе. И сейчас спешно пыталась вспомнить, что же брат мне тогда поведал.

— Он у нас недельку — две перекантуется, ты же не против?

Отказать ему я, конечно, не смогла. Это такая мелочь по сравнению с тем, что после гибели наших родителей в автокатастрофе, он взвалил на себя мое воспитание, так как ни бабушек, ни дедушек у нас не было. Ему тогда всего двадцать три было, а он заменил мне и маму, и папу. Вместо прогулок с друзьями и своей девушкой, он занимался мной и работал, чтобы нас прокормить. В итоге девушка от него ушла, не вытерпев конкуренции в моем лице и вечного отсутствия Макса на тусовках. Потому это было самое малое, чем я могла отплатить ему за лишение личной жизни на протяжении нескольких лет. Хотя меня насторожил взгляд Макса, какой-то мутный. К тому же приглашать к себе пожить почти незнакомого человека — за братом такого отродясь не водилось.

Я кивнула в знак согласия, и отметила про себя, что нужно присмотреться к гостю повнимательнее. Затем вошла в гостиную познакомиться с этим загадочным субъектом и встретилась взглядом с тем самым потрясающим незнакомцем. Сперва мне показалось, что его зрачок на секунду стал вертикальным, а потом снова вернул прежнюю форму. Но эта информация надолго не задержалась в моей памяти. А следовательно, и закономерного вопроса с моей стороны не прозвучало. Все стало неважно, кроме этого мужчины.

Я так и стояла в ступоре, пока он вставал с дивана и с грацией пантеры приближался ко мне.

— Меня зовут Марк, — приятным, ласкающим слух голосом произнес незнакомец. — Макс много рассказывал о своей сестренке, но забыл предупредить, какая она у него красавица, — улыбнулся он.

И от этой улыбки я растаяла, хотя внутренний голос предупреждал об опасности. На краю сознания мелькнула мысль: 'он ведь безразлично скользнул по тебе взглядом и совсем не обратил внимания на твою красоту, проходя мимо'. Но я не придала ей значения.

— Марго. Очень приятно с Вами познакомиться, — просипела, от переполнявших меня эмоций, я.

— Давай на «ты», а то как-то слишком официально получается, и я чувствую себя стариком, — снова сногсшибательная улыбка, и взгляд глаза в глаза.

По телу прошла горячая волна. Я никак не могла прийти в себя, со мной никогда подобного не случалось. Мне встречалось много красивых мужчин, но так мое тело предавало меня впервые. И я никак не могла понять, в чем дело. Пять минут назад я бы послала его куда подальше. Ну, или, в ответ на его комплимент, кинула взгляд, как на помесь таракана с слизняком, после чего ушла бы к себе. А теперь вот стою, слюни подбираю. В сознании периодически проскальзывала мысль, что я люблю и не могу жить без него. Попыталась избавиться от наваждения и вернуть себе ясный ум, но оно было сильнее меня. И вот я уже выкинула все дурные мысли из головы и нежно улыбаюсь Марку.

Видя мое невменяемое состояние, на помощь пришел Макс:

— А пойдемте чайку попьем, я там конфеты у тебя в пакете видел, — подмигнул мне брат.

Я рассмеялась, от сладкого мой брат не отказывался никогда.

***

И завертелось. Марк не отпускал меня от себя ни на шаг. Мы вместе гуляли, я показывала ему город, ходили в кафе и кино. Однажды он даже пригласил меня на романтический ужин при свечах. Тихая ненавязчивая музыка, приятный полумрак, хорошее легкое вино, вкусная еда и необыкновенный мужчина рядом. Романтика, да и только. Но все же, на протяжении всего нашего совместного времяпрепровождения, меня словно разрывало на две части: одна половина обожала моего нового знакомого, другая за что-то ненавидела. И я ничего не могла поделать с этим странным феноменом.

Впрочем, такое двойственное состояние продлилось недолго. Чем дольше я находилась в обществе Марка, тем больше влюблялась. И вскоре уже была готова идти за ним хоть на край света, если он попросит. Смотрела на него преданными глазами и ловила каждое слово. Скажи мне кто неделю назад, что я стану вести себя подобным образом, лично бы подбила насмешнику глаз. А теперь именно так и поступаю. Явный разрыв шаблона. Но никто из моих друзей не мог мне указать на эту странность в моем поведении. И все по одной простой причине — за это время я ни разу с ними не встречалась. Весь мой досуг был занят Марком, и ни на кого времени просто не хватало. Ребята даже стали обижаться на мое постоянное отсутствие, но я только поспешно извинялась перед ними и шла гулять с любимым.

Макс был за нас рад. Ему импонировала мысль о нашей свадьбе, хотя знакомы мы были всего неделю. Его этот факт нисколько не смущал. Что в другое время меня бы насторожило. Брат всегда опекал меня сверх меры. Ведь воспитывать подростка, когда ты сам еще только институт закончил, весьма сложное дело. Даже теперь, когда я уже выросла, брат, по привычке, внимательно следил за моей личной жизнью. Чтобы не ровен час меня никто не обидел. А тут готов был с радостью отдать замуж за почти незнакомого парня. Но я была слишком увлечена Марком, чтобы обращать внимание на такие нюансы в поведении брата.

Но все сказки имеют одно неприятное свойство — заканчиваться.

И вот, через две недели нашего знакомства, Марк объявил:

— Марго, солнце мое любимое, я должен возвращаться домой, я и так сильно задержался у вас.

Меня словно ледяной водой окатили.

— А как же я? Мы?.. — я чуть не плакала от разрывающей грудь боли.

— Любимая, за это время ты стала частью меня. Ты очень дорога мне. Но я должен ехать, времени остается очень мало, — печально сказал он, пряча взгляд.

Как-то совсем не вовремя всплыли слова нашего преподавателя по психологии: «Если молодой человек, объясняясь с вами, говорит: «Ты мне нужна», — это объяснение потребителя». Махнула головой, отгоняя несвоевременные мысли. У меня тут жизнь рушится, а мозг такие фортели выкидывает. Подняла на любимого несчастные глаза и переспросила:

— Времени мало? На что?

— Родная, должен тебе кое в чем признаться. Ты только не пугайся, пожалуйста, — неуверенно кивнула на такое начало, на всякий случай отодвигаясь от него на другой край дивана. Мои манипуляции были замечены, но никак не прокомментированы.

— Я из другого мира. У нас нет технологии, как здесь, зато есть магия. В каждом мире есть свои прелести, но представь на секунду, как хорошо жить, постоянно окруженной волшебством, попасть в своего рода сказку. Великолепные единороги, величественные драконы, маги… Поехали со мной, тебе там понравится. Я буду всегда рядом, мы поженимся и будем счастливы, — видя, что я колеблюсь, тут же добавил:

— И Максим может поехать с нами, — заискивающе глядя в глаза, уговаривал меня Марк.

Мозг подал сигнал об иррациональности происходящего, голову пронзило болью, но тут же отпустило. Оставив после себя ощущение, что я совершаю непоправимую ошибку. Марк скрежетнул зубами и, пробормотав: «Сильная защита», взял меня за подбородок. И снова, ставший уже привычным, взгляд глаза в глаза. Паника отступила.

Отдернув подбородок, оглянулась на Макса. Он выглядел не менее ошарашенным, чем я. И дело было не в том, что мы не верим в магию, скорее наоборот. Мы сами родились в семье ведьмы и мага, сбежавших из своего мира сюда, где они впервые почувствовали себя совершенно счастливыми и свободными. Просто мы знали, сколько горя принесла нашим родителям магия. Если бы не она, им бы не пришлось спешно покидать родной мир, который погряз в войне. Поэтому мы никогда не развивали наши способности, которые у нас несомненно были, даже больше — мы их ненавидели. А тут добровольно признать волшебство...

Но и без Марка я не могла. Слишком сильные чувства и эмоции к нему испытывала. Я была уверена, что он — моя любовь на всю жизнь. Именно та, про которую с таким энтузиазмом пишут в любовных романах.

Мы с Максом переглянулись и без слов поняли друг друга.

— Дай мне сутки. Нужно уволиться с работы, да и вещи собрать. Мы ведь уже не сможем вернуться? — невесело улыбнулся Макс.

— Нет, вернуться обратно будет невозможно, — кивнул Марк.

Я кинулась через комнату к Максу и обняла его в благодарность, чувствуя себя неловко. Ведь он и так уже многим жертвовал ради меня. А я — как потребитель, только все чего-то требую от него, никогда ничем не отплачивая за его благородство и любовь. Ведь, по сути, я даже не дала ему шанса выбирать, как поступить в данной ситуации. А он, как всегда, оценил мое счастье выше своих интересов. Многие посчитают, что я эгоистка, однако, навсегда расстаться с ним было выше моих сил.

— Не грусти, малыш, все будет хорошо. Это мой выбор, — читая по лицу мои мысли, сказал брат, ободряюще подмигнул мне и ушел увольняться.

На следующий день нам пришлось переделать кучу дел, да еще буквально на бегу. Времени было мало, а сделать требовалось много. Мы собрали нужное нам добро, мало ли что может пригодиться в новом для нас мире. Так хоть будут знакомые нам вещи под рукой. Вдруг там зубы пальцем чистят, нижнее белье у них заменяют панталоны, а про лифчики и вовсе не слышали. Надо было расспросить у Марка побольше о его мире. Но он еще вчера отправился по каким-то делам, которые срочно требовалось закончить перед отъездом, и так и не возвращался пока. Поэтому пришлось набирать на свой страх и риск. Надеюсь, у него не бывает перевеса, и не надо будет потом половину набранного багажа выгружать. Макс, помимо одежды, набрал еще каких-то распечаток и книг, инструменты, какие-то железки, непонятного мне предназначения, но я не стала уточнять, что это. Это его право взять то, что ему нужно.

Квартиру мы продавать не стали, на это не было ни времени, ни желания. Я просто отдала ключи моей лучшей подруге и написала дарственную на ее имя. Им с мужем личное жилье будет весьма кстати. Она беременна двойней, а живут они в двухкомнатной квартире с его родителями. Поэтому, хоть наше предложение и ввело их в шок, но они были безмерно счастливы, что теперь, после рождения малышей, не придется ютиться друг у друга на головах.

Прощаться с остальными друзьями, пришлось буквально на бегу. Я собрала своих в кафе, а Макс пошел в бар, поиграть напоследок в бильярд и боулинг.

Не знаю, как объяснил свой внезапный отъезд Макс, а я сказала, что влюбилась в иностранца, и мы уезжаем к нему. Свадьбу справлять не будем, чтобы никого не обижать. Тем более, что мой жених очень ревнив, и не хочет в этот день ни с кем меня делить. Ребята были в шоке. По их мнению, только я могла выкинуть такой фортель. И начали просить не спешить с отъездом:

— Маргошь, с таким вещами нельзя спешить, надо еще раз все хорошо взвесить. Ты же едешь в чужую страну, где другие традиции, менталитет, язык, наконец. Кроме Макса и твоего жениха там не будет знакомых тебе людей. Ты будешь полностью зависима от мужа. А в таком случае надо быть полностью уверенной в этом человеке. Что невозможно сделать за какие-то две недели. Не руби с плеча. Повстречайтесь еще какое-то время, куда вам спешить?! Ладно бы у тебя биологические часы тревогу били, но ты же еще молодая совсем.

— Народ, я понимаю ваши опасения и рада, что вы у меня есть. Готовые всегда прийти на помощь и дать совет. Но в данном случае вы меня не переубедите. Марку срочно нужно возвращаться домой, и ездить ко мне через полмира, он не сможет, как и я к нему. А общение по дистанционным средствам связи, согласитесь, совершенно не то, что требуется влюбленным. В конце концов, всегда можно вернуться, если будет совсем плохо, — на этой фразе я скрестила пальцы. Этот счастливый билет предполагает путешествие в один конец, без права возврата к прошлому, но друзьям об этом лучше не знать. А то с них станет меня связать и никуда не пустить.

Мои слова их ничуть не успокоили, но по крайней мере они прекратили круговую атаку на меня, довольствуясь лишь редкими высказываниями о моих умственных способностях. На каждое их заявление я находила множество аргументов, что поступаю правильно. И в конечном итоге им пришлось примириться с моим решением.

Конечно, когда я не буду ни звонить, ни писать, ребята забеспокоятся, а через некоторое время, думаю, обидятся и решат, что я совсем на муже помешалась. Или и вовсе, что он со мной жестоко расправился. Но поступить по-другому никак нельзя. Не говорить же им, что я в другой мир собралась, быстро упекут в учреждение с мягкими стенами.

Мне было очень грустно покидать тех, кто многие годы были моей поддержкой и опорой, но Марк теперь был моей жизнью.

Домой мы с Максом пришли в унылом настроении. Но это ведь было наше решение, никто нас не принуждал. Поэтому нет смысла теперь грустить. Все же немного поплакав напоследок, я взяла себя в руки. Главное, что рядом со мной будут два самых любимых мужчины. А остальное со временем приложится.

И вот настал час Х.

— Что нам нужно делать? — деланно бодро спросила я.

Марк начертил мелом круг.

— Просто войдите в круг вместе с вещами, — покосившись на наши огромные чемоданы, у него самого была только одна сумка, спокойно сказал он. Мы молча ступили за черту. Марк тут же забормотал какое-то заклинание, видимо боялся, что мы в последний момент передумаем.

И тут разноцветная вспышка ослепила нас на мгновение. Проморгавшись, мы обнаружили, что находимся уже не у себя в комнате, а в огромном тронном зале.

В отделке помещения преобладали теплые тона: желтый и красный. Поэтому складывалось впечатление, что находишься в комнате, наполненной солнечным светом, хотя высокие, от пола до потолка, окна были плотно занавешены. Возле дальней стены, на высоком подиуме, располагалось тронное место на две персоны, стоящее на фоне красного балдахина с золотым орнаментом. В сочетании с желтым мрамором отделки колонн и белым — стен, он смотрелся невероятно богато и выгодно.

На монументальных резных дверях стояла стража, которая при нашем появлении было дернулась к нам, но была остановлена взмахом руки Марка. Возле трона, на котором сидела прекрасная девушка на вид лет двадцати, собрались человек пять в черных мантиях. Они громко спорили о чем-то, совершенно не обращая внимание на наше присутствие.

Но тут девушка заметила Марка и, радостно вскрикнув: «Маркант, ты вернулся», — бросилась через весь зал к нему, повисла на шее, и, ни кого не стесняясь, страстно поцеловала. Марк отвечал ей с явным удовольствием.

Мой Марк при мне целовался с другой и ничуть не смущался.

— Что здесь происходит?!!! — от моего вопля люди в мантиях вздрогнули.

Марк, или, как я поняла, правильнее Маркант, спокойно повернулся ко мне и, как ни в чем не бывало, сказал:

— Познакомьтесь, это Веста, моя вторая жена, — мне показалось, что после слова вторая, она недовольно поморщилась, — а это Марго и Макс, переселенцы за которыми я ходил.

Если это вторая жена, значит есть еще и первая! Это что еще за гарем?! У меня подломились колени, я не могла поверить, что все это правда, и происходит со мной. Что Марк все это время меня обманывал, заманивая в свои сети. Он что, хочет меня третьей женой сделать?! Как же больно и унизительно.

В этот момент Маркант щелкнул пальцами, и с меня словно пелена спала. Тут же пришло понимание, почему все это время меня словно разрывало изнутри. Настоящая я изо всех сил пыталась пробиться сквозь магию этого подлеца, но он оказался сильнее. Я поняла, какую непоправимую ошибку совершила под действием волшебства, да еще и брата втянула. Хотелось крушить все на своем пути. В ярости я направилась к Марку и хотела его ударить, но передо мной встали охранники с копьями.

— Зачем ты так поступил с нами? Тебе что, девок мало? Да у тебя их, как минимум, две. И одна из них готова прыгнуть в кровать хоть сейчас и ублажить по полной программе. Я-то тебе зачем? Диковинку иномирную захотелось? — я металась по залу, как тигр в клетке, понимая, что к этому гаду через охрану мне не пробиться. Да и, видимо, маг он не из слабых, раз в чужом мире смог так нас околдовать. Я ведь ведьма, и обычно чувствую приближение опасности, а тут была пустота. И вообще неправильный он какой-то, раз смог спокойно перенестись в наш мир и обратно.

Обернувшись на Макса, увидела, что он белый как полотно, сжимает и разжимает кулаки, понимая, что драться бесполезно. Но на всякий случай опытные воины взяли его в коробочку.

— Ну, явно не твоя неземная красота привлекла. Когда я первый раз тебя увидел, ты была на мышь облезлую похожа, — мерзко улыбнувшись, заявил Марк. Я аж задохнулась от возмущения. Сам он крыса.

— Когда придет время, ты все узнаешь. А сейчас мне нужно отдохнуть, — сально посмотрел он на свою жену. И отдал страже приказ:

— Этих двоих проводить в их комнаты и запереть!

Нас с конвоем повели в отведенные для нас покои, не забыв прихватить наши вещи.

 

Глава 2.

 

«Кто хочет жить, тот должен бороться,

а кто в этом мире вечной борьбы не хочет участвовать в драке,

тот не заслуживает права на жизнь.»

А. Гитлер

 

Наши комнаты находились на верхних этажах, причем на разных. Видимо, чтобы не попытались сбежать, ведь по одному это сделать в разы сложнее, не говоря уже о том, что, попав в чужой для нас мир, мы не рискнем разделяться. Это равносильно подписанию себе смертного приговора. Мне даже смешно стало от такой перестраховки. Ну что могут сделать не обученные ведьма и маг против явно не слабых воинов?!!! Было бы весело, если б не было так грустно.

На одном из этажей меня повели по коридору, а Макса дальше вверх по лестнице. Он было дернулся следом за мной, но острия копий охраны тут же недвусмысленно нацелились ему в грудь. Я успокаивающе ему улыбнулась и знаком показала, что все будет хорошо, хотя сама мало верила в благоприятный исход нашего поступка. Его мой жест нисколько не утешил, но выбора особого не было. И он покорно отправился за охранниками, не пытаясь больше вырываться.

Комната, предоставленная мне в единоличное пользование, подавляла своей помпезностью. На стенах сплошной бордовый бархат и золото — какая вульгарность и пошлость, не говоря уже о непрактичности. Огромная кровать под бархатным балдахином под цвет стен, шкаф, камин и трюмо с зеркалом составляли собой всю обстановку.

И, как насмешка, решетка на единственном окне и повернутый в замке ключ.

Я устало рухнула на кровать, пытаясь проанализировать ситуацию, в которую мы по моей вине попали. Вывод был не утешительный: что меня и Макса околдовали, сомневаться не приходилось, но от осознания этого факта не легче. Дорога домой нам заказана. Еще когда родители были живы, они нам объяснили, что вероятность позволяет перепрыгнуть в другой мир только один раз. Если рискнуть прыгнуть второй — может просто расщепить на атомы или и вовсе оставить существовать на границе между мирами, и вытащить тебя оттуда никому не удасться. Так что придется учиться выживать здесь. Язык при переходе нам дали, письменность — не уверена. Но хоть так. А там будем решать проблемы по мере их поступления. Что загадывать раньше времени, когда мы даже не знаем, в каком мире очутились. Ну, кроме того, что здесь магия в почете и единороги с драконами водятся.

Еще вспомнилась любопытная деталь — когда Марк нас заколдовывал, с Максом проблем не возникло, а вот на меня он потратил кучу времени и сил, и все равно то и дело мое подсознание вытесняло магию. Значит, ведьмы, даже не обученные, для него крепкий орешек, и это радует. Следовательно, есть шанс расквитаться с ним, призрачный, правда, но все-таки.

Это, конечно, все хорошо, но не отменяет вопросов: зачем мы Марканту, и кто он такой?!

На этой невеселой мысли, дверь в комнату распахнулась, и вошла, даже скорее — вплыла, настолько плавная походка у нее была — женщина. Определить на глаз сколько ей лет, не представлялось возможным, так как, не смотря на юную внешность, глаза смотрели с мудростью, приобретенной годами.

— Ну, здравствуй, Маргарита из рода Ведьмановых, — улыбнулась она.

— Откуда вы меня знаете? — опешила я.

— Мне по статусу положено все знать, — подмигнула она. — Я Ариана, первая жена Марканта, императора драконов. И мать его наследников.

Да, день сплошных сюрпризов. В голове никак не хотело укладываться, что эти, хрупкие на вид, люди — величественные драконы. А этот мерзкий обманщик еще и император. Да как, при таком-то правителе, у них еще государство не развалилось?!

— И не пылай на меня грозными очами, не впечатляет, — насмешливо кинула мне Ариана.

Ехидная особь мне попалась. Но взгляд я послушно опустила, хоть злость так и клокотала внутри. А когда тут перед глазами стоит та, на которую можно весь этот негатив выплеснуть, довольно сложно сдерживать порывы души.

— Это с виду мы хрупкие, но в равном бою, даже в человеческом обличии, мы очень сильны, даже женщины, — словно читая мои мысли, пояснила императрица. — А император, хоть и не всегда действует совсем уж честными способами, любит свой народ и прекрасно о нем заботится. Хоть тебе и сложно сейчас в это поверить. Со временем ты во всем разберешься и сделаешь свои выводы. Но сейчас у нас нет времени для составления психологического портрета Марканта. Пока наш император «отдыхает», — сколько сарказма в одном слове, — нам нужно вывезти тебя отсюда. Иначе мой муж запрет тебя в замке. А без обучения, это равносильно подписанию тебе смертного приговора. Быть ведьмой сейчас очень опасно. И стены замка могут оказаться не такими уж и непреодолимыми. Тем более, что ревнивые до чужой красоты дамы, зовущиеся по явной ошибке — леди, а на самом деле гарпии еще те, находятся как раз в стенах замка.

— Но почему вы решили мне помочь? Не верю я в ваш альтруизм. Тем более, что вы являетесь законной супругой этого гада крылатого, — скептически посмотрела на нее я.

— Не горячись понапрасну, даже у стен есть уши, а тебе лишние проблемы на данный момент совсем ни к чему. За оскорбление же императора тебя могут в темницу на пару дней посадить. На более серьезное наказание Маркант не пойдет, ты ему зачем-то нужна, но тебе и этого времени общения с крысами хватит, — поучительно заметила она. И продолжила начатую ранее тему:

— Конечно все имеет свою цену, но это мы обсудим чуть позже. Сейчас же я хочу рассказать тебе немного об этом мире, чтобы ты могла хоть сколько-нибудь ориентироваться здесь. А также о расстановке сил на данный момент. В настоящее время все государства находятся в режиме подготовки к войне. Поэтому это очень важно знать, чтобы выжить, — Ариана села рядом со мной и начала рассказ:

— Первоначально наш мир, который, тебе к сведению, называется Ксенон, был единым целым. Испокон веков все правители вели политику невмешательства в чужие дела. Да и не было надобности государствам завоевывать земли друг друга. Наша Богиня при создании планеты очень правильно и рационально разделила земли и постоянно поддерживала баланс, не бросала своих созданий на произвол судьбы. Страны же под руководством своих государей процветали. Люди, эльфы, драконы, гномы, демоны, кентавры, единороги, грифоны, гарпии, василиски, оборотни, все жили в мире и согласии, границы были открыты, шла бойкая торговля изготовляемыми товарами. Конечно, во всех государствах есть Академии Магии и Волшебства, готовящие отличных воинов, но они обучаются боевому искусству не для того, чтобы убивать друг друга, — Ариана взмахнула рукой, и перед нами материализовалась большая карта. Я с интересом тут же уткнулась в нее, пока предоставляется такая возможность, нужно изучать, ставший теперь родным, мир.

— Как ты можешь увидеть на карте, достаточно обширные территории материка занимают слабо заселенные леса. И там довольно часто дает о себе знать сильная нежить. Чтобы не допустить ее в города, воины всех государств объединенными усилиями патрулируют места их возможного появления. Студенты Академий во время практики тоже очень ощутимо прореживают ряды этих недомертвых существ, помогая воинам и одновременно проверяя освоенные в учебном заведении навыки и знания. В остальном же мы до сих пор жили спокойно.

Однако несколько лет назад в Чертогах Гномов появился Черный Колдун с приспешниками и начал методично отравлять жаждой войны мозг гномам. Откуда он пришел, до сих пор неизвестно, просто в какой-то момент все узнали про его существование. Позже он перебрался в Царство Эльфов и принялся наводить смуту там. Результат его подрывной деятельности поражает своим размахом. Не исключено, и даже очень вероятно, что его успешная позиция — влияние какой-то нам не известной сильной магии. Не действующей, по какой-то причине, на нас и остающиеся дружественными нам расы. Но от осознания этого факта легче не становится. Сейчас все государства находятся на грани войны. Единственными оплотами мира пока остаются Магические Академии и Черный Замок ведьм, на которые по всем законам нападать нельзя. Не уверена, правда, что Черного Колдуна это обстоятельство остановит. Против нас выступают: эльфы, гномы, кентавры, гарпии, грифоны, приспешники Черного Колдуна и орда нежити, которая примкнула к их рядам под контроль к некромантам. Которых, к сожалению, у нас и наших союзников нет. Единороги пока держат нейтралитет. Одним словом, материк словно раскололся на две части, — тяжело вздохнула женщина.

И правда, глядя на карту и взглядом отмечая территориальное расположение на ней перечисленных рас, я мысленно провела черту, и получились почти равные части. Интересный феномен. И с какой-то стороны даже выгодный союзным государствам. Хуже было бы, если б союзные расы были отделены друг от друга вражескими. Тут и помощи не дождешься, по одному быстро перебьют, взяв количеством. А вообще, мне все больше и больше не нравился рассказ императрицы, и хотелось обратно на Землю, там сейчас войны нет, по крайней мере в нашей стране. Но мечтать не вредно. А Ариана тем временем продолжила повествование:

— Но этого Черному Колдуну показалось мало — драконов и ведьм молодого возраста вылавливали по одному и уничтожали, слишком сильные и непредсказуемые противники им не нужны. Нас осталось очень мало, хоть мы и сильны, но с лобовой атакой не справимся, нас возьмут числом. Тем более, обрати внимание, Край Драконов находится в самом невыгодном территориальном положении. Если государства василисков и оборотней граничат с врагами лишь маленькими участками своей земли, то протяженность нашей границы просто огромная. Поэтому первый удар врага в любом случае придется по нам. Что не может радовать.

У демонов же дела обстоят еще хуже, несмотря на то, что они, как и люди, вообще границ с врагами не имеют, и у их городов больше всего шансов не превратиться в руины. Как ты понимаешь, изначально демоны — порождения Тьмы, но в нашем мире они изменились, и как ни кощунственно звучит — очеловечились. Им стали не нужны кровавые жертвы, которые практиковались до прихода их на Ксенон. Пресветлая Мать Керридуэн благоволит им. Но само присутствие колдуна возрождает в демонах все самое худшее. Князь Велиар — правитель демонов — сказал, что нашел какой-то способ никого не убивать, но я его, к сожалению, не знаю, не буду врать. Но если это действительно так, будет замечательно, потому что от этого зависит, помогут ли нам демоны. Пока они за нас, но если их накроет безумие, то мы лишимся очень сильного союзника. А этого допустить никак нельзя. Так что, ситуация пока не в нашу пользу. Поэтому на счету каждый сторонник. И вам с братом, хотите вы или нет, придется ввязаться в эту войну. Одно хорошо, вести полноценные военные действия противники не смогут еще примерно год, таковы традиции нашего мира, и этого не может изменить даже Черный Колдун. За это время мы надеемся хоть немного подготовить оборону, — со вздохом закончила рассказ императрица.

Попали, так попали, ничего не скажешь. Я уставилась на Ариану, как на душевнобольную.

— Ну какие из нас воины?! Мы же не умеем колдовать, заклинания не изучали и вообще понятия не имеем, что здесь и как! Ваш рассказ — это капля в море всей информации! Я даже не понимаю, зачем нас Марк сюда притащил! — это был крик души.

— Я не знаю, зачем Маркант приводит ведьм из других миров. Он этими сведениями не делится даже со мной, хотя обычно никогда от меня ничего не скрывает, — проигнорировала мою начинающуюся истерику императрица. — Знаю только, что ни одна из них не выжила в этом мире. Кто-то не смог приспособиться, кого-то убил Черный Колдун… Тебе же я помогу адаптироваться в этом мире. Но, сама понимаешь, даже если я поспособствую твоему побегу, одна ты погибнешь. Сторонники Черного Колдуна не дадут тебе и шанса, не говоря уже о других опасностях, подстерегающие одинокую красивую девушку, не умеющую за себя постоять. Но есть один замечательный по всем аспектам вариант: директор Академии Магии и Волшебства «Пламя дракона» мой хороший друг. Он не откажет взять тебя на поруки. Тем более, я чувствую, что в тебе есть человеческая магия, слабенькая, но главное — она все таки есть. А вот ведьмой, после инициации, ты будешь выдающейся. Сила в тебе просто бурлит.

— А как же Макс? Его тоже возьмут в Академию? — у меня голова шла кругом от такого количества информации. — А то вы все говорите про решение моей судьбы в этом мире, про Макса же ни слова.

— Нет, Марго. Как бы я не благоволила тебе, но я все же остаюсь императрицей, и благо моего народа превыше всего. Твой брат нужен здесь. Как мне успел сказать Маркант, он очень сильный мастер оружия. После предательства гномов поставки хорошего вооружения в наши государства прекратились, что привело к его нехватке у нашего объединенного войска. Конечно ковать такие мечи, как у гномов, мы не сможем, но твой брат может придумать что-нибудь новое из подручных средств. Что-то, что переломит ход войны в нашу сторону без больших потерь. Тем более, я уже проверила его способности — он не варлок, а просто маг. Поэтому ему ничего не грозит в Краю Драконов.

— Но я не могу бросить его, это по моей вине он здесь оказался, — у меня начиналась истерика. Слишком много всего навалилось, да еще предстоящая разлука с братом пугала. Он всегда был моей опорой, а тут чужой, негативно настроенный мир, и мне предлагают остаться совсем одной. По принципу: выгребешь — молодец, а нет — значит не повезло.

— Возьми себя в руки! Сейчас не время для истерик. Если, конечно, хочешь выжить, и чтобы с братом все было хорошо. Тем более твоей вины в данной ситуации столько же, сколько и его — вас обоих околдовали, — прикрикнула на меня императрица. — Я сейчас приведу Макса к тебе, и вы все обсудите. Все сведения, которые я рассказала тебе, он знает. У вас будет час, — с этими словами Ариана своей плавной походкой направилась к двери, а я осталась одна со своими невеселыми мыслями.

***

Минут через десять ко мне без стука влетел Макс. Охрана даже не стала пытаться его остановить.

— Солнце, ты как? Тебе этот мерзавец ничего не сделал? — обнял меня он.

Сразу стало так спокойно, как в детстве, когда любимый брат меня успокаивал после кошмаров. Потом он немного отстранился и вопросительно посмотрел в мое расстроенное лицо.

— Не беспокойся, ничего он мне не сделал. Да и некогда ему сейчас, у него ж жена бесхозная почти месяц была, надо восполнять пробел, — ядовито заметила я. И тут же сменила тон на жалобный:

— Максик, что же нам теперь делать? Это же надо быть такой дурой и втянуть нас во все это. Ведь мой разум боролся с колдовством. Так нет, мне любви до гроба захотелось. Вот и получила крышкой этого гроба по голове, чтобы ерундой не маялась и мозг обратно в голову вернула из того далекого места, куда он так не вовремя укочевал, — я спрыгнула с кровати и начала вышагивать из угла в угол, пытаясь справиться с бушующими во мне эмоциями, которые грозили перерасти в неслабую истерику. А только ее нам для полного счастья и не хватало.

— Марго, возьми себя в руки. Ты ни в чем не виновата, — остановил он мое мельтешение, поймав за руки. — Я ведь тоже радостно наблюдал, как какой-то смазливый парень подкатывает к моей сестре, чуть ли не благословение давал на совместное проживание. И сюда согласился перенестись, хотя мог воспротивиться. Это все эффект магии. В здравом рассудке мы бы так не поступили. Но теперь уже поздно себя корить, и лишний раз думать, а как бы все могло быть. Мы уже здесь, и нужно приспосабливаться к проживанию в этом мире, — попытался успокоить меня брат.

— Да уж, выбор у нас невелик, — тяжело вздохнула я. — Ты слышал краткий экскурс по Ксенону, который провела императрица Ариана?

— Слышал. И не скажу, что счастлив осознавать, как качественно мы попали в самую гущу событий. Тем более, если учесть наш с тобой полный нуль в плане магии. А здесь без нее никуда. Поэтому замечательно, что императрица благоволит тебе и направляет на обучение. Это невероятное везение, — спокойно заметил Макс.

— Я не хочу ехать в Академию без тебя, — со слезами на глазах посмотрела я на брата. — Ты единственный родной мне человек, а я должна тебя бросить одного в замке, где всем заправляет этот далеко не благородный дракон, и уехать в неизвестном направлении. А если они просто сговорились и решили нас разделить? Ведь так нами легко управлять. Заупрямилась в каком вопросе я — тут же пригрозят, что-нибудь с тобой сделать, и наоборот, — в противоположность спокойствию брата, я все еще пребывала в возбужденном состоянии.

— Марго, заканчивай истерику и включай мозги, — повысил голос Максим, что делает крайне редко — только в моменты, когда начинает серьезно раздражаться. Я послушно сделала несколько дыхательных упражнений, чтобы успокоиться. — Давай спокойно проанализируем всю известную нам информацию, и уже по итогу анализа подумаем, как нам лучше поступить, — я согласно кивнула. — Итак, что мы имеем?! Мы попали в этот мир без права на возврат обратно домой. Неважно, каким образом это произошло, колдовством не колдовством, самого факта это никак не изменит. Ксенон же сейчас находится в преддверии войны, материк раскололся на два враждующих лагеря. Причем мы волею судьбы попали на сторону к расам, которые находятся далеко не в выигрышном положении, — начал перечислять брат, но я его нагло перебила:

— Макс, а может, ну их, этих драконов? Ведь, не смотря на то, что Черный Колдун наглый оккупант, может статься, он лучше, чем эти крылатые и их союзники, — предположила я.

— А вот тут, сестренка, ты далеко не права в своих предположениях. Пока ты беседовала с императрицей, ко мне заходил здешний кузнец. И я узнал у него всю информацию, которая известна по Колдуну. Этот «милый» дядя желает господства над всем миром, причем любой ценой. Если для этого придется положить почти всю армию, он, не задумываясь, сделает подобное. Он фанатик, а оттого очень страшный противник, такие идут до конца. И не важно, до победного или до собственной гибели, пока будет хоть призрачный шанс на победу, он не отступит. То есть, людей погибнет при любом раскладе очень много, — пояснил мне Макс.

— Ну уж нет. Лучше я Марканта потерплю, он хоть в своем уме, — передернула плечами я.

— Вот и я о чем, — кивнул брат. — Идем дальше. Маркант еще на Земле, прознав про мою профессию, сразу сообразил, что я ценный кадр, который можно и нужно рационально использовать. И тут я его, как правителя, где-то понимаю, глоток новых идей действительно может повернуть ход войны в нужную сторону. Ты же нужна для пока неизвестных нам целей, но вряд ли бы он стал тащить тебя сюда по пустякам. Есть еще одна неприятная вещь — ведьмы здесь находятся в постоянной опасности. Что не может радовать, так как ты именно ведьма. Я, по словам императрицы, не варлок, а значит мне, в отличии от тебя, пока серьезная опасность не грозит. Для тебя же единственным безопасным местом является Академия, — подвел итог Макс.

Я испытывающе посмотрела на него.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Тебе придется поехать в Академию, как и предложила императрица Ариана, тут ничего не поделаешь. Тебе надо учиться, чтобы выжить в этой войне. За меня не беспокойся, императрица проследит, чтобы со мной ничего не случилось. Да и Марканту я нужен. Он не станет от меня избавляться, не для того он столько сил потратил, чтобы заманить меня сюда. Ведь именно от меня зависит, сможет ли союзное войско преподнести врагу очень неприятный сюрприз. И, как я тебе уже говорил, я познакомился со здешним кузнецом, он нормальный мужик. Думаю, мы сработаемся. У меня уже даже пара идей есть, что можно сделать. Я пока еще не был на стенах замка, но не думаю, что они глобально отличаются от земных, — все таки мой брат гений. — Да и учиться я смогу и здесь. Не думаю, что это большая проблема, — он снова меня крепко обнял.

— Видимо, выхода действительно нет, — уткнулась носом брату в шею. — Я буду скучать по тебе, очень. Ты береги себя, — прошептала я, шмыгнув носом.

— Малыш, а ну, взбодрись. Мы же не навсегда прощаемся. Где та жизнерадостная и никогда не унывающая девочка, которую я знаю? Да от тебя все мальчишки института воем выли, и перекрещивались, если ты мимо них без своих язв проходила, — тут я не выдержала, и завязалась шуточная потасовка с применением подушек. Можно подумать, тут детский сад резвится, а не два взрослых человека.

Одним словом, к тому времени, когда пришла императрица, настроение уже плинтус не подметало. Я даже успела некоторыми вещами с Максом обменяться.

— Ну что, жизнь приобрела краски? — улыбнулась она, глядя при этом почему-то на Макса.

Хотя могу ее понять, не был бы он моим братом, влюбилась бы и заставила на себе жениться. Высокие голубоглазые брюнеты, с потрясающей улыбкой и добрым нравом на дороге не валяются. Но то я, она же замужняя дама.

И на этой мысли во мне проснулось мое неуемное любопытство.

— Императрица Ариана, можно задать вам вопрос? — дождавшись, пока она оторвет взгляд от моего брата и кивнет, спросила. — Не примите за дерзость, а почему у Марканта две жены? Или у вас приняты гаремы?

— Давайте для начала перейдем на «ты», так удобнее, тем более тут все свои, нечего церемонии разводить. Что же касается жен — не знаю, что такое гарем, но суть вопроса поняла. У нас императору положено иметь двух жен. Подчеркиваю — только императору. Наша раса и до войны была довольно малочисленна, но сильна. Ей нужен сильный правитель. А прирожденные правители у драконов рождаются только в роду Иррау. Нельзя допустить, чтобы род прервался из-за возможного бесплодия императрицы. Поэтому старейшины перестраховываются. Хотя в нашем случае, тут скорее моя вина. Я далеко не бесплодна, у нас трое сыновей и дочь. Но мой муж из тех мужчин, которые в постели попыхтят-попыхтят, а потом хвост распушат и требуют: «Хвалите меня, хвалите». А мне непонятно, за какие такие заслуги я его должна хвалить? Удовольствия ноль, а самомнения на десятерых хватит. Ну, я и подпускала его к себе только по праздникам, а он назло мне женился на этой глупой кукле. Теперь, правда, всем хорошо: она его ублажает, а я вместе с ним правлю, как старшая жена. Да не красней ты, это дела житейские, — подмигнула мне она. Похоже нам с союзницей повезло. Хотя я ей пока и не доверяла.

Моя вредность тут же подняла голову в предвкушении развлечения. Лишь бы императрица не отказалась помочь. Тем более, что времени было в обрез.

— Ариана, можешь мне помочь в одном важном для меня деле, пока я еще не уехала? — лукаво улыбнулась я.

— Судя по твоей улыбке, мне понравится твое предложение. Заранее согласна на все, если будет весело и не повредит Краю Драконов, — все-таки она потрясающая.

Уезжала я в предвкушении связи с императрицей, чтобы увидеть трансляцию моей мсти крылатому гаду. Она согласилась помочь, понимая, что Маркант поступил очень не корректно, заставив себя любить. Лишний раз сбить спесь никогда не помешает.

 

Глава 3.

 

«Жизнь не может состоять только из

чудесных мгновений. Тогда они перестанут

быть чудесными, а станут обычными».

NNN

 

Дорога в Академию не заняла много времени. Всего каких-то пару часов назад я тайными ходами пробиралась к карете. Хорошо еще, что в этих туннелях паутины не было и крыс, а то я заранее приготовилась повизжать от души, ненавижу грызунов. Но ход оказался даже довольно чистым, видимо им достаточно часто пользуются. Провожать меня пошла только Ариана и слуга, который нес мои немногочисленные вещи. Большую часть своей одежды я оставила в замке, все равно она мне не пригодится, а тащить лишний груз не хотелось. Макса же в любой момент может вызвать к себе Маркант, поэтому не стали лишний раз рисковать. Да и долгие проводы — лишние слезы. Императрица посадила меня на мягкий удобный диван и на прощание поставила защиту на карету. Я уселась поудобнее, приготовившись к долгому пути и тряске. Но мои опасения не оправдались — карета ехала мягко и плавно, то ли рессоры хорошие попались, то ли магия помогает. Но через некоторое время я поняла, что, не смотря на кучу мыслей в голове, мерный ход экипажа действовал посильнее любого снотворного, глаза сами собой закрывались. Морфей в этом неравном бою победил, и я, к своему сожалению, всю дорогу проспала. Хотя очень хотела полюбоваться на столицу, через которую мы проезжали, и на здешнюю природу. Но ничего страшного, времени теперь для экскурсий много — вся жизнь впереди.

Карета плавно остановилась, и я резко проснулась. Лакей услужливо открыл мне двери, и я, еще пребывая в полусне, неторопливо вылезла на улицу, поежившись от прохладного ветерка. Хорошо еще, императрица заставила меня переодеться в одежду, более подходящую для осенней погоды и соответствующую стандартам этого мира. Все-таки до джинсов здесь еще прогресс не дошел, а в легкой кофточке было бы очень холодно. Хотя, как я боялась, панталоны здесь никто не носит. Женщина даже может позволить себе носить не только платья, но и брюки. И на том спасибо. Не люблю я в повседневной жизни носить юбку, не удобно это и не практично. А еще хорошо, что к любым прическам тут тоже относятся спокойно, не обязательно на волосах городить гениальные творения сумасшедших парикмахеров. Единственное незыблемое правило — волосы должны быть длинными, короткая стрижка у женщин вызывает множество негативных высказываний и порицаний. Но это как раз и не страшно, волосы у меня длинные и стричь я их не собираюсь, все равно мне не идут короткие стрижки.

Пока я неторопливо оглядывалась, где оказалась, кучер и лакей откланялись, оставив мою сумку рядом со мной, и карета покатила обратно в замок. И вот уже я одна стою перед величественным зданием, построенном в неизвестном мне стиле, но выглядевшем очень неприступно, и трясусь, как осиновый листок. Хотя чего бояться-то, чему быть, того не миновать.

Подхватив свою поклажу, я бодрым шагом пошла к входу. Но поднявшись по лестнице, остановилась в нерешительности: на колоннах перед монолитной дверью стояли миленькие такие горгульи и почему-то при моем приближении заклацали зубами.

— Ну и чего вам от меня надо? Паспорт показать или вид на жительство? — буркнула я.

— Это конечно интересное предложение, если бы они еще знали, что за зверь такой паспорт и вид на жительство, — за спиной кто-то ехидно прокомментировал мой монолог.

Я повернулась, и моим глазам предстала ехидная физиономия, по которой почему-то сразу захотелось съездить, желательно кирпичом. Нет, мальчик на внешность был очень даже ничего, вполне смазливенький: средней длины черные волосы, хищный и умный взгляд, в меру накаченный, как я люблю, но меня уже от этой вездесущей красоты подташнивало. Ну сколько можно? Чувствую себя гоблином на конкурсе красоты.

— Ну, коль ты такой умный, может подскажешь, что им от меня надо? — парень только хмыкнул и спокойно прошел мимо, не обращая внимания на горгулий и нагло игнорируя мой вопрос. Чувствую, мы с этим задавакой не подружимся.

Я последовала за ним. Раз его не тронули, авось и на мою худую тушку не позарятся.

— А не будешь так любезен подсказать мне, как пройти к директору сего заведения?.. — я осеклась, так как незнакомца и след простыл.

— Ну не очень-то и хотелось, — буркнула я в пустоту. Послышался смешок.

— Ах, ты еще и издеваешься, чемодан блохастый? — но отомстить не удалось.

— Госпожа Ведьманова, рад приветствовать вас в нашем учебном заведении.

Перед моими глазами из воздуха материализовался седой мужчина лет пятидесяти, с залихватскими усами и смешинками в серых глазах. Как-то не так мне представлялся директор магического заведения, а что это именно он, не было никаких сомнений. Воображение рисовало седого старика с длинной бородой, в мантии и очках. Внутренний голос тут же съязвил: «Кто-то Гарри Поттера пересмотрел». Тут же внутренне пнула себя за неэтичное поведение: даже не поздоровалась, а стою рассуждаю, похож он директора или нет. Можно подумать, я каждый день в магические академии наведываюсь. По-быстрому исправила оплошность:

— Здравствуйте, директор Баркар. Императрица Ариана отправила меня к вам в надежде, что до войны здесь меня обучат хотя бы базисному волшебству, ведению боя и истории мира, — бодро отрапортовала я. А потом глухо добавила:

— Хотя, думаю, вам и так известно положение, в которое мы с братом попали, и зачем Ариана отправила меня сюда.

— Да, она предупредила, что ты едешь, и рассказала вашу историю. Но давай лучше пройдем в мой кабинет, там поговорим и решим, что с тобой делать дальше. О таких вещах посреди коридора беседы не ведут, — улыбнулся он, впрочем тут же посерьезнев. — Должен предупредить — первый курс уже три месяца, как учится. И если брать во внимание, что студенты к нам приходят с базисными знаниями заклинаний и языков, то тебе придется не просто, — посетовал он, жестом показывая следовать за ним.

К кабинету директора вело множество лестниц и длинных коридоров, похожих друг на друга, как близнецы. Одна бы я тут бродила до скончания века, а потом пугала бы всех в виде приведения. О чем я и поведала директору.

— Не волнуйся, магическую карту я тебе дам. А там вскоре и сама разберешься что к чему.

Кабинетом комнату, в которую мы пришли, можно было назвать с трудом. Скорее это был музей. Куча непонятных штучек, явно магического происхождения, кубки, медали и картины, поражающие своей реалистичностью, присутствовали в огромном количестве.

— Присаживайся. Как-нибудь я расскажу тебе об этих интересных вещицах, — заметив мой любопытный взгляд, сказал директор, — но сегодня у нас есть дела поважнее. Я просканировал твою ауру, Ариана не ошиблась в прогнозах: магичка из тебя выйдет слабенькая, а вот сила ведьмы поражает. Если выживешь, твое имя войдет в историю. Но до инициации пока рано об этом говорить, — сделал свое предсказание директор.

— А что из себя представляет инициация? И как я узнаю, когда придет срок? — полюбопытствовала я.

— В свое время сама все узнаешь, я не вправе разглашать эту информацию. Скажу одно — пропустить ее невозможно, ты почувствуешь, когда придет время. А сейчас давай лучше проверим, дал ли тебе переход знания языков и письменности, — заинтриговав и толком ничего не объяснив, перешел к делу он.

Больше получаса директор мучил меня вопросами на непонятных языках, тарабарщина какая-то. Эти непонятные звуки даже при очень хорошем воображении словами назвать никак нельзя. Да даже вусмерть пьяный человек выражается внятнее. А уж письменность — это вообще полная катастрофа, такого количества палочек и закорючек я даже у китайцев не видела.

— Все с тобой понятно, значит, только межрасовый. Совсем плохо. Мало того, что тебе придется догонять группу и учить азы, так еще и языки будешь отдельно зубрить, причем в темпе. Готова к такому ритму?

— А может, вы просто поколдуете, и я уже буду хотя бы языки знать, — с надеждой уточнила я, с ужасом представляя изучение непередаваемых звуков. Надежда умерла, не успев родиться.

— Так, деточка, только в сказках бывает. «Трах-тибидох», и все готово. А мы с тобой в реальном мире живем, тут учиться надо. Или ты думаешь, Академии для красоты открывают?! — съязвил директор. Я уныло насупилась.

— А можно заодно полюбопытствовать? Вот от вас и императрицы я слышала выражения из нашего мира. Откуда вы их знаете, если точно никогда не были на Земле?

— Возвращаясь из других миров, Маркант, как и все императоры до него, привозит с собой книги. Вот и запоминаются некоторые выражения, — теперь понятно, что было у Марка в сумке при переходе.

— А как у Марканта получается перемещаться по мирам? Ведь это по всем законам вероятности невозможно. Даже я знаю, что перемещаться можно не более одного раза, — вопросительно посмотрела я на директора.

— Это уникальный дар семьи Иррау. Больше никто из ныне живущих, как ты правильно заметила, не может путешествовать по другим мирам. Но даже ему это дается с огромным трудом и временной потерей магии. Поэтому Маркант нечасто идет на такой риск, ведь несколько дней после перехода он слишком легкая мишень для недругов, — объяснил он.

— Каких недругов? Императрица вроде бы заверяла, что до прихода Черного Колдуна мир был во всем мире, только нежить омрачала эту идиллию, — вопросительно подняла бровь я. Чувствую, Ариана если и не наврала, то многое утаила от нас.

— Хмм, ну, насчет войн, это все верно. Государства между собой никогда не воевали и жили в мире, но вот борьбу за теплое место на троне никто не отменял. Отсюда и охрана при правителях. Хотя в случае с Маркантом — это, скорее, перестраховка. Все равно никто, кроме его отпрысков, не сможет занять престол. Иначе драконы выйдут из повиновения, совет старейшин никогда не позволит этому случиться. А вот остальные правители так не защищены, поэтому внутригосударственные бунты вполне возможны. Но ведь это же не война, — я не стала оспаривать его заявление, хотя такие бунты очень уж явно напоминают земные гражданские войны.

— Но ладно, хватит болтать на отвлеченные темы. Пойдем, я покажу тебе твою комнату, — он встал со своего места, и я последовала его примеру. — Расписание тебе занесет староста выпускной группы боевиков. Помимо уроков по расписанию, каждый день у тебя будут два часа изучения языков и письменности, хорошего учителя я тебе найду. Во время сессии сдавать этот экзамен будешь лично мне. Книги возьмешь в библиотеке. Держи карту, библиотека на ней помечена красным цветом. Когда освоишься, надо будет еще решить вопрос с твоей физической подготовкой, — проинформировал он меня.

— А с ней то что не так? Я дома занималась бегом и боевыми искусствами. Не профессионально, конечно, но все же, — возмутилась я.

— А то, что тебя даже приведение в прямом бою победит, тебя не смущает? — улыбнулся он. — Хотя можешь, конечно, попробовать от него убежать, — уже не скрывая сарказма, издевался директор.

Что же мне так везет на язвительных особей?! Все бы им поиздеваться над бедной мной.

— Что касается проживания. Комнаты рассчитаны на двоих. Так что будешь жить с соседкой. Что в твоем случае даже хорошо. Она тебе более подробно ответит на все интересующие вопросы. Да и легче освоиться будет. Рассказывать о себе можешь, что захочешь, но в пределах разумного. Каждому встречному пояснять, что ты из другого мира, не стоит. Снисхождения от преподавателей из-за этого факта твоей биографии тоже не жди, будешь учиться наравне со всеми. Если будут какие-то вопросы, на которые твоя соседка ответить не сможет, не стесняйся, заходи ко мне, — благодушно заявил директор. — А вот и твоя комната. Держи ключ от двери. Белье, форму и письменные принадлежности возьмешь у коменданта в комнате номер двадцать. Располагайся, — с этими словами он растворился в воздухе.

Ну что ж — вперед в новую жизнь!

 

Глава 4.

 

Волк может кролика всего лишь сожрать.

А вот кролик может волка опозорить!

И. Карпов

 

Один вечер из жизни императора Марканта Иррау

 

Ужин в замке императора Края Драконов проходил степенно и чинно. Как и положено по этикету. Все светское общество собралось поприветствовать своего императора, вернувшегося из поездки в другой мир. От блеска украшений дам резало глаза, а от лощеных лиц придворных прихвостней сводило скулы.

В обеденной зале были накрыты огромные столы, накрытые узорчатыми скатертями. Начищенные до блеска серебряные приборы заняли свои места возле тарелок. Вопреки расхожему мнению, что в замках все едят исключительно руками, возле каждой тарелки лежали как ложки и ножи, так и вилки. Марканта коробило даже от одной мысли, что за столом будет творится такое свинство.

По отмашке распорядителя ужина в столовую вносят жареных индеек, порезанных на куски, чтобы удобнее было раскладывать по тарелкам. Следом за ними — целых поросят, фаршированных яблоками, и запеченую на углях рыбу. И это не считая невообразимого количества блюд, которые уже стояли на столах. Каждый гурман найдет тут яство на свой вкус. Графины с морсами, компотами и винами также присутствовали, а слуги расторопно не давали бокалам гостей опустеть.

После насыщения первого голода, шли танцы, пение странствующих трубадуров и другие развлечения. Позже обязательно подадут различные десерты.

Иногда Маркант даже готов был пойти против старейшин, только бы сократить время этого поражающего своей наигранностью и фальшью действа. Ведь, кроме потрошения бюджета государства, это ничего стране не дает. А где тогда смысл всего этого пафоса?! Еще балы понять можно, на них немало договоров в неофициальной обстановке заключается, тут же — тоска.

В данный же момент мысль разогнать всех по домам стала просто маниакальной, император снова жаждал уединиться со своей второй женой, одного раза после долгой разлуки ему было мало. Уж она знает, как доставить ему удовольствие и искренне похвалить своего господина. Не то, что ледышка Ариана, хотя отдать ей должное — мозга у нее поболее будет, чем у Весты. А вместо этого приходится слушать сплетни престарелых кумушек и их глупых мужей. И рассказывать, как живут люди на Земле. Можно подумать, их действительно это интересует. Нельзя, конечно, сказать, что все высшее общество такое. Но та часть, которая действительно увлекается политикой и всегда в курсе событий, уже все знает и даже успела сделать свои выводы. Правда, десятилетия интриг и дипломатических игр не прошли даром — на его лице не отразилась ни одна из этих мыслей. Для всех император был в благодушном настроении, только императрица Ариана видела всю гамму обуревающих его чувств. И улыбнулась в предвкушении: самое время для исполнения мести Марго.

Когда, наконец, долгий ужин закончился, Маркант чуть ли не бегом направился в свою комнату. С помощью камергера переоделся и приказал пригласить к нему императрицу Весту. И не беспокоить их, пока он не позовет.

В ожидании своей женщины он прилег на кровать и незаметно для себя уснул.

Императору снился прекрасный сон, будто чьи-то умелые и нежные руки ласкают его тело, постепенно освобождая от одежды. Он, не открывая глаз, с жадностью накинулся на жену, целуя ее и разрывая на ней платье. Его стиснули в крепких объятьях и перевернули на живот, лаская спину и ягодицы, массируя их. Вот тут-то мозг начал подавать сигнал, что что-то не так.

Открыв глаза, Маркант с ужасом увидел, что он голый лежит на кровати лицом вниз с руками, прижатыми по швам, а на нем, оседлав, сидит ярко накрашенный громадный мужик и уже готовится сделать из него девочку. Он яростно затрепыхался. А мужик нежно так поинтересовался:

— Ну куда же ты, мой сладкий? Разве ты не хочешь получить несравненное удовольствие? Сначала я сделаю тебе приятно, потом ты мне. Ты же самый великолепный любовник на свете, мой тигр. Р-р-р… Ну же расслабься, мой хороший.

И волосатыми лапищами стал помогать себе укрощать строптивую жертву. А Маркант ничего не мог сделать, руки освободить не удавалось, хотя на самом деле большого смысла в этом все равно не было: колдовать он пока не мог, а без оружия или магии уложить такого громилу, да еще с такой неудачной позиции, один шанс на миллион. Но совсем уж сдаваться на милость врагу император не собирался.

— Стража, — заорал он.

— Зачем нам стража, мой герой? Это уже групповуха. Оно тебе надо? Или тебе меня мало? Не волнуйся, отдеру по высшему разряду, ты будешь в восторге. Тем более, что стражу ты все равно отпустил, чтобы не мешали, — напомнил мужик.

Половину сказанного насильником император даже не понял, но и второй части изложенного хватило, чтобы он стал вырываться еще активнее. Впервые в жизни Маркант оказался бессилен. И это чувство его испугало. Его пытаются изнасиловать в собственном замке, а он ничего не может сделать, чтобы помешать.

А между тем насильник времени не терял, раздвинул ему ягодицы и уже смазал их вазелином, направляя в него свой агрегат. Но тут за дверью раздался какой-то шум.

— Ну вот, на самом интересном месте прерывают, изверги, — трагично вздохнул громила. — Не скучай без меня, я к тебе еще приду, — с этими словами он поцеловал императора и выпрыгнул в окно.

Когда стража ворвалась в комнату, его и след простыл. А приказать объявить его в розыск император позволить себе не мог. Стоило только представить, как его будут обсуждать во всем замке и за его пределами, и Марканту становилось плохо. Потеря императором репутации могла стать фатальной для страны.

После этого случая сексуальная жизнь у Марканта не заладилась, дружок отказывался вставать. Он бесился, но сделать ничего не мог. В самый ответственный момент в мозгу всплывало: «Я к тебе еще приду», — и от желания не оставалось и следа. Оставалось только ждать и надеяться, что со временем все пройдет.

А наблюдавшая за всем действием по магическому кристаллу Маргарита была отомщена.

 

Максим Ведьманов.

 

Я стоял возле узкого окна с решеткой и задумчиво смотрел вдаль. Замок императора драконов находился на довольно высоком холме, до горы он не дотягивал, но и так, благодаря возвышенному месторасположению, виды из окна открывались великолепные. Мое окно выходило на бескрайнее поле с чуть пожелтевшей травой и осенними цветами, внизу петляли протоптанные вдоль стены замка тропинки, вдалеке, окрашенный в желтый, красный и зеленый цвета, горделиво располагался лес. В другое время эта красота первозданной природы поселила бы в моей душе спокойствие и гармонию с собой. Но сегодня я был в слишком возбужденном состоянии.

Отправив сестру в Академию, я, по сути, остался один в неизвестном мне мире. Конечно, у меня не было сомнений в том, что я поступил правильно — по-другому Марго просто не выжить на Ксеноне, рассказ императрицы — яркое этому подтверждение. Не думаю, что она нам хоть в чем-то соврала, это бессмысленно. Мы оба нужны Марканту, и если с нами что-то случится по ее вине, он за это по головке не погладит. Но все равно мне было боязно за сестру. Кто знает, чем это обучение для нее закончится? Там ведь не крючком вязать будут учить, а магии, которая опасна в любом своем проявлении, и технике боя, причем явно не такой, где нужно только руками с ногами махать, а с оружием, которым можно ненароком и голову снести. Марго в жизни в руках ни шпаги, ни меча, ни даже рапиры не держала, ну какой из нее воин?! Только свое оружие на ногу уронит или кого-нибудь покалечит, и хорошо, если не себя. А я ведь не смогу ей ничем помочь, сидя тут, как пленник. Столько лет она была мне скорее дочерью, чем сестрой, а теперь ее нет рядом. Я, конечно, понимаю, что слишком ее опекаю, но ничего не могу с собой поделать. Наверное, это психологическая травма после гибели родителей, когда в один момент я понял, что, кроме этой крошки, у меня больше никого нет на всем свете. Надо бороться с этим чувством. Она не сможет быть все время рядом, а я не могу всю жизнь ее страховать от всех невзгод. Марго уже взрослая девушка, с ясной головой на плечах и хорошо работающей фантазией. Обидчики очень сильно рискнут, если свяжутся с ней. А ее коммуникабельность позволит быстро найти друзей. Так что на этот счет можно успокоится.

Сейчас же мне стоит задуматься о собственных перспективах. Ведь, хоть я в утешение Марго и сказал, что придумал, какое оружие можно воссоздать в этом мире, в реалии все намного сложнее. Я, может, и гений в своем мире, но там всегда под рукой новейшее техническое обеспечение, а тут, дай Бог, средние века. Конечно, я захватил с собой инструменты, распечатки и некоторые детали, но этого явно мало.

Тем более, очень сложно судить, что можно сделать, когда даже не знаешь элементарных вещей. Например: какие материалы точно есть в наличии, какие виды оружия и оборонительные машины здесь используют, какие оборонительные постройки уже построены, да и еще множество нюансов, без которых начинать какое-либо дело, просто бессмысленно. Да и рано я, собственно, задумался о вооружении, Маркант еще не вызывал меня к себе, а соответственно и заданий никаких не давал. Вчера он был слишком занят своей женой и пиром в его честь.

Стоило мне только об этом подумать, как раздался стук в дверь, и, не дожидаясь моего разрешения, вошел один из охранников императора.

— Максим Ведьманов, прошу вас следовать за мной, вас вызывает император Маркант на аудиенцию, — доложил он.

Первым желанием было послать его куда подальше, и пусть император сам свой зад растрясет до моих покоев, если уж ему так хочется со мной побеседовать. Но потом чувство самосохранения все же взяло вверх, пока Маркант остается единственным гарантом спокойной жизни в этом мире и помощником в адаптации к непривычным условиям, не стоит его злить. Время отомстить еще придет, и на нашей улице будет праздник. Поэтому я спокойным шагом отошел от окна и скомандовал:

— Веди, — меня окатили таким злобным взглядом, что, как я еще не окочурился на месте, остается загадкой. А нечего ко мне врываться без разрешения, он, в конце концов, просто привилегированный слуга, как бы не пытался себя возвысить.

Злобно порыкивая, он повел меня длинными коридорами, устланными коврами, видимо, чтобы, не дай Бог, его императорское величество не упал на скользких полах и не выбил себе зубы. Довольно быстро мы дошли до нужной двери, только вот войти в нее оказалось не так уж и просто. Секретарь этой драконьей морды промариновал меня в коридоре не меньше получаса. Когда я уже не выдержал и рявкнул на этого лизоблюда, дверь отворилась, и Маркант собственной персоной вышел в приемную.

— Что тут происходит? — взревел он. — Я когда еще приказал доставить ко мне Максима?! Прошло уже сорок минут!

— Но, Ваше Императорское Величество, я четко следовал предписанным правилам… — попытался было оправдаться слуга, но тут же был остановлен нетерпеливым жестом императора:

— Молчать! Все что ты уже мог сделать не так, ты сделал, — скривился он. — Мирей! — крикнул он.

Сразу же, словно из ниоткуда, появился невысокий человек, склонился в почтительном поклоне и застыл в ожидании приказа.

— Проследи, чтобы этого очередного остолопа, рекомендованного советом, выгнали, и найди мне нормального секретаря, без всех этих заморочек на правилах и этикетах. Мои приказы должны исполняться мгновенно, — раздраженно приказал Маркант. — Исполняй.

И больше не обращая внимания на слуг, уверенный, что Мирей исполнит все, как надо, он жестом показал мне следовать за ним. Я, окинув напоследок слишком ретивого слугу злым взглядом, направился за Марком к нему в кабинет.

Войдя в святая святых императора, с любопытством огляделся. Довольно большое, но при этом уютное помещение приятно радовало взор светлыми тонами стен и мебели. После помпезности отведенной мне комнаты это была просто отрада для моих глаз. В воздухе витал приятный запах книг и чернил. Обстановка кабинета меня тоже приятно удивила, не ожидал от такого мерзкого человека, точнее дракона, такого хорошего вкуса. Стол, кресла, книжные шкафы, диван и даже гардины были подобраны в одном стиле и прекрасно гармонировали между собой. В такой обстановке хочется расслабиться и вести беседы на любые темы. Видимо, именно на это и было рассчитано такое убранство — разговорить собеседника на интересующие императора темы. Умно придумано. Посмотрел на Марканта даже с некоторым уважением. Чем заставил его несколько напрячься, видимо, после содеянного он ожидает от меня чего угодно, но только не уважения. Я же за ночь уже успел успокоиться и морально приготовился к конструктивному диалогу. Ведь взаимные упреки все равно ни к чему хорошему не приведут, а тогда смысл лишний раз себе нервы трепать?! Если только для морального удовлетворения ему по физиономии съездить, да вот, боюсь, на нем обязательно какая-нибудь защита стоит, маловероятно, что он рискует спокойно передвигаться по замку совсем без магии, пока его силы не вернулись. Так что придется кулаки почесать в другом месте. Да и выглядел император довольно неважно: черные круги под глазами выдавали бессонную ночь, движения нервные, сам он весь какой-то дерганый. Что-то не очень Маркант похож на человека, вылезшего из кровати любимой женщины, если, конечно, они сада-мазо не практикуют. Разве только… императрица Ариана привела план Марго в действие! Судя по сжатым кулакам мужчины и постоянном пребывании в своих мыслях, которые заставляют его то краснеть, то бледнеть, я угадал с выводами.

Неудивительно тогда, что ему весь мир не мил. Но надо как-то его вернуть в рабочее русло, не хотелось бы тут до вечера сидеть и любоваться на его физиономию. Вопросительно посмотрел на него, намекая, что пора бы уже и объяснить, для чего он меня пригласил.

— Присаживайся, Максим, — Марк указал на одно из низких кресел рядом со столом, сам же сел напротив на стул, больше напоминающий трон. Я вольготно расположился на удобном сиденье и приготовился слушать. — Мне вчера доложили о том, что императрица Ариана посмела умыкнуть Маргариту прямо у меня из-под носа, — саркастически улыбнулся он. — Правда, в этот раз такой необходимости не было. Марго была бы предоставлена круглосуточная охрана. Пока бы ее не забрал к себе в дворец сам князь Велиар. Поэтому тут вы несколько поспешили с действиями.

— Это, конечно, все хорошо, знать бы только, кто такой этот ваш князь, и почему при упоминании его имени я должен успокоиться и рухнуть ниц от почтения. А еще: почему, собственно, я должен тебе верить? — вопросительно поднял бровь я.

— А у тебя нет особого выбора. Кому-то верить тебе придется, иначе не выживешь. А я далеко не худший вариант. Уж поверь мне, — констатировал бесспорный факт Маркант. — Но это все лирика. Я не для этого тебя пригласил. Нам нужно серьезно поговорить. И в ходе нашей беседы ты поймешь, кто такой князь Велиар, и за что его стоит уважать, — встал со своего кресла император и стал нервно ходить по кабинету.

— Как вам успела рассказать Ариана, Ксенон сейчас находится на пороге войны. Любая помощь в данный момент будет носить неоценимый характер. В своем мире ты гений по разработке оружия. Я, бесспорно, понимаю, что технологии Земли и Ксенона несравнимы, но искренне прошу попробовать воссоздать хоть что-нибудь, что сможет помочь нам выиграть эту войну. Мы просто не имеем право ее проиграть. Иначе геноцида наших рас не избежать. Рисковать оставлять в живых существ, которых Черный Колдун не смог поработить своей магией, он не станет. В данный момент, реально оценивая потенциал нашей обороны и войск, все правители союзных государств прекрасно понимают, что шансов на победу очень мало, — констатировал император.

— Но что я один могу сделать? — удивился я.

— От силы одного человека, конечно, мало что зависит. А вот от знаний и умений, которыми этот человек может поделиться с другими людьми, способными помочь в реализации этих знаний, очень даже много. Если ты подскажешь, как можно укрепить оборону и поможешь преподнести Черному Колдуну несколько неприятных сюрпризов, мы будем очень благодарны тебе, — тихо сказал Маркант. В этот момент я понял, что, несмотря на постоянную некоторую браваду, император напуган. Не за себя, за свой народ, который ожидает смерть. Причем, далеко не легкая.

— Знаешь, меня разрывают сомнения, хочу ли я тебе помогать. После всего, что ты натворил, — тяжело вздохнул я.

— Ты поможешь не мне, а тысячам существ, которые смогут выжить благодаря тебе. Детям, которые смогут вырасти, девушкам, над которыми не надругаются, мужчинам, которые смогут создать семью и старикам, которые смогут дожить отведенный им срок, не говоря уже о том, что и ваши жизни зависят от твоего решения, — сломил меня своими доводами Марк. Я буду последним эгоистом и подонком, если хотя бы не попробую помочь. Да и жить под гнетом психически неуравновешенного тирана и деспота, ой как не хочется.

— Хорошо, я помогу, но мне требуется время подумать, — глухо ответил я.

— Время, нужные инструменты, имеющиеся у нас, и помощь всегда в твоем распоряжении, — заверил меня Маркант. Превращаясь на глазах из просителя в правителя сильного государства.

— Замечательно, — кивнул я. — А теперь, когда мы выяснили мою роль в твоей игре, растолкуй роль Марго, — потребовал я.

— А Маргарита, если сравнивать ее с фигурами на шахматной доске, как ни странно это прозвучит — король, одна из главных фигур. Но вот вроде бы и ходить может куда захочет, да только толку-то?! — туманно пояснил император.

— А если по-человечески? — переспросил я.

— Понятнее объяснить не могу, я связан клятвой. Скажу одно — от нее зависит, вступят ли в войну на нашей стороне демоны. Они очень сильные воины. Без них войну можно даже не начинать, сразу сдаваться на милость победителя, — не многим яснее растолковал Маркант. Но, видимо, дальше его пытать нет смысла. Все равно ничего не скажет. Но я попытаюсь со временем выяснить правду.

— Ладно, эту тему пока развивать дальше не будем, со временем все разъяснится. Сейчас же меня интересует система обороны государства, и какие подручные средства имеются в моем распоряжении? Начинать укрепление оборонительных сооружений, думаю, стоит с Края Драконов, раз, со слов императрицы, первым нападению подвергнется именно он, — приступил к расспросам я.

Маркант молча спроецировал карту, отображающую границы государств. Я внимательно вгляделся в расположение наших союзников и врагов. Императрица показывала ее Марго, но я, к сожалению, так и не успел посмотреть, теперь нужно восполнить этот пробел. Иначе просто невозможно, да и бессмысленно, что-либо придумывать. Картина, которая мне открылась, несколько удручала. Край Драконов действительно как бы преграждал путь врагу к территориям наших союзников. При всей моей гениальности отстоять его нам не удастся, надо сразу морально готовиться к сдаче этой территории врагу. Единственное, что мы можем сделать, это продать подороже каждый сантиметр земли. О чем я и поведал Марку.

— Неужели ничего нельзя сделать? — обреченно спросил император.

— Марк, у вас вообще главнокомандующие есть? — осторожно поинтересовался я. Чувствуется, что дела обстоят гораздо хуже, чем я думал.

— А зачем они нам были нужны? У нас вообще никто не знает, что такие должности существуют, кроме узкого круга людей, которые имеют допуск к литературе из других миров. Макс, у нас до этого времени государства никогда не воевали, все вопросы решались мирным путем. У всех есть свои территории, те, что лучше всего подходят каждой расе. Ну, зачем тем же гарпиям леса эльфов или грифонам равнины и леса людей?! Что они с ними делать будут?! Это никому не нужный балласт. Теперь же, когда встал вопрос войны, мы оказались слабыми и беззащитными, как слепые котята. У Черного Колдуна есть вышколенные люди, которые обучат армию и поведут ее за собой. У нас же есть теперь только ты, — «обрадовал» меня Марк.

— О чем ты вообще говоришь? Маркант, я оружие конструировал, а не армии в бой водил! Я не умею и не знаю, как это делается. Не возьму я на себя такую ответственность, — вскричал я. — Помочь оборону укрепить — это одно, а учить армию воевать — уж уволь. Во что ты пытаешься меня втянуть?

— Ладно-ладно, не кричи, — поднял ладони в успокоительном жесте Марк. — Не будем гнать коней. Сначала оборона, а там уже решим, что делать дальше. Тем более, от моих подсказок тут мало, что будет зависит. Вот что касается торговли, экономики, межрасовых отношений и тому подобного — я дока, но военное дело… Сам понимаешь, теория и практика очень сильно расходятся, — медленно кивнул, соглашаясь.

На одной теории ведения боя далеко не уедешь, а от меня в этом направлении тоже толка мало. Я, конечно, изучал тактику, огневую подготовку, военную топографию и прочие военно-учетные специальности, но, опять же, это только теория. Если, правда, другого выхода не будет, придется вспоминать все, чему меня учили. Многое в этих условиях, конечно, не подойдет, но общие азы вполне могут помочь. Но Марканту об этом пока знать не стоит, а то быстро самоустранится от подготовки к войне.

— Так что с обороной? Что уже имеется в наличии?

— Думаю, тебе стоит самому взглянуть что да как. Глупо голословно пытаться тебе что-то объяснить, — посоветовал император.

— И то верно, — согласился я. — Я познакомился с местным кузнецом Пилатом, попрошу его тогда показать мне, для начала, замок, а там и по государству прогуляюсь, — подвел итог я. А потом вспомнил еще один упущенный из вида вопрос:

— Марк, так кто же такой князь Велиар? Ты так и не ответил, а мне любопытно.

— Велиар — повелитель демонов. Самый старший и опытный правитель нашего мира, не говоря уже о его магических способностях. Хоть мы и не вмешиваемся в дела друг друга, но к его мнению прислушиваются все, — тяжело вздохнул Маркант. — Мне же приходится тяжелее всех. Поскольку я самый молодой правитель, то он довольно часто «советует» как лучше поступить в той или иной ситуации, и если в экономических вопросах я могу показать зубы, то в военных мне приходится молчать и не высовываться лишний раз, каждый раз заставляя свою гордость замолчать. Демоны очень сильные союзники, они нам нужны. И если для спасения своего народа мне придется прогнуться под Велиара — значит, я прогнусь, — глухо поведал мне император.

— А для чего ты мне все это рассказываешь? Я спросил только, кто он, — в недоумении уставился на него.

— Чтобы ты понял, что некоторые вещи я делаю вопреки своей воле. Не скажу, что мне очень сильно важно твое мнение обо мне, главное, что я живу в гармонии с собой и понимаю, что поступаю правильно во имя своего народа. Но в твоих руках будет сплочено слишком много власти. И чтобы ненароком из-за банального недопонимания не стать тебе врагом и не погубить собственное государство, я и пояснил тебе ситуацию.

— Я понял. И, собственно, даже хорошо, что Марго в Академии, а не у князя. Мне так спокойнее, — подвел итог я, поднимаясь из уютного кресла. — А, да, Маркант, мне бы не помешала одежда этого мира, а то на мои джинсы все косятся с нездоровым интересом, — посетовал я.

— Я как-то не подумал об этом. Но это легко исправимо, — заявил император. — Мирей!

И снова появление из ниоткуда уже знакомого мне человека.

— Проводи Максима к моему портному, пусть снимет мерки и в самые краткие сроки сошьет хотя бы минимальный набор нужной одежды. Ну, он сам знает, что да как, — нетерпеливо махнул рукой Марк. — С тобой, Макс, не прощаюсь, как будут какие идеи и зарисовки, я тебя жду, — кратко махнул головой, соглашаясь, и направился вслед за слугой.

От портного к себе в комнату, с дверей которой, кстати, сняли охрану и ключ отдали владельцу, то есть мне, я вернулся уже вечером, перекрестившись, что родился не женщиной. Как большинство мужчин, я не люблю походы по магазинам, но я и не предполагал как это утомительно — заказывать гардероб. Хорошо еще, мужчины тут всякие чулки и короткие штаны к ним не носят, а то бы я вообще взвыл. Штаны и рубахи в этом мире очень похожи на земные начала девятнадцатого века, то есть вполне удобные. Обувь вообще выше всяких похвал, у нас такой качественной, мягкой и удобной в носке не найдешь. Единственным минусом было приложение к этому набору кафтана, но его можно было и не одевать в повседневной жизни. Одну смену, рубашку и брюки, мне смогли подобрать сразу, а вот остальное придется подождать пару дней, но мне пока и этого хватит. Единственное, надо будет потом все же пройтись по магазинам, посмотреть, чем здесь бреются, стригутся, да и вообще — какие товары предлагаются. Я взял с собой бритвы, пену, дезодорант и прочие мелочи, но они же не могут служить вечно. Можно, конечно, послать служанку за покупками, но не люблю я, когда незнакомые люди покупают мне средства гигиены, предпочитаю это делать сам.

Немного отдохнув после этой экзекуции, я начал обдумывать, какой неприятный сюрприз можно сделать Черному Колдуну.

Допустим, получить порох не проблема — из угля сделать порошок легко, селитра и сера, как мне сказал кузнец, тоже в наличии есть. Фитиль… Ну, веревку, я думаю, тоже найдем. Значит, можно соорудить небольшие такие бочонки из плотной бумаги, и просто кидать их со стен замка. Большого вреда они, конечно, не принесут, но вот панику и контузию близ стоящих точно вызовут. И раз уж селитра есть, можно наделать дымовух, они хорошо пойдут против эльфов, стрелять по невидимым врагам довольно сложно. Но все это скорее игрушки, нежели реальная помощь при осаде.

Еще есть вариант: выплавить ядра. Значит, нужно что-то по типу пушек, но более легкое. Можно, правда, катапульты использовать, но в них лучше все же камни обтесать. А еще арбалет — заменить на более мощный аналог, чтобы сбивать гарпий на подлете. Можно, конечно, попробовать соорудить аркбаллисту, и стрелы к ней. Колеса большого диаметра и деревянная рама выточатся легко, но вот с железным луком придется повозиться, да и ворот, при помощи которого натягивается тетива, тоже доставит хлопот. Но надо же с чего-то начинать.

С этими мыслями я уснул. Утром, умывшись и позавтракав в кухне, не дожидаясь пока накроют стол в столовой зале для всех господ, я отправился к Пилату.

Как я и говорил, кузнец, которого мне дали в помощь, оказался замечательным мужиком. Толковый, глупых вопросов не задавал и изо всех сил пытался помочь, где и советом как лучше. Так мы с ним провозились с чертежами несколько дней, осматривать местность я пока не стал, еще будет время. Но как бы Пилат не помогал, ничего подобного огнестрелу я пока придумать не смог, попытки выточить пули тоже провалились, даже мои книги и записи не смогли помочь. Конечно, рано отчаиваться, время еще есть, но энтузиазма я уже не испытывал. «Думай, Макс, думай!» Должен быть вариант, подходящий к этим условиям… Но пока мыслей не было.

Императрица Ариана заходила к нам по несколько раз на день, якобы уточнить, как продвигаются дела. Но и я, и мой напарник прекрасно понимали, что ею двигало. Она, конечно потрясающе красивая женщина: чуть вьющиеся темные волосы, необычные, выразительные зеленовато-желтые глаза под дугами ярко очерченных бровей, чуть пухлые губы и гибкий стан. Но она не в моем вкусе, и, как ни крути, замужем.

Я усиленно делал вид, что не понимаю ее намеков. Я еще не сумасшедший, чтоб так подставляться и подставлять Марго императору. Мне нужны хорошие отношения с Маркантом, чтобы выжить в этом мире. Пока император единственный балласт, держащий нас на плаву. Да и, как мне показалось, не такой уж он и гад, ведь неизвестно, как бы я поступил на его месте, если бы мне нужно было спасти тысячи зависящих от меня людей.

А еще мне явно надо развивать магические способности. Это в нашем мире мы делали вид, что их нет. Тут же без силы, как без рук. Да и глупо не использовать то, что дано уже при рождении, тем более что здесь за магию в учреждение с белыми стенами не упекут.

Поэтому, когда к нам в очередной раз заявилась императрица с целью моего соблазнения, я направил ее фантазию в более мирное русло.

— Императрица Ариана, не сочтите за дерзость, но я бы тоже хотел изучать магию, хотя бы азы. Может кто-нибудь взяться за это дело? Так, чтобы я смог совмещать занятия и конструирование оружия?

— Хмм… Сам понимаешь, наша магия разнится с магией людей. Но я, думаю, смогу тебе помочь найти учителя, — улыбнулась она. — Но имей ввиду, сейчас приоритетны твои разработки, магией заниматься ты сможешь только вечером. Остальное время — работа. У нас есть всего год. Это катастрофически мало, — посерьезнела императрица. — И да, сегодня к вам зайдет Маркант, проверить, как движутся дела и посмотреть предварительные чертежи, — уже уходя объявила Ариана.

Да уж, обрадовала. Императору пока мало что предъявишь. Нужно закончить хотя бы с аркбаллистой. Например, стрелы вытесать и наконечники отлить. За дело!

 

***

— У нас с тобой был договор, Маркант. Где обещанная ведьма из другого мира? Я просил всего одну человеческую девчонку, а ты и за ней уследить не смог! — прорычал собеседник императора в магическое зеркало.

— Моя жена помогла ведьме сбежать в Академию Магии и Волшебства «Пламя дракона» под руководством ее давнего друга Альфреда Баркара. Мне он ее добровольно не отдаст, а нападать на Академию, сам понимаешь, без вариантов. Но в этом есть и свои плюсы — там ее не достанет и Черный Колдун. У нее теперь больше шансов дожить до инициации. А когда придет срок, она все равно явится в Черный Замок ведьм, у нее не будет выбора. Да и ее брат остался в Краю Драконов. Она к нему слишком привязана, чтобы им рисковать, он — ее слабость, — оправдался Маркант.

— Ну, хорошо, считай, что договор остался в силе, я пришлю войска в Край Драконов. Но с девчонки глаз не спускать. Ты знаешь главное условие. Как хочешь это делай, но оно должно быть выполнено. Слишком многое поставлено на карту, — с этими словами собеседник отключился. А Маркант без сил опустился в кресло.

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль