Салфетка 65

0.00
 
Алиса
Салфетка 65
Обложка произведения 'Салфетка 65'

Мы бежали за ним. Бежали по переулкам, по крышам, наступали ботинками в грязь, толкая всех, кто был помехой. А груда железа продолжала бежать, судорожно прижимая младенца к груди. Я ненавидел себя в тот момент, но все равно стрелял. Я восхищался роботом, пытающимся спасти ребенка, у которого и так не было шансов выжить, но все равно гнался за ним, чтобы обезвредить. Казалось, погоня будет длиться вечно: компьютерный мозг быстро находил выходы из сложных ситуаций. Но один раз он ошибся, и эта ошибка стала решающей в нашей борьбе. Мы загнали его в угол. Двое моих помощников светили фонариками в лицо ребенка, который, сжав маленькую ручку в кулак, закрывал глазки от режущего света. Робот продолжал прижимать младенца к себе.

— Отпусти его, — приказал я.

Робот не дернулся. Он начал что-то шептать малышу, пытаясь утихомирить его дикий плач.

— Отпусти его!

Я знал, что должен сделать и знал, что не прощу себя. Но не сделать этого тоже не мог. Я был трусом, я был менее человечен в тот момент, чем робот. И тогда я выстрелил. Плач ребенка резко оборвался, тишина оглушила, заполонила собой все пространство. Мои помощники подошли к обмякшему роботу и подняли с железных колен.

— Что с ним делать, сэр?

Грубый, но уважительный голос пробивался сквозь рыдания ребенка, которые до сих пор звучали в моей голове. Я неровно сглотнул и, оторвав свой взгляд от крови, ответил:

— На переработку его.

Неожиданно робот поднял голову и посмотрел на меня своими маленькими черными камерами. Я увидел в них такую боль, на которую не способен ни один человек.

— Это всего лишь ребенок, — сказал он своим размерным, механическим голосом.

Я прокашлялся, но мой хриплый голос все равно предательски задрожал:

— Он болел синдромом Дауна. Его мать нарушила закон, не сделав аборт. Этот ребенок был угрозой человечеству.

— Что может быть хуже, чем бездушие? Вы мертвы, сэр, только себя вы убили сами.

Робот последний раз посмотрел на маленькое тело у мусорных баков и послушно последовал за моими помощниками.

— С ребенком я сам разберусь! — крикнул я удаляющимся фигурам.

Я медленно опустился на колени и поднял малыша, укутанного в кровавое полотенце.

— Прости меня, — шепнул я, — прости…

Машина офицеров медленно двинулась мимо мертвых улиц, где люди были здоровы физически, но уродливы духовно, где машины чувствовали больше, чем черствое сердце человека, где жизнь не стоила ничего…

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль