Мелкие неприятности

0.00
 
Колесник Светлана
Мелкие неприятности
Обложка произведения 'Мелкие неприятности'
Мелкие неприятности

— Ох, — выдохнул Шрибкинс, озвучивая печальные мысли. По правде говоря, ему было отнюдь не печально. Гадкое чувство вины из-за совершенной ошибки холодило сейчас спину. Он, и только он виноват в том, что завтра не будет Луны.

 

— Как ты мог забыть, идиот! — орала Совесть, довольно серьезная и почтенная дама, между прочим. Шрибкинс всегда был ответственным работником Небесной канцелярии. И как можно было проворонить этот договор? Хотя конечно, такой срок — четыре с половиной миллиарда лет, можно и забыть. Ведь можно? Вот он и забыл.

 

Тоненький, потемневший от времени и сейчас больше всего напоминающий блёклую звездную ткань, листик покоился на столе. Шрибкинс даже боялся прикоснуться к нему. А вдруг рассыплется?

 

— А если рассыплется, то что? Может никто и не заметит ошибки? Никто и не узнает, что договор не был переподписан? — поинтересовался Интерес.

 

— Ха, так смелее, порви его! — бушевало Отчаяние у Шрибкинса в голове.

 

Но не успел он занести руку над столом, как опять заиграла Совесть.

 

— Ты что творишь, идиот? Как смеешь документы портить? И так допустил непростительную ошибку, хочешь еще грех получить?!

 

— А что же делать? — вслух поинтересовался Шрибкинс. Слезы уже подступали к глазам, еще минуту и нервная истерика овладеет им.

 

— Думать, — рассудительно сообщила Шрибкинсу Мудрость.

 

— А что думать тут. Что думать! Если я Главному не отдал на переподписывание этот договор за 15 дней до истечения срока — то все, договор аннулируется! Божественная сила перестает участвовать в удержании небесного тела «Луна». И все летит в тартарары… Можно подумать, что такое пятнадцать дней по сравнению с миллиардами лет? Тьфу, крупинка, — оправдывался Шрибкинс перед Совестью, но она была непреклонна.

 

— Идиот!

 

— Охохоечки, — законючил Шрибкинс. Кончиками пальцев он аккуратно перевернул листок, на котором сзади красовалась размашистая подпись Главного. И маленькими буквами на следующей строке была приписка. Перезаключение договора — 4 апреля 2010 года от РХ.

 

— Нет, это все происки Рогатого, не иначе, — начал искать оправдание Шрибкинс.

 

— Конечно, — поддакивало ему Самолюбие, — Ни как не иначе его рук дело. Ну, вот кто мешал Главному составить договор навечно?

 

— Ну, — требовательно выкрикнул Шрибкинс, потрясая кулачком куда-то вверх, — Кто мешал?!

 

— А я знаю? Нас с тобой тогда еще не было, да и всей Небесной канцелярии тоже. Вот и решали они между собой, и подписывали какие-то бумаженции, как им хотелось.

 

— А может она вообще не имеет юридической силы? — предложила Хитрость.

 

— Как же не имеет, — парировала ей Честность, — вот же подпись Главного, чего ослепли все? А вот в этой строке должна быть его вторая, о продлении.

 

— Ооо, — взвыл Шрибкинс, рассматривая девственно пустой кусочек звездного пергамента.

 

— Вот завтра весело будет, когда Луна взорвется. Еще глядишь, Рогатому там черную дыру захочется установить. У него, небось, уже все бумаги готовы. А портом бац, и Землю туда затянет, — вещала Дальновидность, — И кто во всем будет виноват, я вас спрашиваю? Конечно этот никому не известный мелкий дух Шрибкинс, дело которого было в архиве сидеть, за бумагами смотреть!

 

Слезы текли в два ручья по щекам бедного клерка.

 

— Спаси и сохрани, — разрыдался он.

 

— Ты что, одурел?! — взревела Трусость. — Сейчас Главного накличешь, а он тебя тут же в снежное облако превратит!

 

— Я же говорила, он идиот! — не упустила случая напомнить Совесть.

 

Маленькие глазки Шрибкинса бешено бегали из стороны в сторону в поисках решения.

 

— А может мы это, ну… подделаем? — предложила робко Смекалка. Ее вообще всегда ущемляли Совесть и Трусость, но тут, в момент всеобщего отчаяния, она решила высказать свою идею.

 

— А что, — поддержал ее Шрибкинс. — Это идея! Вот же подпись одна есть. Я сейчас цвет подберу и вторую такую поставлю!

 

— Ни фига у тебя не получится, — заметила на пару с Циничностью, Трусость.

 

— Чего это вдруг? — обиделся Шрибкинс.

 

— А потому, что подчерк у тебя, как у пьяного сатира!

 

— Ну, только не начинайте, — захныкало Отчаяние. — Только вот идея нормальная появилась, а тут вы опять со своими издевками.

 

— Все правильно, не получится у тебя, надо профессионала искать, — Смекалка сегодня была в ударе. Никто и не приметил, что с ней рядом сидел Испуг и что-то влюблено шептал на ухо.

 

— Да, именно, — оживился Шрибкинс, — есть у меня один знакомый по этим делам, Фальсификер. Он вроде говорил, что самого Рогатого подпись смог нарисовать.

 

— Врет он все, — проскрипел старичок Скептицизм, — откудова ему тут подпись Рогатого найти.

 

— Да какая разница! Всем молчать, я решил! — взревел Шрибкинс и все умолкло.

 

Далее он оглянулся по сторонам, словно вор в своем собственном кабинете. Взял серебряную папку-конверт, аккуратно переложил туда лист договора, уложил папку в портфель и еще раз огляделся по сторонам, не было ли свидетелей преступления. Вышел наружу. Перескакивая через облачные ступеньки и пересаживаясь с одной ветровой переноски на другую, Шрибкинс думал только об одном — лишь бы Фальсификер согласился. Если он откажет — все пропало. Луна пропала, Земля пропала, и он пропал, насовсем.

 

— О, хо, хо! Шрибкинс! — прогрохотал кто-то басом сверху. От звуковой волны маленького Шрибкинса откинуло назад. Он поднялся и задрал голову вверх, чтобы рассмотреть на кого натолкнулся. Это был Прейус. Только почему-то увеличился он в десять раз, со времени их последней встречи на Солнечном курорте Протуберанс-СПА.

 

— Привет, Прейус, — пролепетал Шрибкинс и уставился вниз. Стоять с задранной головой было крайне неудобно, — Что это с тобой, заболел? — неуверенно продолжил клерк.

 

— Хо, хо, — громом отозвался друг, — какой там заболел. Вырос!

 

С этими словами он поднял высоко вверх указательный палец так, что тот исчез где-то на следующем облачном этаже.

 

— С чего бы это, интересно знать, столько счастья? — спросил Шрибкинс, пугливо озираясь по сторонам.

 

— Ох, а ты не знаешь? — удивился Прейус, — Там внизу, на Земле, у этих людишек жило племя одно. Как их там… О! Майя. Так вот, шаман был у них один, не иначе в сговоре с Рогатым. Жертвоприношения, кровь, и всякие гадости любил шибко.

 

Шрибкинс скривился.

 

— Он им какое-то там предсказание изрек, лет 300 тому назад. Мол, 12.18.16.2.6, 3 Кими 4 Соц не станет у них Луны и конец всему случится.

 

Шрибкинс почувствовал, как предательски стекает по лбу холодная струйка пота.

 

— И что? — только и смог он из себя выдавить.

 

— А что? Вот теперь молятся все, а мне прирост — смотри какой, — похвалился Прейус, поглаживая огромный живот.

 

— Аа, ясно, ну я спешу, — пробормотал Шрибкинс и припустил дальше.

 

Все складывалось намного хуже, чем он предполагал. Если вдруг слухи о пророчестве доберутся до Главного, а с такими раздутыми объемами Прейуса — это запросто, то его ошибка тут же откроется. Надо скорее ставить подпись…

 

Он ворвался в комнату Фальсификера и замер. Тишина. Никого нет.

 

— Черт, — вырвалось непростительное. Но как только он это произнес, правая стена комнаты стала прозрачной, и он увидел еще одно небольшое помещение. На стенах висело множество бумаг, листов, звездных страниц и каменных скрижалей. Вокруг в беспорядке были разбросаны ручки, перья, чернильные пасты, каменные молоточки и деревянные резцы. Пахло каким-то едким красителем и медом. За широким столом он рассмотрел худощавую фигуру Фальсификера, который сгорбился над книгой.

 

— Ох, слава Главному, ты тут, — зашептал Шрибкинс, и переступил невидимый порог. В то же мгновение стена позади него вновь затвердела.

 

— Проходи, садись, рассказывай, — по-деловому обратился Фальс.

 

От счастья, Шрибкинс стал хватать ртом воздух. Фальс одарил его сердитым взглядом, и клерк решил приступить сразу к делу.

 

— Дело у меня к тебе, — начал он.

 

— Эт я понимаю, у всех ко мне дело. Даже у Рогатого бывает ко мне дело, такое дело — огого какое. Но только об этом никому, — мастер заговорчески подмигнул.

 

— Да, да, конечно же, — прошептал Шрибкинс, — Я не от Рогатого.

 

— Эт я тоже понимаю, — усмехнулся Фальс.

 

— Мне надо подпись одну поставить, на документе и срочно, — решительно выпалил Шрибкинс и обмяк на стуле.

 

— Ну, подпись эт не сложно. Без печати?

 

Такого вопроса клерк не ожидал. Он бережно вытащил из сумки папку, отрыл ее уголочек и быстро пробежался по документу в поисках печати. И, о горе, она там была, чуть правее первой подписи, в форме красной звезды с золотым теснением.

 

— А если и с печатью?

 

— С печатью эт сложнее? Какая там у тебя? Круглая подтверждающая, квадратная ограждающая?

 

— Эээ, нет, — клерк робко протянул документ.

 

— Звездная создающая, рогатые копыта… — в изумлении воскликнул Фальс. — Я таких и не видел ни разу!

 

— Ооо, — зажав голову руками и нервно раскачиваясь из стороны в сторону, начал хныкать Шрибкинс, — Помоги Фальс, ты моя последняя надежда. Если не ты — завтра ведь все! И Майи это предсказали, да!

 

Зачем он добавил про Майи — непонятно, но Фальс пожал плечами, не обращая на его слова никакого внимания, и ответил:

 

— Хорошо, сто флаконов первоматерии, и я ничего не гарантирую.

 

— Как это не гарантирую, — изумился Шрибкинс, цена его не удивляла, — мне нужна точная копия на этой же странице.

 

— Будет копия, но у меня краски золотой нет, такого образца нет, понимаешь? Да и не найти его уже, вон сколько лет прошло. Так что будет копия, но немножко неточная.

 

Шрибкинс заерзал на стуле. Если неточная — это страшно?

 

— Думаю, нет, — прошептал ему Страх, — Главное, что документ будет действителен, две подписи и печать. А если чего не подойдет пусть и переподпишут через следующие четыре миллиарда лет.

 

— Да, точно, пусть переподписывают, а меня к тому времени точно не будет, — подумал Шрибкинс. Факт того, что его в тот момент не будет Шрибкинса и огорчал и радовал, но он решил пока об этом не задумываться, а просто пожать, протянутую Фальсификером, руку.

 

— Идет.

 

— Ну и отлично, завтра заберешь!

 

— А сегодня, до полуночи никак нельзя? — поинтересовался Шрибкинс.

 

— Можно и сегодня.

 

Ровно в 23:59 Шрибкинс стоял на пороге дома Фальсификера и шептал проклятья.

 

— Черт, черт, черт, — но дверь так и не открывалась. То ли хозяин сменил пароль, то ли что-то случилось. Хотя, если случилось, то его сейчас тут точно не было. Значит Фальс просто занят и не хочет открывать.

 

— Черт, — заныл Шрибкинс, приседая с ноги на ногу. Он нервно посмотрел на часы, была ровно полночь.

 

— Всё, опоздали, — запело Отчаяние в голове.

 

— Вот, идиот, — констатировала Совесть, — Луну просрал!

 

— А чего вы на него наезжаете, — заступилась Честь, — он делал все, что в его силах!

 

— И даже больше, — пискнул Страх.

 

— И все равно он дурак и лодырь, — не упустила случая похвалиться Лень.

 

— Перестаньте ругаться, а? — вмешалась Вежливость, — прямо, как дети малые.

 

Шрибкинсу было нечего им ответить, ему было страшно.

 

— Черт, — беззвучно прошептал клерк, и упал на колени, когда стрелка его часов переползла одну минуту первого.

 

И в этот миг стена тайной комнаты Фальса исчезла, мастер вышел навстречу. На вытянутых руках он нес звездный лист договора и улыбался.

 

— Успел, — просиял Шрибкинс.

 

— А то, дело мастера боится, — довольным голосом промурчал Фальс, — смотри!

 

И он поднес к носу Шрибкинса лист, на котором красовалась красная звезда печати, а рядом размашистая подпись Главного с закрученными вензелями.

 

— Отлично, — Шрибкинс не мог сдержать идиотской улыбки. Ему хотелось расцеловать Фальса, но тот отодвинулся подальше и бережно положил листок на стол.

 

— Расчет.

 

— О, да, — Шрибкинс протянул ему коробку с гонораром.

 

— Приятно иметь с вами дело, — ответил Фальс и развернулся уходить, — и да, я тебе советую незамедлительно положить документ на место.

 

— Да, — согласился Шрибкинс, пряча бумагу в папку, — Спасибо тебе, Фальс, — прошептал он, но тот уже скрылся в тайной комнате.

 

Ночью 4 апреля 2010 года всего на одну минут Луна исчезла со звездного неба планеты Земля. Этого практически никто не заметил. Ведь что такое одна минута, по сравнению с миллиардами лет? Зато появление нового звездного объекта на орбите Земли, образованного поддельной звездосоздающей печатью, привело к катастрофическим последствиям для мелкого клерка Небесной канцелярии Шрибкинса. Но это уже совершенно другая история.

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль