Заседание на Земле

0.00
 
Ксавьер Паэт
Заседание на Земле

1.

 

— Господа, попрошу внимания! — Председатель постучал по столу председательским молоточком. Шедшее шестой день заседание по Реструктуризации, Оптимизации, Эволюционизации и Гуманизации тупиковых галактических видов здорово уже всем поднадоело. Из собравшихся заседателей никто не мог толком сосредоточиться. Делали уже семь перерывов. Один даже с прогулкой на воздушном катере над живописными видами Лавразии. Стайка рассерженных птеродактилей заставила снова вернуться и продолжить. — Господа, попрошу набраться терпения. На повестке ещё масса вопросов...

— Сколько? — раздалось в дальнем углу стола.

— Так… трилобитов однозначно ликвидируем… двоякодышащих отправляем на пересмотр… насчёт синапсид[1]… так, динозавров оставляем...

— А позвольте! — Снова раздался голос, но уже с другого края стола и несколько взволнованный. — А давайте остановимся именно на динозаврах. — Это был рыжий, занудный наблюдатель из Тау Кита, специалист по Нормам Вымирания. — Очень хорошо было бы определиться именно с динозаврами.

— Именно с динозаврами? — Председатель посмотрел пристально и с некоторым раздражением.

— Да, именно с динозаврами. Они уже второй десяток миллионов лет стоят на очереди вымирания. И всё никак. Руководство Таксономической Комиссии крайне настоятельно рекомендовало...

— Руководство Комиссии представляете здесь вы, насколько я знаю?

— Именно.

— И руководство настаивает исключительно по вашей рекомендации, тогда как никто из его членов никогда не выдвигал динозавров в список? То есть, фактически, единственный, кому мешают эти несчастные динозавры, — это, собственно, вы?

— Но норма… — Оправдываясь, под натиском председателя пролепетал рыжий. — Мы и так уже просрочили все сроки...

— Это не мы, а вы просрочили все сроки! — Продолжал напирать председатель. — И чем это, интересно, не угодили вам эти милые твари? Занялись бы лучше какими-нибудь бактериями, опасной вируснёй или чем-нибудь ещё более архаическим. А динозавров… — и председатель торжествующим взглядом окинул присутствующих, чья пламенная и единогласная поддержка читалась во всех их одинарных, бинарных, тернарных и многофасетчатых глазах. —… а динозавров мы вам в обиду не дадим! Так и передайте своему руководству или кому там ещё! Не дадим!

 

Он ударил молоточком по столу.

— Всё — перерыв.

 

Заседающие стали быстро, с радостным шумом покидать зал. Рыжий удручённо складывал бумаги в портфель, почёсывая лапками лохматую спину. Словно это было ушибленное место.

 

— Это же почти уголовное дело. — Вполголоса пояснял председатель, выходя под руку с пожилой двухголовой дамой. — Этот тип постоянно хочет кого-то уничтожить. Мы же тут не геноцидом занимаемся, в конце концов. Шёл бы в Геноцидную комиссию тогда. Там ему самое...

— Это потому что он паукообразный. — Жалобно квакая, простонала дама, словно дразня. — Пауко-пауко-обб-раааз-ный. — Гнусаво повторила вторая голова, поменьше.

 

В зале остался один рыжий. Слёзы обиды наворачивались на его шестнадцати глазах. Не было ничего более несправедливого в этом мире, чем подобные суждения, думал он. Он только старается честно, аккуратно делать свою работу. И всё. Никакого личного интереса. Ему было очень жаль янтарных тараканищ, уничтоженных по его настоянию в прошлом месяце на Венере… Но он никогда! никогда-никогда в своей работе не руководствовался личными корыстными мотивами. Только долг и требовательность к себе… Никто не хочет его понять...

 

Продолжение заседания было отложено на месяц. У всех намечались важные совещания в других комиссиях, а положение дел на Земле никаких скоропалительных и быстрых мер не требовало. Перестройке материков ещё только предстояло согласование в Строительном комитете. Утверждение новых этапов эволюции лежало в проектах.

По динозаврам пока ничего определённого не решили. Но мало кто в Галактике сомневался насчёт их будущего. Более приятных и добродушных существ не было ни в одном из миров! Самые милые, нежные и добрые фото на поздравительных открытках уснащались целыми гроздьями их неподражаемых мордашек. Отважные и храбрые тираннозавры, степенные, вежливые диплодоки, такие непредсказуемые, изящные эорапторы, а уж трицератопсы — любимцы всех детей и домохозяек! — беспроигрышный вариант, если вы хотите понравиться девушке и сомневаетесь, какого домашнего питомца ей подарить. Настоящие ми-ми-ми! И пусть они немного тупиковые и туповатые с точки зрения эволюции.

 

Мало чего там выдумал какой-то рыжий паукообразный, стараясь выполнить свою персональную рабочую норму вымирания видов за счёт этих безобидных зверюшек. Да уж конечно, это ему было бы очень удобно! Один махом — и сразу столько видов!

 

Заседатели разлетелись кто куда. Единственное, насчёт чего договорились точно — место следующей встречи: Планета Динозавров, Столовая Гора, живописный уголок между Лавразией и Гондваной, приятный во всех отношениях: здесь всегда можно посмотреть на извилистый скалистый залив, а в столовой — насладиться настоящим межгалактическим тоником.

 

2.

 

Никто не любит заседания по реструктуризации, оптимизации… и тому подобной «зации» тупиковых видов. Поэтому через месяц почти все участники, сославшись на крайнюю занятость, проголосовали за перенос ещё на месяц. Потом ещё и ещё… Через пару лет список тупиковых видов вырос в несколько раз, из-за чего надо было менять текст резолюции и привлекать в состав новых специалистов. Решили подождать несколько лет, когда учёные смогут однозначно сказать, кто тупиковый, а кто — нет, и уж тогда проголосовать за всех разом.

 

Динозавры продолжали процветать, совершенно настырно и жизнерадостно. Все новые сроки заседаний были провалены. Рыжий поднимал вопрос об их необходимом вымирании сначала каждые пять, потом — каждые десять лет, надеясь быть услышанным, но постоянно наталкивался на грубую критику в своей некомпетентности. Так что постепенно переключился на гуманоидных дельфинов на одной из экзопланет свой родной Тау Кита, считая их существование недомыслием, неудачей и позором в любом аспекте Эволюционной Практики.

 

Однако ж, время шло, и на Планете Динозавров стали появляться новые успешные виды. Более того, некоторые из этих видов были настолько успешны, что принесли с собой искру разума в исключительно животный и инстинктивный мир планеты. Генетический архитектор гигантских ящеров, постаравшийся над ними, заложил в их геном довольно успешную программу выживания. Однако ж, мало того, что они были чудовищно живучи и сильны, чего-чего, а вредности в их характере тоже хватало. Частенько они с какой-то мстительностью сваливали хлипкие шалашики странных двуногих млекопитающих и сангвинично топтали их посевы, а то и их самих. Не успели они оглядеться в своём эволюционном ступоре, как эти двуногие отгородились частоколами, которые, оказалось, не так-то просто сдвинуть. Максимум, что теперь могли сделать диплодоки или бронтозавры, или, например, … — потеревшись боком о бревенчатый забор, уйти восвояси, поглазев с высоты своих длинных змеиноподобных шей на эту престранную и подозрительную мелюзгу.

 

Мелюзга, тем не менее крепчала. А гигантские ящеры постепенно оказывались в окружении людей. Да-да, это были они, прямоходящие, двуногие человечики, люди. Впрочем, обо всём по порядку.

 

3.

 

Была у наших конкурирующих видов какая-то обоюдная идиосинкразийная взаимонепереносимость. Ящеры топтали всякую живность, имеющую хоть что-то общее с млекопитающими. Словно в их генетической программе была заложена задача на уничтожение любого молокососущего, а в особенности двуногого прямоходящего. Последние же, в свою очередь, от природы были словно наделены умением и хитростью избегать столкновения с этими гигантскими хамами, прятаться, придумывать ловкие, обходные, обманные пути и лазейки. Динозавры были наделены мощнейшей программой и средствами выживания. Поэтому, несмотря на то, что в течение миллионов лет они практически не изменились: не развились и не деградировали — многократно трансформировавшиеся условия на планете едва-едва затрагивали буфер их генетической живучести. Приматы же, а затем и человек, взамен своей физической слабости получили способность развиваться разумно, постоянно адаптируясь и совершенствуясь. Если динозавры, фигурально выражаясь, в эволюционном отношении были подобны гигантской несокрушимой скале, которая не поддавалась действию воды, ветра и молний, то человек, без сомнений, пробивался вверх к солнцу в тени этой самой природной махины тонким, цепким растением, быстро и адекватно реагируя на неблагоприятные изменения.

В результате гиганты, по причине своей дремучей и неискоренимой глупости, не могли и помыслить, чтобы избавиться от людей, последние же, в свою очередь, из-за того, что не имели пока достаточных сил, не умели истребить гигантских ящеров. Хотя некоторые попытки предпринимались ещё в доисторические времена. Например, обезумевшие стада их загонялись в каменный мешок и забрасывались сверху громадными глыбами. Многие гибли, но многие и выживали. Казалось, они были просто неестественно живучими.

 

Приручить «ужасных ящеров» никто не пытался. Почти. Среди Homo sapiens были, конечно, некоторые типы, которые разводили некрупных или карликовых дино, но в целом это очень не поощрялось. Ящероподобные стали настоящим проклятием и жупелом всего человечества, начиная с самого его младенчества.

Причину такой странной взаимной вражды мог бы пояснить один… одно… именно тот самый председатель галактического заседания по Вымиранию видов. Но он, к сожалению, находился очень далеко и не первый миллион лет заботы его были совершенно не о Планете Динозавров.

 

Итак, двум ненавидящим друг друга видам пришлось смириться и приспособиться ко взаимному ненавистному сосуществованию.

Однако, люди были не так просты. Уменьшая площади лесов, они постепенно оттесняли и динозавров. А вследствие глобального характера угрозы, стали очень рано селиться в городах, чтобы найти там защиту.

 

Города способствовали более интенсивному развитию. Цивилизационный уровень быстро рос. Городское население также прирастало значительными темпами — так как почти не велось междоусобных войн. Высокая плотность населения способствовала быстрой и максимальной социализации и увеличению толерантности. Общий внешний враг настраивал на настоящую общечеловеческую цель: максимально быстрое саморазвитие и освобождение от врага.

 

С другой стороны, динозавры, сами того не зная, подарили человеку кое-что очень важное. Общение с прекрасно соображающим, нежным и красивым другом и помощником из семейства куньих. Домашняя ласка с доисторических времён соседствовала с человеком, помогая ему выживать в мире, где правили ужасные-ужасные ящеры. Удивительным была их внутренняя интуитивная эмпатия человеку, глубокое эмоциональное понимание со стороны этого зверька. Сначала ласки предостерегали человека об опасности, затем вместе ходили на охоту и в конце концов сжились настолько, что стали образовывать симбиотические пары — каждому человеку в детстве дарили его альтер-эго из животного мира, с которым он стремился никогда не расставаться.

Подумаешь, домашние животные! Человек много чему ещё научился: например, разводить, гигантских муравьёв и шмелей. Мышеводческое хозяйство — также хорошее и нужное подспорье. Не говоря уже о жуках и лисицах, которые издревле охраняли человеческие дома от набегов диких петухов и овец.

 

И вот всего через пять тысячелетий человечество почти полностью переселилось в города. За их пределами были организованы обширные защищённые территории — для посевов и различных рекреационных площадей. Водное и морское сообщение пока было сильно затруднено. В результате начало осваиваться небесное пространство — благо, что занимавшие его динозавровые не были там столь многочисленны. Кроме этого, люди научились вести с ними воздушные бои. И в подавляющем большинстве случаев побеждали.

 

Если бы мы обратились к той эпохе, которое сами люди называли «пятым веком со времени исхода из природы», то увидели бы следующую картину. Есть десяток мировых городов, в которых уже полным ходом идёт промышленная революция, возглавляемая паровыми технологиями. Люди передвигаются в основном на «небесных кораблях» — прекрасных механических конструкциях, бороздящих облачные океаны. Пространства на земле освоены значительно хуже. Между мегаполисами сооружены специальные «заградительные дороги» — стены, внутри которых можно безопасно передвигаться. За пределами крупнейших мегаполисов — маленькие вымирающие поселения с полудикими, но физически очень крепкими племенами. Внегородское население превратилось во множество разрозненных почти самостоятельных рас, существовавших на более примитивной ступени развития.

 

К этой эпохе относится идея «глобальной резервационной политики». Суть её была в том, чтобы постепенно создавать огороженные пространства, куда незаметно, год за годом, сгонялись бы или куда — путём естественной миграции — динозавры попадали бы сами. Через двести лет план в значительной степени был успешно реализован. Примерно половина динозавровой популяции обитала там. Чуть больше половины ещё вполне свободно и вальяжно бродила по просторам южноамериканского и африканского континентов. Люди к тому времени уже вступили в компьютерную эру.

 

Итак, представьте, что на дворе начало компьютерной эпохи. Человечество, прекрасное, гармонично развивающееся, не знающее самоуничтожительных войн, изучает мир вокруг себя. Главный противник, грозивший ему почти в течение всей эволюционной карусели, практически усмирён. Более того, динозавры служат на благо новой науки — в качестве материала для лабораторных исследований. Кого-кого, а вот этих совершенно не жалко! Новая наука называется генетика.

 

В самом крупном и главном мегаполисе мира Вавилоне стоит высоченная статуя, изображающая молодого героя, который смело и уверенно смотрит в космические пространства.

 

Люди на пороге нового прорыва: Солнечная система в стадии освоения!

 

 

4.

Утром в школе «небесных летунов» шумно: на семьдесят седьмом этаже экзамен на факультете астронавтики. Среди поступающих — Акира Шикагата, подающий большие надежды лётчик-самоучка. Ему восемнадцать. Он вырос среди лесов и полей, диких долин и скальных хребтов. В двенадцать построил свой первый дельтаплан, в пятнадцать попал в город и покорил всех своим летательным искусством. Сегодня ему предстоит пройти очень трудный экзамен: полёт в Большом Каньоне. Если он сдаст экзамен без ошибок, путь в космонавты ему открыт. Акира достаёт из кармана комбинезона подарок своей девушки Навсикаи. Она — студентка генетического факультета. В ладони разноцветными шариками скользит талисман — чётки, символизирующие цепочку ДНК. Совсем недавно она сказала, что её преподаватель стоит на пороге революционного открытия: по его мнению, генетическая цепочка динозавров имеет какую-то странную, как будто бы даже искусственную последовательность. Всё в ней удивительно и целесообразно, словно она спаяна прекрасным замыслом в одно великолепное целое.

«Эта цепочка — совершенство» — Улыбнувшись, строгим голосом сказала тогда Навсикая, подражая своему преподавателю, и опустила подарок в крепкую руку юноши.

 

Акира стоит на стартовой площадке на самом верху летательной башни.

Ветер треплет его волосы. Рассвет стремительно растекается по громадной спине ландшафта. Рядом готовятся к полёту его соперники.

Он уверен, что всё у него получится, ведь он — прирождённый лётчик. Поколения таких же бесстрашных людей бросали вызов высоте, преодолевая первобытный страх, дерзая во имя прогресса — и стремительно вырывались в космос. Сегодня он докажет, что в скоростных полётах в Каньоне ему нет равных, завтра — отправится в первую орбитальную практику, а там не за горами и экспедиция на Марс. У него всё получится!

 

 

5.

 

А тем временем, Эгррыыхры-Даальтаыы, штатный пилот Наблюдательного флота, неспешно совершая облёт в окрестностях Млечного пути, заметил нечто странное.

Сверившись с Эволюционной картой, он снова заглянул в район Солнечной системы и нахмурил брови. Во многих местах были видны следы или обнаруживались артефакты несанкционированной деятельности. Было похоже, что кто-то очень активно хозяйничал вокруг Планеты Динозавров. Он точно знал, — ещё по курсу школьного Генерального Плана Эволюционного Графика, — что динозавры не развиваются. Это было доказано множество раз. Геном динозавра — совершенен и гениален, поэтому никакой необходимости улучшать его нет. Устойчивость данного вида гарантирована целой системой превентивных мер. Во-первых, их ДНК обладала невероятной сопротивляемостью ко всякого рода мутациям или непосредственному встраиванию в молекулярную цепочку. Во-вторых, они обладали запредельной живучестью: устойчивостью к физической боли, жаре и морозам. Единственное, что их могло бы уничтожить — длительное отсутствие прокорма. (А кто бы от этого не сдох?!). И в-третьих, — самый гениальный пункт генетических изысканий Мастера Эбениуса, Автора, — мозг динозавра распознавал виды, потенциально способные к развитию. А распознав, давал команду уничтожения представителей подобных видов. В результате на любой планете, в любом месте обитания, куда бы ни был заброшен динозавр, он становился единственным доминирующим видом. И всеми силами сохранял своё превосходство, уничтожая угрозу любого эволюционного развития в корне.

 

Этой своей работой Мастер Эбениус, Автор, очень гордился. Он уже очень давно удалился от всяких дел, поселился на окраине расширявшейся Вселенной и был непререкаемым авторитетом. Его древний оппонент, тоже Генетический Проектировщик, Троглус, Автор, посмеивался над этой стратегией, предлагая более гибкий подход. А именно: давать видам только начальные условия, очень свободные и самоизменяющиеся, которые бы позволяли одному виду превращаться в другой. В этом, на его взгляд, был путь к успеху Эволюции в целом. А все эти ваши «железные динозавры», «тупые устойчивые биологические машины» — давно прошедший день. Но консервативные взгляды Эбениуса в ранние времена были чрезвычайно популярны. Поэтому Троглус, исхитряясь, незаметно подкладывал своему напыщенному коллеге какой-нибудь сюрприз. То придумает гуманоидную концепцию, то добавит откорректированную цепочку ДНК у некоторых видов синапсид. В общем, подшучивал, наблюдая, что будет дальше. Хотя динозавры практически везде, конечно, побеждали. С этим не поспоришь.

 

Итак, пилот Эгррыыхры-Даальтаыы исследовал зону облёта более детально. Осмотрелся и пришёл в ужас. Планета, которая значилась в Каталоге как Планета Динозавров, была испорчена! Чудовищно изменена каким-то техногенным вторжением! Более того, близлежащие к ней планеты подверглись подобной же порче. Окончательно их не добило только то, что они не были заселены этим новым видом. Хотя следы обитания были уже на нескольких планетах. На Красной, Жёлтой и Голубой.

Осторожно, предполагая, что за ним могут следить представители разумного вида, пилот сделал все необходимые замеры, съёмки — и как можно быстрее исчез в гиперпространстве. Чтобы доложить Комиссии о своём ужасном открытии.

 

6.

 

Председателю Экхарту позвонили в три ночи и предложили срочно провести заседание по тупиковым галактическим видам. Ну, как предложили? Очень сильно настояли:

— Магистр Экхарт, не пора ли вам, наконец, закрыть своё последнее заседание?

— Да? А что-то очень важное? — Промычал он спросонок.

— Очень-очень важное, — терпеливо настоял голос, — вы скоро узнаете.

 

Магистр посмотрел в зеркало на свой удивительно прекрасный голубой лоб, занимавший большую часть тела и, потерев щупальцем подбородок, озабоченно подумал: «Мм-даа… не мешало бы побриться».

 

Члены последнего заседания, узнавая, в чём, собственно, дело, приходили в тихий ужас. Кто мог предположить, что события на Планете Динозавров будут развиваться подобным образом? Что материки разойдутся. Что их любимая Столовая Гора перекочует из чудесного умеренного климата в совершенные тропики. Что уже никогда не будет великолепных скалистых видов и никто не подаст в столовой легендарный тоник. Что самой столовой уже давным-давно нет. Вроде прошло всего-то шестьдесят пять миллионов лет, а как всё изменилось! Что, наконец, произошла какая-то неприятно-дурная история с тамошним карликовым видом, который начал-де притеснять нашего общего друга динозавра. Абсурд да и только!

 

Седьмой, заключительный день заседания проводили на орбите Плутона, в тесном, душном помещении дрейфующей станции.

Более мрачного вида председателя никто за последние полмиллиарда лет не видел. Рыжий же, наоборот, был ясен, спокоен и убийственно вежлив. Поговаривали, что над Магистром Экхартом нависла тяжёлая чаша Трибунала. Но это только слухи. Рыжему под Магистра никогда не подкопаться! Хотя эти паукообразные могут и не такое...

 

— Господа, — глубоким и трагичным голосом произнёс председатель Экхарт, — вы уже в курсе последних событий… Мы все немного в замешательстве… На повестке только один вопрос… Разумный вид неожиданно и внепланово населил планету… Динозавры под угрозой… Что делать… — Голос его задрожал и сорвался в фальцет. — Прошу вносить предложения.

 

И все посмотрели на рыжего. Тот торжествовал. Пушистая, нарочито нашампуненная причёска нескромно колыхалась, лапки поглаживали друг друга, глаза нахально были подведены фиолетовой тушью.

Как всё изменилось! И прошло-то всего каких-нибудь шестьдесят пять миллионов лет...

 

— Итак, господа, — рыжий встал, — ситуация такова. Мы стоим всего в одном губительном шаге от того, чтобы признать новый вид членом нашего Разумного Сообщества. Как вы понимаете, допустить этого нельзя. Сегодня-завтра они сделают вывод о нашем присутствии во Вселенной. В этом случае мы, по Законам Неизбежности, будем обязаны посчитать их нашими коллегами по Сообществу. На всё Сообщество такое признание накладывает массу обременительных обязанностей относительно нового участника. Ибо, как гласит Закон: «Любая раса, нашедшая неоспоримые улики Разумного Сообщества, априорно обязана войти в Сообщество и получить все его права и привилегии». А Закон придуман не нами. Однако, люди — так они себя называют — улики эти, находящиеся в геноме динозавров, ещё не идентифицировали собственно как улики. Поэтому план таков. Необходимо людей отвлечь. Динозавров изъять с планеты. Подменить историю. Незаметно, по-тихому, чтобы никто ни о чём не догадался.

— Проще сказать, чем сделать! — Возмущённо заквакала двухголовая пожилая дама, высокомерно оглядывая собравшихся, словно настраивая их против говорившего.

— Иногда проще склониться перед лицом необходимости и совершить поступок, чем потом целую вечность жалеть о минутной слабости… — Проговорил рыжий напыщенно и витиевато с горечью в голосе и ушестнадцатирённой издёвкой в глазах: «А ведь я говорил!»

 

7.

Как только председательский молоточек отбил завершение седьмого дня заседания, бюрократические шестерни завращались с неописуемой скоростью. Из самых крупных галактических НИИ по Вымираниям, Переселениям, Заселениями и Зарождениям были вызваны самые первоклассные специалисты. Лучшие психологи-гуманоидоведы, гипнотизёры-приматологи, галактические краеведы и псевдоисториозаменители, ландшафтные развёртыватели и геологопереключатели были брошены на решение задачи подмены истории обосновавшегося на Планете Динозавров разумного вида. Да ещё необходимо увести из-под самого их носа ненавистнейшего врага, а по совместительству — двигателя прогресса: ди-но-зав-ра. «Мозговой штурм» лучших умов, не утихая, носился над консилиумом две бессонные ночи. Младомастера Злобий и Добрий попеременно предлагали то обрушить мировой потоп, то, наоборот, отвлечь человечество неожиданным приближением к планете спиртового облака.

— Спирт — вельми дело хорошее, — говорил Злобий, — людскую натуру отвлекает и развлекает, скособочит их зрительное впечатление и склонит в забытьё.

Добрий высмеивал:

— Вы только и мните, что о спирте, тогда как паче тонкие, нежные и завлекательные материи существуют для внезапных наших обезьянок. Предлагается, например, световое околоземное представление, цветные обуревающие образы и мнимые летательные воображение и фантазию смущающие фокусы, научающие в сомнении и скромной долу смиренности обретательной приученности.

— Чушь! — Гремел над спецами голос полуАрхитектора-полуРазрушителя Ослабия. — Вредная трата времени! Загнать! нагнать! выгнать!

 

Среди собравшихся поднимался страшный шум. Рыжий, затаив ехидную улыбку, заглядывал в конференц-зал, поглаживая лапки и с удовлетворением почёсывая спину: с дальнего конца Вселенной по его вызову на всех парах уже мчался Мастер Эбениус, Автор.

 

К тому времени, когда Эбениус прибыл, всё это сомнительное и подложное дело было уже почти завершено. Ему оставалось только бросить на проделанную работу последние штрихи, наложив на всё мероприятие печать своей гениальности и отвести своим авторитетом любую возможную в будущем проверку.

 

А произошло вот что.

На помощь уже было отчаявшимся махинаторам как нельзя вовремя пришлось солнечное затмение. Это было очень значительное и крупное затмение, накрывавшее лунной тенью почти всю планету. Расчёт авантюристов был следующий. Несомненно, на такое событие просто невозможно не обратить внимание. Все земляне соберутся и дружно посмотрят в небо. Тогда из-за края луны запустят излучение, которое загипнотизирует любопытных и наивных наблюдателей. Всем им очень осторожно и вежливо промоют мозги, заменят одну историю, одни артефакты, один способ существования на другие. Они не отключатся полностью, но будут как бы в глубоком гипнотическом обалдении, словно мухи — в тяжёлом и густом меду.

 

Затмение, само собой, искусственно задержат на время проведения работ с псевдоисторией для людей и эвакуацией — для динозавров. Для этого наняли самых отъявленных гипнотизёров-фантастов и ловких ловчих. Последние должны выловить всех ящеров и погрузить на корабли Сообщества. А потом их развезут по вселенским уголкам. Далее в работу вступят геологи-подложники. Они перелопатят земные пласты таким образом, чтобы сымитировать геологическую эволюцию. Подбросят, где надо какие надо кости и останки, в том числе и динозавровые. И в целом внушат следующую концепцию: да, были когда-то динозавры; да, над всеми процветали и всех ужасали; потом грянул метеорит и всех их до единого смёл с лица планеты. Кстати, обратите внимание на эту большую, подозрительно округлую впадину возле Юкатана… Просто очень странно округлая и странно большая… вы не находите?

Вот и всё.

Никакой борьбы с большими и ужасными ящерами. Никакого прекрасного, славного, великолепного, победоносного и блестящего прошлого. Никакого стремительного прогресса и прорыва. Вместо этого, наоборот, вполне обыденная, долгая, слепая и ужасно скучная эволюция. И история их собственного вида, полная кровавых событий.

 

Мастер Эбениус зловредно хмыкнул. Динозавры — его любимое детище, поэтому никто не может над ними возвыситься! И получи ты, человечество, в историю себе череду войн и уничтожений, предательств и обманов. И, главным образом, не кого-нибудь, а самого себя! Сладкая и приятная мысль, что, будучи даже побеждёнными, ящеры за себя отомстили! Люди всегда будут носить вживлённую в их мозги историю собственного позора, самоуничтожения и самоистязания! Разве придёт им в голову, что можно жить как-то по-другому? Не глупое, бездарное, противоречивое, антигуманное, трагичное и безрадостное существование, а мир, любовь и прогресс?!

«Нет-нет, люди, определённо, на такое не способны» — Подумал злой Эбениус.

На этом его вклад в общее дело заканчивался. Он поставил, где надо, подписи, печати и мгновенно умчался восвояси.

 

Почти тут же, возникнув из гиперпространства, появился запоздавший Троглус, Автор. С тоской он смотрел на свершившееся, облетая планету и её окрестности. Временами что-то такое незаметно поделывая, вздыхая и справляясь о том о сём у рабочих, которые уже заканчивали дела, лениво и устало подметая, подкрашивая или осматривая места недавнего псевдоисторического преступления.

 

Жаль ему было смотреть на этих интересных существ, которые возникли на планете вопреки многим препятствиям. Было жаль их ещё и вдвойне, потому что они являлись прямым результатом незаметных действий самого Троглуса, Автора — гуманоидная концепция как-никак его рук дело!

 

«Ну да ладно, может, всё не так уж плохо...» — Думал он, вздыхая и выставляя тут и там более заметно разные штришочки, намёки: загадочные наскальные рисунки людей вместе с динозаврами, фундамент храма Юпитера в Баальбеке, в Мачу-Пикчу — стены из полигональной кладки с невероятно ровными, заподлицо стыками, на египетских изображениях — загадочные артефакты, а на Марсе — скульптуру лица — на самом деле остаток памятника неизвестного лётчика, первопроходца Красной планеты.

Кто-нибудь обязательно заметит. И спросит: «Что же было на самом деле?»

 

8.

 

— На самом деле это — следы древних цивилизаций!

— Нет, каких там цивилизаций, это всё инопланетяне!

— И-но-плане-тяяяне?! Инопланетян не существует! Это динозавры!

— Динозавры?! Да ну?!

— Вот тебе истинный квадрат!

Рабочие загоготали. Последняя партия переукладчиков геологических пластов с Тау Кита отбывала на транспортном судне.

 

Поднявшийся от взлёта ветер взвихривал и мотал шикарную рыжую причёску Слепиуса Бадарба, специалиста по Нормам Вымирания.

— Заседание продолжается, господа. — Проговорил он удовлетворённо и многозначительно, поглаживая мохнатые лапки.

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль