СИЗО №1 / ВЗаперти-Судьба / Казанцев Сергей
 

СИЗО №1

0.00
 
СИЗО №1

Помучившись так сидя на полу и изрядно испачкавшись в крови мёртвого мента, Трейдер решил отойти в сторону и подумать, что можно сделать в данной ситуации. На верху замолчали автоматы, больше не было слышно хлопков, переходящих в очередь, крики людей стали затухать, их ещё можно было услышать, но только если прислушиваться, потихоньку мир вокруг погружался в тишину. Тишина не была полной, в ней не было слышно человеческих голосов, звуков их деятельности, лишь безмолвное сотрясание железных дверей камер и решёток, здесь в подвале и где-то там наверху.

— Чё братишка никак не достать? — спросил огорчённо небритый, имея ввиду ключи.

Наверняка небритый понимал, что единственная его надежда покинуть камеру ШИЗО висела на поясе у теперь уже прикованного к решётке локалки мента.

— Да щас, по любому разрулю эту ситуацию, он просто слишком вертлявый, ни как подлезть не могу. — попытался успокоить небритого Трейдер, затем продолжил;

— Меня Трейдером обзывают.

Небритый помолчал, внимательно разглядывая Андрея, затем представился:

— Жара. Я из 67 хаты, у нас Фаза смотрящий. Слыхал? —

Про Фазу Андрей слышал, говорили только положительное — справедлив, за воровской[1] и людской ход[2] страдал не раз, в том числе и от администрации, знал не мало воров, упоминался как правильный отрицала[3]. Трейдер кивнул головой, в знак того, что слышал о нём, знает про него.

— А чё, тебя так странно кличут, «Трейдер», чё за погоняло[4] такое?! — подозрительно спросил небритый, он же Жара.

— Долгая история. — попытался уйти от разговора Андрей, но увидев в глазах Жары вопрос продолжил;

— Торговал на Форексе, вот люди и дали такое погоняло. — устав от подобных расспросов ответил Андрей, но поняв, что для Жары это объяснение ни о чем не говорит, объяснил в двух словах, что такое Форекс и как переводится с английского языка Трейдер.

— Ооо, да ты у нас олигарх. — вполне ожидаемо сделал своё заключение Жара.

Объяснять, что если человек торгует валютой, то это не значит всегда быть богатым человеком, а как раз в большинстве случаев наоборот, Андрей не стал, были и поважнее проблемы.

— Чё делать будем с этим животным!? — указав на пытающегося освободить руки из браслетов мента на локалки, спросил Трейдер.

Жара, высунул голову в кормушку ещё сильнее, стал разглядывать того, при этом рассуждая вслух:

— Раз удалось так ловко зафиксировать руки, попытаться бы тоже самое сделать с ногами, только это посложнее будет, ноги эта тварь сквозь решётку не хочет просовывать. —

— Можно попытаться зацепить одну ногу и также её привязать к локалке. — продолжил рассуждать Жара.

— У него сил немерено, я с одной рукой не смог справиться, а тут с ногой, думаю у меня не получится, да ещё неудобно с низу. — добавил свои мысли Трейдер.

— А если сразу две ноги в петлю и на себя дёрнуть, на ногах то вряд ли устоит? — Жара оживился.

— Как? Сквозь решётку нормально накинуть ремень не получится тем более сразу на две ноги, там петлю никак не расправишь, он всё время топчется, на месте не стоит. — огорчённо сообщил Трейдер.

Они оба замолчали, молча наблюдая как животное на локалке пытается освободить руки, тыча в прутья браслетами.

— Знаю! Точняк сработает! — радостно крикнул Жара.

— Говори! — заразившись энтузиазмом Жары оживился Трейдер.

— Да всё очень просто и элементарно. Нужно найти что-то длинное и крепкое, ну типа верёвки, ремень не подойдёт короткий. Затем продеть сквозь решётку, чтоб один прут был между этой верёвкой, по ту сторону решётки расправить её как можно шире, чтобы у этого мента была возможность внутри этого круга свои пляски наплясывать. Потом аккуратненько так подтянуть верёвку под его коленки, чуть выше икроножной мышцы и затем резким движением рвануть на себя. У него коленочки то по любому подкосятся, там мышца очень слабая и податливая, а пока он будет выпрямлять свои ножки, ты его уже к решётке прижмёшь и завяжешь узелок. После этого будет стоять как вкопанный, что бычок на привязи, ни назад, ни вперёд двигаться не сможет, я тебе говорю. — почти на одном выдохе выпалил Жара.

— Согласен, не плохая идея! Но где взять верёвку? — заинтересовался Трейдер.

— Ну ты Трейдер! Сразу видно первоход! Верёвку любой сиделец из чего хочешь сделает! Перед тобой мент мёртвый валяется, а из его формы веревки можно наплести, столько, что укутаешься. — рассмеялся Жара, затем убрал голову из кормушки, исчез внутри камеры, появившись опять в мгновение, высунув руку в кормушку:

— Держи, это поможет порезать одежду на полоски! — в его руках была оплавленная ручка зубной щётки с впаянными в неё двумя лезвиями от одноразовых бритвенных станков.

Где хранил Жара данный опасный инструмент Трейдер не хотел знать, понимая каких усилий стоит спрятать запрещённый предмет в условиях ШИЗО. Но это было не самым важным в данной ситуации, самое противное было то, что вся одежда мертвеца являло собой пропитанную кровью субстанцию.

 

 

 

Особо не рассиживаясь, Трейдер принял свою судьбу и сразу направился к трупу, с которого стал снимать склизкую одежду, уже не замечая, что сам при этом с ног до головы извазюкался в желеобразной крови. Брюки, куртка, мента были из прочной ткани, они-то в первую очередь и полетели на чистый от крови участок пола. Затем туда же легли шнурки от берцев[5], нижнее бельё Трейдер побрезговал снимать, да и прочностью оно обладало низким. Снятые куртку и штаны в таком состоянии резать самодельным ножом Трейдер посчитал неэффективным и крайне грязным делом, поэтому он прошёл в камеру, в которую его должны были посадить.

Зафиксировав тормоза[6], чтобы они случайным образом не закрылись, встав на защёлку от дуновения ветерка Трейдер закинул окровавленные шмотки мента в небольшую металлическую раковину и включил воду. Из носика смесителя побежала холодная, практически ледяная вода, горячей воды в камерах не было, обычно для стирки сидельцы подогревали воду самодельными кипятильниками, которые всегда входили в категорию запрещённых вещей. В холодной воде кровь плохо смывалась, мыла не было, поэтому приходилось постоянно греть замерзающие пальцы и продолжать месить одежду, хоть как-то смывая с неё черную массу, превратившуюся от холодной воды в скользкое и жирное желе.

Конечно, таким способом нельзя было отстирать одежду полностью, но этого и не требовалось Трейдеру, главной задачей было смыть кровь настолько, чтобы ткань можно было спокойно резать, не пачкаясь в ней постоянно. Примерно за пол часа, такого эффекта, несмотря на посиневшие от холода пальцы Трейдер добился. Тщательно выжав ФСИНовску форму, он вынес её в продол, чтобы его действия видел Жара и подсказывал, что он должен делать, и принялся резать выстиранную одежду на узкие полоски как ему говорил Жара.

— Ты главное не суетись Трейдер, тут нужна сноровка, а не скорость. Всегда режь так, чтобы в отрезках не было швов и при этом они должны быть максимальны по длине, соответственно надо наметить заранее, где и как ты будешь резать. Желательно, чтобы ширина полосок, всегда была одинакова по всей длине, шириной примерно сантиметр, плюс минус пару миллиметров не важно, главное, чтобы по всей длине. — проводил инструктаж Жара.

Из штанов получилось очень много полосок ткани, с куртки резать было сложнее, кусочки получались короче, но это не сильно по факту, со слов Жары, должно было сказаться на прочности верёвки.

Плетением самой верёвки занимались уже вдвоём, Жара через кормушку в камере непосредственно плёл, накидывая полоски друг на друга, словно делал косу из волос у девушки, показывая при этом сам процесс Трейдеру. Андрей в продоле держал свободные концы порезанных полосок ткани и подавал из кучи следующие, которые Жара ловко вплетал в косу верёвки. Получалось это у Жары ловко и быстро, при этом верёвка выходила, не толстой, но очень гибкой и прочной. Такая самодельная верёвка легко могла выдержать вес взрослого мужчины, при этом по окончанию получилась длиной более пяти метров, даже не пришлось использовать наиболее короткие отрезки, которые так и остались лежать разбросанными по полу продола.

 

 

 

— Вот, видишь, верёвочка готова, а конец завязать нужно, чтобы не расплеталась. — бодро поговаривал Жара, заканчивая плетение.

Подёргав верёвку, держась за оба её конца, они убедились в её прочности, и Трейдер направился к прикованному к решётке менту. С помощью ментовской резиновой палки Андрей установил и распрямил, большое кольцо верёвки, внутри которого находились в постоянном движении ноги мента. Далее, потихоньку не торопясь он подвёл сплетённую верёвку к ногам суетящегося животного и одним верным движением, подкинул верёвку уперев её выше голени в районе коленного сустава. После чего, резко развернувшись, сев на мягкую точку, уперся двумя ногами в решётку, сильно дёрнул два конца верёвки на себя, при этом помогая себе ногами выпрямляя их отталкиваясь от решётки.

Ноги у животного подкосились, оно с грохотом упало на решётку локалки, при этом коленками опершись в неё. Трейдер не стал терять времени даром, сперва до отказа натянув верёвку, а затем резко затянул до конца приготовленный узел. Животное дернулось с невероятной силой, пытаясь высвободиться, почувствовалось, что верёвка загудела от напряжения, но выдержала первый натиск. Недолго думая, Трейдер затянул второй узел, а затем просунув руки свозь решётку, принялся оплетать словно паук жертву ноги мента, с каждым оборотом не забывая связывать по два узла. Буквально в считанные секунды, от коленок и ниже у животного, была сплошная верёвка и узлы, с таких пут и слон не смог бы выбраться. Как бы мент не бился, пытаясь высвободиться, все его попытки были тщетны, он был надёжно привязан к решётке по ногам и рукам.

Немного отдышавшись, Трейдер, спокойно отщёлкнув карабин на поясе мента, взял в руки кольцо с кучей разных ключей. Затем, особо не опасаясь, зубов и рук, снял с брюк ремень с резиновой палкой и наручниками, обшмонал[7] карманы брюк, в которых, к счастью, нашёл старенький кнопочный телефон. Позади из камеры, видя действия Трейдера и его находки, радовался Жара, подбадривая его и бросая короткие реплики советы.

— Давай братишка, открой меня! — с нетерпением просил Жара, когда, перебирая связку ключей в поисках подходящего, к камере подошёл Трейдер.

Многие ключи выглядели практически одинаково, поэтому не раз потыкавшись в замок не тем ключом, Андрей стал думать, что ключей от камер в этой связке нет, как вдруг раздался щелчок и ключ легко провернулся на один оборот.

Жара вышел из камеры, внимательно огляделся вокруг, заглянул в открытые кормушки камер, подошёл к прикованному к решётке менту, брезгливо осмотрел труп на полу.

— А, вообще тебя как звать? — неожиданно спросил Жара, рассматривая как мент колотит связанными руками об прутья, пытаясь их вытянуть наружу, но браслеты на запястьях не давали ему этого сделать.

— Андрей. — спокойно ответил Трейдер.

— Андрюша значит. — улыбнувшись, почти про себя произнёс Жара, затем повернулся и спросил;

— Как угораздило в подвал попасть? Чего натворил? —

— На дороге сидел, когда мусора в хату вломились. Вот и дали пятнадцать суток. — наблюдая как Жара поднял с пола ремень с резиновой палкой и браслетами, снятыми с животного у решётки, и примерившись одел его на себя.

— За людское пострадал? Похвально! Красава! — почти по-отечески похвалил Трейдера, Жара.

Проверив, что портупея со специальными средствами сидит на его поясе надёжно, Жара протянул в сторону Трейдера руку;

— Мою приблуду[8] не хочешь вернуть? — посмотрев строго на Трейдера спросил Жара.

Сперва Андрей не понял, что имеет в виду Жара, но увидев его жест рукой, плавное покачивание ладони из стороны в сторону как будто в ней лежит нож, понял и засуетился. Ручку от зубной щётки с впаянными в неё лезвиями он оставил среди лоскутов ткани, что не были использованы для изготовления верёвки, поэтому сразу же направился туда и практически сразу нашёл инструмент, который ему дал Жара. Подняв хитрое режущее устройство, он выпрямился и повернулся чтобы направиться к Жаре, но тут же столкнулся с ним. Жара абсолютно бесшумно подошёл к нему сзади пока он искал среди тряпья его самодельный нож, Трейдер встретился с его внимательным и жёстким взглядом.

— Кто же оружие бросает братуха!? Оружие надо любить и лелеять почище любой биксы[9], ибо оружие продолжение тебя и твоё спасение, а бикса это отдельный, своенравный организм со своими тараканами в симпатичной башке. — строго, почти сквозь зубы, сказал Жара, затем резко вырвал переделанную зубную щётку под режущий инструмент у Трейдера из рук.

Этот монолог привел Андрея в смятение, во-первых, то, что Жара бесшумно подкрался к нему за спиной, выведя таким образом его из равновесия, пугало его. Во-вторых, Жара выйдя из камеры совершенно преобразился, превратившись в холодного и жесткого человека.

Уложив полученную обратно приблуду в боковой карман спортивной куртки, Жара продолжил смотреть на Трейдера пристально и внимательно.

— Я видел ты телефончиком разжился? Не дашь, маме позвонить? — продолжая сверлить Трейдера глазами, спросил Жара, и опять протянул ладонь.

Отказать святому[10], а именно позвонить маме, Трейдер не мог. Отказать человеку, явно сильнее его духом, при этом наделённого более богатым жизненным опытом, чего стоила верёвка, сделанная из тряпок, сам бы он до этого не додумался, Трейдер бы тоже не посмел. Поэтому он достал из кармана кнопочный телефон, который забрал у мента и протянул его Жаре, тот сразу же улыбнулся, стал заметно доброжелательнее.

— Ай красавчик, сразу видно понимающего человека! — сказал Жара и тут же стал быстро набирать чей-то номер.

На первый номер ему никто не ответил, сразу став намного озабоченнее, пальцы Жары забегали по клавишам быстрее. Через пятнадцать минут, позвонив на десятки телефонов, с которых ему также никто не ответил, Жара сильно занервничал, вскрыл заднюю крышку телефона, вытащил аккумулятор, вставил его обратно, перезагрузил телефон и опять набрал чей— то номер. Повозившись ещё минут пять, он обречённо с непониманием уставился в трубку.

— Может телефон у этого мента не рабочий? Странно туда куда я звонил, всегда люди есть, там бы в любом случае ответили, но почему-то не отвечают. — сказал, расстроенно, Жара.

— Попробуй ты Трейдер! — и протянул Андрею трубку.

Трейдер знал лишь три номера наизусть, это мамы, своего подельника Паши и Ани. Аня давно заблокировала свою симку, какой сейчас у неё номер телефона он не знал, поэтому сперва набрал телефон мамы, хотя, стыдно признаться, при других обстоятельствах он бы набрал сперва её. Зуммер[11] вызова абонента работал нормально, но по прошествии минуты, робот на том конце сообщил, что абонент не отвечает, Трейдер ещё раз набрал номер мамы, а потом ещё, мама не отвечала на звонки. В душе закралась холодное беспокойство, где-то в голове рисовались неутешительные картинки, почему мама не отвечает, ведь телефон всегда при ней. Недолго думая, Трейдер набрал соседа Пашу, после двух гудков, на том конце состоялось соединение с абонентом, почти мгновенно Андрей выпалил, надрывая голосовые связки.

— Паша здорова! Это Андрюха, ты слышишь меня!? —

— Какой такой Андрюха? — послышался заспанный недовольный голос подельника.

— Паша, это Андрей! Я тебе из СИЗО звоню, поэтому номер неизвестный! — пытаясь заполучить внимание Паши, почти прокричал Трейдер.

Жара с любопытством наблюдал за их разговором.

— Андрюха!? — уже более ясным голосом спросил Паша.

— Да, да, это я! Слушай у меня просьба к тебе, не поможешь!? — боясь, что Паша может исчезнуть, как и все другие абоненты, спросил Трейдер.

На том конце телефона замешкались, было слышно, что Паша встаёт со своего дивана, на котором он обычно спал.

— Слушай, а ты как вообще? Норм? Я, к тебе-то, только на следующей неделе собирался. — приходя в себя произнёс Паша.

— Слушай Паш, мне некогда болтать, у меня проблемы пиздец! Я не могу до мамы дозвониться, ты бы не мог дойти до неё, попросить, что бы она ответила на этот телефон!? — прокричал в трубку Трейдер.

— А чё случилось!? — озабоченно с любопытством спросили на том конце трубки.

— В натуре некогда объяснять, сделай пожалуйста, я тебя прошу! — чувствуя, как беспокойство за маму всё больше и больше поглощает его, сказал Трейдер.

— Ладно, ладно, не заводись, ща оденусь, схожу. Я вчера прибухнул[12] малость, ты меня считай разбудил, с койки поднял! — было слышно, как Паша, идя по своему паркетному полу, добавил;

— Андрюха я тебе перезвоню на этот номер хорошо? —

— Нет! Паша не бросай трубку! Прошу оставайся на связи, я кое-как до тебя дозвонился! Связь сейчас нестабильная, потом можешь не дозвониться! — закричал Трейдер.

— Да чё там у тебя случилось? — не понимая почему Андрей такой заведённый, спросил Паша.

Послышались звуки душа, звон воды, разбиваемой о кафельную плитку, затем удар похожий на шлепок об мягкую часть тела, очевидно довольный смех Паши. Это было похоже на то, что Паша зашёл в душ, а там кто-то уже находился стоя под струями воды, скорей всего это была девушка, так как Паша частенько приводил к себе в гости в своё холостяцкое жилье разных девушек с низкой социальной ответственностью. После этого сильный глухой удар, вскрик Паши, звуки падения тела на твёрдую поверхность, шероховатый шелест телефона, скользящий по кафельной плитке пола.

— Ты охренела Аня! — послышался издалека возмущённый голос Паши.

Трейдер не успел крикнуть в телефон, как услышал вполне знакомый, душераздирающий крик Паши. Паша кричал не долго, и его крик был хорошо слышен через динамики телефона Жаре несмотря на то, что он находился в трёх метрах от Трейдера, Жара сжал челюсти и опустил голову. Стало вполне понятно, что Пашу, несомненно, постигла та же участь, что и мента, сейчас лежащего на полу недалеко от локалки, совершенно изуродованного и мёртвого.

— Значит, такое происходит везде. — задумчиво сказал Жара, когда Пашины хрипы прекратились на том конце телефона, затем добавил;

— Есть кому ещё позвонить? —

Трейдер, находясь в подавленном состоянии, начал осознавать, что происходящее сейчас здесь на СИЗО, происходит и за её пределами, часть людей сошло сума и стало нападать на тех, кого эта участь не постигла, отрицательно мотнул головой. Ему действительно больше некому было звонить, да и не знал он больше ни каких номеров, кроме службы спасения и других экстренных служб.

— Может в полицию позвоним? — спросил он Жару, глядя куда-то в пол.

Жара посмотрел на Трейдера с любопытством;

— Дай ещё кое-куда звякну, может там кто-то есть? — протянул ладонь Жара.

Трейдер посмотрел на всё еще находящийся на связи с Пашей телефон, из динамика был слышен звук льющейся воды, и протянул его Жаре. Практически вырвав телефон, пальцы Жары залетали по кнопкам. Прохаживаясь по продолу, нетерпеливо ожидая ответа, Жара набирал номер за номером, но с той стороны ему так никто и не ответил. На улице судя по узким окнам в камерах, наступил поздний вечер, за окном стемнело, а внутри СИЗО, всегда горел свет, особенно в продолах, так как в них не было окон.

— Что делать будем? Походу к нам никто не придёт, всё СИЗО сошло сума, если не весь Саратов, судя по звонку Паше. — сидя прям на полу оперевшись спиной о тормоза, с внутренней стороны которых раздавались удары некогда человека, а сейчас судя по поведению животного, спросил Трейдер Жару, который бросив попытки до кого-либо дозвониться, раскидывал ногами полоски ткани, наверняка, что-то обдумывая.

— Странно всё это, почему кто-то съехал с катушек, а кто-то нет, каков механизм заражения, если это заражение? — даже не взглянув на Трейдера, скорей всего для себя, спросил Жара.

— Что!? — не поняв о чём бормочет Жара, переспросил Трейдер.

— Я говорю, почему мы с тобой нормальными остались, в отличие от этих!? — громко сказал Жара и кивнул в сторону привязанного к решётке мента, не теряющего надежду освободиться.

— Не знаю. — отрешённо ответил Трейдер.

— Вот, и я не знаю! Боюсь одного, сейчас поднимемся наверх, чем-то надышимся, подхватим какую-нибудь заразу, станем такими же как они, не спроста же они свихнулись!? — ещё сильнее повысил голос Жара.

Андрей промолчал, не зная, что ответить, так как понял, на что намекает Жара, утверждая, что сумасшествие можно подхватить от чего-то заразного, и в воздухе могут быть микробы, которые способствуют заражению с последующим сумасшествием.

— Ну чё молчишь братишка!? Как думаешь, заразна эта хрень!? —

— Не знаю. — честно ответил Трейдер, и немного помолчав продолжил;

— А если это действительно вирус, тогда безусловно становится непонятно, почему мы и некоторые другие люди не заразились им. Вполне возможно у нас с тобой имеется иммунитет к этой заразе. — предположил Трейдер.

— Может! Другого объяснения не вижу, если это вирус конечно!? А самое главное, что никак это не проверишь на безопасном расстоянии, только личным, опытным путём, ведь вирус, сука, невидимый! — зло прошипел Жара и продолжил;

— И сидеть здесь нет никакого резона, нужно двигаться дальше, движение — жизнь! Тут мы без жратвы загнёмся наверняка, так что у нас с тобой один путь, наверх, желательно поближе к кухне, где запасы продуктов наверняка огромны, такую ораву как СИЗО кормить, должен иметься запасец. Походу продвижения, вполне возможно ещё кого найдём с иммунитетом, чем больше группа, тем больше шансов, что прорвёмся. —

— Ну а если это не вирус? А опасный газ, например? — спросил Трейдер, Жару.

— Газ, говоришь? Может и газ, тогда у нас ещё больше шансов прорваться, газ имеет свойство развеиваться, смешиваться с воздухом, терять свою концентрацию. Но лично я очень сомневаюсь, что всё это натворил газ, во-первых, это какой же должен быт объём газа, чтобы накрыть целое СИЗО, я уже не говорю о целом городе, а как нам стало известно, это происходит по всему городу. Во-вторых, этот газ очень уж избирательный, люди, находящиеся в непосредственной близости друг от друга и вдыхающие одну и тоже дыхательную смесь вместе с этим мифическим газом, реагируют на это по-разному, одни сходят с ума и превращаются в животных, другие остаются без видимых изменений. — рассуждал Жара.

— Зомби апокалипсис? — переворачивая в голове все варианты, предположил Трейдер, не особо веря в эту теорию, уж больно неправдоподобно она звучала.

Жара посмотрел на Трейдера со злостью;

— Ты бля нормальный!? — видя замешательство Трейдера, почти прокричал Жара;

— Какой на хер в жопу зомби апокалипсис!? Нападения инопланетян!? Комиксов пережрал!? — продолжая сверлить взглядом Трейдера, возмущался Жара;

— Всё происходящее здесь и вокруг, должно и скорее всего имеет логическое объяснение, просто мы с тобой чего-то не знаем. Сейчас перед нами стоит единственный вопрос, как из этого говна выбираться, что делать потом, временно это или всё навсегда. А все доводы по поводу зомби, инопланетян и рептилоидов среди нас — это, к РЕН ТВ. —

— То, что творится вокруг, никак не вписывается в нормальную повседневную обстановку, поэтому я предположил, пускай нелепость, вполне возможно чушь, но это хоть что-то как-то объясняет то, что происходит вокруг! — Трейдер тоже стал злиться, на то, что Жара на него орёт, словно он пацан или школьник.

— Зомби говоришь? — убавив тон спросил Жара, затем, недожавшись ответа, быстрым шагом, подошел к локалке, вынув из кармана зубную щётку с лезвиями, ловко увернулся от скованных рук сошедшего с ума мента отскочил в сторону, а затем сбоку быстрым движением резанул по горлу прикованного к решётке. Спустя несколько секунд, из порезанной шеи ручьём побежала алая кровь, по её количеству стало понятно, что Жара несмотря на неказистость режущего инструмента умудрился порезать важную артерию или вену. Крови становилось всё больше и больше, вскоре мент захрипел, из его рта раздалось бульканье, полезли кровавые пузыри, он осел, повиснув на прикованных руках и связанных ногах.

— Где ты видел, что бы зомби умирали от порезов, а Трейдер? Получается это просто человек, только с головой недружен, так, а Трейдер? — спокойно спросил Жара наблюдая как захлёбывается в собственной крови мент на локалке.

— Получается так. — завороженный хладнокровным убийством беззащитного человека, которого он сам в силу личной неприязни именовал его и ему подобных животными, ответил Трейдер.

Агонии как это показывают в фильмах у умирающего не было, животное в которое превратился мент, закрыв глаза уснуло, затихнув очень быстро, быстрее чем Трейдер ожидал.

— Доставай ключи, открывай локалку, чего тут торчать, пошли на верх. — спокойно сказал Жара.

Поднимаясь по лестнице, Жара пропустил Андрея вперёд, идя впереди Трейдер чувствовал себя неуютно, оставлять вне поля зрения хладнокровного убийцу где-то позади, было не по себе, всё время хотелось обернуться. Но он не решился возразить, поэтому покорно плёлся вперёд, ощущая на своей спине холодный взгляд.

На верху стояла тишина, казалось, что там все вымерли, первый этаж всегда был самым суетливым из-за своего места расположения, и поэтому нынешнее безмолвие угнетало. Буквально недавно, всего час или два назад, стены старого корпуса, не смотря на свою толщину, гудели от криков и выстрелов, теперь их встречал молчаливый первый этаж. На верху лестницы, возле следующей локалки их, как и ожидалось встретил длинный тюремный коридор, совершенно пустой.

Остановившись возле решётки, Трейдер стал прислушиваться, пытаясь уловить малейший звук опасности, высматривая подозрительные изменения, которые дали бы ему повод насторожиться. Глаз ни за что не цеплялся, а звуки если и доносились, то были далёкими, глухими и не выглядели опасными.

— Ну ты чё братуха!? Чё увидел!? Чё замёрз!? — поторапливал Трейдера сзади Жара.

Сказал он это достаточно громко, чтобы эхо ударяясь о стены разлетелось по пустому коридору. Трейдер хотел было сказать, что-то типа, чего ты орёшь, не видишь, что вокруг подозрительно тихо, но не успел. Из коридорчика второго выхода на улицу, с правой стороны, по середине коридора, выбежал гремя по плитке пола тяжёлыми берцами, сотрудник ФСИН в своём уже привычном полевом сине-белом камуфляже. Встав на середину пролёта, мент как их называют сидельцы, стал оглядываться вокруг, увидев Трейдера, который стоял почти вплотную к локалке, с ключами наготове, ринулся к нему.

Мент бежал быстро, очень быстро, быстрее чем обычно, вылетая из общей привычной тюремной жизни, так как обычно менты, неторопливы, можно сказать медлительны и ленивы. Куда им торопиться, всё в решётках, бежать некуда, а зеки подождут, срок всегда одинаков, не зависимо спешишь ты или нет. Но этот мент бежал так, как будто пытался поставить рекорд по бегу, при этом он не пробовал выхватить свою резиновую палку, которая висела у него на поясе, или подать знак тревоги. Именно так должен был поступить нормальный сотрудник, ведь двое заключённых стоят на локалке с ключами в руках, а рядом нет сопровождающего, который просто обязан быть с ними, арестанты не передвигаются по СИЗО самостоятельно.

Предчувствуя что-то неладное, даже опасное, Трейдер сделал шаг назад столкнувшись спиной с Жарой, который также наблюдал за странным бегом мента. Отойти дальше от решётки, чтобы этот сумасшедший не дай бог не достал его рукой, Трейдеру не давал вставший как вкопанный Жара, в которого он упёрся спиной. Мент же, не сбавляя скорость, на всём ходу врезался в решётку, при этом одна его рука, пролетев сквозь прутья, с невероятной силой помноженную на инерцию движения мента ударила Трейдера в верхнею часть груди, успев при этом сомкнуть пальцы ладони на его куртке. Удар был столь существенным, что Трейдер буквально смел позади стоящего Жару, который полетел на лестницу, а затем кубарем покатился по ступенькам, вниз к мертвому, убитому им менту.

Пальцы словно сталь сжали верхнюю часть куртки, рука мента рванула Трейдера на себя. После хорошего удара в грудь, у Трейдера перехватило дыхание, сильная встряска помутнила его рассудок, и он словно безвольная кукла, поддался рывку мента на себя. Теперь уже без сомнения сошедший с ума сотрудник, воспользовался этим в полную меру, припечатав к прутьям решётки локалки Трейдера с такой силой, что по лбу побежала струйка крови. Но именно этот удар головой об металл решётки, как ни странно, привёл его в сознание, он вовремя отвел голову назад, убрав при этом своё лицо, куда целились зубы обезумевшего мента. Голова ставшего животным не смогла пролезть сквозь прутья, остановив его белые и ухоженные зубы, на безопасном расстоянии, это не понравилось животному, тогда он попытался приблизить к себе Трейдера потянув его за куртку на себя.

Придя в себя, Трейдер сразу оценил ситуацию и что есть силы, помогая себе корпусом тела, руками, уперев их в решётку локалки, дёрнул своё тело назад. Раздался треск ткани, на пол полетели две пуговицы, а в руке у твари осталась только левая часть лацкана куртки. Мент продолжая тянуть на себя куртку, просунув её через прутья на другую сторону, не прекращал клацать своими зубами в надежде дотянуться до плоти Трейдера. По полу, покатились пуговицы, куртка распахнулась нараспашку что дало возможность развернуться вбок, при этом немного позволив отдалиться от прутьев. Находясь в паническом состоянии и понимая, что его ждёт если сумасшедшему животному удастся подтянуть Трейдера к решётке, он закрутился как юла.

Вторая рука животного решила помочь себе и нацелилась Трейдеру в район живота, чтобы схватить свою жертву и не упустить её. Он же, крутясь на месте сумел стянуть один рукав куртки со своей руки, отпрыгнул подальше от решётки и животного. Теперь находясь на безопасном расстоянии, тряся застрявшей во втором рукаве рукой с зажатыми в ладони ключами, избавляясь от рукава, пытаясь отдать свою верхнюю одежду животному, Трейдер вывернул рукав наизнанку и высвободил руку.

Оставшись с куском ткани в руках, животное явно осталось недовольным, бросив куртку на пол оно как первый мент на локалке внизу лестницы, врезалось всем корпусом в прутья просунув сквозь них руки, стало пытаться достать потерянную добычу. Лицо словно не живая восковая маска при этом даже не дрогнуло, мимика лицевых мышц, по-видимому, отключилась, работали лишь челюстные мышцы всё время открывая и закрывая челюсть. Немного запыхавшись, Трейдер вытер с лица кровь рукой, почувствовал, что у него скорей всего на лбу выскочит не хилая такая шишка, огляделся в поисках Жары.

Внизу лестницы Жара испачкавшись в крови убитого им мента, осматривал себя стоя на ногах, выглядел он вроде целым, не пострадавшим от падения.

— Вот, сука! Весь извозюкался! Я щас эту тварь на куски порежу! — нешуточно возмущался Жара, не стесняясь на выражения.

Трейдер искренне считал, что во всём только что произошедшем виноват сам Жара, вставший за его спиной, таким образом, не дав ему избежать нападения, после которого ему разбили голову, забрали куртку, а без неё становилось зябко, ибо на СИЗО топили так себе, а футболка в тюремных коридорах не особо грела. Но возмущаться по этому поводу не было желания, тем более что вся агрессия Жары была нацелена на первоисточник, а именно на животное беснующегося за решёткой локалки. А раз его не трогают, то глупо показывать зубы[13], человеку с режущим инструментом, виртуозно с ним обращающимся.

— Может сперва его свяжем, как первого? — спокойно спросил Трейдер, ощутивший на себе мёртвую хватку сошедших с катушек людей, понимая, что животным не получится заломить руки или справиться с ними физически.

Жара поднялся на верх, долго смотрел как мент бьётся всем корпусом тела о решётку локалки[14] громыхая ею на весь первый этаж, ему в ответ раздались удары об металлические тормоза[15] со всех хат[16] по продолу[17] первого этажа.

— С, того чушка сними наручники и верёвку. — указав вниз по лестнице дал указания Жара, сразу продолжил;

— А я пока познакомиться с нашей новой Дашей. — произнёс Жара таким тоном, что стало понятно, что ещё раз пачкаться в крови убитого им мента он больше не готов.

Остановив кое как кровь текущею со лба, Трейдер, понаблюдав как Жара проверяет реакцию животного, полосонув пару раз лезвием того по рукам, пошёл снимать с мертвого мента браслеты с сплетённой верёвкой. Ключи от наручников оказались в связке ключей, на которые он подумал, что они домашние, взяв их у раздетого им мента. С верёвкой пришлось повозиться подольше, во-первых, она оказалась действительно частично пропитанная кровью, а во-вторых животное будучи связанным не теряло надежды освободиться постоянно, дёргая связанными ногами, затягивая при этом узлы ещё сильнее.

К тому времени, пока Трейдер, готовил средства, чтобы связать мента на верхней локалке, Жара теша свои по всей видимости садистские наклонности, исполосовал все руки животного глубокими порезами, из которых ручьём бежала кровь.

— Нахрена ты это сделал!? — не понимая до конца зачем столько крови спросил Трейдер, но догадываясь, что Жара вполне возможно всем сердцем терпеть не может дубовьё и это нормально для человека, сидящего в ШИЗО, а сейчас в отместку изгаляется на безопасном расстоянии над этим животным.

Жара посмотрел на Трейдера весёлым озорным взглядом, явно гордясь своей проделкой, действительно не понимая, что так насторожило этого человек.

— Как фиксировать руки ремнём!? Они сейчас скользкие от крови, а мы во время этого испачкаемся в крови с ног до головы! Он вон её по всей локалке разбрызгивает! — возмущённо пояснил Трейдер, пытаясь дать понять Жаре, что ему на самом деле плевать на мента, он лишь заботиться об общем деле. Хотя в душе повисла леденящая неприязнь к содеянному Жарой, Андрей никогда не понимал издевательства над теми, кто не может тебе ответить, а животное в данной ситуации действительно не могло ответить, хоть и было опасным.

Жара продолжил загадочно улыбаться, но его глаза стали жёсткими;

— Ты чё орёшь. Не попутал ничего? — блестя весёлыми глазами спокойно ответил Жара, но в этом голосе проскользнул тембр стали и недовольства.

Трейдеру стало не по себе, Жара по началу показался ему человеком разумным, умным, с хорошим жизненным опытом, в общем человеком с кем стоит иметь дело. Но вот открывшиеся садистские черты в Жаре он не разделял, более того это раздражало и пугало Трейдера. Не долгое пребывание в СИЗО перед судом, научило Трейдера некоторым основным правилам поведения арестантов. Было понятно, что Жара считает себя выше Трейдера и во многих вопросах не безосновательно, но Трейдер не собирался становиться шнырём[18] для Жары, а для этого нужно дать понять ему, что с ним подобным образом вести себя он не даст несмотря на то, что у Жары имелся весомый аргумент в виде заточки.

— Жара я уважаю твой опыт, знаю, что ты правильный арестант, за хату вашу слышал, люди вас уважают. Но только ты за базаром[19] следи, я по делу толкую. Если ты считаешь, что мои возмущения несправедливы, то прошу. — ответил Трейдер и кинул в сторону Жары ремень портупею, с помощью которого нужно было стянуть руки животного вместе, после чего можно безопасно надеть на их запястья наручники.

Смех исчез с лица Жары, он ловко поймал летящий в его сторону ремень, внимательно смотря на Трейдера.

— Ладно Андрюша, при других обстоятельствах я бы тебе пояснил за свой базар, разложил бы, что ты и кто ты. Но сейчас действительно не время и не место всё это тебе разъяснять, давай отсюда выбираться. — как-то уж спокойно и примирительно, неожиданно для Трейдера, приготовившегося в случае чего, защищаться с помощью браслетов и верёвки, ответил Жара, после чего спрятал свою игрушку в карман, приготовил ремень, чтобы его накинуть на руки животного.

Порезанные руки действительно оказались очень скользкими, ремень хоть и оделся с лёгкостью, но постоянно соскальзывал к запястьям не оставляя место для наручников. Помучившись немного, получив пару раз окровавленными руками затрещины, было решено оставить на руках только ремень, они принялись за ноги. С ногами животного получилось намного быстрее, вдвоём дело спорилось лучше, один натягивал верёвку, другой её завязывал. Вскорости разбушевавшийся мент, был связан по рукам и ногам, и теперь выглядел безопасно, Трейдер открыл замок локалки, и они с Жарой, вступили в пустой продол первого этажа.

Идя осторожно по коридору, они внимательно прислушивались, со всех сторон гремели железные двери камер. Им нужно было дойти до лестницы, где можно было выйти на улицу или подняться на верхние этажи, они ещё не решили точно куда последуют дальше.

— Подожди? — вдруг неожиданно, почему-то шёпотом сказал Жара.

Трейдер, идя как всегда впереди, обернулся, Жара направился к камере.

— Открой мне кормушку[20]. Там у меня кореш сидит. — махнув рукой в сторону камеры, попросил Жара.

Все откидные окна, для передачи еды и других предметов без открывания самих дверей — тормозов, назывались сидельцами «Кормушка», так как именно через них передавали пайку[21] заключённым. На всех кормушках, в СИЗО имелся замок, от которого у Трейдера должны были быть ключи.

 


 

[1] Воровской ход — Правила, которых придерживаются уголовники.

 

 

[2] Людской ход — по лагерным понятиям, где налажено воровское, решают «люди» (босота, шпана, братва) — это и есть людское, людской ход.

 

 

[3] Отрицала — это человек на зоне, который отрицает тюремный порядок, не подчиняется администрации ИТК и действует по своим законам, не прогибаясь не под кого.

 

 

[4] Погоняло — кличка, прозвище.

 

 

[5]Берцы — это ботинки с высоким голенищем, которое закрывает берцовую кость (отсюда и название этих полуботинок/полу-сапог).

 

 

[6] Тормоза — Дверь в камеру. Тормоза, потому что ее тормозят, клин забивая, чтобы мусора сразу зайти не могли, и успеть убрать запрет, но они суки с кувалдами ходят.

 

 

[7] Шмонать — это искать, обыскивать.

 

 

[8] Приблуда (жарг.) — — холодное оружие.

 

 

[9] Бикса (жарг.) — Девушка (обычно молодая, симпатичная).

 

 

[10] Мама — в местах заключения считается святым человеком.

 

 

[11] Зу́ммер (нем. summer <summen — жужжать; англ. buzzer), звукоизлучатель — сигнальное устройство, электромеханическое, электронное или пьезоэлектрическое. Применяется: в телефонах; в телефонии.

 

 

[12] Прибухнуть (молодёжный сленг) — употребил алкогольные напитки, сильно напился.

 

 

[13] Показывать зубы — показывать характер, спорить, обвинять в чём-либо.

 

 

[14] Локалка — отгороженный решёткой сектор или барак.

 

 

[15] Тормоза — дверь тюремной камеры.

 

 

[16] Хата — камера.

 

 

[17] Продол — коридор в тюрьме.

 

 

[18]Шнырь — на жаргоне называют осуждённых, добровольно выполняющих за своих сокамерников несложные дела.

 

 

[19]Базар — общаться, разговаривать.

 

 

[20] Кормушка — откидное окошко в тюремной двери.

 

 

[21] Пайка — тюремная (хозяйская) еда (каши, супы, винегрет, хлеб)

 

 

  • 16. / Тонкая грань мифа / Зауэр Ирина
  • Ни о чём / Веталь Шишкин
  • В небольшом кирпичном домике... / Кулинарная книга - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Лена Лентяйка
  • Надо уметь жить позитивно! / СумасшедшаЯ
  • Чужая осень / Времена года / Петрович Юрий Петрович
  • Баллада «Плач драккара» / Этностихи / Kartusha
  • Розочка / Пять минут моей жизни... / Black Melody
  • Бухта Игуменицы / Полумесяц над морем / Токтаев Евгений
  • Глава 10 / 14 минут / Дикий меланхолик
  • Мишка плюшевый / Малютин Виктор
  • Работаю котом уютным / Необычные профессии-2 / Армант, Илинар

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль