Споровик

0.00
 
Тарасов Алексей
Споровик

— Ненавижу сорняки…черт бы их побрал — послышалось из густых кустов — Саня…… помоги.

Саня, только что выбравшийся из зарослей, нехотя повернулся к растениям. Подойдя к кусту, он демонстративно замахнулся лезвием и перед ударом выкрикнул:

— Руби в мою сторону, ща вытащу!

В кустах началось оживленное движение, сопровождающееся недовольным пыхтением. И вскоре из зарослей, откуда еще недавно доносилось пыхтение вперемешку с «невежливыми» выкриками в сторону растений вынырнул сорокалетний мужичек. Отойдя на несколько метров от зарослей, он развернулся, желая выкрикнуть в сторону кустов что-то обидное, но был перебит напарником:

— Хватит злиться, пробрались и, слава богу, а то нашелся мне садовник.

— Да я бы рад стать садовником, только бы опять проход не проруб….ты слышал что-то?

Саня покачал головой, но все равно начал смотреть по сторонам, ища источник звука.

— Наверное, тебе со страху показалось, ты же весь дрожишь как щенок, которого в угол загнали.

— Нет, я точно слышал, может это кто-то из людей — мужчина сделал паузу, а затем шепотом произнес, — или нелюдей. В последнее время болтают много, на рудниках то что было, а мы тут почти как в ловушке, что угодно напасть может.

— Ну ты и паникёр, видимо Медведям тебя называют только из-за того, что ты спать и есть любишь. Сам мне в напарники напросился. А что там за слухи про рудники, там же вроде тоже лагерь есть.

— Не лагерь, целая крепость, у них там постов немерено, оружия много, люди припеваючи живут, в общем….жили. Начали в той местности люди пропадать, в основном разведчики, которые в сторону города ходили. Сначала один пропал, три дня искали не нашли, затем второй. Потом перестали туда разведчиков присылать, а укрепления сильнее сделали. А недавно оттуда сообщение пришло, на помощь звали, говорили что-то про неведомую силу. Отправили отряд в помощь соседям, а там уже пусто было. Никого в живых не осталось, только несколько тел обглоданных да посты разбитые. Ничего не осталось. Отряд доложил это и направился обратно в лагерь, да так и не вернулся. И другие отряды тоже не возвращались. Теперь на рудники никто не ходит, проклята та земля. А померли все, потому что не понимали, какая опасность им грозит. Так что давай быстрее с твоим делом разберемся.

Александр оглянулся, были они сейчас в торговом центре, точнее в том, что было, когда то торговым центром. Все здание было украшено различных видов растениями, а стены были изувечены трещинами. Смотря на оголённые кирпичи и стальные прутья, Саша чувствовал неприятное ощущение, которое появляется только при заходе в такие здания. Ощущение, что все вот-вот развалится и похоронит любопытного искателя, не оставляло его и лишь усиливалось с каждой секундой. По его худощавому лицу пробежало несколько капель пота, верный признак того, что Александр нервничает.

— Медведь, ты знаешь, что мы ищем?

— Нет, что-то ценное, наверное.

— Именно, знаешь про чудодейственное лекарство, которое до конца сделали? Так вот, здесь раньше был пункт раздачи сделан.

— Думаешь, оно тут?

— Да, оглянись, магазины целы, многие товары все еще на полках лежат. Возможно, и лекарство цело.

— Хорошо, давай только побыстрее, не нравиться мне здесь.

Напарники разошлись в разные стороны. Александр направился направо от входа. Идти по центру было сложно, повсюду из стен и пола торчали корни и ветки. Из ответвления в стене, рядом с которым была табличка, со знакомыми буквами WS, исходил неприятный запах, это грибы проросли, найдя в центре самое темное и влажное место. Саша отвернулся, закрыв нос рукой и жалея, что не взял респиратор. Однако через несколько метров запах начал слабеть, оставляя зловонное ответвление позади. Впереди он заметил полностью заросший магазин. Растения внутри были настолько большие, что проходил через оконные проемы вплоть до стены напротив, преодолев почти пятнадцать метров. Искатель присмотрелся к магазину, изучая его.

— Судя по вывеске тут раньше продавали растения, наверное у них были удобрения, которые помогли этим так вымахать— сказал путник и сразу же отдернул себя, поняв что нарушил стоящую в здании тишину. Постояв немного, он так и не дождался последствий своей глупости и решил идти вперед. Сделав несколько шагов вперед, он почувствовал странное ощущение в ногах. Корни растений прошили фундамент насквозь, и теперь он ходит ходуном. Александр хотел уже повернуть назад, но заметил интересную вывеску. Она скрывалась за углом, но он ясно видел красный крест. Должно быть, это и есть пункт раздачи, пункт помощи всем больным, пункт, дающий людям надежду. Если это он нужно до него добраться. Саша делает маленький шаг вперед, чувствуя как все, что под его ногой готово сползти в сторону. Затем еще один, цемент начинает двигаться, будто это не камень, а пластик. Еще один, он дошел до магазина, полпути сделано. Александр делает еще один и тут цемент под ним уходит в сторону, начинается оползень. Пол будто выбивают у искателя из под ног, и тот, спасая свою жизнь, бросается вперед. Перед ним огромное растение, за которое он хватается руками. Затем начинает двигать ногами, ища опору в оставшейся на месте части. Найдя ее, он оглядывается, несколько десятков метров пола было сдвинуто во время оползня. Если бы он не прыгнул, то точно бы упал, сломал бы что-то, может даже умер. Путник забрался на оставшуюся часть пола и резко прыгнул к безопасному участку, и только почувствовав, что под ним крепкий бетон он начал приходить в себя. Почти сразу он почувствовал боль, его ладони, и запястья были усеяны маленькими порезами. Наверное, поранил, когда цеплялся за дерево. Порезы были глубокие, по рыкам потекли маленькие ручейки крови. Саша полез в рюкзак за бинтом:

— Надо хоть кровь остановить, а если найду лекарство, то вылечу, точно, лекарство, надо побыстрее перебинтоваться и к пункту — промелькнуло у него в голове.

Спустя несколько минут Александр побежал к пункту. Он был полон надежд, что сейчас он найдет лекарство, похвастается медведю, а потом, вернувшись в лагерь, поможет всем нуждающимся. Он перестал думать об осторожности, и даже страх крушения оставил его. Пробежав с сотню метров, он добежал до огромной вывески «Панацейный пункт имени В. А. Болотникова». Пункт представлял собой большой белый шатер, вокруг которого расположились диваны, мелкие магазины с едой и кассы. Насколько помнил Саша, их стоили наспех, поэтому и выглядели они так бедно. Хотя где-то в городе была клиника этого самого Болотникова, но она уже давно стала жертвой мародеров.

Александр вбежал в палату, и ахнул, толи от того, что его мечты не сбылись, толи от того, что он знал, что так и будет. Палата была разграблена, и только один кейс лежал в углу. Искатель поднял его. На этом кейсе огромными серебреными буквами было выгравировано «Лечебный курс, рассчитанный на одного человека». Саша опустил чемодан на пол, и выдохнув воздух упал. Он лишился всех сил и хотел просто отдохнуть.

Он проснулся от криков, по всему центру раздавался звучный крик напарника:

— Саня!

Саша встал с кресла и заорал от боли, его запястья горели, а ладони болели, как будто что-то ломает его кости изнутри. Пыхтя от боли, он начал разматывать бинты. Надо успеть все понять до того как придет Медведь, а он уже бежит на крик. Александр размотал бинты и ахнул. Маленькие раны стали больше, а внутри ран виднелся странный белый налет. Он же был и рядом с ранами, только был более плотным. Обожжённые свежим воздухом раны заболели с новой силой. Каждое движение давалось ему с трудом. Надо было что-то придумать.

Саня! — вновь раздался крик. Саша подбежал к повороту и выглянул из-за угла.

— Здесь я!

— Слава богу живой, чего ты орал то.

— Пункт нашел, радовался.

— И как, есть там что?

— Не знаю пока, давай я его обследую, а ты пока найди способ через оползень перейти, хорошо?

— Ладно, давай исследуй.

Теперь у Саши было время все обдумать. Он еще раз осмотрел свои гноящиеся раны. И тут его осенило, у него же есть кейс, он даже инвалидность может исправить, а тут всего то ранки. Он схватил кейс и вколол себе первый из трех шприцов. Через минуту он почувствовал облегчение, раны немного поджили а руки перестали болеть. Теперь он мог «трезво» мыслить:

— Надо действовать по инструкции, чтобы все сработало. Так, что тут написано, не чаще раза в три часа. Значит, к утру буду как штык. А для других? Нет, я уже вколол себе дозу, это теперь мое. Да и кто их спасет, если я помру от этой дряни, но ее могут забрать, надо чтобы никто не узнал. Надо аккуратно, и надо быстрее в лагерь.

Он спрятал кейс в рюкзак и побежал к обрыву. Там уже стоял Медведь, держащий в руках доску.

— Вот, по этому можно перебраться.

Через две минуты Медведь уже обнимал Сашку. Такое трепетное отношение к напарнику вызывалось страхом окружающего их мира. Во время походов люди нередко становились ближе друг к другу, а при походе в город забота о напарниках была одним из немногих способов выбраться из опассного места живым.

— Я так испугался, что один остался, рад тебя живым видеть. Побежали быстрее, надо из города выйти до заката, а то заблудимся еще, а еще лучше до озера добраться.

Саша кивнул и они побежали. Проходы, оставленные ими в зарослях, позволили им быстро очутиться на улице. Центр находился рядом с шоссе. Забравшись на которое они увидели озеро.

Саша оглянулся, он хотел посмотреть на странный торговый центр, из-за которого Саша испортил свой день. Он было уже хотел развернуться, но Медведь, схватив его своими огромными ладонями, погнал его вперед. На его лице застыла маска страха. Александр не понимал, почему его напарник так паникует, пока не понял. У него заложило уши, и он ничего не слышит, не слышит того, что напугало его напарника. Он начал трясти головой, глотать, пытаться чихнуть, лишь бы снова начать слышать. И вскоре сквозь «туман» до него начали доходить звуки. Сзади раздавалось рычание и визг. Звуки уже были далеко, но все еще отчетливо слышались убегающим. Саша прибавил скорости, страх заставил и его бежать, бежать куда-то, спрятаться где-то, лишь бы не слышать тех, кто выбрался из своего логова и теперь царствует в городе. Они бежали полчаса, может даже час, а может еще больше. Они потеряли счет времени и неслись вперед не зная усталости пока не увидели впереди водную гладь. Они дошли до озера.

Озеро считалось безопасным, никакие звери почему-то к нему не ходили. Поэтому озеро оккупировали люди. На противоположном от бродяг берегу был их лагерь. Они бы добрались до него за несколько часов, но усталость и ночь заставили странников прекратить путь. Они решили переночевать на берегу и отправиться в лагерь завтра. Медведь улегся на траву и почти сразу задремал. А Саша, пытаясь улечься, вновь почувствовал боль. Он схватил рюкзак и побежал за деревья. Он достал свое лекарство, открыл его и готов был вставить шприц, но решил посмотреть на свои раны. Все стало только хуже, белый налет покрывал почти всю руку, он откреплялся от тела, паря в воздухе, как споры. Вены вздулись так, что выступали из тела вплоть до локтя, а на запястьях так и вовсе рвали кожу и кровоточили. Ногти опали, а пальцы с трудом двигались, вечно норовя выпрямиться и отклониться в обратную сторону. Все это ужасно болело при каждом движении.

— Господи, что за ужас— послышалось у Александра над ухом.

— Стой, Медведь, ты все не так понял, у меня есть лекарство, но оно только от этого, мне уже лучше, а скоро все будет замечательно. — Саша улыбнулся, но даже это движение вдруг стало даваться ему с трудом.

— Друг, ты не понимаешь, это выглядит слишком жутко, мне кажется, тебе надо помочь, ты же помрешь от этого. Послушай меня, я же тебе помочь хочу, давай просто, без лишних движений возьмем и поможем тебе…кхе кхе — Медведь закашлял с такой силой, что выронил нож, спрятанный им за спину. Все пространство вокруг них было усеяно белым налетом.

— Нет, не смей— Александр схватил нож и встал в боевую стойку: лекарство мне поможет, я уже чувствую себя лучше, скоро все будет хорошо. А помрешь тут ты если попытаешься мне помешать.

Медведь подошел на несколько шагов ближе и сказал:

— Сашка, возьми себя в руки кхе-кхе, этой дрянью даже дышать невозможно, Сашка послушай меня. Я хочу тебе помочь Саш…

Но Сашка его больше не слушал. Его слова застыли в воздухе, Медведь посмотрел вниз, он увидел свой любимый нож, торчащий из его груди. По животу начала течь теплая багровая кровь. Медведь попытался сказать что-то еще, но как только он раскрыл рот, его глаза закатились, а сам он упал на землю, не в силах больше стоять на ногах.

— Я спасу свои руки, лекарство мне помогает, видишь? — закричал на тело обозленный путник. Он схватил шприц и воткнул его себе в вену, после ввел содержимое в кровь и закричал от боли. Все его тело горело, как будто сама душа улетает в ад. Его лицо скривилось от боли, а ноги перестали держать. Он упал рядом с трупом, и начал плакать. Возможно он плакал от боли, возможно от содеянного, а может его рассудок окончательно помутился и он начал испытывать любые эмоции одну за другой.

— Сейчас до озера доберусь, а утром пойду в лагерь, там меня и спасут. Я же им за лекарством ходил, я ради них жизнью пожертвовал, я герой, они должны спасти меня, они обязаны мне…..

Он пополз в сторону озера, и вскоре почти добрался до берега. Он прислонился к дереву, стоящему рядом с водной гладью. Издалека можно было подумать, что это кто-то сидит, наслаждаясь видом озера при лунном свете. И только кровоточащие глаза и распухшие руки, от которых во все стороны летели споры, давали понять, что произошло что-то плохое.

— Скоро меня найдут….я герой…… я помог…… я…… ненавижу сорняки— проскользнуло в голове у Александра прежде чем он заснул мирным сном. Однако больше он не проснулся.

 

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль