Сигнал с Тары

0.00
 
Криков Павел
Сигнал с Тары
Обложка произведения 'Сигнал с Тары'

***

 

День выдался тяжелым, хотелась спать, просто безумное желание вырубиться, часов так на десять-двенадцать. До болота оставалось всего несколько километров. Рен и Тагала, возвращались с хорошими вестями. Датчики, поставленные ими, сильно увеличили покрытие сканера, а значит, чертовы рептилии не подберутся не замеченными. Высоченные деревья скрывали кронами небо, массивные стволы, казались стеной. Плазменная винтовка в руках Рена готова в любой момент превратить в пепел любую тварь. Желто — коричневые костюмы идеально подходили под цвет грунта. Утирая пот, Тагала замерла, она уловила подвижный ЭМ, «электромагнитное излучение» быстро двигалось рывками, прячась за деревьями. Это не был крупный динозавр, но это не делало его менее опасным.

— Движение с севера.

Информировала Тагала. Рен тут же взял направление на прицел. Он сканировал местность в инфракрасном спектре. Безуспешно, твари нигде не было.

— Ты уверена?

— Естественно, он все еще там.

— Иди вперед и будь на чеку, я прикрою тыл. Пошли-пошли.

Чертовы рептилии не отличаются интеллектом, но это вполне компенсируется их количеством. Весь этот девственный и даже прекрасный мир полон хищников всех мастей от гигантских созданий типа раптов до мелких тварей, вроде этой. Влажные мясистые растения давали корм множеству вполне безобидных созданий, среди них так же есть и великаны в десятки метров, и крошки, величиной не больше ладони. Мелочь обычно обитает стайками, хищники чрезвычайно опасны, почти все ядовиты. Шаг за шагом разведгруппа направлялась к Такавакану — городу на болоте. Плавучие дома, похожие на земные тыквы, стояли на воде, будто корабли в бухте. Связанные между собой веревкой, они свободно, легонько покачивались благодаря «килю». Сверху, у самой узкой части, дом-тыкву покрывала камышовая крыша, дожди тут частое явление. Строение всех жилищ одинаково. «Киль», узкая каплевидная часть, выше — большое округлое помещение, над ним еще одно, чуть меньшего размера, вверху узенькая завязь с крышей. Дальше каждая семья вносила свои изменения, балконы, веранды и, конечно, внутренне убранство. Здесь на Таре люди живут уже больше тридцати лет, успели родиться и вырасти дети. Рен и его подруга из их числа. Они никогда не видели космос или других разумных существ. Старшие рассказывали удивительные истории о чистых городах и спокойных мирах, о войне между людьми и БАЗ, о том, как они здесь оказались.

***

— Блав, давай запускай чертов реактор, нас разнесут в щепки!

— Я делаю все что могу!

— Делай это быстрее!

Корабль класса корвет с экипажем в восемьсот человек застрял у звезды Е-314 — необитаемой системы с гигантской массой светила. Странное излучение нарушало работу всех систем. Блав был одновременно и пилотом и центральным процессором корабля. Между лопаток и в основании черепа находились отверстия с золотыми «контактами», через его голое тело, помещенное в специальный резервуар с подобием электролита, струилась энергия. Он извивался, никак не находя причину неполадки. В это время, жалкий, ничтожный истребитель БАЗ полил из всех орудий по беззащитному кораблю. Щиты отсутствовали, корпус быстро приходил в негодность, один за другим отказывали системы и блокировались отсеки. «Пришельца» нещадно крутило и тянуло к звезде, а тот, пылая яростью, старался забрать с собой и корвет «Веритаз». Гад гнался за ними неизвестно сколько, и вот, наконец, обшивка не выдержала температуры, вспыхнула и сгорела в диком пламени.

— Мы отравимся вслед за ним! Блав...

Ответом послужил гул реактора и включение всех гало мониторов.

—… вперед-вперед, пока еще можно!

— Так точно! Через три, две, одну.

Корабль мгновенно, благодаря бортовому компьютеру, сократил вес практически до нуля, а двигатель на основе темной материи дал ускорение, оторвавшее их от Е-314. Блав на ходу перебалансировал вес и скорректировал курс. С начала войны многие сектора забыты и пустынны. Ближайшая планета, пригодная для жизни, находилась в семидесяти часах пути на максимальной скорости. Их спаситель подал голос.

— Капитан, есть новость, плохая. Лучше, чтобы ее узнали сначала только вы.

— Покинуть рубку.

Сухо приказал капитан. Прозвучали вялые и опасливые

— Да, сэр.

Когда они остались вдвоем, один брат сказал другому.

— Корабль необходимо покинуть. Кислородная утечка, отказ дронов и щита, мы в консервной банке! Я скину вас на Таре, продержитесь пару месяцев, я прилечу за вами. Давай, это единственный выход!

— Я знаю....

Дерин вышел из рубки серым и холодным. Что-то было однозначно плохо, капитан собрался и сказал.

— Все в главный десантный отсек. Абсолютно все, кто выжил, форма одежды пять, десантная!

— Так точно, капитан.

Раздалось так стройно, что было бы на пятерочку на параде. Офицеры ринулись вперед, по пути входя в сеть и оповещая всех, кто мог пользоваться этой информационной паутиной. Двадцать минут спустя экипаж «Веритаз» стоял в десантном отсеке. Здесь были роботы и танки, тяжелое оружие. На втором ярусе окружного балкона стоял Дерин.

— Мы обречены, покинуть корабль, иначе умрем. Пилот привез нас к планете с комфортным климатом. Нам нужно будет выжить в чужом мире, к сожалению, тяжелую технику взять не получится, даже десантный луч не исправен....

— Капитан, но как....

— Это приказ, начинаем выгрузку, берите в руки все необходимое, одежду аптеки, оружие и батареи, все, что может пригодиться....

Луч сбрасывал людей одного за другим, расставляя их на поверхности, совсем рядом друг с другом. Высадка трехсот семидесяти человек заняла от силы пятнадцать минут. В звездном небе исчезло огромное брюхо корабля, а глазам предстал мир, не оскверненный войной. Здесь работают только законы природы, жестокие правила выживания. Бесспорно, человек сразу же выскочил на самую верхушку пищевой цепи. Плазма убивала даже гигантов, прожигая в них зияющие дыры. Временный лагерь организовали среди величественных созданий, с длинными шеями и смирным нравом. На этих гигантов в стае, точно никто не охотился, они же и привели новых владык этого материка к дивным растениям с огромными плодами. Каждый рос на толстом массивном стебле, с пятью шестью листьями, корка этих плодов твердая и легкая, после высыхания совсем не впитывала воду. Идея создания Такавакана появилась не сразу. Изначально поселение расположилось на суше, но как только был очищен и высушен первый «дом», как в эту же ночь решено было делать плавучие жилища.

В ночном небе нечто вспыхнуло и стало входить в атмосферу, испуская пламя и клубы дыма. Другой объект, еще больших размеров, несмотря на то, что он был куда выше, даже не на орбите продолжал обстреливать "Веритаз". Очертания своего корабля узнали все. Из него вылетел шатл и по неровной траектории направился в сторону лагеря. Дерин не успел обрадоваться возвращению живого брата, как вдруг шатл, сбросив мед капсулу, переносной реактор и интеллектуальную сеть, заходя на посадку, полыхнул и осыпался обгорелыми обломками. Гигантский линкор БАЗ улетел только от того, что Вирта вовремя сгенерировала радиационный щит, благодаря чему вместо живых существ и растительности на сканерах врага была ядерная пустыня, ни жизни, ни минералов....

***

Они ожидали ну, если не авиаций, то хотя бы большой благодарности, ведь вернулись из опасного предприятия с успехом! Кроме обычного,

— привет, Рен, Тагала.

Ровным счетом ничего. Девушка ушла в свой дом. Ну как «ушла», между домами были натянуты канаты с поворотным механизмом, если рычаг повернуть один раз механика поднимет, или опустит крепление примерно на два метра. Если совершить два оборота, то механизм противоположного конца выполнит действие. Так вот, накинув петлю, Тагала, как по канатной дороге поехала к себе домой. Способ быстрый и удобный, а главное безопасный. Болотом эта заводь не являлась, скорее длинным мелководным берегом пресного моря, вода в котором такая же, как в болоте, жуткая на запах, цвет и вкус. Благо в городе есть очистительные фильтры.

После того, как Рен перекусил «драконьей» отбивной и лепешкой из семян, он тоже поспешил домой. Кстати, отдельно стоит сказать, что семена «плавучих домиков» — основная пища. Отдаленно они напоминают земные тыквенные семечки, только весом килограммов в тридцать. Из них люди готовили лепешки, мариновали, солили, жарили, готовили сладкую пасту, давили масло и отбивали муку. В общем, их употребляли каждый день в больших количествах, восхваляли и ненавидели. Короткое путешествие под крышами чужих домов и вот, наконец, родная тыква. Рен ведь до четырех лет вообще не покидал ее. Ноги коснулись нижней площадки, руки перевели механизм в положение «отсюда», и он зашел в родной дом. Мать сидела в плетеном кресле и считала количество нано вещества. Выходило очень-очень мало. Отца нигде не было видно.

— Мам, у нас получилось.

— Привет, сынок, молодцы. Вы хорошая пара, я не шучу.

— Мам, ну давай не сейчас, я спать, есть не буду.

Молодой человек подошел к тросу и, став на ступень, потянул за канат, поднимая себя наверх, в крошечную завязь. Его комната была в три метра диаметром, круглая, по центру располагалась, дыра прохода, почти «мечта». Сон коварно поджидал, то и дело меча дротики со снотворным. Рен коснулся груди. Маскировочный костюм тут же слез в ладонь, будучи не больше крупного яблока, блестящая желеобразная субстанция — подарок отца на семнадцатилетие. Тогда еще было много энергии, нано вещества и мы еще делали предметы с помощью принтера-репродуктора. Уже, как пять лет, его применяют лишь для создания лекарств. Раздевшись и положив оружие в зарядник, упав на кровать, Рен отрубился, как и мечтал. Винтовка, находясь без использования, тут же убрала проводники и «щупальца крепления». Оружие работало напрямую с нервной системой, оптимальный контакт со спинным мозгом. Процедура соединения проходила безболезненно, благодаря золотому контакту в основании черепа, которые внедрялись прямо в утробе, в процессе развития плода. Тогда же проводились необходимые мутации, пол, сложение, черты внешности, навыки, жаль только, что они ограничены взаимоисключением. Остаток дня и ночь пролетели будто Клювокрылы, быстро и почти незаметно. Утро началось с крика матери.

— Ре-е-ен, сыно-ок, спускайся, а то я к тебе поднимусь, хватит спать...

Это бы еще долго продолжалось, если бы «спящий» не подал голос.

— Иду-иду, есть хочу.

—… отлично, я сделала рыбный пирог. Настой с грибом готов.

На самом деле рыбу Рен терпеть не мог, особенно пирог с ней, но сказать этого он не мог, вот и давился им с улыбкой уже двадцать семь лет, ну или чуть меньше. Так вот в «прекрасном» расположении духа он уселся за стол, натянув на лицо улыбку, блеснув белыми зубами. Из-за отсутствия нормальной, чистой пищи жители колонии вновь начали заболевать, как в древности. Некогда люди многого не знали, еще больше скрывали из-за алчности и прочих пороков, порожденных глупостью и желанием удовольствий, неважно каких, лишь бы они не кончались. Люди тормозили прогресс, подумать только, они травили один народ на другой, только бы не тот ни другой не задумались над смыслом всего этого. ЭБП — Эра Банковского Правления была последней чертой после тотального порабощения человечества наркотиками, круг «избранных» начал падение. Ядерные удары унесли жизни семи миллиардов жителей, из выживших от силы пять процентов покинуло бункера, в которых война длилась еще три года. Семьдесят лет упадка и, наконец, миг надежды! С рождением Зетера Вайла Глесинга начинается новый виток развития, через двадцать лет строят первый гравитационно-ионный ЭМ, человечество вновь выходит в космос. За всю свою стопятидесятилетнюю жизнь он придумал и открыл многое, но самым важным аспектом было новое понимание пространства и антиматерии. Переплюнуть его открытия не смог пока никто, шесть сотен лет не рождалось гениев равных ему.

— Завтрак был отвратителен.

Хотелось сказать правду, но пришлось соврать родной матери.

— Все было великолепно, но все-таки рептилии у тебя куда лучше выходят!

— Хм, ну нужно же разнообразить рацион.

— Ну да, ну да, а где папа?

— Он собирался поговорить со своими друзьями из совета. Должно быть, они у станции связи.

— Ясно, спасибо, мам. Не забудь оставить пирога папе, хорошо?

— Хорошо, хи-хи, иди уже.

Сказала Билена, и Рен поспешил исчезнуть, оставив «подлянку» отцу. Дерен тоже терпеть не мог рыбную «дрянь». У отца и сына была своеобразная двойная игра, они подкладывали друг другу со словами: « Держи, ешь-ешь, тебе нужнее», — то, что сами не любили. В итоге, рыбные блюда часто стояли на столе. Катание по канатным дорогам, нравилось молодому человеку в далеком детстве, сейчас это средство передвижения не приносило никакого удовольствия. Среди прочих Рен услышал голос отца, мать была права, они собрались на станции связи.

— Мы обязаны включить маяк на корабле, иначе скоро деградируем до копий и бумаги.

Слышался чей-то озабоченный голос.

— Не говори глупости...

— Не глупости, факты! Нам хватит ресурса, а что наши дети? Они здесь, в болоте всю жизнь проведут, то охотясь, то убегая? Дерен, ты же был лидером, мы выжили, лишь благодаря тебе. Хватит бояться, сигнал услышат люди, а если нет мы спрячемся и переждем. Корабль далеко, нас не найдут.

— Если на сигнал прилетят БАЗ и уничтожат останки корабля, ели они еще вообще остались.

С печалью в голосе ответил капитан.

— А если сидеть тут шансов выжить не прибавится, сигнал станции уходит от планеты на двадцать-тридцать тысяч километров не больше, так близко сюда никто никогда не подойдет! Нам нужно чертово устройство активировать, или забыть о надежде.

— Я...

— Привет всем!

Войдя, произнес Рен. Он слышал весь разговор и, оценив все, предложил такой вариант. Чтобы не поднялась шумиха, не начиналась опасная миграция человечков, Рен и еще кто-нибудь, пара человек не больше, доберутся до места и активируют «ерундовину», как выразился молодой человек.

— Ну, в общем-то, не плохой вариант, и волки целы, и овцы сыты, как говорится.

Деловито заметил высокий светловолосый мужчина.

— Наоборот.

Весело подмигнув, сказал Рен.

— Что это значит? Все равно не устраивает кого-то?!

— Нет, и овцы целы, и волки сыты. Волки охотились за овцами, а-а-а..., не обращай внимания Стан.

— Хорошо, не буду.

Все, или почти все из двадцати мужчин поддержали предложение, лишь один не поднял руки и сверлил инициатора идеи недобрым взглядом по вполне объяснимым причинам. Решение принято, и это идеальный вариант, но ведь именно его сын собирается идти туда....

— Пап, все будет хорошо, у нас все получится.

Начал разговор парень перед тем, как они собрались на канатную дорогу. Отец развернулся, посмотрел на сына. Высокий статный парень с идеальной фигурой, голубыми глазами и светлыми волосами, состриженными под «ноль» с боков. Внешне он совсем не похож на Дерена. Лидер, воин и бунтарь, черт бы его побрал, это его сын, и это их общая черта!

— Я сам скажу матери, иди Рен, бери напарников и вперед, верни нас к звездам!

Говоря это, он обнял парня, а затем, отстранившись, легонько стукнул его в грудь. Они улыбнулись друг другу и разъехались разными дорогами.

***

Это не «было секретом», но как бы, о том никто «не знал». Трое молодых людей днем покинули Такавакан, прихватив с собой моно сеть, оружие, костюмы-маскировку, легкую защиту и часть остатков нано вещества. На случай, если передатчик поврежден, в его структуре встроена программа самовосстановления. Около десяти тысяч километров отделяло их от цели, но для человека это мелочи, главное не встрять в неприятности. Некта шел позади всех, он стрелял из плазмера точнее, чем, наверное, даже смотрел. Ни разу не промахнувшись, он был лучшим стрелком, такое звание не так просто «таскать». Тагала ощупывала местность в ЭМ диапазоне. Рен топал впереди, вглядываясь в следы.

— Вроде все тихо.

Сказали почти одновременно девушка и ведущий. Улыбнувшись, они переглянулись и, включив капюшоны-маски, приготовились бежать. Тагала вошла в моно сеть и перенаправила ресурсы их организмов на максимум выносливости. Все трое ринулись вперед со скоростью около тридцати километров в час. Медленно, но в таком темпе они добегут без остановок до нужной точки за две недели. Путников окружал прекрасный мир с влажным климатом и бурлящей жизнью, белковые формы нашли здесь свою нишу. Жаль им не удавалось исследовать материк, под эгидой опасности. От берега дальше семи-восьми километров никто не ходил. Вдруг Рен ощутил, как пересек некую грань, и почувствовал моральное удовлетворение. С самого детства он обожал делать то, что нельзя, но терпеть не мог, когда его ругали. Приходилось выжидать, будто хитрому ритоду, замершему на стволе дерева, чтобы в нужный момент броситься на «жертву». Сын капитана умел ждать и быть в нужном месте, в то самое, нужное время. Вот и пару минут назад перед ним рухнуло очередное правило, а он надеется на похвалу в итоге. Хотя нет, это иной случай, самое важное покинуть Тару, ведь они дети звезд. Каждым шагом, преодолевая больше метра, люди продвигались все дальше от поселения, здесь не был никто из них. Привычные ландшафты сменились с огромных деревьев на кустарник и высокую траву, с влажной тени на солнцепек. Тагала остановила всех жестом, подняв левую руку. Второй она извлекла вибромеч и замерла. Костюмы делали их не видимыми, лишь иногда «воздух» странно преломлял свет, делая уловимыми глазу очертания некого движения. Беда в том, что не каждая тварь использует зрение для охоты. Рен тут же осмотрел все вокруг в другом диапазоне. Впереди, в ста метрах в траве, притаилось живое существо, что-то крупное и «плоское». На самом деле это был целый рой, крошечных динозавриков, спящих кучей навалившись, друг на дружку. Мерзкие маленькие твари были виброохотниками с чудовищным ядом, учитывая размер и сопротивляемость к нему. Попадая в кровь, зараза действует поразительно быстро. Человек без помощи выдерживает всего несколько часов, прочие создания могут протянуть не больше десяти минут. Тагала через моно сеть, перенаправив ресурсы, активировала шумометр на легкой броне каждого. Даже короткий сеанс пребывания в виртуальной реальности, где собраны все знания человечества, дает возможность почувствовать себя почти богом. Беда в том, что пользователь сети теряет контроль над своим телом на момент манипуляций в сети. Тагала была спокойна, два ее друга, один из которых стрелок, каких поискать, прикрывали ее. Медленно, ступая с носка на пятку, троица покинула «ясли», где почивали хищные, злобные крохи. Густая растительность это одновременно и хорошо и плохо. С одной стороны, она помогает оставаться в «тени», с другой, высокая трава выдавала их движение с точностью до травинки, невидимки становились вполне осязаемыми. Обойдя полянку, спустившись к небольшому оврагу, маленький отряд вновь приударил в скорости. Несколько часов бега и тихонько подступил вечер. Во тьме они использовали дополнительные ресурсы для ускорения путешествия. Сканирование говорило о том, что дальнейший путь пролегал через небольшой вулкан, дальше по направлению водопад и, наконец, равнина, гигантское плато. Незримые тени мчались сквозь джунгли, заставляя насторожиться местных обитателей. В мгновение ока они растворяются, будто их и не было. Иногда густые заросли заставляли сворачивать или перепрыгивать с камня на кочку, потому как под ногами было настоящее болото. Даже при учете манипуляций Тагалы все равно было сложно, этот мир принадлежал отнюдь не людям, и именно потому было так сложно. Маска очищала и осушала воздух, это спасало, без нее они бы уже «захлебнулись», воздух был наполнен водной взвесью. Миновав участок повышенной растительности, они вышли к действующему вулкану. Из-за множества отверстий, давления не хватало для полноценного извержения, лава стекала по склону, постепенно отвоевывая новые сантиметры у растительности. Путешествие продолжалось и днем и ночью, лишь несколько раз молодые люди останавливались, чтобы выпить энергостимулятор — жидкость с аминокислотами, витаминами, глюкозой и АТФ (аденозинтрифосфат). Тело современного человека в сотни раз выносливее и сильнее, чем когда бы то ни было, но волшебные коктейли делали из него настоящую машину. Девять долгих дней пути измотали организмы, они больше не могли держаться на искусственной эноргоподпитке, нужен был привал. Боль пронизывала все тело, жесткое дыхание в бешеном ритме, сердечная мышца сокращалась так часто, гоняя кровь по венам, что печень не успевала ее очищать.

— Охренеть, сколько мы прошли?!

— Мало, Некта, больше половины, но еще почти столько же. Мы отстаем на двадцать-двадцать пять часов.

Сказала Тагала, осознавая, что они находятся в незримой опасности.

— Да ладно, что за график такой.

Попытался возразить, задыхающийся стрелок.

— Тихо!

Подал голос Рен. Девушка тоже уже давно почувствовала опасность. Медленно извлекая виброклиноки, они повернулись друг к другу спиной, готовясь к обороне.

— Сколько их, крупные?

Спросил Некта, аккуратно беря второй плазмер левой рукой. Щупальца крепления надежно закрепились на кисти, а щуп контакта побежал по руке ко входу. При соединении оружия парень ощутил некое подобие щекотки, такое ощущение всегда вызывало легкое сопротивление организма. Рен, сменивший диапазон зрения, прекрасно видел трех средних рептилий. Опустив головы к земле, тем самым задрав хвосты, они крались в зарослях к ожидавшим их людям.

— Я чувствую присутствие около двух десятков тварей, черт бы их побрал, они не уйдут!

Зло прошептала Тагала.

— Значит, мы убьем их.

Утвердительно подитожил Рен. Тагала отошла в сторону, активировав маленький ручной щит и приготовилась к резне. При рождении помимо ЭМ чувства ее сделали «убийцей», дав знания и навыки ближнего боя. Еще в детстве она била не только всех девочек, но и всех мальчиков, в купе с Реном и Нектой. Она не любила стрельбу, считая ее скучной. Да, наверное, так оно для нее и было. Парни стали спина к спине. Ящеры около дух с половиной метров с коротенькими передними лапками и мощными задними конечностями, наступали со всех сторон. Их обоняние говорило о том, что тут есть пища, но глаза не подтверждали этого факта. Видимо голод был сильным, толкающим хищника на необдуманные поступки. Первый ящер не осторожно зашагал к «невидимкам». Вполне осязаемый, бирюзовый росчерк прожог в нем дыру. Один за другим твари бросались в нападение и падали обожженные, или разрубленные. Тагала перешла в атаку, ее меч, будто имея свою волю, кромсал врагов. Без сопротивления клинок пронзал кожные и костные ткани, не говоря о мышцах. Оружие было грозным и смертоносным, но еще страшнее был его обладатель. Перекатываясь, прыгая, уходя от укусов, Тагала резала «ящерок», как тренировочных ботов в сети. Плазма выжигала врагов и растительность, и если последние принимали участь смиренно, то первые верещали от боли, если им не везло умереть сразу. Всего пара минут и вокруг осталась лишь куча трупов. Как только девица-бестия убрала клинок, парни рухнули, где стояли.

— Перерыв, привал, стоянка! Плевать на графики! Нужно передохнуть.

Рен выключил маску-капюшон, тут же потеряв из виду друзей-невидимок. Они тоже отключили маскировку и явились из воздуха.

— И правда, Тагала, нужно отдохнуть, иначе следующий такой привал будет последним.

— Ха, разве что для вас! Я этим зубастым не по зубам!

Задорно посмеиваясь над парнями проговорила грозная воительница.

— Ну да, когда-нибудь, ты тоже устанешь, и...

— Не в этой жизни!

—… да ну тебя.

Никта присел, опершись спиной о труп ящера, шмальнув в него плазмой, даже быстрее чем мог подумать. Второй плазмер он убирал в кобуру. Легкое, еле слышное дыхание динозавра за спиной оборвалось.

— Ладно, дежурим по одному, спите, я буду начеку.

Сказала девушка, принявшаяся отрезать кусок мяса от мертвого. Она собиралась зажарить его и съесть.

— Вам пожарить?

— О, да, проснувшись, мы будем вкушать поверженных врагов!

— Хи-хи, спи, давай.

Хихикнула Тагала, потрепав Некту по голове.

— Вот именно!

Подтвердил, уже засыпающий, Рен. Девушка зашла в моно сеть и как обычно помогла привести их организмы в состояние покоя. Эту простую операцию, Тагала делала просто мгновенно. Старшие в один голос твердили, что она должна стать пилотом, как дядя Рена. Должность почетная и уважаемая, все человечество держится именно на таких людях, способных находится в сети, и действовать быстрее машины и ИИС (Искусственного интеллекта сети). Уникальные навыки работы с кибернетикой делали таких людей незаменимыми. С каждым часом веки становились все тяжелее, из всех звуков после затухания костра и конца приготовления мяса на палочке было слышно, лишь, как капли падали с листьев высоких деревьев на большие широкие стебли трав, издавая характерное, глухое «пам». Звук раздавался то там, то тут, усыпляя своей монотонностью. Через семь часов и глаза девушки закрылись, благо программа костюма дала легкий разряд, чтобы вернуть пользователя в сознание.

— Все хватит. Эй...

Девушка подошла к Рену и ощутимо наступила ногою на ногу.

—… вставай, я больше не могу.

— О-о-о, черт, встаю, встаю.

Рен не выспался, не отдохнул, он даже не был уверен, что спал вообще. Еще полуспящее тело, побрело на запах жареного мяса к угасшему костру, который был разведен заново. После путешествия и сна немного морозило. Рассветный час, скоро выйдет солнце, и станет душно, тепло и влажно. Хотя, влажность здесь всегда высокая, этот мир полон воды. Тянущийся червь времени гнался за светилом, заставляя его двигаться. Медленно, неохотно солнце окрасило, почти скрытое зеленью небо, в причудливый синеватый цвет. В каждом мире небо свое и везде оно неповторимо. Быть может люди и дети звезд, но родились они здесь, на чудовищно грязной и очаровательно прекрасной планете. Пришло время доспать, требуемые организмом, часы. Последним следил за двумя «живыми трупами» Некта. Он перезарядил пыльцу плазмера и пошел осматриваться. У него не было ни второго спектра зрения, ни шестого чувства, зато он был прекрасным телекинетиком. Это значит, что он может силой мысли управлять предметами и организмами любой светлой материей. Что касается взаимодействий с другой составляющей мироздания, аспект до сих пор не изучен, но телекинетики сильно страдают при взаимодействии с анти веществом. Ночной лес не отличается большой красотой, тем более джунгли. Темно, сыро и тихо. Последнее далеко не показатель спокойствия, но и не его обратное значение, просто факт, если в городе это было нормально, то здесь заставляло нервничать. Некта вернулся к костру и подкинул дров. Став спиной к каменистому выступу, он включил маску, и ночное зрение костюма. Костюм уловил учащенное сердцебиение и дыхание, и стал давать обогащенный кислородом воздух, попутно отдавая в мозг отчет со всех датчиков. Кроме трех людей в секторе, диаметром в сотню метров, не было охотников. Некта успокоился, осознавая, что он тут самый грозный хищник. Но все же, без напарников он бы уже погиб, что вряд ли можно сказать о них. Тагала даст фору им обоим по выживанию, Рен тоже абсолютно самостоятелен. А он?

— Испугался темноты?

Задал сам себе вопрос Некта.

— Да, наверное, так и есть.

Продолжал грустные мысли парень, оказавшись совсем один, хотя был рядом с друзьями. Нить ожидания оборвалась в десятом часу. Тагала легла последней и встала первой, не забыв пнуть невинного Рена. После отдыха, набравшись сил они, продолжили путь, покинув кровавый лагерь. До водопада они добрались ближе к семи вечера, на дорогу ушел весь светлый день, и до самой глубокой ночи троица спускалась вниз. Они преодолели около шестиста метров, несколько раз, за малым не сорвавшись вниз со скользкого камня, но все же, группа в полном составе и целостности оказалась у подножия. Река соответствовала их маршруту, вдоль нее они и бежали. Затем, преодолев солидный подъем по камням, они достигли плато. Каменная серая пустыня, редкие камни и все, ни травинки, ни кустика всюду, сколько позволяет видеть зрение.

— На старт и марш!

Крикнул Рен и помчался вперед, друзья пустились следом. Сильный ветер в метров двадцать в секунду, мешал бегу. Приходилось постоянно делать поправки, костюм справился бы сам, но несколько дней бега, это так скучно! Спать нельзя, говорить неудобно, насладиться видами тоже не успеваешь. Вот и приходилось корректировать движение ног относительно камешков и ветряного потока. Сутки, еще одни, следующие. Плато было бесконечным серым и угрюмым. Абсолютная пустота камня была нарушена гигантским остовом космического корабля.

— У-у-у.

Протянул Некта. Вид корабля, даже его останков, будоражил их кровь, кое-где были не обожженные части, по ним ребята пытались представить масштабы, но не смогли. Двигаясь медленно, рассматривая и фантазируя, они искали головную секцию звездолета класса корвет. Останки корабля вызвали у них массу эмоций, первым опомнился Рен.

— Хватит любоваться, у нас задание выполним, потом..., все потом.

— Тогда бежим.

Подхватил Никта, а девица, прикинув расстояние, выдала время пути при скорости....

***

Несколько километров от хвостовых двигателей до носовых орудий. Просмотрев и отсканировав весь корабль, они так и не нашли маяк. Это было странно, с наступление рассвета молодые люди собрались еще раз все проверить, а пока забрались в секцию хранения, она была почти целой. Общими усилиями ребята закрыли двери отсека, оставшись в закрытом помещении, неутомимых искателей сморил здоровый сон. В головах был космос и звездные сражения во имя человечества. Они были героями, великими людьми, чьи имена будут носить с гордостью. Здесь, им слишком мало места для деяний и славы. Большим свершениям, большие просторы, долой рамки планеты Тара. Трое молодых горячих людей в своих мечтах уже покинули стратосферу и уходи с орбиты, устремляясь к звездным собратьям. Утро пришло быстро, никто не успел выспаться, но задача важнее любых мелочей. Поднявшись и отперев двери, Рен насторожено поднял винтовку. Он видел теплые следы, которых раньше не встречал. Враг был рядом совсем недавно и, наверняка еще где-то поблизости. В боевой готовности группа ходила несколько часов, корабль был полон этих следов. Сделав вывод, что тут нет нужного им, покинув корабль, путники пошли по четкому, множественному следу. Спустя километр, за одним из камней, они наткнулись на три части маяка. Кристаллический куб был разбит, но благо почти все части на месте. Поставив один кусок на место, Тагала поторопила Рена.

— Шевились, он охренеть какой тяжелый.

— Да-да.

Парень достал алмазный флакон с нано веществом и вставил в распылитель. Наниды мгновенно восстанавливали целостность объекта, следующий кусок встал с той же легкостью. Заделав все повреждения, Рен осмотрел опустевший сосуд со словами.

— Готово!

Он бережно спрятал остатки драгоценной жидкости. Тагала тут же вошла в сеть. Черный кристаллический куб засветился и стал издавать звуки, будто в цельном кристалле что-то работало. Вокруг предмета стало разворачиваться нечто вроде гало-механизма, гигантской параболической антенны с длинным, метров в семь, шпилем в центре. Несколько секунд спустя, Тагала с улыбкой заявила,

— Шифрованный сигнал отправлен!

***

Печально известный левиафан БАЗ "Сальдерия"— означает стирающий. Он и был таков, всю войну он нес смерть людям, побеждая во всех сражениях, и еще никто не пережил встречи с ним. Став почти мифом, превратившись в легенду своего народа, в веру незыблемости диктатуры БАЗ, он не мог вернуться домой, приняв капитуляцию. Непобежденный, сокрушительный левиафан "Сальдерия", грозное и непревзойденное орудие своей расы «дремал» в забытом секторе, ожидая своего часа. И вот он настал, с необитаемой кислородной планеты поступил странный сигнал, совершенно непонятный, сильно зашифрованный. На обработку уйдут месяцы, но вот что важно, привязкой к нему шел второй сигнал, идущий на несколько сот диапазонов выше, сразу и не обратишь внимание. Шифровка БАЗ, содержащая имена почти всех воинов десантного модуля, "Алия" потерянного левиафаном около пятнадцати лагов (семьсот двадцати четырех часовых дней). Огромная махина запустила двигатели и поплыла сквозь мрачный холодный океан к сигналу.

 

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль