Прибавка к пенсии

0.00
 
Румпельштинсхель Александр
Прибавка к пенсии

 

Валентин Степанович зашел в свою двухкомнатную «брежневку» и со вздохом закрыл за собой дверь. Болела спина и ушибленный локоть. Но оно того стоило. Сменив летние туфли на домашние тапки, Валентин Степанович шаркающей походкой направился в спальню. Засунув руку глубоко под матрас кровати, он извлек на свет плотный полиэтиленовый пакет черного цвета. Развернул, достал из него два прозрачный целлофановых кулька, в которых лежали деньги. В одном пачка перетянутых резинкой долларов, в другом такая же пачка рублей. Пошарив в карманах пиджака, Валентин Степанович достал кучу скомканных купюр и стал их сортировать. Получилось пять тысяч рублей и сто пятьдесят долларов, что при нынешнем курсе валют было еще больше, чем рублей. Затем он добавил деньги к уже имеющимся пачкам и, аккуратно все завернув, спрятал пакет обратно под матрас.

— Ну, хоть какая-то прибавка к пенсии — пробормотал Валентин Степанович. Банкам пенсионер категорически не доверял, и хранил все сбережения дома, где у него было несколько тайников.

На следующее утро Валентин Степанович вновь отправился на заработки, как он это называл. Стоя перед зеркалом в прихожей, он причесался, поправил пиджак и, оставшись довольным своим видом, вышел из квартиры.

Сегодня он вновь отправился на свой любимый перекресток. Там было довольно интенсивное движение, а заросли сирени на обочине мешали водителям видеть пешеходов, ждущих нужного сигнала светофора. Встав как раз за кустом сирени, пенсионер стал ждать. Вот загорелся зеленый свет для пешеходов, обратный отчет на светофоре начался с тридцати. Как только загорелась цифра пять, Валентин Степанович приготовился. Через несколько секунд машинам дали зеленый свет, и он услышал, как за сиренью тронулся автомобиль. Именно этого момента и ждал пенсионер. Резко шагнув на проезжую часть, он успел сделать еще два шага, как его сбил черный внедорожник. Поскольку машина только тронулась, удар получился не сильным, но все равно пенсионера отбросило на пару метров. Громко постанывая, он начал вставать с асфальта. Из автомобиля выскочил лысый пузан в дорогом костюме и массивными перстнями на пальцах.

— Дед, ты охренел? Ты куда прешь, старый? Совсем берега попутал? Скажи спасибо, что я тебя не переехал. И даже не думай ментов вызывать! У меня авто регистратор стоит, видно будет, что ты сам под колеса прыгнул.

Такого наезда пенсионер не ожидал. Обычно схема не давала сбоя. Водители, особенно женщины, пугались, просили не обращаться в полицию, предлагали довезти старика до больницы, если нужно, и откупались деньгами. Так, за несколько лет, Валентин Степанович накопил приличную сумму. Но в этот раз все пошло не так.

— Мля, если ты еще мне и капот поцарапал, я тебя вообще урою — продолжал наезжать водитель.

С пассажирской стороны вышел еще один обладатель дорогого костюма, но с менее выдающимся животом.

— Боря, успокойся! Дед живой, машина целая, поехали уже — обратился он к водителю.

— Вот-вот! Езжай, давай, отседова — сказал пенсионер, отряхивая брюки — раскудахтался тут!

— Нет, старый, ты вообще оборзел? Ты мне еще указывать будешь? Совсем смерти не боишься, бессмертный, что ли?

— А если не боюсь — подскочил вдруг старик к водителю — что, напугал, думаешь? Да я в войну немцев голыми руками давил! Два танка лично гранатой взорвал, до Берлина дошел, и какой-то боров на иномарке меня не испугает!

— Тише, тише, отец — выставил перед собой руки пассажир — вон уже люди собрались поглазеть на представление. У нас претензий нет, мы поехали. А тебе если жить надоело, так ты под колеса не лезь. Вон, иди с крыши спрыгни — показал он рукой на недостроенное трехэтажное здание метрах в пятистах — там и людям мешать не будешь, и уж наверняка убьешься.

— А вот пойду и прыгну — вскрикнул бесстрашный пенсионер — спорим на триста баксов!

— Да ты что, отец, с ума сошел? Хочешь, прыгай, мы то тут причем…

— Нет, погоди-ка — оживился водитель — а давай так, дед, прыгнешь, я тебе триста баксов, а нет, ты мне пятьсот!

— А давай — не испугался Валентин Степанович и протянул руку.

— У тебя хоть деньги то такие есть — усомнился пузан, протягивая руку в ответ.

— Не сумневайся — ответил пенсионер, пожимая руку оппонента.

— Вадик, разбей — обратился к другу водитель внедорожника.

— Да ты что, Боря, видишь, он не в себе!

— Да нет! Дед он правильный, и при памяти вроде.

— Ну как знаете — усмехнулся Борис, и разбил рукопожатие.

Через пятнадцать минут они уже были на заброшенной стройке. Валентин Степанович стоял на краю крыши, а Боря и Вадик стояли возле машины внизу. Боря снимал пенсионера на свой смартфон.

— Прикинь, Вадик, выложу видео в сеть, куча просмотров будет.

— Тебе деда не жалко?

— Да не прыгнет он! Видишь, боится. Сейчас постоит немного, и спустится. Еще и бабки поднимем.

— Сдалась тебе эта пятихатка!

— Не в пятихатке дело. Деда проучить надо, борзый он больно — и уже пенсионеру закричал — ну что, дед! Зассал? Тогда спускайся и гони деньги!

— Говна тебе на лопате, а не деньги — закричал в ответ пенсионер и прыгнул…

… Шел сорок четвертый год. Валентин Пономарев, будучи командиром отряда пехоты, освобождал небольшую деревушку от немцев. Операция прошла успешно. Потери были не большие. Немцев положили или взяли в плен всех. Из местных никто не пострадал. Враг не ожидал нападения, да и отряд партизан помог подобраться к деревне не заметно. В момент нападения почти все немцы находились в центре деревне, где на расстрел выстроили семью цыган. Отец, мать и четверо детей. Поэтому фрийцы и не заметили, как их окружили красноармейцы, бесшумно сняв немногочисленных часовых.

Позже к Валентину подошла та самая цыганка, и со слезами на глазах благодарила за спасение семьи.

— Не надо благодарить, ты чего, успокойся! Не плач! — засмущался Валентин.

— Вы нам жизнь спасли, золотой! Ты и твои солдатики. Если б не вы, всех бы нас тут закопали. Себя не жалко, мужа не жалко, а вот за детей сердце рвется! Жизнью мы тебе обязаны, продолжением рода. Дай Бог внуков воспитаю, всем тебе обязана. Позволь отблагодарить!

— Да какая благодарность, не надо мне ничего — еще больше смутился командир.

— Ты не прав. Долг на мне. Покоя мне не будет, если не отплачу.

Достала тут цыганка из складок платья кусочек сахара, уж как он у нее сохранился в голодное время, и протянула Валентину со словами:

— Слова силу потеряют, амулеты и обереги сами потеряться могут, а с сахарком этим, благословение мое в кровь твою вольется, в тело впитается. Съешь его!

И так властно прозвучали ее слова, что Валентин съел сахар, не раздумывая.

— Ну все — улыбнулась цыганка — прогнал ты сегодня смерть от нас. Бояться теперь она тебя будет. Будешь жить долго. Ни пуля, ни нож тебя не возьмут. Своей смертью помрешь в тишине и покое — с этими словами она развернулась и поспешила к своей семье.

И ведь вправду прошел всю войну Валентин без единой царапины! Хотя нет, как раз царапин и синяков было достаточно, но не одного серьезного ранения. Даже палец на ноге не зашиб ни разу…

Так и жил Пономарев Валентин Степанович. Смерти не искал, но и не боялся ее. Завел после войны семью, воспитал троих детей, дождался внуков, похоронил жену. Так бы все и шло своим чередом, но однажды сбила пенсионера машина. Он, понятное дело, сильно не пострадал, а вот водитель испугался не на шутку. Был подвыпивший, да и правила нарушил. Всю наличку, что с собой имел, отдал Валентину Степановичу, лишь бы тот милицию не вызвал. Вот тогда и пришла в голову ветерану войны мысль, как можно свою пенсию увеличить. За несколько лет много что изменилось. Переименовали правоохранительные органы, курс доллара взлетел до небес, мир лихорадило от политических интриг, а Валентин Степанович все так же несколько раз в месяц ходил на заработки.

… Все эти мысли пронеслись мгновенно в голове пенсионера, пока он летел с третьего этажа. «Ну все, в этот раз точно хана» — подумал он.

— Мля — только и успел вскрикнуть Борис, снимая прыжок на телефон, а Валентин Степанович смачно приземлился на большую кучу гравия, наваленную у стены здания. Попал точно на вершину кучи, ноги соскользнули вперед, и он на пятой точке, поднимая тучу пыли, скатился под ноги Борису и Вадику.

— Дед, ты живой? — склонился над ним Вадик.

— Вроде живой — пожал плечами пенсионер, лежа на спине.

— Ну, дед, ты просто атас! — закричал Боря — Вадик, ты это видел? Раз, и вниз! Бах, мля, и поехал, как зимой с горки! И хоть бы что! Да ты, дед, просто бэтмен.

— Ага. Человек — летучая мышь — прокряхтел пенсионер, вставая с земли — гони деньги!

— Не вопрос — Борис полез в карман пиджака, и достал оттуда кожаный кошелек. Отсчитал нужное количество купюр — держи, заслужил.

— И от меня держи — сказал Вадик — доставая такую же сумму — действительно заслужил.

 

Валентин Степанович зашел в свою двухкомнатную «брежневку» и со вздохом закрыл за собой дверь. Болела спина, ушибленный локоть, нога и, конечно же, мягкое место. Посмотрел в зеркало и со вздохом сказал своему отражению:

— Ну, хоть какая-то прибавка к пенсии.

 

 

 

 

 

 

 

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль