Они не люди

0.00
 
Уваров Дмитрий
Они не люди

Солнце стояло высоко и шпарило вовсю. Старый Фермер почувствовал, что сильно устал. Он разогнул натруженную спину, оторвавшись от древнего трактора, который он чинил в стотысячный раз, и осмотрел засеянное поле. День выдался на редкость знойным. Он привык работать на своем поле в любую погоду, но годы все же берут свое. Старый Фермер прислонился к трактору и, обмахиваясь тряпкой, посмотрел на линию горизонта, где собралась сероватая полоска облаков. Ну, может хоть сегодня? Да, дождя давно не было, он сейчас был бы кстати. Неужели, повторится прошлый год? Старый Фермер задумался. Прошлый год выдался засушливым, урожая собрали мало. Вот и его сосед — старый склочник и брюзга — постоянно бахвалившийся своей, мол, особой, устойчивой к засухе культурой, тоже ни черта не собрал. Не будет теперь нос задирать. Кстати, что-то давно его не видно, надо бы навестить. Старый Фермер усмехнулся довольно и предался приятным мыслям. Разопьем бутылочку, сыграем партийку другую. А то сидит там один, старый хрыч, жена умерла, дети живут в городе, не захотели в земле ковыряться. Что-то соскучился я по этой старой кочерыжке. Точно, с удовлетворением думал Старый Фермер, жена испечет что-нибудь эдакое свое коронное, и завтра-послезавтра я к нему заеду.

От этих приятных мыслей, в которых он безапелляционно выигрывал партию за партией у Старого Хрыча, его отвлек какой-то звук. Сперва он был тихий, и как бы раздававшийся отовсюду. Но он нарастал, усиливался и превратился в явственный и громкий гул, доносившийся сверху. Гул перекатывался по небу от края до края, как будто кто-то в небе катал огромные чугунные шары. Старый Фермер задрал голову и увидел в небе огненный шар. Шар в языках пламени увеличивался в размерах, а вместе с ним рос раскатистый гул. Ужас охватил Старого Фермера, он никогда за всю свою жизнь не видел ничего подобного. Он обернулся, от дома к нему уже бежал Старший Сын, размахивая руками и что-то крича, и жена, стоя в распахнутых дверях, вроде бы тоже что-то кричала. Ничего не было слышно из-за закладывающего уши рева и грохота. Старый Фермер вновь задрал голову, шар стремительно опускался. Он уже не был огненным, он напоминал теперь стальной шар и был, несомненно, рукотворен. Шар завис над полем, грохот пропал, остался только негромкий свист, как будто выходящий воздух стремительно покидал пределы проколотого колеса. Потом плавно и даже величаво опустился на землю на краю поля. И оказался вовсе не шаром, а диском, круглым, плоским, довольно толстым диском. Только очень большим. В нем легко могло уместиться все население здешнего поселка. А может и соседнего города. Подбежавший Старший Сын, шумно дыша, встал рядом. Он хотел увести отца с поля, укрыться в доме и вызвать инспекторов, но сейчас просто стоял и смотрел во все глаза.

С диском на краю поля ничего не происходило. Старый Фермер долго разглядывал его. Он жил достаточно долго, чтобы не верить фантастам и был знаком с понятием «космический корабль». Безусловно, это был он. Кому рассказать, не поверят! Ведь это был контакт! Первый в истории! Старый Фермер решительно пошел по направлению к диску. Старший Сын придержал его и упросил дождаться инспекторов, которые уже ехали — со стороны города раздавался вой многочисленных сирен. Главный Инспектор отреагировал быстро. Судя по сиренам, сюда мчался весь инспекционный отдел.

Подъехавшие инспекторы выстроились в линию на краю поля. Главный Инспектор — грузный и весьма представительный, вытираясь платком и то и дело, поглядывая на противоположный край поля, подошел к Старому Фермеру. Старый Фермер знал его еще нескладным подростком, долговязым и вечно голодным, и не упускал случая угостить сорванца фруктами, когда приезжал в город на ярмарку. Сорванец вырос, с отличием закончил обучение в академии инспекторов, добавил к нему годы безупречной службы и вот теперь уже долгое время занимал этот почетный пост.

— Рад приветствовать тебя, Старик, — пробасил Главный Инспектор, подходя к фермеру. — Отрадно видеть тебя в добром здравии.

Они обнялись.

— Расскажите, что вы видели, — обратился Главный Инспектор к Старому Фермеру и его семейству, которое в полном составе уже стояло рядом.

— Эта штука, полыхая, с грохотом свалилась прямо с неба, — ответствовал Старый Фермер. — И с тех пор стоит на краю поля и все.

— Ясно, в городе все тоже это видели, а грохотало — будь здоров! У многих началась паника. Ладно, думаю надо…

— Смотрите! — закричал кто-то из инспекторов.

Часть обшивки диска раскрылась, образовав створки люка и пандус. И из корабля начали выходить весьма странные существа. Они были в скафандрах, и самих пришельцев внутри было не разглядеть. Но строение их тел поразило всех присутствующих. Старый Фермер думал потом, что, если бы его попросили охарактеризовать прибывших одним словом, он ответил бы «неустойчивые». Действительно, было непонятно, как пришельцы сохраняли равновесие на таких точках опоры. Они казались какими-то колыхающимися. А при движении все присутствующие ждали, что вот-вот они упадут, но они почему-то не падали.

Между тем из корабля вышло четверо пришельцев. Они выстроились в ряд и, не торопясь, пошли через поле. Пройдя примерно треть, они остановились, и было ясно, что дальше они не пойдут. Главный Инспектор все понял. Он крикнул своих инспекторов, они собрались возле него, также выстроились в линию и пошли навстречу высадившимся.

Инспекторы подошли к прибывшим. Теперь они стояли друг напротив друга, совсем рядом. Инопланетяне были ненамного выше, но какие-то тонкие и хлипкие. Один из пришельцев поднял руку к голове, что-то нажал, и тут же зеркальная поверхность шлема стала прозрачной. Главный Инспектор оценил жест доброй воли, он смог увидеть лицо пришельца. Надо сказать, зрелище было весьма омерзительным. Главный Инспектор едва скрыл гримасу отвращения. Вот это вот должно быть глаза, а это, надо полагать, рот. Но все какое-то неприятное, гротескное, и расположено как-то неправильно.

Тут пришелец заговорил. Вернее, омерзительный рот пришельца пришел в движение, раздались отрывистые, лающие звуки, исходящие явно из какого-то передающего устройства. Пришелец отлаял небольшую фразу и замолк в ожидании. Главный Инспектор прочистил горло, собрался с духом и объявил:

— Приветствую вас в нашем мире. Я рад, что именно мне выпала честь осуществлять первый в истории контакт. Именно мы рады, что вы здесь. Вы можете знать, что мы миролюбивы и гостеприимны. Вы прилетели, и мы рады гостям из других миров…

Главный Инспектор волновался, и чувствовал, что приветственная речь получается какой-то сумбурной и запутанной. Отчего волновался еще больше. Он достал свой платок и принялся усиленно им утираться, снова и снова сообщая пришельцам, как они рады их видеть, что они к ним прилетели, а они их встречают и все в том же духе.

При первых его словах пришельцы усиленно защелкали кнопками на каких-то приборах, прикрепленных на скафандрах, а потом терпеливо ждали окончания тирады Главного Инспектора. Наконец, он выдохся, окончательно запутавшись в словах и не зная, что еще говорить. Не каждый день все же разговариваешь с инопланетянами. И тут вновь заговорил пришелец, но теперь — о чудо! — из прибора донеслась родная речь. Да, фразы строились несколько коряво и примитивно, и звучала она механически, без интонаций, но Главный Инспектор легко понимал ее. Пришелец говорил:

— Мы рады приветствовать вас также. Мы пришли с миром. Мы хотеть изучить ваш мир. Мы, возможно, торговать с вами. Давайте говорить еще.

Пришелец говорил совершенно спокойно и не торопясь. Говорил довольно долго, и Главный Инспектор, наконец, успокоился. Он чувствовал начало чего-то большого и значительного.

* * *

Солнце ласково пригревало, легкий ветерок колыхал кроны деревьев и листочки кустарников. День был замечательный и спокойный. Два соседа мирно сидели на веранде и угощались напитками. Разумеется, с чего бы не начинался разговор, он обязательно переходил на тему инопланетных гостей. За прошедшее время у многих уже сформировалась основательная точка зрения на события. Старый Хрыч был пессимистом по жизни и, соответственно, от внеземного контакта не ждал ничего хорошего.

— Вот помяни мое слово, — говорил он, весьма захмелевший, — натерпимся мы от них.

— Но они нам помогают, — Старый Фермер не был так мрачно настроен. — Взять хотя бы медицину…

— Никто из высокоразвитых цивилизаций не будет помогать другим без какой-либо выгоды для себя, — поучительно изрек Старый Хрыч.

— И что же им от нас надо?

— Понятия не имею. Но, думаю, скоро узнаем.

Старый Фермер с сомнением покачал головой.

— То есть все цивилизации, которые ушли в развитии далеко вперед, будут стремиться нас использовать? Вот так ты всех под одну гребенку…

— Я имел в виду высокоразвитых технологически. Мирное сосуществование, сотрудничество, бескорыстная помощь — это все для высокоморальных существ. Развитие технологическое и развитие духовное не обязательно должны идти вместе, скорее наоборот. То, что пришельцы намного нас опередили в техническом развитии это я вижу. А вот об их морали мне ничего не известно. И я не питаю на этот счет иллюзорных надежд, — Старый Хрыч передвинул фигуру на доске. — Кстати, я опять выиграл.

С момента первого контакта, прошло полгода. Посевы взошли и радовали глаз своей сочной зеленью. Пришельцы неплохо здесь освоились. Почему-то они облюбовали именно это место. Их корабль улетал и прилетал. Иногда прилетали другие корабли. Часто пришельцы перемещались на маленьких быстрых кораблях, стрелой пронзающих небо, вылетающих из их большого корабля, как осы из улья. Они постоянно куда-то летали, что-то узнавали, все время разведывали. Пришельцы оказались любопытны. Им было интересно многое, но особенно строение планеты. Власти миролюбиво согласились предоставить всю информацию. Пришельцы расспрашивали о сельском хозяйстве, климате, производстве, предметах роскоши, торговле. Была создана специальная группа, названная «группа Контакта», куда вошли ведущие политики, дипломаты, ученые. В задачи группы входили предоставление научной информации пришельцам и получение оной от них. Как ни странно, пришельцев совершенно не интересовала культура, искусство, этнос, быт, религия и прочее, что могло представлять интерес для исследователей высокоразвитой цивилизации. Исследовательские группы пришельцев, разлетались на значительные расстояния, устанавливали регистрирующую аппаратуру, брали, пробы, делали замеры. Они совершенно здесь освоились и вели себя весьма уверенно. Довольно быстро пришельцы предложили наладить торговлю, но их больше интересовали не столько товары местного производства и не произведения искусства, а сырье. Взамен они предлагали высокотехнологичные товары, предметы роскоши и новые технологии. О себе, правда, пришельцы распространялись мало. Охотно рассказывали, кто они и откуда пришли, но общими словами, ничего конкретного. О своем мире говорили мало и неохотно, где он находится, не говорили вовсе. Власти предложили им создать представительство, которое располагалось бы в просторном надежном здании с герметичными стенами, чтобы можно было создать необходимую для пришельцев атмосферу и давление. Отказались, сказав, что их корабль это и транспорт, и дом, и дипломатическая миссия, и что за его стенами они чувствуют себя лучше. Некоторых в правительстве это обидело, будто им заявили, что они не в состоянии создать необходимые условия и обеспечить комфорт и безопасность. Пришельцы, в свою очередь, согласились пустить делегацию из высокопоставленных лиц на свой корабль. Но показывали быстро, рассказывали мало, и у всех создалось впечатление, что постарались как можно быстрее закончить экскурсию. Из всех экскурсантов, разумеется, никто ничего не понял, даже специально приглашенные ученые. Ни об устройстве корабля, ни о принципах его движущей силы. В общем, брали пришельцы, больше, чем давали. Что «было понятно с самого начала» по заверениям Старого Хрыча.

Ресурсы пришельцы добывали сами. Чудовищными установками, которые навевали ужас на видевших их. Добытые полезные ископаемые инопланетяне вывозили на огромных транспортных кораблях. Размером эти корабли были, наверно, с целый город. По всей планете возле особо крупных городов были сооружены посадочные площадки для этих гигантов, выстроена инфраструктура для их обслуживания. Торговля шла полным ходом. В скором времени пришельцы стали за один раз вывозить столько ресурсов, сколько их раньше добывалось за год во всем мире. Некоторых это пугало. В печати появились карикатуры, в которых пришельцы высасывали планету, оставляя сморщенный пустой шарик. Впрочем, особого недовольства народные массы не проявляли. Промышленность, наука, медицина, сельское хозяйство получили гигантский толчок в развитии, благодаря инопланетным технологиям. А какую чудо-материю получила текстильная промышленность! Эта ткань переливалась всеми цветами радуги, по ней пробегали искры света, и иногда, как будто жидким огнем заливалась она. При этом была прочна, легка, не намокала и была приятна на ощупь. Особенно поражало ее свойство при определенном освещении и угле зрения становиться невидимой. Модницы всего мира тут же принялись придумывать всевозможные украшения с ней. Весь мир заиграл яркими красками. Все так и называли ее — чудо-материя.

— Вот видишь, — сказал Старый Фермер при очередной встрече с приятелем, — мы в большой выгоде от контакта. Это сотрудничество.

— Ерунда! — безапелляционно заявил Старый Хрыч. — Мне не нравится, что они ведут себя здесь по-хозяйски. Мы должны уметь говорить «нет», а именно этого мы и не умеем. Если ты большой и сильный, то будешь делать, что захочешь, так что ли? А ведь так и выходит. Что бы они ни хотели, они это получают.

— Но обязательно дают что-то взамен.

— Не будь так наивен! — Старый Хрыч взял стакан с наливкой и посмотрел на свет. Полюбовался темно рубиновым оттенком. — В этом году наливка у тебя особенно хороша! — Он махом опорожнил стакан и со стуком поставил его на стол. — Так вот… Тебе не приходило в голову, что то что они дают для них самих сущие пустяки? Они опустошают наши недра, а ведь ресурсы и нам самим нужны. А что дают? Медицина… Да у нас разная анатомия и… эта… как ее… физиология, во! Все эти чудодейственные сканеры, биокорректоры для них самих наверняка бесполезны. А эта новая ткань, эта чудо-материя? Она только на тряпки безмозглым модницам годится, какой с нее прок?

— А удобрения? — Старый Фермер наполнил стаканы. — Удобрения, повышающие урожайность чуть ли не вдвое? Ты-то сам приобрел их вон сколько.

— Конечно приобрел, — Старый Хрыч с вызовом посмотрел на приятеля, — чего это я буду упускать собственную выгоду. Но ты сам подумай, может у них на планете не растут такие культуры. Может они вообще зерно не выращивают. И эти удобрения для них просто песок. Я о том толкую, что такой обмен совершенно не равнозначен. Полезные ископаемые-то мы восстановить не сможем. А они вывозят их огромными кораблями. Если так и дальше пойдет, через пару лет они оставят нам пустую планету.

— А потом заберут нас всех в рабство.

Старый Хрыч посмотрел дикими глазами.

— Можешь иронизировать сколько угодно. Но если понадобится, то да — и рабами сделают. Правительство давно поди у них куплено.

Старый Хрыч допил остатки наливки и решительно отодвинулся от стола.

— Все, я пошел. Завтра приезжает моя старшая погостить на недельку, мне рано вставать.

* * *

Пришельцам понадобилась вода. И не просто вода для питья или поливов, а вода морей и океанов. Никто и глазом моргнуть не успел, как пришельцы установили насосные станции и принялись выкачивать воду. Установки эти были еще больше, чем бурильные машины. С воем и грохотом они всасывали в себя целые моря. Скорее всего, они перерабатывали ее на кислород и водород, как предположили ученые. Раз в сутки прямо на насосные станции опускались их гигантские грузовозы и, наверно, забирали готовые ресурсы и сразу же взмывали в небо. Договоренности о добыче в океанах не было. Власти попытались запретить разработки, но пришельцы предложили сказочное медицинское оборудование, излечивающие заболевания, испокон веков, считающиеся неизлечимыми. Заодно сходу подкупили многих влиятельных лиц, а на остальных просто не обращали внимания. Добыча продолжалась. В обществе стало расти недовольство. Победе над неизлечимыми недугами все были, конечно, рады, но неприятна была мысль, что пришельцы здесь распоряжаются и чем дальше, тем более нагло вели себя гости из другого мира.

При обнаружении крупного месторождения металлов под большим городом пришельцы при помощи подкормленных властей и продажных чиновников добились введения мер по переселению города. Переселять предполагалось жителей в район с условиями проживания хуже нынешних. Жители устроили массовые акции протеста, вспыхнули забастовки. Власти применили силу, целые толпы жителей снимались с насиженных мест, грузили свой скарб на транспортные платформы, любезно предоставленные пришельцами, браня правительство, пришельцев и их жадность, выезжали на новое место поселения. Тогда и прозвучало впервые слово «резервация».

Позже переселению подверглись еще немало населенных пунктов, включая несколько крупных городов. Всюду пришельцы действовали быстро и нагло.

После того как было обнаружено крупное месторождение алмазов, ситуация резко ухудшилась. К несчастью располагалось оно недалеко от крупного торгово-промышленного и административного центра. Много производств пришлось бы переносить. Миллионам пришлось бы переехать на новое поселение. Переносить все нужно было далеко, не было поблизости подходящих территорий. Власти города отказались наотрез. Никакие подарки пришельцев не имели воздействия. И тогда пришельцы официально объявили, что применят силу, если население не пойдет навстречу укреплениям добрососедских торговых связей. Правительство экстренно собрало заседание. Положение стало представляться в ином свете. По итогам заседания было объявлено о недопустимом поведении пришельцев. И официально им сообщено об отказе сотрудничества в области добычи полезных ископаемых. И вот тогда началось самое страшное. Пришельцы пригнали военную технику и под угрозой ее применения начали разработку месторождения, методично разрушая город. Началась паника. Народ бросился на захватчиков и те открыли огонь. С легким стрекотом сверкнули лучи света и нападавшие рассыпались пеплом. Народ остолбенел от ужаса. Дула орудий стремительно развернулись, новая вспышка, и отряд, пробирающийся с другого фланга, сгорел весь без остатка. Оставшиеся в живых бросились в рассыпную.

Страшная новость стала известна всем. Пришельцы начали силовой захват. Армия оказалась бессильна против военной техники пришельцев. Буря возмущения и ненависти захлестнула народ. Повсеместно совершались террористические акты. Образовывались отряды ополчения. Они бросались на вражескую технику, пытаясь ее уничтожить. Иногда им это удавалось. Был даже уничтожен огромный транспортный корабль. Но при этом гибли сотнями, потери были огромны. Но это не останавливало защитников. Пришельцы явно не ожидали такого ожесточенного отпора и самопожертвования, однако перевес был на их стороне.

* * *

Старый Фермер стоял перед согражданами. У фермы собралась многочисленная толпа. Здесь были работники с окрестных ферм, горожане и даже несколько инспекторов. Толпа собиралась идти на штурм корабля пришельцев. Все понимали, чем это им грозит. Но остаться в стороне никто не хотел. Все были полны решимости, глаза их пылали ненавистью. Они слушали Старого Фермера. Когда-то в молодости он участвовал в боевых сражениях с наемными войсками тогдашнего диктатора. Партизанил как раз в этих местах. Командовал большим отрядом, покрыл себя славой, имел правительственные награды. И вот теперь он выступал перед собравшимися и чувствовал, как будто вернулись те времена. И собравшиеся слушали его.

— Они уничтожают наши города! — голос его звенел от ярости. — Они выкачивают наши недра! Это эксплуататоры. Они не успокоятся пока не высосут все из нашего мира, оставив нам только пустую мертвую планету!

Он закашлялся. В толпе послышались воинствующие крики. Когда Старый Фермер продолжил, голос его звучал громогласно.

— Мы этого не потерпим! — кричал он. Толпа загудела. — Наша армия практически уничтожена, но именно тактика партизанской войны приносит результат. Наши братья штурмуют их корабли и добывающие установки. Но именно здесь находится их главный пункт, их командный центр!

Он вытянул в направлении корабля, тихо стоящего на краю поля, многосуставчатую верхнюю конечность.

— Вот он! Вот откуда они руководят! И я призываю Вас! Ради всего, что нам дорого, ради наших домов и ради детей — на штурм!

Старый Фермер вскинул вверх все руки.

— На штурм, братья! — он развернулся и первым побежал через поле.

Толпа дрогнула, колыхнулась и единым потоком устремилась к кораблю. Мелькали множества ног, многочисленные руки сжимали оружие, жвалы хищно двигались, и из глоток исторгался рев. Хитиновые тела тускло отсвечивали в лучах заходящего солнца. Сплошной черный поток стремительно приближался к кораблю.

И тогда случилось неизбежное. Бойницы корабля открылись, в них высунулись дула орудий, раздалось стрекотание, и корабль пришельцев стал испускать вспышки света по нападавшим.

Нападавшие на бегу превращались в горстки пепла. Один за другим. Рев ярости заглушил все вокруг даже стрекотание лучей. Старый Фермер увидел, как в нескольких шагах от него с коротким писком испарился его любимый внук, всего лишь пять лет назад появившийся из яйца. Он взревел и прыгнул вперед. Яркий свет и короткая вспышка всепоглощающей боли последнее, что ощутил Старый Фермер.

* * *

Рядовой М. оторвался от мониторов дальнего обнаружения и продолжил разговор:

— Мы здесь гости и мы же их уничтожаем!

— Ну и что? Они же не люди, просто гигантские насекомые. Муравьи-переростки. Но живущие на чрезвычайно богатой планете. Сам слышал, как яйцеголовые говорили, что здесь полно никеля, золота, урана и прочего добра. А эти тараканы даже распорядиться им не смогут.

— Но они разумны! Они строят города.

Сержант О. полировал свое оружие, сидя в удобном кресле. Ноги его по обыкновению были задраны на приборную панель. Начальник смены, увидев такое, сразу бы влепил ему выговор, подкрепив свои слова отборной бранью. Вот только сегодня никто проверять их не придет, начальник смены был на пирушке по случаю юбилея какого-то высокого чина, и сержант это знал. Он пренебрежительно фыркнул:

— Муравьи на Земле тоже города строят, муравейники называются. Ты же не будешь утверждать, что они разумны.

— А их наука, медицина, промышленность…

— Я тебя умоляю! Какая наука?! Ты видел их технику? Это какое-то допотопное убожество. Кто, например, будет с какими-то палками бросаться на стальные корабли?

— Это от отчаяния.

— Это от безмозглости. Примитивные создания.

— У них семьи, дети.

Сержант О. оторвался от полирования оружия и несколько раздраженно посмотрел на напарника.

— Они не разумны, их логика не понятна и здравым смыслом они не обладают, — отчеканил он. — Нам их логика чужда. А насчет семей, они же из яиц вылупляются! Какие тут могут быть чувства. Не надо проецировать чувства людей на этих тараканов, — он залился лязгающим смехом, — ты еще скажи, что у них любовь есть. Уясни главное — они не люди.

Рядовой вернулся к приборам, бормоча себе под нос: «Они не люди. Ничего человеческого. Они не люди…»

А за стальными бортами безостановочно стрекотали лазеры.

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль