Неправильный воин

0.00
 
Румпельштинсхель Александр
Неправильный воин

В давние-давние времена, когда мир был совершенно другим, им правили молодые и очень жестокие боги. Люди строили им храмы, приносили жертвы, устраивали в их честь праздники. Но жизнь людей для богов ничего не значила, и боги развлекались, устраивая войны, природные катаклизмы, создавая немыслимых и ужасных чудовищ, а люди безропотно терпели, и лишь приносили больше жертв, строили более роскошные храмы.

Но далеко на севере существовало племя бесстрашных воинов, равных по силе, храбрости и воинскому искусству которым не было на всем свете. И вот они, устав от тирании деспотичных богов, бросили им вызов. Люди и боги сошлись в смертельной схватке. Моря вышли из рек, небо раскололось от раскатов грома, горы разрушились в пыль. Бессмертные боги и безумные герои сражались семь дней и семь ночей, и не понятно было, кто одержит верх… но все же бессмертные победили. От когда-то могучего и многочисленного племени героев осталась небольшая горстка. Боги не стали полностью истреблять смелых героев, но придумали им страшное наказание. Все племя и все их потомки были прокляты. Теперь даже после смерти гордые воины не знали покоя...

 

Эуронг Мудрый — вождь племени "проклятых" обходил селение с двумя старейшинами. Умер Зэрлг Старший — глава кузнецов, и снова перед советом племени встал вопрос, где похоронить соплеменника. По преданиям много лет назад боги прокляли их народ, и теперь всех мужчин племени хоронили в местах, где бы никто не мог найти их могилы и потревожить сон умерших. По преданию после смерти души умерших не отправлялись в мир иной, а оставались привязанными к телу, которое не истлевало многие и многие годы. Душа спала в ожидание, что кто-то ее разбудит. Согласно легендам племени, если разрыть могилу их соплеменника и забрать голову, то можно управлять ожившим мертвецом, который будет исполнять любые желания своего хозяина. Поэтому места для захоронения выбирали особенно тщательно. Это были либо пещеры, либо семейные склепы, либо глухие чащи непроходимых лесов. И хотя мало кто вне племени знал эту тайну, все же народ "проклятых" не нарушали древнюю традицию. Ведь врут легенды, или нет, но мало приятного в том, что тебя мертвого обезглавливают, и заставляют выполнять все пожелания, хочешь ты того или нет.

— Кузнецы настаивают, что местом для захоронения должна быть "Седая" гора — сказал один из старейшин.

— Да, да — подхватил второй — из древне кузнецов хоронили на этой горе. Не хотелось бы нарушать традицию.

— Вот именно, что из древне! — возразил вождь — там и так захоронено много наших. Считай, вся гора покрыта могилами кузнецов!

— Ну, уж не вся! Для еще нескольких место найдется.

— Ладно. Пусть делают, как считают нужным. Все необходимые обряды мы проведем. Старина Зэрлг будет похоронен, как подобает. Да не побеспокоят его живые!

— Да не побеспокоят! — повторили старейшины обращение к умершим.

— Раз этот вопрос решили, я пойду к кузнецам, сообщу им. Пусть готовят место для погребения. Долгой вам жизни! — сказал один из старейшин и повернул в сторону кузниц.

— И тебе долгой жизни — услышал он в ответ.

Вождь и оставшийся старейшина еще некоторое время смотрели ему вслед. Затем старейшина посмотрел в лицо Эуронгу, и некоторое время не решался заговорить, но все же со вздохом сказал:

— Мудрый вождь, я бы хотел поговорить о твоем сыне.

— Даже не буду спрашивать, о каком из трех ты хочешь поговорить — грустно усмехнулся Эуронг.

— Да, ты прав, вождь. Я хочу поговорить о твоем младшем. О Неуронге. Ты слышал, какое прозвище ему дали люди? "Неправильный"! Твоего сына кличут неправильным воином! Он переходит все границы! Мало того, что он не чтит традиции предков, не оказывает уважения старшим, так он возводит крамолу на наших богов! Это не слыхано!

— Да ладно! Чего так возмущаешься! Наши предки тоже не очень то чтили богов. Вон однажды даже рыло им начистили. За что сейчас все и страдаем.

— То было раньше. Боги были молоды и ветрены. И гнев наших предков был оправдан. Сейчас же боги мудры и милосердны. Не стоит их гневить. Наш народ горд и силен. Наши воины самые лучшие. Но от былого величия мало что осталось. Не стоит искушать судьбу. Все было не так бы и плохо, но Неуронг не просто один из юношей племени. Он сын вождя! а это обязывает. К тому же, чего уж скрывать, он лучший воин не только среди сверстников, но и среди более старших и опытных соплеменников. И молодежь охотно идет за ним и слушает его! А это опасно!

— Он еще мальчишка, и многого не понимает. Перебесится! Я сам таким был. Но все же я поговорю сним. Не беспокойся. Долгой тебе жизни, уважаемый старейшина. — с этими словами вождь отправился в сторону дома.

 

Возле дома, на тренировочной площадке сражались на мечах три его сына. Заахра, Мэйронг и Неуронг. Причем старшие дрались вдвоем против младшего. Тренировочные мечи так и мелькали в воздухе. Неуронг хоть и с трудом, но сдерживал натиск братьев.

Заахра и Мэйронг действовали слажено и умело. За долгие годы тренировок они сработались, и им не было равных. Только вот младший брат оказался по сноровистей обоих. Вождь еще некоторое время наблюдал за поединком. На его лице против воли появилась улыбка. От плохого настроения не осталась и следа. Он испытывал огромную гордость за своих сыновей. Они действительно были лучшими, и он не сомневался, что следующим вождем племени станет один из трех братьев. Вот только кто?

 

Бой закончился. Старшие братья все же прижали Неуронга. И он со смехом бросил меч и поднял руки.

— Сдаюсь, сдаюсь!

— То-то же! Давно бы так! — воскликнул Заахра.

— Но все равно вы деретесь как девчонки. Если б я вчера не потянул руку вам бы меня не одолеть! — ответил Неуронг.

— Сам ты девчонка — закричал Мэйронг, и со смехом повалил брата на траву.

— Да вы все по сравнению со мной девчонки. Даже у вашей матери удар сильнее, чем у любого из вас — прокричал Эуронг с улыбкой.

— Долгой жизни тебе, отец! — хором воскликнули братья, вставая и приводя себя в порядок.

— И вам того же — ответил вождь — опять младшего обижаете?

— Его то обидишь, как же — усмехнулся Заахра — сам кого хочешь обидит!

— Ну ладно! Заахра и Мэйронгтренируйтесь дальше, а Неуронг идешь со мной.

— Но отец! Мы только начали! Я даже еще не вспотел! Давай я попозже зайду к тебе!

— Никаких пререканий! Со мной в дом!

— Но отец...

— Неуронг Брэйморк из клана проклятых вождей — взревел Эуронг — ты сейчас же отправляешься в дом!

Неуронга как ветром сдуло. Уж если отец назвал его полным именем, пререкаться даже не стоит. Зашибет в праведном гневе.

Братья сочувственно смотрели в след младшему.

— Опять что-то натворил — шепнул Заахра.

— Я ж ему говорил, не задирать старейшин. Наверно пожаловались отцу — ответил Мэйронг.

— Наверно.

 

 

Когда вождь вошел в дом, младший сын с самым смиренным выражением на лице ждал его

— Ну вот скажи — спросил со вздохом Эуронг, садясь на скамью — в кого ты такой растешь?

— Как в кого?! Конечно же в самого мудрого, сильного и великого из всех вождей! В тебя!

— А вот подхалимаж здесь не уместен — проворчал вождь, пряча улыбку — я же серьезно.

— Так и я серьезно — воскликнул Неуронг — а что собственно случилось то? что я опять не так сделал?

— Да ты, похоже, все не так делаешь. Ну скажи мне, откуда в тебе это неуважение к нашим традициям? Эта непокорность совету старейшин? Это непослушание в конце концов?

— А почему я должен уважать наши традиции? — воскликнул в ответ непокорный юноша — Отец, наш народ до сих пор живет в страхе перед старыми богами. Их проклятие полностью управляет нашей жизнью. Все наши традиции, обряды, да весь наш образ жизни носит отголосок того поражения!

— Уж такова наша судьба, и ничего тут не попишешь. Мы расплачиваемся за дерзость наших праотцов, и ни тебе менять нашу жизнь! — нахмурился вождь.

— Ну а почему нет? А если я не хочу жить в страхе перед проклятием? Если я не желаю плясать под дудку кучки старейшин, которые только и думают, как бы не прогневить богов? Из гордого и могучего племени, мы превратились в вечно чего-то боящихся фермеров. Мы давно ни с кем не воюем. Мы занимаемся разведением скота, и земледелием! Для чего мы вообще тренируемся???

— Мы тренируемся, чтоб дать отпор в случае нападения. Ты прекрасно знаешь, что только за время моего правления на наши земля нападали раз двадцать, и ни разу мы не пустили врага дальше наших приграничных земель! А насчет проклятия, то боишься ты его или нет, оно все равно существует. И такова уж твоя судьба, родиться проклятым. Смирись с этим.

— А если я не хочу — уже кричал Неуронг — я не смирюсь. Наши традиции давно устарели, нужно что-то менять в нашей жизни.

Отец, разве ты не видишь? Мы вырождаемся! Мы лишь тень, лишь подобие наших предков!

— Да пойми ты уже — взревел покрасневший вождь — ничего ты не исправишь! Как бы ты не жил, и что бы ни делал. Любой проходимец сможет разрыть твою могилу, забрать твою голову, и ты будешь вынужден повиноваться ему.

— А вот это ряд ли — сказал Неуронг уже тише — Ни какая сволочь не посмеет помыкать мной после смерти.

— Прими свой рок, и смирись наконец — ответил вождь, тоже успокаиваясь — сынок, ты потомок вождей и помни об этом. Ты пример для своих сверстников. Так будь же достойным примером. Чти наши традиции.

— Ничего не могу обещать отец. Не хочу ничего обещать. А то, что меня называют не правильным воином, меня не обижает, а даже наоборот. Я действительно не такой, как остальные наши воины. С твоего позволения я вернусь к тренировке — сказав это, Неуронг поклонился отцу и вышел из дома.

А старый вождь еще долго сидел с отсутствующим взглядом, и о чем-то размышлял...

 

 

Борлис вошел в пещеру, держа факел над головой. За ним как две тени ступали два воина. И все бы ничего, вот только у обоих воинов не было голов.

— Да это здесь — пробормотал Борлис.

Он прошел вглубь пещеры, где на земле была насыпь из камней одинакового размера. Сложены они были очень аккуратно, и напоминали могилу.

— Именно здесь похоронен один из могучих вождей проклятых! Наконец-то я нашел его! — возбужденно воскликнул колдун. Радость старика была не поддельной. Много лет занимался он темными искусствами, но не добился заметных успехов. Не было у него каких-нибудь выдающихся способностей. Но однажды ему повезло. В его руки попал старинный фолиант, в котором среди прочей информации была одна легенда о племени смелых воинов проклятых богами. Борлис принял эту историю всерьез и везде, где только мог, разыскивал информацию о племени героев.

В его голове родился безумный план, которым он ни с кем не делился. За многие годы поисков он добился своего. Он нашел одного из легендарных воинов. И проклятие сработало. Колдун отсек голову трупа, и произнес нужное заклинание. Воин ожил, и стал полностью подчинятся Борлису. Дальше — больше. Он находил могилы одну за другой. Через десяток лет в его власти было уже двадцать воинов. Двадцать бессмертных воинов. Колдун планировал собрать армию из сотен проклятых и с помощью них добиться власти и богатства. И вот перед ним очередная могила.

— Копайте же скорей, болваны! — закричал Борлис.

Мертвые воины послушно принялись разрывать могилу. Через полчаса работы перед колдуном была разрытая могила, на дне которой лежал прекрасно сохранившийся воин, хотя могиле была не одна сотня лет. Воин был красив, высок, богато одет. Вооружение потрясало роскошью. Было сразу понятно, это не простой воин.

— Нус, приступим! — сказал Борлис и спустился в могилу. Специальным ножом он отсек голову воину, вылез обратно, держа ее за волосы. Вытянул руку перед собой над могилой и стал произносить заклинание.

— Подчинись, проклятый, воле богов! Восстань из могилы и прими свое наказание! Повинуйся мне!

Снаружи грянул гром. Веки на лице отрубленной головы дрогнули и открылись. Труп в могиле зашевелился и стал выбираться из ямы. Через пару минут перед колдуном стоял еще один безголовый воин.

— Теперь ты мой! И ты будешь исполнять любое мое желание! — вскричал Борлис — Повинуйся мне!

Казалось, его радости не будет предела. Но случилось неожиданное. Такого не было еще ни разу. Оживший труп заговорил. Точнее заговорила его голова.

— Положи голову на место, юродивый. Закопай меня обратно, и проваливай.

Борлис так и застыл с открытым ртом. Еще минуту он пытался что-то сказать и, наконец, выдавил: — Как ты смеешь! Ты должен подчиняться мне! Повинуйся, я сказал!

— Последний раз предупреждаю старче, проваливай отсюда и не возвращайся.

Колдун с ужасом смотрел на говорящую голову. Такого еще не было. Все предыдущие воины повиновались ему беспрекословно.

— Именем древних богов заклинаю тебя повиноваться мне — чуть не визжал Борлис. Его всего трясло. Перед ним был какой-то не правильный воин. Предыдущие проклятые так себя не вели. Колдун размахивал перед трупом головой — твой род проклят, твоя судьба предречена, ты обречен на вечные страда…— отсеченная голова колдуна упала на землю, а воин еще секунду назад стоявший спокойно, держал в руке меч. Все произошло мгновенно. Вот он стоит, вот он уже держит меч, а голова колдуна катится по земле. Тело Борлиса как будто еще не поняло, что произошло и стояло. Воин взял свою голову из рук колдуна и ударом ноги опрокинул тело.

— Ходят тут всякие. Спать не дают. Как я теперь голову приделаю? А вы чего встали? — обратился он к безголовым соплеменникам — теперь вы свободны. Возвращайтесь обратно, забирайте свои головы и найдите могилу поспокойней. Да не потревожат вас живые.

С этими словами он полез обратно в могилу.

— Да! Не в службу, а по старой памяти, закопайте меня пожалуйста! — и безголовые воины принялись исполнять его просьбу.

— Если еще кто-нибудь меня выкопает, сразу зарежу, даже разговаривать не буду. «Повинуйся мне! Выполняй мои приказы!» Ага! Как только, так сразу! Бегу и падаю! Говорил же отцу, бред это все. Боги, проклятие, старейшины…

Еще несколько минут было слышно его ворчание, пока два безголовых воина не закопали его полностью.

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль