Бой.

0.00
 
электро
Бой.
Бой.

Бой. Держись лейтенант.

Эпизод третий.

Никто не любит высадку в горах. Чертова электроника может посадить капсулу на такой маленький выступ, что выходить из неё страшно.

Вот и в этот раз, когда капсула застыла и красивый женский голос информатора приветливо, словно в космопорту, пригласил на выход, повторяя уже выведенную на экран информацию, Сергей не торопился.

— В зоне высадки опасной активности органических разумных — ноль, опасной активности киберорганизмов — ноль, опасной активности неразумных 46,4 единиц по шкале Шрау. — Перечислял компьютер. — Атмосфера пригодна для дыхания. Состав: Кислород …

— Это все хорошо, — пробурчал Сергей, не слушая информатор. — Но посмотрим, куда ты нас поставила. Девочка, дай мне круговой обзор.

— Блин, так и знал, — развеселился он, увидев, что выпрыгивая из капсулы обязательно должен попасть в воду озера, на берегу которого приземлилась вся группа.

— Девочка, ты явно не равнодушна ко мне.

Компьютер капсулы никак не прореагировал на этот выпад, зато в шлеме зазвенел голос лейтенанта:

— Четвертый, ты что уснул? Бегом на построение.

— Надо бежать. Ленда без меня минуты прожить не может. Но ты не ревнуй, я весь твой. — Он чмокнул губами, изображая поцелуй и выпрыгнул в открывшийся проем люка.

Оказалось неожиданно глубоко. Возле самого берега было выше колен. Землянин вполголоса сматерился.

— Что, ты там шепчешь, мальчик? — Лейтенант Ленда Бреге старалась вести себя как бывалый вояка. — Молиться еще рано, встал в строй.

— Есть, лейтенант! — Сергей подбросил руку к виску, как когда-то делал это в советской армии.

— Кончай кривляться! Шутки кончились.

Группа построилась на небольшой галечной косе. Под прикрытием автоматики десантных капсул, можно было не опасаться неожиданностей. Однако, все то и дело крутили головами, осматривая пустынные склоны гор.

— Убрать маски.

Лейтенант первой опустила щиток шлема.

— Слушай боевую задачу!

Пятеро спецназовцев ели глазами командира.

«Похоже, эта девочка, сегодня наше слабое звено». — Подумал Сергей. С остальными, он уже не раз побывал под огнем, и знал, что они не подведут. Бреге попала в бригаду совсем недавно, и за плечами у неё была только академия. Конечно, выйти оттуда, как она — с отличием — сможет не каждый. Но никакая теория, не заменит боевой опыт.

Это, бывший рядовой Советской Армии, а ныне капрал войск спецназначения Империи Сергей Кротов, знал точно. На первой войне — в Афганистане, и после, уже здесь в Имперском спецназе — он видел, как обученные всему молодые офицеры, гибли сами и подставляли подчиненных, хотя действовали точно, как учили.

Из стоявших рядом, только Сергей и зардерец Ивезимо не были уроженцами Империи. Зардерцы, несмотря на их воинственный характер, нечасто встречались в кадровых войсках империи. Скорее их можно было видеть в наемниках. Слишком уж, угнетала их армейская дисциплина.

Зардерец был похож на лешего из земной сказки. Невысокий, широкоплечий, с длинными сильными руками. Лохматая голова, огромные, как блюдца, глаза. Однако, стоило ему открыть рот, как все очарование пропадало. В широкой — в пол-лица — пасти прятался двойной ряд острейших зубов. Глемас рассказывал, что зардерец из его группы, однажды в бою просто перекусил горло вражескому солдату.

Как только Кротов увидел его и услышал имя, в памяти всплыло читаное в детстве — Квазимодо. Теперь Сергей звал его только так. Никогда не слышавший о парижском звонаре, зардерец не обижался, и откликался на новое имя. Имперцы наоборот сократили его имя до двух букв — Ив.

По имперским правилам, братья не могли служить в одном подразделении, но спецназ имел свои привилегии, и на некоторые запреты тут клали. Стоявшие за зардерцем, черноволосые близнецы Грег и Моа, отличались только оружием — Моа кроме стандартного вооружения разведчика, таскал за спиной ракетную установку. Он отвечал за прикрытие с воздуха.

Пятый разведчик — молчаливый Сандерс — был уроженцем окраинной аграрной планеты. Все знали, что половину своего жалования он отправлял в помощь семье, а другую половину откладывал. После выслуги стандартного срока, он хотел купить ферму на своей планете. Шутить на эту тему было не интересно, он все принимал за чистую монету, и тут же начинал рассказывать о своих планах.

В общем, все как всегда — в любой армии, любой планеты.

Бреге, бросив на камни офицерский планшет, развернула перед солдатами голограмму места назначения.

— База, находится за этими горами…

«Километров пятнадцать, — Сергей привычно перевел расстояния на земные мерки. — Не далеко. К вечеру будем там».

В пол-уха слушая лейтенанта, землянин с тревогой отметил, что она задает слишком быстрый темп.

« Наверно, девочка никогда не лазила по горам. С таким темпом, мы через три часа сдохнем». — Еще в Афганистане Сергей понял — горы не любят торопливых. Но возражать начальству не стал. Пусть Ленда на себе почувствует, что такое переход в горах.

— Первым идет Ивезимо.

— Конечно, глазастенький ты наш. — Не удержался Грег.

— Замыкающим — Кротов.

Сергей поморщился. Земная фамилия в произношении имперцев всегда звучала непривычно — Куротоу.

Задание, на первый взгляд, было не сложным: выяснить, почему замолчала научная колония Империи. Планета была чем-то богата, и ученые готовили плацдарм для производственников. Все это мало интересовало спецназовцев. Интересовало другое: почему отправили разведку, а не выслали кучу спутников-шпионов?

Предваряя их вопросы, Бреге информировала:

— Дело срочное и мы оказались ближе всех. Но так, как бригада занята сами знаете где, для разведки отправили нашу группу. Наше дело: скрытно подобраться к базе; выяснить причину молчания; если дело в технике, установить связь через наш катер; если дело во враждебных действиях кого-либо, определить это и вызвать десант бригады.

Ленда строго осмотрела каждого и напомнила:

— Повторяю, наше дело — разведка!

— Включить маскировку капсул и выдвигаемся.

Растянувшись, небольшая колонна зашагала на подъем, оставив у озера несколько огромных валунов. Без специальной техники, никто не определит, что это десантные капсулы.

«Почти Земля, — Сергей удивленно оглядывался вокруг. — Даже трава зеленая. Жаль солнце не настоящее». Небольшое местное светило было желто-красного цвета, и походило на грейпфрут. Зато мягкое тепло, исходившее от звезды, позволяло шагать вполне комфортно.

Как и ожидал Сергей, движение получалось не таким быстрым, как планировал лейтенант. Через час поднялись на перевал, отделявший высокогорное озеро. Бреге скомандовала:

— Отдых!

Командирский «глаз», напоминавший крупную земную стрекозу, опустился к ней на плечо, и юркнул в ранец. Сергей одобрительно кивнул: «Правильно, лейтенант. Надо беречь технику, «стрекозы» еще пригодятся». Теперь идти придется все время вниз, и до самой кромки далекого леса все видно и так.

— Кротов!

— Слушаю, лейтенант.

— Я смотрела перед операцией твое дело. Воевал в похожих условиях?

— Приходилось.

Он на несколько секунд задумался. Неужели это было со мной? — Горы, духи, зеленка.

— Я, понимаю — здесь конечно труднее, но мы выполним задание, несмотря ни на что.

Кротов чуть не поперхнулся. «Она пытается подбодрить его! Я что выгляжу хуже всех? Ну, девочка, ну насмешила. Вам бы станину от восемьдесят второго миномета за спину, и вверх на перевал, а поднялся — не до отдыха, оборудуй огневую среди камней».

Уже шагая в конце колонны, он никак не мог успокоиться: «Здесь труднее! Да здесь курорт!»

Через пару часов шарик местного солнца забрался в зенит, и стало ощутимо жарко. Землянину приходилось самому включать терморегуляцию бронекостюма. Он единственный из всей группы не имел вживленных чипов. У остальных «броня» сама реагировала на любую мысль о жаре или холоде.

Но Сергей не завидовал. Во время событий на Зорне, отсутствие имплантантов в голове, спасло жизнь не только ему, но и по большому счету всему цивилизованному миру.

После длинного привала, совмещенного с обедом, двинулись дальше. Среди камней стали попадаться кустарники. Замелькала местная живность — небольшие животные, похожие на покрытых мехом ящериц. Лейтенант опять подняла в небо свою «стрекозу». Но кругом царило мирное спокойствие.

— На хрен, было высаживаться так далеко. — По солдатской привычке ворчали спецназовцы.

Лес встретил прохладой и приятным ароматом разогретой лесной подстилки. Подлеска почти не было. Ровные гладкие стволы поднимались вверх, и только там, в вышине сплетались кронами.

«Ну, точно курорт, даже лес, как парк». — Появилось противное предчувствие беды. По опыту Кротов знал, если сначала все идет хорошо, значит скоро, подбросят дерьма.

Словно в ответ на его мысли, лес начал мрачнеть. Ближе к подножию растительность становилась все разнообразнее. Хотя, деревья все также держались на почтительном расстоянии друг от друга, идти стало труднее. Колючий, малолиственный кустарник постепенно захватывал все пространство между стволами. Кроны деревьев стали гуще и солнечный свет уже не пробивался вниз.

Зардерец, шедший впереди, совсем пропал из виду. Лишь иногда в шлеме звучал его голос. Сергей взглянул на экран коммуникатора — пора бы остановиться, они приблизились к границам поселения.

— Все ко мне!

«Девочка не зря ела паек в академии. Соображает»

Кротов скользул между деревьями, и замер за спиной лейтенанта. Та, не оборачиваясь, спросила:

— Все в порядке?

— Лучше не бывает! — он не стал делиться своей тревогой с начальством.

— А вот мне, что-то тревожно.

«Ты смотри! Учуяла. — Ленда вызывала все больше симпатий. — Посмотрим, как она в бою. Тьфу! Тьфу! — Лучше не надо».

Землянин почти сразу после школы попал в армию, и ничего кроме войны не видел. Она стала его жизнью. Но каждый раз перед боем, весь его организм восставал — хоть бы что ни будь произошло, лишь бы не идти туда — в огонь и смерть. Лишь потом, когда все начнет гореть и рваться, когда надо действовать, чтобы выжить, лишь тогда противная неопределенность исчезала и жизнь обретала смысл.

Наконец, из зарослей вышел зардерец.

— Что так долго?

Ивезимо проигнорировал вопрос, и уселся возле Сергея. Лейтенант положила планшет и развернула голограмму. До границ жилой зоны около трех километров.

«Час делов» — Прикинул Сергей.

— Отсюда начинаем радиомолчание. Идем на расстоянии прямой видимости. Все переговоры — знаками.

Все кивнули.

— Порядок движения прежний. Бдительность удвоить. Включить маскировку.

Четверо разведчиков исчезли, слившись с окружающим. Сергей тоже нажал сенсор на коммуникаторе и закрыл щиток. Мир сразу словно просветлел, видимость улучшилась.

Сергей перебросил из-за спины игольник и, выждав дистанцию, двинулся вперед. Стараясь не потерять фигурку Моа, шагавшего перед ним, он внимательно осматривал лес. Пока ничего необычного. Да и вряд ли глазастый зардерец, что ни будь пропустит.

Появились первые следы деятельности колонии. Лес рассекала новенькая дорога. Убедившись, что она пустынна, разведчики по одному перебежали блестящее, недавно уложенное полотно.

Деревья начали редеть, впереди появился просвет. Моа махнул рукой, показывая, что надо уходить вправо. Растянувшись в цепь, они вышли к границе леса.

— Твою медь!

Внизу в котловине горел городок. Сергей опустил щиток и взглянул на остальных. Без обработки изображения, фигуры тут же исчезли. Он выругался и снова поднял щиток. Потом без команды пошел к лейтенанту. Другие спецназовцы тоже начали подтягиваться к командиру.

— Лейтенант, что дальше? — Грег был самым нетерпеливым.

— Наблюдать! — Она зло оглянулась. — Я вас, что — собирала?

Опытные вояки, одернутые вчерашним курсантом, пристыжено разползлись по своим местам.

Городок уже догорал. Тот, кто разместил его здесь, явно руководствовался не только практическими соображениями. Базу поставили в излучине небольшой реки. Бывшие когда-то белыми, аккуратные домики не жались вплотную к речке. Вдоль берега оставалось метров сто чистенькой травы, изрезанной тропинками. Кое-где стояли беленькие скамейки. Место для прогулок.

То, что сейчас там происходило, напомнило Сергею родную Землю. На самом берегу, спиной к реке, стояли трое людей в окровавленной рваной одежде. На одном был обгоревший белый комбинезон врача или лаборанта — видно выдернули с рабочего места. На скамейке перед ними сидел человек в нестандартном навороченном бронекостюме, но без шлема — длинные волосы опускались на спину. Рядом стоял боевой андроид, это было понятно по тому, что в обеих руках он держал по гранатомету, направленному на людей, но не разу не шёлохнулся. Сергей знал сколько весит это оружие. Ни один человек не сможет держать их словно бластеры. Сидевший поднял руку, и одного из троих отбросило в реку. От дыры на груди потянулся кровавый шлейф. Оптика боевого шлема передавала отвратительную картинку до мельчайших подробностей, но со звуком было хуже. Чтобы, что-то услышать, надо было запустить туда «стрекозу» или «муху».

Словно потеряв интерес к происходящему, стрелявший поднялся, и, вставив бластер в кобуру на поясе, лениво двинулся в сторону поселка.

Женщина! Теперь, когда она повернулась, Сергей разглядел красивое лицо в обрамлении абсолютно белых волос.

— Тьфу, сука! — хотя он и привык видеть женщин в форме, но никак не мог привыкнуть к тому, что они наравне с мужиками участвуют в кровавой работе.

Когда женщина отошла шагов на тридцать, из стволов андроида ударило пламя. Тела стоявших людей взорвались. Куски тел разбросало по реке. Потом робот четко повернулся и ровным широким шагом направился за женщиной.

Оторвавшись от сцены казни, которая не очень растревожила его — слишком много смертей навидался он, за свою короткую жизнь — Сергей стал внимательно осматривать разрушенный городок. Больше всего пострадало большое производственное здание, расположенное в стороне от жилых коттеджей. Оно было почти полностью разрушено. Наверно охрана оказала там сопротивление нападавшим. На улицах, просматриваемых с его позиции, движения не наблюдалось. Лишь иногда, проходили небольшие — два, три человека — группки вооруженных людей. Вокруг валялись, выкинутые из домов, вещи. Их разноцветье резало глаз, на фоне черно-белой картинки уничтоженного поселка. Вещи на улице — значит, городок грабили; трупов не видно — значит, людей увели. По всем признакам выходило — это не армейская операция. Похоже, работорговщы. Но откуда они взялись в этом пограничном мире? Добыча для них тут редкость.

Ладно, нечего забивать голову, кому надо — разберутся. Наше дело — разведка. Сергей посмотрел на десантников. Все внимательно осматривали поселок. Только зардерец исчез. Бреге молчала, значит в курсе. Она так и не выпустила командирский «глаз». Это правильно, «стрекозу» могут засечь.

Судя по догоравшим развалинам, основные события происходили вчера. Надо спешить. Если это работорговцы, свое дело они сделали и могут улетать. Пора давать наводку кораблям флота.

Сзади раздался шум. Со стороны дороги, кто-то продирался сквозь кусты. Растрепанный, с подсохшими грязными пятнами на светлом комбинезоне, из подлеска вышел человек. Он нервно оглядывался, и поминутно спрашивал:

— Кто вы? Куда вы меня ведете?

Подталкивая его стволом игольника, сзади бесшумно шагал Ивезимо. Маскировка броника была отключена, что бы задержанный видел зардерца. Молча, он подвел пленника к лейтенанту.

Бреге отключила маскировку и опустила щиток. Вдруг на Сергея накатила тошнотворная волна страха. Эмоции перепуганного человека передались землянину.

«Чертов предтеча, наградил способностями». — Кротов отвернулся, что бы, никто не заметил. Это появлялось последнее время все чаще. Сергей не знал, радоваться или плакать.

— Кольни его! — Бреге кивнула зардерцу. Тот поднес к шее пленника плитку десантной аптечки.

— Не беспокойтесь, это успокаивающее. — Лейтенант притронулась к плечу сморщившегося человека. — Кто вы? Расскажите коротко, что здесь происходит.

— Меня зовут Нерсио. Я техник. Вчера утром уехал в горы, надо было осмотреть новую площадку для бурения. К счастью, задержался до вечера. Поэтому решил переночевать в горах — это не опасно, крупных хищников здесь нет. База перестала отвечать еще вчера, но не придал значения — бывает. А сегодня утром на подъезде, заметил дым и решил остановиться посмотреть. Это меня и спасло.

— Они согнали всех людей на площадь перед главным офисом. Кто сопротивлялся, тех били! — Голос техника задрожал. — Там же дети, женщины.

— А что охрана?

— Охрана была только в научном корпусе. Наверное, их всех убили. Там был бой, я слышал выстрелы и взрывы.

— Не определили кто это?

— Пираты конечно! Мы же ни с кем не воюем!

Сергей улыбнулся наивности гражданского. Ни с кем не воюем! Какого черта тогда, мы годами не видим казарм?

— Куда делись люди?

— Пираты всех загрузили в транспортеры, и увезли. Куда, я не знаю.

— Где, ты его нашел? — Ленда посмотрела на невозмутимого зардерца.

— Недалеко, лейтенант. В кустах прятался. Там и транспортер его стоит.

— Ладно, накормите его, и пусть пока дальше прячется.

Не обращая больше внимания на, порывавшегося что-то сказать техника, она скомандовала:

— Все ко мне! Ивезимо — наблюдающий!

— Броники у всех включены — так, что вы все слышали. Как мы ничего не знали, так и не знаем. «Глаз» и «мух» выпускать нельзя — могут засечь. Надо идти и смотреть.

— До темноты еще пара часов. Всем перекусить и отдыхать. Я сама понаблюдаю.

— Лейтенант, так дело не пойдет. — Кротов, находившийся в отряде на особом положении, иногда позволял себе нарушать устав. — Командир — это голова группы и она всегда должна быть свежей.

Бойцы одобрительно закивали. Все заметили, что девушка нервничает, хотя и держится молодцом. На её некрасивом лице застыла жесткая улыбка, под глазами появились темные круги. Это простительно — первое самостоятельное задание и сразу боевые. Но в бою, если вдруг он случится, от неё будет зависеть очень многое.

— Хорошо. — Сдалась Бреге. — Сандерс, смени Ива. Он нужен будет ночью. Остальным есть и отдыхать.

— Разрешите, я пойду с вами! — Умоляюще зачастил, забытый всеми, местный техник. — Я умею обращаться с оружием. Я из пограничного мира. — И тихо добавил: — У меня там девушка.

— Вечером посмотрим. Кротов, проверь его.

— Пошли, Нерсио. Заодно посмотрим твой транспортер.

Похлопав его по плечу, Сергей показал, что бы он шел впереди.

— Мы с ней давно встречаемся. Хотели в отпуске слетать на Бгаму. Мы с Севеза — никогда не видели теплого океана. Там и отношения хотели официально оформить. Росина мечтала провести всю церемонию на пляже. Это так романтично.

Сергей слушал рассказ техника, а сам внимательно осматривал заросли.

Транспортер оказался отличной машиной, специально приспособленной для езды по горам. Ничуть не хуже армейских. Только что без брони.

— Зверюга! — Сергей одобрительно попинал по колесу с мощным протектором. — Водишь хорошо?

— Я с детства на таких. У нас на Севезе с дорогами не очень.

— Понятно, — усмехнулся землянин, а про себя подумал: «У нас с вами разные понятия о дорогах, которые не очень».

— Ладно. С игольником дело иметь приходилось?

— Нет. У нас против зверья предпочитали калибр побольше. Но в принципе отличие только в этом. У меня чип третьего уровня, так что проблем не будет.

« Конечно, я ведь и вообще без электроники в башке управляюсь».

Сергей, не думал, что даже им придется использовать оружие, а уж гражданскому тем более. Лейтенант, наверно уже выстрелила сжатым сообщением в штаб бригады, и десантный транспортник взял курс на эту планету.

Пираты, как известно, воевать с армией не рискуют. Поскольку, жизнь — даже в заключении, есть жизнь. А сопротивление армейцам, плохо совместимо с жизнью. Но раз был приказ проверить, значит проверим.

Сергей снял с плеча игольник.

— На. Свали мне вон — то дерево.

Нерсио взял оружие. Осмотрел его и убедившись, что сигнальный значок контроля управления загорелся ровным зеленым светом, вскинул игольник к плечу. Хлопок выстрела, и стоявшее в шестидесяти метрах дерево начало заваливаться, но застряло в кронах других деревьев и осталось висеть. Измочаленый пень на уровне роста человека, наглядно продемонстрировал действие иглы, разорвавшейся внутри ствола.

Все — таки пользоваться оружием с чипом в голове намного проще. Только выбери цель, остальное дело техники.

— Молодец! — похвалил Кротов, забирая у техника игольник.

... .

Сергей всю свою сознательную жизнь провоевавший в самых разных войнах, давно очерствел душой. Теперь он вряд ли стал бы плакать, как в первый год в Афганистане, когда привезли изрезанное безголовое тело земляка, с которым с ходу сдружились в учебке. А потом пришел старший сержант из разведроты, вытряс из почерневшего от крови, грязного мешка целую кучу отрезанных голов, и буднично сказал: — Ищи своего другана, здесь должен быть. Мы все головы у зиндана собрали.

Он тогда кинулся на равнодушного сержанта, и размазывая слезы и сопли, пытался побольнее достать того по морде. Сержант, прижав Кротова к земле, прошептал ему в ухо: — Поплачь, поплачь салага. Привыкнешь, хрен слезинку выдавишь.

Так и случилось. Через полгода он, вместе с механиком-водителем, выковыривал из траков БМП куски тела женщины, попавшей под гусеницу, когда они прорывались через возбужденную толпу в мирном, как считалось, кишлаке. При этом он не испытывал ничего кроме усталости. Перешагнув какой-то порог, он перестал чувствовать чужую боль. Словно одев невидимую броню, он не допускал ужасы войны в свою душу. Однако в этот раз сердце у него ныло от предчувствия беды. Словно с его родными что-то случилось. Маясь от необычного состояния, и не понимая, что на него нашло, он всерьез начал переживать за оставшихся на Земле родных. Умом он понимал, что это глупость, но заноза из сердца не уходила.

Когда стало темнеть, четверо разведчиков; Кротов, Сандерс, зардерец Ивезимо и один из братьев — Грег, выдвинулись в сторону поселка. Лейтенант, «мобилизованный» техник, и Моа со своей ракетной установкой остались на импровизированном наблюдательном пункте. Заранее подогнав туда транспортер колонистов, они использовали его мощную оптику для наблюдения за городком.

Разделившись на две двойки, спецназовцы пошли с двух сторон в обход городка. Если все пойдет нормально, то, обойдя поселение, они встретятся у реки.

Само собой получилось, что Сергей пошёл с «Квазимодо». Даже в притертом спецназовском коллективе, к инопланетникам относились по особому. Их не то, чтобы выделяли, просто старались лишний раз не пересекаться. Особенно это относилось к зардерцу, с его ужасным оскалом.

С наступлением темноты движение в поселке совсем прекратилось. Вечером остатки пиратов погрузились на три транспортера, и скрылись за кромкой леса.

Группы встретились, как и планировали, у реки. После короткого обмена данными, обговорили, как действовать дальше. Сергей с зардерцем пошли через жилые кварталы, а имперцы двинулись к разрушенному зданию научного центра. Новая встреча должна состояться на дороге, по которой ушли транспортеры.

Три маленьких луны сделали окружащий мир совершенно нереальным: Пустые разграбленные дома. Легкий ветерок шевелит пластиковые обрывки. Четкое изображение, обработанное оптикой защитного щитка, и почти полная тишина.

Зардерец шагал совершенно бесшумно. Как он это делает в спецназовском бронике, для землянина так и осталось загадкой.

Как только они вошли в поселок, Сергей выпустил три «мухи». Несколько раз они по команде залетали в дома. Картинка, выведенная на щиток шлема, везде была одинакова: сорванные двери, разбросанные, перевернутые вещи и мебель и никаких следов колонистов.

На дороге их уже ждали. Вполголоса обменялись результатами. В научном корпусе следы боя. Но трупов охранников всего один. Вернее его остатки. Прямое попадание из гранатомета. Это было уже странно. Зачем пиратам забирать убитых охранников? То, что были еще трупы, сомнений не было. Кровавые следы в нескольких местах, ясно говорили об этом.

Кротова вдруг опять скрутило. Страшное, иррациональное — как в детстве — ощущение неминуемой смерти холодным комком застряло в груди.

— Надо идти туда! — прохрипел он, разгибаясь.

— Куда?

— По дороге. Там у них база. Хреновое что-то там творится.

Говорить ему было тяжело. Десантники уже знали, что иногда у Кротова бывают предчувствия, которые всегда сбываются.

Разойдясь по разным сторонам дороги, они двинулись вдоль придорожных зарослей. Впереди летело с десяток «мух», показывая, что прячется за поворотами, и иногда залетая в кусты.

Все — таки, это были пираты. Ни одного поста, ни одного часового. Несколько сигнализаторов, небрежно разбросанных по дороге и придорожных кустах. Разведчики не задерживаясь, деактивировали их.

Не доходя до базы, спецназовцы сошли в лес. Растянувшись в колонну, они бесшумно шагали между деревьев. Через оптический экран защитной маски все было видно как днем. Что бы не рисковать из леса они выходить не стали. Остановившись на опушке, залегли.

Подняв повыше своих мух, Сергей рассадил их в кронах деревьев. Теперь ярко освещенный лагерь работорговцев, расположенный на краю посадочной площадки шаттлов, виден был во всей красе. Он оказался гораздо больше, чем можно было предположить по количеству пиратов, крутившихся днем в городке. Двенадцать грузовых транспортеров стояли в беспорядке у световых столбов обозначающих въезд в лагерь. Тут же ровной линейкой застыли три боевых десантных модуля новейшей конфигурации.

— Не хрена себе! Живут пираты. — Присвистнул Кротов. У них в бригаде таких машин еще даже не видели.

В ценре стояло несколько ЛВЗ — легковозводимых зданий из строительной пены. Дальше находились здания космопорта. Склады и заправочные станции. За безликими коробками проглядывало, что-то стеклянно-хромированное — явно бронепластик. Похоже на большую операционную медмашину. Опять что-то злое, больно кольнуло Сергея, когда он смотрел на эту сверкающую штуку. Что же это? Запускать в лагерь «мух» опасно. Система слежения боевых модулей мгновенно засечет их движение.

Среди толпы бесцельно шатающихся вооруженных людей, Сергей заметил беловолосую женщину, застрелившую на берегу колониста. Рядом с ней шагали двое, в таких же навороченных бронекостюмах. Вся троица была явно из бывших военных. Их подтянутый вид, ровный шаг и пренебрежение к окружающей вольнице, застывшее на лицах, — явно говорило об этом.

Военные одинаковы в любом мире, на любой планете, даже отставные.

— Красивая, сука. — Пробурчал Кротов, увеличив изображение. На плече женщины он разглядел эмблему: готовящаяся к прыжку бронезмейка. Где-то он уже встречал подобное. Ладно, само вспомнится.

Однако, командовал тут другой человек. Из распахнувшихся дверей одного из зданий вывалила пестрая толпа. В центре шагал ничем не примечательный человек с плоским невыразительным лицом. Чуть сзади шли двое огромных синелицых сампоро. На поясе у каждого болтался неизменный тесак в разрисованных ножнах. Сергей вспомнил, как их ненавидел Глемас Гронберг — агент министерства безопасности Империи, который и выдернул в свое время Кротова с Земли.

«Где — то сейчас хитрый шпион?»

Остальные шли на почтительном расстоянии. Две группы встретились. О чем они говорили, Сергей не услышал. Дальности микрофонов броника не хватало. По выражению лиц было понятно, что радости при этом они не испытывают. Беловолосая, что-то резко сказала командиру пиратов, и, повернувшись, направилась к боевому модулю. Вожак сплюнул и сделал неприличный жест рукой в спину уходящей женщине.

« Согласием тут даже не светит» — Решил землянин. Словно подтверждая это, из модуля выскочили и, не обращая внимания на возмущенные крики окружающих, стали пробиваться к троице два андроида с гранатометами в руках. Догнав, они остановились, и грозно поводя из стороны в сторону стволами автоматических гранатометов, прикрыли военных от толпы.

«Что же тут происходит, и почему мне так плохо, словно я умираю?»

Еще полчаса Сергей отслеживал жизнь лагеря. Отметив наиболее удобные места для подхода, и зафиксировав все в видео броника, он пополз на место сбора.

Остальные разведчики тоже ничего особо интересного не увидели. Можно было уходить. Но не давала покоя страшная боль, которой тянуло от этого места.

— Надо брать языка!

Все недоуменно посмотрели на землянина. Он объяснил.

— Надо вытащить сюда одного из этих, и допросить, — Сергей махнул рукой в сторону лагеря. — Желательно по главнее. Здесь происходит, что-то очень важное. Надо разобраться.

Зардерец одобрил план с ходу, и даже вызвался один захватить пленного. Остальные, хоть и без особого желания, но согласились.

— За боевые всегда надбавка идет. — Выдал из своего обычного репертуара Сандерс.

Пошли землянин и зардерец. Имперцы остались прикрывать. В случае неудачи они должны были начать бой, чтобы отвлечь пиратов.

Игольники разведчики оставили Сандерсу и Грегу. Взяли только ножи, парализаторы и по стандартной кассете с пятью универсальными гранатами. Двумя тенями они скользнули через подлесок к лагерю.

Лежа в траве, у самой границы освещенного периметра, десантники терпеливо ждали. Пираты нередко направлялись в кусты, вместо того, что бы сходить в стоявшие в нескольких местах утилизаторы. Но пока время позволяло, разведчики хотели выловить кого-нибудь из младших командиров.

Наблюдая жизнь лагеря с близкого расстояния, Кротов отметил, что вооружены пираты хотя и разномастно, но всегда первоклассным современным оружием. Это удивляло. Сергею пришлось участвовать в разгроме базы пиратов на Саргоне. Там вооружение было действительно пиратское: добытое с разграбленных кораблей и баз. От противометеоритной пушки до бластеров охраны торгового флота. Наличие здесь современного оружия говорило о том, что пираты торгуют чем-то очень серьезным и у них влиятельный торговый партнер.

Еще удивило большое количество женщин. Большинство представительниц слабого пола, были вооружены и выглядели совсем не слабо. Сергей вспомнил Джерези и вздохнул: Она была настоящим солдатом и настоящей женщиной. Капитан бригады спезназначения Джерези Горман, погибла, спасая его. Боль, возникавшая при воспоминании о ней, с годами стала не такой острой, но, похоже, полностью эта рана не затянется никогда.

Поэтому когда к кустам, покачиваясь, направилась женщина в полевой форме Легиона, но без знаков различия — на вопросительный взгляд зардерца, он отрицательно покачал головой. Кротову в бою не раз приходилось убивать женщин-солдат, но представив, как её будут допрашивать имперцы, он болезненно поморщился.

Наконец им повезло. Накачанный мужик в облегченном броннике-безрукавке, надетом прямо на голое тело, направился в сторону разведчиков. Вышедшие за ним из дверей, двое собутыльников пьяно шутили вслед:

— Командир, не заблудись в лесу! А то, придется нам твою долю пропивать!

Когда здоровяк, раздвинув ноги, принялся орошать кусты, рядом с ним выросли две тени. Сергей ткнул пирата парализатором в шею и двумя руками схватил за бицепс, не давая упасть. Коротышка Ивезимо обхватил обмягшее тело за поясницу и держал в таком положении.

— Ты, что там уснул?

Сергей поднял безвольную руку пирата и помахал собутыльникам.

— Ну, как хочешь. Мы пошли! Колонисточки заждались!

Посмеиваясь, они ушли. Десантники подхватили здоровяка под руки и потащили вглубь леса.

Допрос пирата начали сразу, как только привели его в чувство. После укола «разговорной водички», он рассказывал все. Не останавливаясь, с радостью, что его слушают. Разведчики теперь знали, что большинство пиратов новообращенные. В основном из дезертировавшего почти в полном составе полка наемников Легиона Вольных Миров, который отказался за обычную плату усмирять джунгли Саремы.

— — Там и воевать-то не поймешь с кем, а за месяц полк теряет больше половины личного состава и его угоняют на спутниковую базу. Там добавляют новых наемников и опять джунгли, а платят как везде. Только офицеры не менялись. Они из кадровых легионеров и в джунгли не лезли.

Сергей попытался вернуть его в сегодняшний день. Но это оказалось не так просто. Под действием препарата ему хотелось говорить и говорить.

— Полк ушел вместе с десантным транспортником и всеми приданными средствами. Расстреливать никого не пришлось. Не желающих дезертировать, просто высадили на одной пограничной планетке. Потом отправились на Гренгос — основной центр вербовки солдат удачи. Командир Корринд Со — бывший командир батальона разведки — крутой мужик. Он после того как высадили командира полка, прибрал все к своим рукам. Так вот, он подписал контракт с какой-то фирмой на охрану, ну и на прочее. Мы и не думали, что придется вскрывать базы. После первой разграбленной базы научников, на богом забытой планете, некоторые возмутились. Но тут уже Со миндальничать не стал и расстрелял нескольких человек.

Зардерец не выдержал первым. Схватив, без умолку болтавшего, пирата за шиворот, он подтянул его к себе и, оскалив свою внушительную пасть, прорычал.

— Еще слово из жизнеописания вашего сраного полка, и я тебе нос откушу! Говори, что вы делаете здесь, где ваш транспортник и где колонисты?

Одурманенный здоровяк обиженно посмотрел на страшилу, не дающего ему выговориться, но послушался. Видно вид двойного ряда зубов немного отрезвил его.

— На корабле есть представители фирмы-работодателя, сейчас их здесь трое. Оставшиеся четверо, на транспортнике с основной частью наших ребят грабят где-то научную базу побольше. Не знаю, зачем это надо фирме, но мы вскрываем именно исследовательские колонии. Что там ищут эти представители, от которых за версту несет армией, я не знаю. С ними работает специальная команда.

— Не отвлекайся! — Ив опять встряхнул бывшего легионера. — Где персонал нашей базы?

— С бабами сейчас развлекаются ребята. Тех, кого отобрали представители — в основном детей и подростков, загнали в бокс. Что они там с ними делают, я не знаю. Нам их после этого не показывают. Но те, кто видел, говорят, что лучше с этими детишками не встречаться. Остальных готовят на «мясо». Эта фирма, за «мясо» платит отдельно.

— Я так и чуял! — Грег со злостью, ударил по стволу дерева. — Еще когда увидел, что трупы забрали.

— Что за чушь? — Сергей с изумлением смотрел на разведчиков:— Какое мясо?

— Ты, что в первый раз родился? Органы для клонирования. И для всяких присадок к машинам. Молодежь забирают целиком. А у взрослых, обычно, только некоторые органы.

— Вы, что это? Серьезно?

— Дело, запрещенное во всех мирах, но очень выгодное. Поэтому всегда есть желающие.

— Мужиков сейчас разделывают. Потом, когда с бабами наши закончат, погонят и их. Вчера, даже из-за этих баб наш главный с этой сукой фирмачкой поругался. Она хотела, чтобы их не трогали, мол, испортят товар. Ну, а детей живьем заберут. — Подписывая себе смертный приговор, продолжал ничего не соображающий пират. — Завтра ночью должен прибыть транспортник.

— Кончай его и уходим. — Сергей с брезгливостью посмотрел на бывшего наемника. — Грег, ты!

Необычно молчаливый Грег прижал к голому плечу пленника, выставленный за красную черту парализатор. Так и не протрезвевший пират дернулся и замолк навсегда.

— Все, ребята, надо срочно к лейтенанту и решать, как будем проводить операцию.

Оба имперца удивленно уставились на землянина.

— Ты, что? Пятеро? Точно говорили в учебке, что ты сдвинутый.

Кротов не стал больше тратить время на разговоры.

— Выдвигаемся!

Шагая, как всегда, замыкающим, Сергей весь кипел от злости. Этот мир, неужели это наше будущее? Если это так, то пошло оно в жопу, такое будущее.

Глемас как-то рассказывал ему, что все: имперцы, кармадонцы, жители Вольных Миров и даже мы — земляне произошли от одного семени. Сейчас это было видно, как никогда. Интересно, как бы на земле отнеслись к забору людей на «мясо»? Как ни горько это признавать, тоже бы привыкли. Даже стали бы торговать.

«Что за хреновая жизнь? Жить не охота! Поэтому меня так корежит весь день. Это ожидание смерти людей, запертых в лагере. Они все равно, конечно умрут, но не в этот раз. Пока я жив, хрен им не «мясо»! И если не сдохну, пусть потом судят военным судом за нарушение приказа».

Еще по дороге, он связался с Бреге, и вкратце обрисовал ей ситуацию.

— Подтягивайтесь на КП. Я пока обдумаю.

... .

— Транспортник прилетит только завтра. У нас почти сутки. За это время можно черт знает, что сделать!

— Кто такой черт?

— Какой черт? — Кротов непонимающе посмотрел на Ленду.

— Который знает.

Наконец до Кротова дошло. Он улыбнулся и махнул рукой.

— Не обращай внимания, это у нас поговорка такая.

— Ну, так что скажешь лейтенант. Проводим операцию?

— Нет!

— Это окончательное решение?

— Да. Кротов, я не знаю, что ты там натворил для Империи, и почему нам всегда неофициально указывают, что к тебе надо относиться по особому. На инструктаже, человек из министерства два часа талдычил мне про твои скрытые способности. Но даже если тебе было видение, я не нарушу приказ.

Это было что-то новенькое. Тогда, после Зорна, он никому не рассказал всю правду, но видимо, Глемас что-то заподозрил. Все — таки, он был очень опытным агентом. Ну, а людей без мозгов в Имперском министерстве разведки и безопасности не держат. Однако, после того как Сергея, вместо отправки на Землю — как обещал Глемас — засунули в учебку имперского спецназа, министерство как будто забыло про него. Оказывается, не забыло.

— Лейтенант, дело не во мне. Дело в тех людях, которые сидят и ждут, когда их отправят на «мясо».

Бреге промолчала. Сергей посидел несколько секунд, потом развернулся и полез на выход из транспортера. Полчаса он бился, пытаясь доказать лейтенанту необходимость операции. Однако, все его красноречие разбивалось об одно слово — приказ. У нас приказ в бой не вступать. Произвести разведку, доложить и ждать десант.

— Ты куда? Я тебя не отпускала!

Сергей повернулся и, не скрывая злости, спросил:

— Что еще, лейтенант? Мы вроде закончили.

— Я предупреждаю тебя, Кротов, не вздумай выкинуть какой-нибудь фокус. Ты на службе. Загремишь под суд.

Потом, другим голосом добавила:

— Не смотри на меня так. Я помню про людей.

Когда он вылез, к нему подошел Ивезимо. Тронув Сергея за локоть, он обронил: — Если, что, я с тобой. — И отошел в сторону.

« Один здесь человек, да и тот зардерец» — невесело пошутил про себя землянин. Сергей понимал, что доводы у лейтенанта железные. Армия, есть армия, приказ для неё — все. Да и, арифметика не в нашу пользу. У пиратов не меньше пятидесяти человек. При этом большинство бывшие вояки. Плюс три боевых модуля и два андроида.

Но как все это объяснить тем, кого сейчас насилуют пираты и тем, кто томится в клетке в ожидании смерти. Сергей с тоской вспомнил, оставшегося на Земле, младшего братишку. Когда он уходил в армию, брат перешел в третий класс. Все-таки козел Глемас, обманул с возвратом на землю.

Ладно, хватит разводить сопли. Для себя он уже давно решил, что делать. И предчувствуя реакцию лейтенанта, заранее прикидывал план операции. То, что опытный зардерец согласился пойти с ним, было просто удачей.

К Сергею, присевшему на поваленный ствол, подбежал взволнованный Нерсио.

— Я тоже пойду с вами! А если не возьмете, пойду один!

— Притормози! Садись. Сейчас решим.

Сергей как-то упустил из виду техника. А у того, как говорили в спецназовской учебке, мотивация для боя стопроцентная. Его девушка в лагере пиратов. Кротов даже не хотел думать, что сейчас с ней происходит.

— Ты пойдешь со мной. Я тебе обещаю.

Они сидели рядом. Два парня одного возраста, с разных планет. Но казалось, что техник годится в сыновья землянину. Настолько рано жизнь заставила Кротова повзрослеть.

Из транспортера вылезла Ленда Бреге.

— Командир, можешь меня пристрелить, но я ухожу. Со мной пойдет этот паренек. — Сергей показал на Нерсио. — Он не военный, так что тебе не подчиняется. Еще Квази.., то есть Ив, он как и я инопланетник, значит людей империи в беде бросить не может. — Съязвил Сергей.

От группы спецназовцев, молча прислушивающихся к разговору, отделился Сандерс.

— Лейтенант, я тоже пойду! Когда я был пацаном, у нас соседнюю деревню такие же козлы разорили. Все, что фермеры тяжким трудом построили. А детей, как и здесь, забрали. У меня там дружок был. Как вспомню, рвать их хочется.

— Всем стоять! Группа строится!

Десантники вытянулись перед Лендой. Грубоватое лицо девушки выражало решимость.

— Слушай мою команду! В связи с особой опасностью для Имперской научной базы, и в связи с тем, что единственным боеспособным подразделением на этой планете, являемся мы, я отменяю приказ о проведении разведдействий.

Новый приказ: Нанести удар по базе противника. Освободить подданных Империи. В случае невозможности этого, завязать бой с целью недопущения вывоза данных людей.

— Короче, нам надо продержаться до прилета десанта. — Уже спокойно закончила она. — Вольно. Теперь обсудим план.

« Вот тебе и девчоночка! Молодец». — Подумал Кротов, а вслух сказал: — Лейтенант, тебя же разжалуют.

— Отставить, рядовой! За свои поступки, я отвечу сама.

После короткого совещания, Бреге подвела итог:

— Здесь остается Грег. Я оставляю ему свой планшет. Он свяжется и наведет десант, если мы не вернемся.

— Нет, командир, так дело не пойдет. Я прошел десяток войн, и буду сидеть здесь, а ты …

— Это не просьба! Это приказ! — Резко прервала Бреге. — Не забывайся Грег, мы не на вечеринке.

Грег замолчал, и обиженно засопел.

— Все остальные идут со мной. Мобилизованный гражданский в качестве водителя.

Еще десять минут ушло на уточнение деталей.

— Все! Готовим машину, едим и через полчаса выходим.

... .

По плану, разработанному общими усилиями, и утвержденному Лендой, в первую очередь необходимо было нейтрализовать боевые модули. Но без тяжелой техники и средств воздушного нападения, эта задача была не выполнима. Поэтому надо уничтожить их экипаж. Понятно, что троица со скандалом покинувшая гулянку пиратов, сейчас спит. Но не спят системы защиты модулей и их активный компонент — андроиды.

Пока главное преимущество, то, что никто про нас не знает. Но это касается только людей. Технике абсолютно безразлично знает про нас кто-нибудь или нет. Она всегда на посту и обнаружит нас без всяких сомнений.

« Если в этот раз, подарок последнего Повелителя Звезд не сработает, то ничего нам не светит. — Констатировал Сергей. — Да и хрен с ним, хоть помру за что-то стоящее!».

... .

Транспортер оставили на почтительном расстоянии от базы пиратов.

— Загони его в лес и жди связи. Можешь понадобиться в любой момент. — Приказала Ленда, не обращая внимания на возмущение Нерсио, рвавшегося в бой. Разведчики двинулись к базе уже пройденным путем.

— Начали! — Совсем не уставу, скомандовала Бреге. Разведчики, растянувшиеся вдоль периметра, с трех сторон ударили по выбранным целям.

Сергей выставил на гранате в контейнере значок вакуумного взрыва, и выстрелил в дверь ближайшего здания. Пробив в двери аккуратное отверстие граната, ушла в помещение. Внутри глухо охнуло. Здание вспучилось, но углеродные нити прошивавшие пену стен выдержали. Лишь в нескольких местах пена обвалилась, и из отверстий вырвались языки пламени. Лизнув стены, они опали. Тем, кто был в здании сейчас без броников, явно не повезло.

Лишь две фигуры в легких бронекостюмах вывалились из проема дальней двери. Сергей сразу срезал их короткой очередью из игольника. Рванул вперед, под прикрытие выгоревшего здания. Плевок плазмомета боевого модуля упал прямо на то место, где секунду назад был Кротов. Всполох синего пламени мгновенно выжег круг диаметром с десяток метров. Верхний слой земли в эпицентре вскипел. Уже не скрываясь, он запустил сразу шесть «мух», — на щитке перед глазами расцветилось красками поле боя, снятое с разных ракурсов. И тут же изображение с двух мух исчезло. Радиоэлектронная защита машины засекла их и уничтожила.

Не останавливаться, главное не останавливаться! — подгонял сам себя землянин. Выскочив из-за здания, чуть не столкнулся с рослой женщиной в полной экипировке Легиона Вольных Миров. « Быстро они очухались». Реакция у неё была великолепной, очередь из игольника разнесла стену в нескольких сантиметрах от шлема Сергея.

Не успевая выстрелить, он прыгнул прямо на неё. Сцепившись, они покатились по земле. Отбросив бесполезный игольник, Сергей выдернул, из ножен на бедре, вибронож, и с силой воткнул в то место, где между шлемом и броней выбился черный локон. Зажатый под мышкой Сергея, игольник легионерши разрядился длинной очередью в небо, включенный предсмертным командным импульсом женщины.

Выдернув из трупа нож, он обтер лезвие о броник женщины, и сунул в ножны. Спрятавшись за её телом, он огляделся. Куда дальше? Он во — чтобы то ни стало, хотел пробиться к месту, где держат детей.

Со всех сторон гремела музыка боя. Чавкающий звук входящих в стены фугасных гранат — наши. Вой плазмометов и клекотание автоматических пушек — пираты.

Огонь все-таки нашел, что ему съесть. В дальнем от Кротова углу лагеря горели несколько транспортеров. «Кто это постарался? Похоже, Квазимодо. Он заходил оттуда». Над ленивыми язычками пламени, вырывавшимися из приоткрытых лючков, клубился черный дым. Он был такой густой, что если бы не оптика шлема, в пяти шагах ничего не разглядеть.

— Черт! — Еще одна летающая видеокамера погасла. Сергей пустил «мух» над самой землей. Обзор в таком положении у них невелик, но все же лучше чем одни свои глаза. Не находя безопасной дороги, он пригибаясь, побежал к зданию с сорванными дверями.

Бой для разведчиков развалился на индивидуальные бои. Начав вместе по команде лейтенанта, сейчас они вели каждый свою войну. Все они сохраняли радиомолчание, чтобы не раскрывать себя. Планы как всегда летели к черту. Десантники сейчас дрались только для того, чтобы не дать пиратам закончить их грязные дела.

«Где же противник?» — Сергей подсознательно все время ожидал, что вот-вот появится боевой модуль. От этого чудища ему не отбиться и не убежать. Но, похоже, их система селекции целей, посчитала его не самым опасным и оставила на десерт. Сейчас боевые машины, скорее всего, ведут охоту на Моа. Его ракетное вооружение является более мощным, и система посчитала его наиболее опасным.

Двое пиратов грамотно прикрывая друг, друга проскочили в дыму метрах в пятнадцати от Кротова. Не смотря на то, что оба были в бронекостюмах, на Сергея они не среагировали. «Что за хрень, я что невидимый?» — Удивился он, уже начиная догадываться, что происходит. Электроника начала признавать его своим. Все было похоже на то, что происходило на Зорне три года назад, и несколько раз случалось в учебке. «Если все пойдет, так как тогда, я скоро сверну бошку всей электронике в округе!»

Присев на колено, он перевел игольник на бесшумную стрельбу и словно на учениях, положил одного пирата одиночным выстрелом. Спасибо буряту Олзоеву — вспомнился учивший его в Афгане снайпер. Второй успел скрыться.

Мысленно восстановив панораму лагеря, он, рискуя потерять последних мух, поднял их, чтобы сориентироваться. Есть. Что-то блестящее проглядывало тогда в той стороне, откуда бежали пираты.

Развернувшись, он шагнул в нужном направлении, и как подрубленный, упал на землю.

Сознание расплескалось по всему космосу. Качаясь, он плыл среди звезд. Наконец он вернулся сюда! Он так долго ждал этого! Было легко и уютно. Блестки звезд обещали вкусную еду. Хорошо!

Сергей лежал лицом вниз, закопавшись забралом шлема в обуглившуюся землю. С трудом вырываясь из нечеловечески красивого мира, Кротов зашевелился. Надо бороться, иначе чужое сознание смоет его личность. Однажды, он уже чуть навсегда не остался в этом звездном мире. Это был мир убитого Кротовым странного существа — пришельца из настолько дальних времен, что человеческий мозг не воспринимал такие временные расстояния.

Вдруг он увидел паутину: ярко — зелеными нитями она разбегалась во все стороны. На её пересечениях дрожали, затухая и снова вспыхивая, разноцветные огоньки. «Вот оно! Все как в тот раз». Мысленно он потянулся к особенно яркому огоньку и тихонько дунул на него. Тот задрожал, забился, вспыхнул и погас. Скорей всего — боевой модуль.

Если бы было время, он попытался бы управлять всей этой электронной паутиной. Но сейчас не до этого. В реальном мире, любая из этих виртуальных мух могла в любой момент уничтожить самого паука. За большинством огоньков скрывался расчетливый, нацеленный на войну электронный мозг. Поэтому он представил как, схватив обеими руками пучки нитей, начал с силой трясти и раскачивать их. Огоньки бешено заплясали и начали падать с паутины, исчезая в полете.

Бой взорвался дикой какофонией взрывов и вдруг все стихло.

— Ну, вот, господа пираты, теперь попробуйте повоевать, как воюют у нас на Земле! — отгоняя остатки морока, и выныривая в реальность, пробормотал Кротов.

Спецназовцы, конечно, тоже остались с отключившимися чипами в башке. Но, ничего, на то они и спецназ, чтобы гасить всяких легионеров в любой обстановке.

Землянин опустил щиток, бесполезные мухи валялись где-то на земле. Хамелеон костюма отключился. «Может уколоться? — подумал он. — Нет, боевой коктейль оживит, но выбьет все мысли, кроме одной — мочить всех!» Пахло гарью, вонючий дым забивал легкие. Дышалось с трудом. Пришлось опять поднять бронещиток. Без обработки изображения видимость резко упала. «Ничего, теперь все в равных условиях. — Он улыбнулся. — Кроме меня». На его оружии стояла обычная оптика. Конечно по меркам этого мира. На Земле снайперы за такую, жизнь бы отдали. Поводя стволом вправо-влево, он осторожно двинулся в ту сторону, куда шел до неожиданного падения.

Не поняв, что произошло, противники затихли. Сергей знал, что это ненадолго, любых вояк готовят к отказу техники. В крайнем случае, они должны уметь драться и голыми руками.

Словно в ответ, стрельба возобновилась. Судя по звуку, эпицентр боя находился где-то слева. Ветерок снес на несколько мгновений дым в сторону. Метрах в пятидесяти, между зданий, Кротов увидел, как пристроившись за пехотным транспортером, группа пиратов двигалась в туже сторону, куда направлялся он сам. Транспортер, конечно, не сравнить по боевой мощи с модулем, но против пехоты, и это грозное оружие. Поэтому, не размышляя, Кротов ткнул пальцем в значок с символом бронебойного срабатывания на гранатной кассете. Прицелившись в слабобронированную корму транспортера, одну за другой выпустил две гранаты. Сразу, не дожидаясь результата, провел длинной очередью по спинам пиратов.

— Ух, как удачно!

Две фигурки из шести сразу упали на обожженную землю. Еще одному, шедшему почему то без брони, отрвало руку. «Тоже не жилец. — Мельком отметил Сергей. — В медмашину его никто не потащит». Трое успели среагировать, они сразу рванули в разные стороны и исчезли в жирном дыму.

Первая граната потеряла всю энергию на преодолении активной брони и не нанесла ощутимого вреда. Зато вторая пробила броню на двери транспонтера и прошла по десантному отделению. Похоже, что она взорвалась в зарядном отеке автоматической пушки. От взрыва вскрыло все двери и люки. Из них валил черный дым, сливаясь с расстилавшимся над лагерем смогом.

Пробежав мимо покореженной машины., он бросился под прикрытие стен следующего здания. Где то за ним опять разгорался бой. Прогрохотал особенно сильный взрыв. «Что это там грохнуло?» Он подполз к углу и, осторожно выдвинув игольник, заглянул в оптику прицела.

Начинался рассвет. Смешное цитрусовое солнце торопилось выпрыгнуть из-за горизонта. Дым, казавшийся почти черным, в сумраке утра стал серым. Утренний ветерок иногда разрывал серую пелену. Тогда вдали появлялось то сооружение, к которому, стремился Кротов. Как только он его увидел, волна страха и отвращения опять накрыла его. При этом так сильно, что он покрылся испариной. Этот дар предтечи — воспринимать чужие эмоции — Кротов очень не любил. Хорошо, что проявлялся он не очень часто.

Это действительно, оказалась медмашина. Она была гораздо больше, принятых на вооружение в их бригаде. Но это не удивительно, у них десантный вариант. А эта, похоже, сделана по спецзаказу.

Там, возле этой «мясорубки», что-то происходило. Все стремились туда. Пираты, которых положил Сергей, тоже шли туда. Еще и под прикрытием транспортера. Сейчас там гремели взрывы. Блестящие стенки гигантской машины то и дело озарялись вспышками.

Кротов решил, что несколько минут дела не решат. Надо понаблюдать. Не прошло и двух минут, как он понял, что остановился очень вовремя. В разрыв зданий хищно вполз боевой модуль. В модификации для боя в городе он спрятал все башенки с дальнобойными пушками и лазерами. Лишь четыре турели с плазмометами уставились в разные стороны, выбирая цель. «В ручном режиме. — Сразу понял Сергей. В автоматическом, они сейчас постоянно рыскали бы вслед за лазером наведения. — Электроника не работает. Уже легче».

С появлением модуля все стихло. Сергей тоже затаил дыхание, разглядывая в прицел игольника этого зверя войны. Хамелеон модуля не работал. Так, что ничто не мешало разглядеть его получше. Сейчас он шел на колесах, но землянин знал, сменить шасси для модуля секундное дело. Если надо он мог двигаться и на гусеницах, и на антигравах.

« Что же, там такое, что они не хотят подпустить никого к этой медмашине?»

Кто-то полз впереди, слева по проходу. В прицелочной сетке оптики двигались рифленые подошвы спеназовского броника. « Кто же это?». Десантник остановился, и чуть приподнявшись, стал стягивать со спины ракетную пусковую. « Моа» — Узнал Сергей. Из-за бронированного монстра выбежал андроид. «А этот какого черта, бегает как ни в чем небывало? Почему его электроника не сдохла? Неужели на органической основе? Но это дело запрещено и в Империи, и в Кармадонском союзе, и в Вольных Мирах. Вот гад!» Моа не видел робота, тот же заметил имперца, и как змея заскользил к нему.

— Вот хрен тебе! — прошептал Сергей. Не обращая внимания на модуль, он выбрал место на груди андроида и плавно прижал пусковую кнопку. Рой игл взорвал грудь гомункулоса. Упав на землю с развороченной грудной клеткой, он никак не хотел умирать. Подергавшись, он, разбрасывая куски белесой плоти и слизи, начал опять вставать.

— Твою …! — Кротов от удивления, даже не договорил. Андроид, или то, что он считал андроидом, оживало. Сквозная, рваная дыра в груди существа затягивалась на глазах.

— Это откуда же такие берутся!

В это время, не обращая внимания на дергающуюся фигуру, Моа привстал на колено и выпустил ракету по боевой машине. В ручном режиме, боец внутри среагировать на пуск конечно не смог. Ракета предназначенная сбивать бронированные флаеры, с такого расстояния справилась и с наземным противником. В борту модуля загорелась звездочка. Постепенно разгораясь, она вспыхнула невыносимо ярко и в борту появилась огромная дыра. «Какая же температура внутри, в замкнутом пространстве? Водила спекся!»

Пока все любовались тем, что натворил Моа с модулем, монстр сел и поднял неизменный гранатомет. От недавней страшной раны в груди осталась только обгоревшая дыра на бронике, в которой просвечивало серое тело. Сергей и оживший мертвец выстрелили одновременно.

— Моа! — В отчаянии закричал Кротов. Очередь из гранатомета разбросала тело разведчика на десятки метров. Против такого оружия бронекостюм не защита. Иглы Сергея оторвали голову искусственному человеку. Укоротившееся тело еще какое-то время шевелилось. Но, наконец, успокоилось.

— Вот так, сука! Все-таки, ты не Кащей бессмертный.

Смолкнувшая на время перестрелка возобновилась. Глухие хлопки очередей игольников перемежались взрывами гранат. «Ленда с Квазимодо еще живы, — определил, прислушавшись Сергей. — Все — таки легионеры против спецназа — дохляки. Ладно, пока все завязаны на них, надо подобраться поближе к этой штуке». Кураж, какая-то боевая горячка, с детства появлявшаяся у Сергея во время драк, гнала его вперед, подсказывая самое верное решение.

Дым постепенно рассеивался. Транспонтеры выгорели дотла. Оставляя слева продолжающийся бой, разведчик перебежками продвигался к цели.

Огромная, даже больше, чем стоявшие вокруг здания, медмашина сияла. Голубоватые стены из бронепластика оказались не прозрачны. Почему-то, когда он увидел её в первый раз, она показалась ему стеклянной. Боковая стена, представшая перед ним, была абсолютно гладкой. Без каких-либо признаков входа. Сергей не рискнул выбраться на открытое пространство перед зданием.

Все больше забирая вправо, под прикрытие ближайшего строения, разведчик решил обойти блестящую конструкцию, и осмотреть с торца.

Тут был вход. Сама панель входа сливалась со стенами, но пандус перед зданием говорил, что здесь входят или выходят. Он успел вовремя, разъехавшиеся створки, выплюнули человеческую фигурку и мгновенно закрылись. Из, на миг, приоткрывшихся дверей ударило такой спрессованной волной ненависти, страха и отчаяния, что Сергей замычал, сдерживая себя, чтобы не заорать.

Ребенок. Лет десять — двенадцать. Упал на колени, сжимая в руках, большой для его роста, игольник. Поднял голову, огляделся. Встал на ноги и, вскинув к плечу оружие, как заправский спецназовец мелкими шажками двинулся в сторону перестрелки. На бесстрастном лице выделялись глаза. Внимательные, цепкие и равнодушные. Глаза убийцы.

Кротов даже головой замотал, настолько мальчишка напомнил ему других, виденных в Афганистане. Только вместо «калашникова» — игольник. Но у них были совсем другие глаза. Дерзкие, ненавидящие, но не равнодушные.

Землянин дернувшийся, в первый момент, окликнуть мальчишку, прикусил язык. «Да, что же тут происходит? Откуда этот маленький убийца?» Как не напрягался Кротов, не почувствовал ни капли эмоций. «Робот, что ли? — Вспомнился виденный в детстве фильм — Электроник хренов».

«Надо попасть внутрь». — Решил Кротов, глядя на уходившего подростка. Мальчик-робот скрылся за пенобетонной постройкой. Сергей одним броском преодолел открытое пространство до входа. Закинув игольник за спину, быстро прошелся ладонями по гладкой стене. Ровная, холодная поверхность. Ничего умнее, чем подождать очередного открытия, в голову не приходило. Отойдя немного в сторону, он оперся плечом о стену, огляделся и на секунду расслабился, давая отдых натруженным мышцам. Технике расслабления, в свое время, его научил Глемас. Это было на родной планете шпиона — Гроне. Они прилетели туда перед тем, как Кротова определили в спецназовскую учебку. Вспомнилась Снежа — смешливая младшая сестра Глемаса.

Сергей отогнал воспоминания. Хорошее отвлекает, а сейчас надо быть собранным. Бой на окраине городка то затихал, то снова разгорался. Когда землянин отключил всю электронику, враги потеряли его, и сейчас никто не подозревал о его существовании. Это давало ему определенную свободу действий.

Стена бесшумно лопнула. В открывшийся проем выбросило сразу две маленькие фигурки. Они, словно повторяя движения первого, упали на колени. Секунду посидев, они синхронно поднялись, и перехватили игольники. Сергей мгновенно сунул в закрывающиеся двери вибронож, заклинив их.

— Девчонки! — ахнул Сергей. Оружие в их руках выглядело нелепо. Но сразу было видно, что они умеют им пользоваться. Кротов, не секунды не сомневался, что это дети колонистов. Кое-как одеты. Собирались в попыхах, поднятые пиратами. За одну ночь их превратили в убийц. Взгляд девочек, остановившийся на землянине, говорил лучше любых слов. Убьют не задумываясь.

Но, Кротов их почему-то не заинтересовал. Узнавающе осмотрев, они словно признали его своим. Одна шагнула вперед, вторая, пропустив её, осталась прикрывать. У Кротова отпала челюсть. «Там, что ускоренная спецназовская учебка?»

— Девочки, постойте.

Никакой реакции. Они явно рвались в бой.

— Девочки, туда нельзя. Вас там убьют.

— Пошел ты. — Не останавливаясь, равнодушно кинула одна.

— Ну, все! Я вас предупреждал.

Он не собирался отпускать их на войну. В два прыжка, настигнув замыкающую, он подсечкой сбил её с ног. Выхватив и отбросив игольник, он обмотнул самотвердеющей паутиной руки, бешено сопротивляющейся девчонки. Обернувшись на шум, вторая застыла в замешательстве. В её взгляде, читалось непонимание. Кротов и сам не понимал, что происходит, но воспользовался моментом.

Подскочив к, начавшей уже поднимать на него игольник, девочке, он обезоружил её. Затем, спеленал, как и первую. Какой бы не был у них настрой, и какую боевую программу не заложили им в голову, силы и рефлексы у них были не те. Против воевавшего всю жизнь землянина они не соперницы.

Подтащив девчонок к стене, он аккуратно уложил их на землю.

— Ничего, ничего, девочки, вас вылечат. Вы еще увидите маму и папу.

Те безучастно молчали. Поняв, что сопротивляться бессмысленно, они словно выключились.

— Я скоро вернусь.

Кротов вставил в щель дверей клин вскрывателя из спецназовского ранца, и включил его. Отойдя на несколько шагов с линии прямого выстрела, он стал ждать. Бинарный реагент сработал и стал заполнять газом домкрат вскрывателя. Двери посопротивлялись, потом, что-то хрустнуло и они сдались. Щель стала медленно расширяться. Сергей с трудом сдержался, чтобы не кинуть в открывающийся проем гранату.

« Может, светошумовую?» — Но вспомнив, что по рассказам Нерсио, там были и совсем маленькие дети, отказался и от этого.

Никто не гнал его в эту мясорубку, да и жить очень хотелось. Увидеть бы Землю, родных, братишку. Но еще в Афганистане он понял: бывают случаи, когда жизнь это совсем не главное.

— Ладно, я везучий. — Успокоил сам себя Сергей, и решительно шагнул в заклиненные двери.

— Твою медь! — Излюбленное ругательство само сорвалось с языка. Это оказался карантинный тамбур. С полным набором дезинфицирующих аппаратов. По броне ударила струя какой-то пены. Потом пену смыла эмульсия. Все время яркие синие лампы облучали десантника со всех сторон, даже с полу. Через десять шагов, в незнакомом помещении он всегда по привычке отсчитывал шаги, Кротов остановился перед дверью. Пока он раздумывал, что делать дальше, над дверями мигнул красный огонек, и они бесшумно разъехались.

«Куда делось то чувство отчаяния, которым было полно это место?» — Удивился землянин. Мандраж в предвкушении скорой схватки, вдруг сменился спокойствием. Кротов вернулся домой. Пришел конец бесконечным странствиям. Больше он не с кем не будет воевать. Сергей бросил надоевший игольник и двинулся навстречу брату.

«Почему брат? Откуда? Да не все ли равно! Наконец мы вместе!» — Мысли путались. Картины из прошлой жизни Сергея причудливо переплетались с воспоминаниями о том, чего никогда не могло быть в его жизни.

Ничего не замечая, он шел к большому полупрозрачному кубу, наполненному желтоватой субстанцией. Внутри темнело человеческое тело. Кротов не видел, что вокруг вдоль стен в ложементах, похожих на маленькие гробики, лежали дети. Глаза их равнодушно следили за землянином, заворожено шагающим к прозрачной емкости. Он знал висевшего в киселе человека. «Это мой брат. Какой к черту брат? — Сергей сопротивлялся. — Мой брат на Земле!»

«Помоги! Помоги! Помоги!» — Тело в емкости начало медленно поворачиваться к Сергею. Его безмолвный призыв разрывал голову разведчика. Кротов почти вплотную подошел к пластиковой стенке куба. Тело в это время завершило свой замедленный поворот.

Их глаза встретились. Конечно, Сергей знал это тело. Великий мастер Маттиас — глава «общества Верных» на Зорне — секты ожидающей прихода «Совершенного» и дождавшейся этого. На самом деле это только оболочка. Осколки личности предтечи, с которым Маттиас в свое время слишком близко пообщался, давно похоронили личность настоящего Маттиаса — суперкарго с торгового корабля, которому не повезло приземлиться рядом с вмерзшим в лед кораблем предтеч.

Они, молча, глядели друг на друга. В прошлую их встречу, землянин победил. Сергей знал, что и на этот раз он справится. Захлестывавшее его желание слиться с существом, плавающим в жидкости, постепенно отступало. Землянин, поглощенный борьбой с тем, кто был когда-то человеком, не заметил как в дальнем углу раскрылась диафрагма люка и оттуда вышел андроид. Осмотрев помещение, он шагнул в сторону. Из-за его спины появилась женщина с белыми волосами, в броннике с откинутой на грудь маской. Взгляд её был прикован к двум фигурам, разделенным пластиковой стенкой куба. Быстрым шагом она направилась к ним, на ходу доставая парализатор. Почти подбежав, она вскинула руку, целясь в шею Кротова.

Вдруг, словно наткнувшись на невидимую преграду, она резко остановилась. Её лицо перекосила гримаса боли. Не выдержав, она застонала.

— Что ты делаешь, идиот? Этот человек хочет уничтожить тебя и твои отростки. — Она, через силу кивнула вокруг.

— Посмотри… они пришли к тебе… — Хрипела женщина, пытаясь вырваться из невидимых объятий, сковавших её тело.

— Я знал, что ты придешь. — Не обращая никакого внимания на застывшую женщину, Маттиас смотрел на землянина.

— Как ты смог уйти с Зорна? — Сергей всегда считал, что Маттиас сгинул в огне боя. Десантникам из спецназа Империи, при штурме базы «Общества Верных» пришлось применять даже космические штурмовики. Зомбированные Верные сопротивлялись, совершенно не обращая внимания на потери. Сергей сам видел как солдат из охраны базы, сидя за пультом лазерной пушки с оторванной почти по локоть рукой, продолжал стрелять. Оторванная рука валялась тут же. Сергей остановил его, только разнеся голову из игольника.

— Помогли эти люди.

Кротов, начавший понемногу отделять себя от Чужого, вяло обернулся. Только сейчас он увидел, застывшую с гримасой боли на лице, женщину. «Это она застрелила человека на берегу». — Вспомнил Сергей. Взгляд скользнул на эмблему на плече бронекостюма. Изготовившаяся к бою бронезмейка. Теперь он вспомнил, где видел этот логотип. Фирма «Навигационные системы». Это во многом благодаря их милости, Чужой захватил власть на Зорне, и угрожал всему Цивилизованному миру.

Космос, во всей своей величавой красоте, все еще жил в голове Землянина, но постепенно уходил на второй план. Окружающее все яснее прорисовывалось в сознании Сергея.

— Не уходи…

Звучавший в голове голос не имел интонаций, но Кротову показалось, что он уловил в нем жалобную ноту.

— Прощай, Шерхам! Тебе надо уходить. Ничего не вернуть. Этот мир уже не ваш.

Пришедший в себя Кротов с удивлением оглядел пустые руки. Потом закрутил головой, осматривая помещение. Увидев детей, горестно покачал головой.

— Суки, что же вы делаете?

В нем не было злости на Чужого. Тот просто пытался выжить доступными ему средствами.

— Помоги! Ты прав, надо уходить. Все это муляж, все не настоящее. Мне пора присоединиться к звездам. Уничтожь это тело.

Голос смолк. Сергей обошел стоявшую, словно статуя женщину и подобрал игольник. Потом вернулся к кубу.

— Что будет с детьми?

— Они вернутся, когда я уйду. Не переживай за них. У них останутся некоторые способности, но они останутся людьми.

Маттиас помолчал и добавил: — Такими как ты. Ведь в тебе тоже есть часть меня.

— Может, передумаешь? Я помогу тебе вернуться в космос.

— Не искушай. Ничего не вернуть. — Еще раз повторил он. — Наша история кончилась. Поставь точку!

Сергей молча вскинул игольник и нажал спуск. Длинная очередь развалила куб. Поток маслянистой жидкости сбил с ног ожившую женщину и протащил её к стене. Кротов, расставив ноги, лишь покачнулся, но устоял. Не в силах остановиться, он все стрелял и стрелял в рвущееся на куски тело. Он не замечал, что по щекам у него текут слезы.

Остановился он только тогда, когда кто-то потянул его за штаны.

— Хватит! Хватит!

У его ноги плакала девчоночка лет шести. Кротов обернулся. К стенам испуганно жалась разновозрастная кучка детей. Он опустил игольник и растерянно пробормотал:

— Не бойтесь, ребятки. Я из имперского спецназа.

«Жутко, наверно, я выгляжу. — подумал Сергей, глядя на испуганные лица. — Надо выводить их отсюда».

В это время в помещение ворвался невысокий боец в спецназовском бронекостюме.

— Лейтенант! Слава богу, живая!

Андроид, стоявший в углу у люка и никак не реагировавший на Кротова, резко вскинул гранатомет и направил на девушку. В последний момент он сообразил, что от взрыва гранат не поздоровится всем. Отброшенный гранатомет запрыгал по полу. Робот рванул из держателей на бедре лучевой пистолет. Этой задержки Кротову хватило. Он прижал голову девчушки к себе, и с одной руки, не целясь, полоснул очередью по андроиду.

Бластер вырвало из руки робота и, покореженный, отбросило далеко в сторону. В тот же момент андроид исчез. Все таки, реакция искусственного создания превосходила человеческую. Молнией он рванулся к Бреге. Похоже, робот не пострадал. На Кротова он, по-прежнему не реагировал. Размытый силуэт заскользил на фоне сжавшихся детей. Стрелять нельзя.

В мгновения андроид оказался возле Ленды. Та, боясь попасть в детей, тоже не стреляла. Выбросив вперед приклад игольника, она попыталась попасть роботу в глаз. Тот легко уклонился, перехватил игольник и просто вырвал его из рук девушки. Схватив его за ствол, он словно дубиной начал беспорядочно наносить удары, не выбирая цели. Ленда уворачивалась, пыталась блокировать удары бронированными предплечьями, но было ясно, что надолго её не хватит.

— Подожди, немножко, маленькая. Я сейчас вернусь.

Кротов аккуратно отодвинул девочку и изо всех сил рванул на помощь лейтенанту. Она уже с трудом сдерживала напор искусственного человека. Сергей не успел совсем немного. Когда находился в нескольких метрах от дерущихся, робот пробил защиту Бреге и нанес несколько настолько мощных ударов, что игольник загнулся и начал разваливаться.

Сергей схватил робота за руку с оружием. Тот не обращая внимания, свободной рукой нанес страшный удар прямо в открытое лицо девушки. Разведчица отлетела на несколько шагов, и упав навзничь, прокатилась по полу.

— Ну, сука, конец тебе! — Зарычал озверевший землянин. Робот провернул к нему голову с совершенно пустыми глазами и вырвал руку из захвата. Похоже, в его планы не входило драться с Кротовым.

— Нет, стой! Попробуй со мной, а не с девчоночкой! — Кричал Сергей, ухватив за броню, пытавшегося уйти, андроида.

— Убей его! — Закричала роботу беловолосая женщина. Все это время, она издали наблюдала за схваткой.

Робот остановился и на секунду замер. Делая выбор, он стал похож на задумавшегося человека. Цепочки в его мозгу замкнулись, выдав решение. Он схватил Кротова за плечи и швырнул в стену. Сергей врезался в бронепластик и сполз по стене. Удар был так силен, что даже компенсаторы броника не помогли.

На миг перехватило дыхание. Все вокруг стало черно-белым и словно замедлилось. Что-то подобное всегда происходило с Кротовым. Еще с самой первой осознанной драки в детстве, а потом в бою. Но в этот раз все было гораздо сильнее и четче.

Легко вскочив, он в два прыжка настиг андроида, опять направившегося к Ленде. Поймав его за плечо, рывком развернул к себе. И с ходу пробивая его блок, правой нанес удар в подбородок. Голову робота откинуло назад, что-то хрустнуло, и он завалился на спину. Но тут же, мгновенно вскочил, и с тем же невозмутимым лицом обрушил на Кротова серию молниеносных ударов руками и ногами.

Все движения робота, Кротов воспринимал как в замедленном кино. Легко блокируя удары, он провел ответную атаку, словно в спецназовской учебке на манекене. Перчатки бронекостюма впечатывались в тело соперника. Биоробота швыряло из стороны в сторону, но он не сдавался. Чувствуя в теле неожиданную силу, землянин поймал обе руки андроида и, словно мальчишку, подтянул его к себе. Несколько раз ударил головой в лицо. Броня шлема превращала лицо робота в кашу. Отпустив руки, Кротов подпрыгнул и обеими ногами ударил его в грудь. Металлические каблуки проломили грудную клетку. Робот отлетел. Упав, он застыл словно мертвый. Однако, Сергей хорошо помнил, сколько времени он убивал первого андроида. Долго ждать не пришлось, искусственный человек опять поднялся. Раны на его теле затягивались на глазах. «Как они добились такой регенерации?» — Удивился Сергей.

Прыгнув к встающему противнику, спецназовец отбил его вытянутые руки и поймал голову в захват. Со всей своей неожиданно появившейся мощью, он рванул захваченную голову стараясь провести классический бросок через бедро. Но случилось то, чего Кротов никак не ожидал: Тело продолжало стоять, а подмышкой Сергея оказалась оторванная голова.

Кротов взял голову обоими руками и изумленно оглядел.

— Что за черт? Я что — супермен?

Он огляделся. Все застыли, со страхом глядя на него. Закопченный, грязный, с разбитым в кровь лицом и бронекостюмом залитым белесой маслянистой кровью биоробота. Своим видом, он действительно мог напугать кого угодно. Посмотрев на детей, он растерянно пробормотал:

— Простите, я это случайно.

Ленда оказалась жива. Лежа, она с диким выражением лица смотрела на него. Кротов, сообразив, что он до сих пор держит в руках оторванную голову, быстро отбросил её и пошел к лейтенанту.

Беловолосая женщина, пытавшаяся убить Кротова и глядевшая на него с таким же изумлением и страхом, вдруг закричала:

— Он Чужой! Он теперь такой же Чужой, как та тварь!

Она показала рукой на истерзанное тело Маттиаса.

— Его надо убить!

Выхватив бластер, она вскинула руку, но выстрелить не успела. Стоявшие рядом, дети накинулись на неё, и используя численное преимущество, завалили её и отобрали оружие. Сергей кинул старшему упаковку паутины. Он чувствовал, что они беспрекословно послушаются его.

— Свяжите её.

Сам он, подошел к Ленде. В это время в тамбуре раздались выстрелы и в развороченное помещение еще кто-то вбежал.

— Вот вы где!

Зардерец улыбнулся во всю свою страшную пасть. Быстро оглядел помещение; заметил обезглавленное тело; перевел взгляд на Кротова измазанного кровью; покачал головой, но ничего не сказал.

— Как она?

Он кивнул на Ленду.

— Пока, не знаю. — Устало ответил Сергей. — Рад тебя видеть, Ив.

— Угу. — Буркнул тот в ответ. — Там снаружи все подтягиваются сюда, так что скоро здесь будет очень жарко.

Больше не оглядываясь, он побежал к двери.

— Ну, что ж, пойдем, встретим. — Ответил Кротов ему в спину.

Землянин подобрал игольник, потом сходил за гранатометом андроида. Скоро все понадобится. Он опять подошел к Бреге. Та что-то шептала разбитыми губами, сделала попытку подняться, но охнула и завалилась назад. Кротов наклонился к девушке:

— Держись, Лейтенант. Все будет хорошо.

— Кротов, — она едва шевелила губами. — Вколи мне боевой. У меня что-то с броней, не работает.

Сергей достал аварийный кубик и приложил к шее Ленды. Дождавшись, когда коктейль начнет действовать, поднялся и побежал догонять зардерца.

— Все ложитесь вон в том углу. — На ходу бросил он детям. — И, голову не подымать.

Сергей и зардерец пробежали карантинный тамбур. Недалеко от дверей они упали и ползком подобрались к самому проему.

— Муху бы сейчас. — Помечтал Ив. — И чего они все сдохли? Как при ядерном ударе.

— А ты, что бывал?

Зардерец утверждающе кивнул.

— Где?

— А, ты все знаешь про Зардер?

Ответил вопросом на вопрос инопланетник. Кротов промолчал. Расскажи из-за кого и чего это произошло, и тебя навсегда закроют в исследовательском центре.

— Подожди, я посмотрю, у меня оптика лучше. — Прошептал он, придерживая зардерца. Осторожно выдвинув игольник, он хотел осмотреть окрестности. Но вдруг почувствовал, что здесь находиться нельзя ни одной секунды. Он сжался и одним броском отскочил к противоположной стене коридора. То место где только что лежал, превратилось в ад. Очереди из нескольких игольников скрестились на стене. Даже бронепластик покрылся выбоинами. Микроосколки пылью разлетелись по всему тамбуру. Воздух в месте разрыва сразу стольких игл превратился в плазму. Столько попаданий броник точно не выдержал бы.

Как он почувствовал, что надо срочно убраться оттуда? «Я точно становлюсь суперменом». Коротышка Ивезимо посмотрел на землянина и как всегда покачал головой. «Ну, ты даешь парень!»

Они немного отползли и, вскочив, отбежали к дверям шлюза, ведущим в основное помещение.

— Что будем делать?

— Не знаю. Главное, сюда их пускать нельзя. — Ив помолчал: — У тебя связь есть?

— Связь есть, но односторонняя. — Раздался сзади голос лейтенанта. — Меня только что вызывал Нерсио.

Разведчики одновременно обернулись. Хотя разбитое лицо выглядело страшно, но стимулятор сделал свое дело. Двигалась она почти, как раньше.

— Он связывался с Грегом. Нам надо продержаться еще час. Потом их раздавят. На подлете малый транспортник. Семнадцатый батальон.

— Ого! — Не удержался Кротов. — За что нам такая честь?

Отборный семнадцатый батальон даже в их спецназовской бригаде был на особом положении. Укомплектован он был лучшими бойцами. Чаще всего он работал вместе со спецназом всесильного министерства разведки и общественной безопасности. Но по рассказам, они больше охотились на различных космических монстров, чем воевали.

— Не знаю. Если доживем, все узнаем. Скорее всего, просто оказались ближе всех — как мы. Что думаете? Как будем прорываться?

— Прорываться? Да нас покончают прямо на выходе.

— Кротов, не злись. Подумай. Здесь нам не высидеть. Не смогут ворваться, в конце концов, просто долбанут из плазмомета. Тогда все.

— Лейтенант прав. — Поддержал Ленду, зардерец.

— Сам знаю, что прав. — огрызнулся Сергей.

Снаружи загремел усиленный техникой голос:

— Я не знаю, кто вы, и какого … вы здесь устроили, но мне плевать. Мне нужен парень, который плавает в стеклянном ведре. И еще дети! Отдайте, и можете катиться куда хотите! Даю вам на обдумывание десять стандартных минут.

Голос смолк. Потом добавил:

— А ту беловолосую сучку, вместе с охранником можете забрать себе, и делать с ней, что хотите! — Говоривший довольно захохотал. Потом резко добавил. — Время пошло!

Все переглянулись. Мысль о том, что бы поторговаться за жизнь беловолосой пленницы, пираты пресекли в самом начале. В это время она, словно почувствовав, что её вспомнили, подала голос:

— Вы, идиоты! Развяжите меня, я помогу вам остаться живыми. И по быстрей, этот пират, конечно тоже умом не блещет, но слово у него не расходится с делом.

— Сейчас, я подтащу её сюда. Пусть расскажет.

Кротов подошел к связанной женщине. Дети стоявшие возле неё, молча, расступились. Не обращая внимания на презрительный взгляд, он взял её на руки и понес. Сила, появившася во время схватки с киборгом, ушла. «Похоже, все появляется, только когда меня начинают убивать».

— Ну, и что ты сейчас чувствуешь? — Язвительно спросила пленница. — Каково это, быть нелюдью?

— Пошла, ты. Я человек.

Она ядовито засмеялась: — Много раз видела существ, которые могут оторвать голову биороботу, а вот такого человека вижу впервые.

Кротов промолчал. Его самого мучило то же — насколько он еще человек? Он отогнал эту мысль. Комплексовать будем позже, сейчас надо выбраться.

Сергей поставил женщину на пол и кивнул лейтенанту:

— Она ваша.

— Развяжите. — Повторила пленница. — Надо отдать им детей и останки той твари из аквариума.

— Останки — да, детей — нет!

В голосе Бреге послышался металл.

— Тогда, сдохнете! Подумайте. Эти дети — это уже не люди. Как вот этот ваш. — она показала пальцем на Кротова. — Все кто пообщался с тем существом, становятся выродками. Поверьте, мне, я уже давно занимаюсь этим делом. Кстати, спросите у этого. — Она упорно не хотела называть его человеком. — Зачем он его пристрелил?

Сергей не слушал, он опять почувствовал прикосновение чужой воли. Касания были слабенькие и беспорядочные. Всплыло детское воспоминание: так же бестолково тыкались мокрыми носами в его руку, новорожденные слепые щенки. Он закрутил головой: Откуда, кто это опять? Кротов вдруг споткнулся о взгляды детей. Все они смотрели на него. Неужели они? Но ведь на Зорне под управление Шерхама-Маттиаса попадали только те у кого был вживлен чип. То есть взрослые.

Сергей начал догадываться, для чего нужна медмашина. Поэтому они и пострижены наголо. Офицально детям эта операция запрещена. Очень опасно.

— Кротов, ты спишь?

Голос лейтенанта вернул его к действительности.

— Время выходит, а у нас никакого решения.

— Лейтенант, есть решение. Я пойду. Я тот, кто им нужен. Эта женщина права.

— Что за бред, капрал?

Ив промолчал, лишь как всегда покачал головой.

— Лейтенант, не останавливайте, пусть идет. Мы в любом случае выигрываем время. Как я поняла из вашего разговора, помощь уже на подлете. — Горячо заговорила пленница.

Бреге задумалась. Потом посмотрела на землянина:

— Сукин ты, сын, Кротов. Ты не оставляешь мне выбора. Иди. Но не вздумай погибнуть.

— Слушаюсь, лейтенант! — Он шутливо козырнул. Хотя на душе было совсем не весело. Отдав безоружной Ленде игольник он шагнул к дверям.

Дети, до этого безучастно смотревшие на происходящее, сорвались с места и толпой окружили Сергея.

— Не ходи! Мы пойдем с тобой! Мы без тебя не останемся!

Ленда и Ив изумленно смотрели на этот концерт. Лишь беловолосая понимающе скривилась:

— Что, я вам говорила! Они из одного яйца.

Развернувшись в сторону двери, она неожиданно закричала:

— Капитан Плебс, к вам сейчас выйдет носитель Чужого. Не пристрелите случайно!

— Неужели я слышу голос прекрасной Гоат Касси? — Отозвался пират. — Не переживай не пристрелим. Вот если бы ты вышла, то может кто-нибудь и не удержался. И, вообще, я хотел того, из аквариума.

— Его нет. Нынешний носитель убил предыдущего. Но это то, что надо. Я гарантирую.

— Дурак я буду, если тебе поверю. Выпускай, у меня есть на ком проверить. Здесь двое детишек, зараженных.

Кротов тотчас вспомнил про девчонок, которых уложил у стены.

— Вы должны быть здесь! — Обратился он к детям. — Я обязательно вернусь. Мне надо туда, там ваши подружки. Идите опять в тот угол, и если что-то начнется, ложитесь и не подымайте даже голову. Все будет хорошо.

Дети, словно по команде, повернулись и отправились в свой угол. Было видно, что ему они доверяют безгранично. «За маму, они меня принимают, что ли?»

Словно в подтверждение, младшенькая — та, что первой прибежала к нему, все время оглядывалась, и в глазах у неё застыли слезинки. «Пусть еще кто-нибудь скажет, что они не люди. Они самые обыкновенные дети».

— Иди, нелюдь! Капитан человек слова, ждать не будет.

— Молчать! — Скомандовала Бреге. — Касси, у вас тут права голоса нет. Удачи, Кротов!

Что бы, не затягивать, — время данное капитаном, действительно было на исходе, — Сергей хлопнул по протянутой руке зардерца, отдал ему вибронож и почти бегом двинулся к выходу.

Шагая в проем дверей, он весь внутренне сжался. Вдруг полоснут очередью. И тотчас почувствовал как мышцы наливаются силой, а голова становится ясной. Предметы вокруг словно проявились, стали очень четкими. Выйдя из дверей, Кротов остановился. Начавшийся день, принес свои краски. Маленькое местное солнце мягко освещало, стоявший прямо напротив входа, транспортер. Наверху, свесив ноги на бронированный борт, восседал тот самый человек с невыразительным лицом, которого Сергей видел накануне вечером. Внизу, у колес, стояли двое сампоро, с неподдельной ненавистью глядевшие на землянина. Он даже поежился. «Вы, что хлопцы? Я ведь вам еще ничего не сделал». Между ними, на коленях стоял Сандерс. Без шлема и верхней половины брони. Разбитое лицо заплыло. Было видно, что он с трудом удерживает голову. Справа и слева от транспортера, стояла толпа вооруженных людей. Большинство в форме легионеров, но без знаков различия.

Но, ближе всех, чтобы Кротов сразу их увидел, стояли две девочки. Это были те самые, которым он обещал, что они еще увидят маму и папу. Ноги им освободили, но руки так и остались стянуты паутиной. Они нелепо выглядели — две связанные девчоночки, на фоне вооруженных взрослых людей.

Сдержав, первое желание кинуться к ним, Сергей перевел взгляд на предводителя:

— Я здесь. Отпусти девочек и солдата, тогда я добьюсь того, чтобы тебя не расстреляли.

Опешивший от наглости землянина, капитан засмеялся:

— Ну, ты даешь! Значит, договоришься? Ты точно чужой.

Один из охранников-сампоро тронул шефа за ногу, и показал рукой на девочек. При звуке голоса Сергея, они словно проснулись и всем телом потянулись к нему.

— Ты, смотри! Не обманула стерва. Видишь, как девчонки тебя учуяли. Сразу признали своего. — Он замолчал, показывая пальцем, чтобы девочек увели.

— А зачем же, ты, родственника своего уделал. Или у вас, у чужих, так принято. В стае только один вожак? Вообще-то правильная мысль, я тоже так считаю.

Сергей не обратил никакого внимания на речь пирата и повторил:

— Не трогайте детей! Предупреждаю последний раз!

— Ну, ты наглый! Связать его! — Капитан махнул рукой. Сразу с двух сторон в Кротова выстрелили самозатягивающейся сеткой из паутины.

Сеть облепила бронекостюм и начала стягиваться, прижимая руки к телу. Кротов напрягся. Зацепив пальцами ячейку сети, стал разводить руки в стороны. Паутина не поддавалась. Он усилил тяжение. Паутина врезалась в перчатки бронника. Наконец одна нить лопнула, и сеть начала рваться. Одним движением он закончил дело. Заметив, направленные на себя стволы, он прыгнул в сторону толпы, перекатился и в следующее мгновение оказался в рядах пиратов. Теперь они не могли стрелять в него, не рискуя попасть в своих.

Не ожидавший такого капитан Плебс ахнул, и, вскочив на ноги, выхватил бластер. Секунду он мешкал, боясь попасть в подчиненных, потом выстрелил сверху в толпу. Кто-то дико закричал, попав под луч бластера. Однако, Кротова в том месте уже не было. Вырвав у ближайшего пирата игольник, он дейтвуя им как дубиной, прорывался к центру. Туда, где стояли девочки.

На пути Сергея вырос телохранитель-сампоро. Этот инопланетник был вдвое сильнее любого человека. Его реакция также, намного превосходила человеческую. Даже, со всей своей мощью, Кротов с ходу, не одолел бы эту гору мышц и оружия. Но, помог опыт многочисленных драк, через которые он прошел в своей жизни, помноженный на вбитые в спецназовской учебке Империи приемы рукопашного боя. Увернувшись от сокрушительного удара мачете, Сергей нырнул в ноги синелицего. Поймав руками, здоровые как тумбы, ноги противника, он встал, отрывая его от земли, и закручиваясь, со всей силы приложил здоровяка спиной о землю. Удар был так силен, что сампоро отключился. Не став добивать врага, землянин помчался дальше.

В то время, когда Сергей, раскидывая врагов, рвался к девочкам, они тоже начали свою войну. Как только он заговорил, девчонки ожили. Увидев начавшуюся свалку, они, в общей суматохе, бросились под транспортер, и там, у колеса улеглись. Снять паутину без специального реагента, не было никакой возможности. Поэтому, когда они увидели, что Кротов завалил здоровяка сампоро, кинулись из под колес к упавшему. На поясе у него висел контейнер с реагентом. Одна из девчонок упала на синелицего, другая ногой подправила баллончик прямо в связанные руки. Через секунду девочка умудрилась включить пульверизатор, и там где струя попадала на паутину, та рассыпалась и отваливалась.

Освободившись от оков, девчонки развили бурную деятельность. Воспользовавшись тем, что все пираты отвлеклись на Кротова, они напали на не вовремя отошедшего по нужде пирата. Пока он лихорадочно застегивал застежку на нижней половине брони, одна девчонка в акробатическом прыжке влепила маленький каблучок в лицо мужика. Вторая сходу прыгнула на упавшего, и острым локтем нанесла удар в открывшееся горло пирата. Кротов, для которого все события вокруг были несколько замедленны, увидел атаку подростков во всей извращенной красоте. «Блин, что с детьми сделали! Малолетние киллеры»

Отбрасывая попадавшихся на пути людей, Сергей бросился к ним. Пираты приходили в себя. Все-таки большинство из них были профессиональными вояками. Первый шок от неистового нападения землянина прошел. Не рискуя больше схватиться с ним в рукопашную, они попадали за попавшиеся укрытия, и пытались поймать Кротова в прицел. Отвыкшие от ручного прицеливания, бывшие легионеры, раз за разом, промахивались по крутящемуся волчком спецназовцу.

Плебс спрыгнув с транспортера, подбежал к лежавшему Сандерсу и приставив ему к груди лучевик, заорал:

— Эй, ты, тварь! Я сейчас в твоем солдатике дыру прожгу.

Второй, оставшийся в живых, сампоро, стоял над капитаном и оскалив зубы, зло следил за землянином. Ствол его автоматической пушки передвигался вслед за движениями Кротова. « Не хрена себе, как он её таскает? — Мелькнула мысль. — Такие на транспортерах устанавливают.»

Сергей, продолжая двигаться, чтобы не дать себя пристрелить, ответил:

— Тронь его, и я сам тебя убью!

Невыдержавший телохранитель, дал длинную очередь из своего устрашающего оружия. Кротов опередил его, за секунду до выстрела упав на землю. В это время прозвучал одиночный хлопок игольника. Игла попала прямо в концентрическую татуировку на лбу сампоро. Голову разорвало. Снайперский выстрел, был делом рук освободившихся девчонок. Перекатившись, Сергей увидел, что обе спрятались за телом, вырубленного ими пирата. Одна обоими руками, держит бластер, а вторая, положив игольник на живот пирата, направила ствол на капитана.

Капитан замер.

— Брось оружие! — раздался тоненький детский голосок, с интонацией закоренелого убийцы.

Невидимый, где-то за зданиями, зарычал приближающийся боевой модуль. Это прервало немую сцену. Капитан, как старый вояка, не стал корчить из себя героя, а рыбкой прыгнул за тело убитого охранника и вжался в землю. Залегшие пираты ударили из нескольких игольников. Девочки, как опытные спецназовцы, тоже упали за тело пирата, получившее сразу несколько игл.

Лежавший на земле Сергей увидел выползший из-за здания модуль. Приближался он осторожно, видимо предыдущий бой, научил оператора кое-чему. « Это кранты». — Кротов лихорадочно прикидывал шансы. Бороться с таким противником было нечем.

— Довоевался, нелюдь! — обрадовано крикнул кто-то из пиратов.

Вдруг сзади боевой машины появился гражданский транспортер и, набирая скорость, понесся прямо на боевой модуль. Оператор не ожидал такого поворота дел и не успел среагировать. Транспортер догнал модуль и на полном ходу врезался в корму бронированного монстра. От сильнейшего удара корму модуля задрало и транспортер вклинился под него. Машина пиратов зарычала, меняя шасси, что бы сползти с противника. В кабине транспортера распахнулась дверца и водитель, с разбитым окровавленным лицом, попытался выскочить. Но в это время транспортер взорвался. Боевой модуль подбросило и перевернуло. Ходовая часть оказалась подставленной солнцу.

— Твою медь! — Выругался Сергей, узнав транспортер. — Это же Нерсио. Вот дурак!

Потеряв такую мощную поддержку, пираты сбавили пыл. Но успокаиваться полностью они не собирались. На помощь со всей базы подтягивались свежие силы. Командир всей этой кампании, лежа за своим убитым телохранителем, орал на своих подчиненных:

— Кончите их, в конце, концов, идиоты!

В ответ на это со стороны медицинского бокса ударила очередь. Иглы взорвали землю перед телом сампоро и несколько штук, пробив броню вошли в труп. Мертвое тело передернуло от внутренних взрывов. Капитан замолчал и еще крепче вжался в землю.

«Квазимодо! Сообразил, наконец, что тоже пора вмешаться». Со стороны бокса били уже два игольника. «Значит и Бреге ожила» — улыбнулся Сергей. Девчоночка из своего укрытия, тоже несколько раз полыхнула огнем, по подымавшим головы пиратам. Один Кротов лежал без оружия, и ждал, когда же его накроют. «Хоть бы бластер! А то сдохну запросто так на какой-то неведомой планетке».

Пираты быстро сориентировались и, разделившись на две группы, не давали поднять головы не спецназовцам, не девочкам. Если за разведчиков Сергей не переживал, — не первый раз — то за девочек, так быстро превратившихся в солдат, он просто извелся.

О себе, в суматохе боя, он думать перестал. Вжимаясь в небольшую воронку, он ждал подходящего момента, чтобы добраться до детей.

Вдалеке, над синеющими вершинами гор, Сергей заметил какое-то движение. Две точки бесшумно росли на глазах, с огромной скоростью приближаясь к месту боя. Кротов узнал их — хищные силуэты атмосферных катеров сопровождения десанта. Секунду он посомневался, потом выдохнул и расслабился. Помощь.

Стрельба прекратилась. Теперь уже все услышали рев зависших над лагерем катеров. Для устрашения, они прошлись автоматическими пушками по периметру лагеря. Вой пушек, грохот разрывов и полетевшие во все стороны клочья какой-то техники подействовали даже без высадки десанта. Пираты замолчали, отбрасывая оружие. Некоторые заранее сложили руки на затылке и широко расставили ноги.

Подтянулся десантный бот. С неба упали две групповые десантные капсулы. Едва они коснулись земли, борта лопнули и из них посыпались бойцы в сливающихся с местностью бронекостюмах. Семнадцатый батальон. Кротов узнал их эмблему на капсуле. Он тоже вытянул руки, показывая, что в них ничего нет.

— Бросьте оружие, и лежите не двигаясь! — закричал он девочкам, по себе зная, что выскочившие из капсулы в неведомый мир десантники кипят андреналином, и готовы влепить очередь в любую, показавшуюся опасной, цель. Однако, девочки не были настоящими опытными вояками, и не спешили выпустить оружие из рук.

Прыгнувший к ним спецназовец, страшно закричал, выбил пинком игольник из рук и ткнул стволом в грудь девчонки. Кротов не выдержал. Вскочив, он в три прыжка оказался возле десантника и не рассчитывая сил, по деревенски, с размаху врезал бронированным кулаком по грудной пластине. Десантника отбросило на несколько шагов. Тотчас на Сергея уставилось несколько стволов. Однако, заметив знак бригады на грудной пластине броника, никто не выстрелил.

— Ложись! Руки за голову!

Кротов не отвечая, обнял обоих, девочек за шею и привлек к себе.

— Не бойтесь, маленькие. Никто вас не тронет.

Потом тяжело уселся и усадил девчонок рядом с собой.

— Не трогать их!

Человек в черной броне с выключенным хамелеоном, прошел через расступившихся десантников и присел рядом с ними. Потом опустил забрало.

— Здравствуй, Сергей!

Кротов взглянул на него, и, помолчав, ответил:

— Теперь скажи мне, что ты здесь случайно.

— Конечно, случайно.

Глемас Гронберг улыбался. Сергей тоже улыбнулся и подхватил руку, протянутую для рукопожатия. Этому приветствию он когда-то научил Гронберга. Тот схватил руку, потом рывком подтянул к себе Кротова и обнял.

— Я знаю, ты не веришь мне, но я действительно очень рад тебя видеть.

— Как ни странно, я тоже.

Стоявшие вокруг спецназовцы, с удивлением смотрели на то, как высший офицер из всесильного министерства обнимается с капралом-десантником в обожженном, грязном бронекостюме.

... .

— Когда, ты был уже в учебном центре спецназа, мы все еще продолжали обыскивать все отделения Общества Верных на Зорне. Само, собой на Тарне мы тоже все перевернули.

Сергей и Гронберг сидели в офисном здании городка колонистов, где для такой важной шишки из МРОБ выделили, кое-как подремонтированный, отдельный кабинет.

— Что мы там нашли, тебе знать не к чему, да и к делу это не относится. Главное, мы нигде не нашли Маттиаса. Это был удар. Сам понимаешь без главного фигуранта, вся операция шла дракону под хвост. Здесь мы победили, но если он вынырнет на другой планете, все начнется сначала.

Поэтому начался поиск по всему космосу. Понятно, что мы не выпускали из виду одну очень известную фирму.

— «Навигационные системы»? — Вставил Сергей. — Я думал, после того, что они натворили, им конец.

— Фирмы такого уровня — неподсудны. — Вздохнул Гронберг. — Как всегда, нам отдали нескольких людей из среднего круга руководителей. Да и те странным образом скончались, один за другим. Разбирая дела фирмы, мы и наткнулись на кое-что интересное. Есть одно странное подразделение, которое после событий на Зорне, свернуло свою деятельность на Берене. Это планета, которая является штаб-квартирой научного крыла фирмы.

— Да, черт с ними! Рассказывай основное.

— Так, вот. Это подразделение перенесло всю свою научную деятельность в космос, в пограничные миры. Мы бы, возможно ими не заинтересовались, но уж очень их секретили.

По рассказу Глемаса, выходило, что во время боев на планетах Деги, «Навигационные системы» умудрились вывезти Маттиаса. Духовно он уже тогда мало походил на человека, а со временем стал меняться и физически. Кротов вспомнил висевшее в каком-то киселе тело, и согласно кивнул головой. Сергей еще не понимал детали, но уже ухватил суть происходящего. Даже слабый отголосок настоящей мощи предтеч, которым владел бывший суперкарго, давал фирме огромные перспективы в разных направлениях. Та технология, при помощи которой он захватил влияние над населением целой планеты, вообще давала шанс стать полновластным хозяином обитаемых миров.

 

— Когда, мы узнали, где примерно находится этот передвижная научная лаболатория, сразу выдвинулись сюда. Я, помня о том, что однажды ты уже справился с настоящим, хотя и поврежденным предтечей, постарался подтянуть тебя поближе. Как видишь, все удалось. Даже слишком.

— Теперь понятно, почему нас отправили без спутникового прикрытия. Я был наживкой. Черт с ним, я не в обиде. Откуда, ты так много про него знаешь?

— Не забывай, мы министерство разведки. — Глемас заулыбался. — Ну, и, главный куратор Гоат Касси охотно рассказывает все. Даже предоставила свои архивы.

— Еще бы, ваше министерство всегда славилось умением развязывать языки.

— Что делать, работа такая.

— Ты мне скажи, зачем им дети? И для чего «мясорубка»?

— Сразу насчет живой ткани. Это приработок главарей пиратов, хотя они и сваливали все на сотрудников фирмы. С детьми сложнее. Как они узнали, что именно из детей легче всего лепить, кого захочешь, мне неизвестно. Но это так. Это не первая группа детей обработанная Маттиасом. Не знаю, даже во что он превратился, и осталось ли в нем что-нибудь от настоящего предтечи. Но из детей он делал настоящих суперменов. Обработанных детей отвозили обратно к людям и до поры до времени, они должны быть законсервированы. По команде, однажды они должны были проснуться, и начать выполнять программу заложенную чужим. Ты знаешь, что для лучшей восприимчивости им вшивали чип?

Кротов не стал показывать, как много он знает и отрицательно помотал головой.

— Эти идиоты считали, что он закладывает в них программу, которую они дают ему. На самом деле сами экспериментаторы были под воздействием Маттиаса. И неизвестно что сейчас в голове у детей.

«Можешь не беспокоиться за детей — они люди». — Подумал Сергей, но ничего не сказал агенту.

— Кстати, по моим данным, ты общался с чужим. После этого ты убил его. Это правда?

— Я не могу слышать предтечу, как вы. Ты прекрасно знаешь, что в голове у меня, слава богу, пусто. А расстрелял я его, потому что он виноват в смерти Джерези, и за этих детишек, которых вы сегодня отправляете на Цессию.

Ни к чему сотрудникам министерства знать всю правду. Кем бы, не был Маттиас, что-то от того великого существа в нем было до самого конца.

— А оторванная голова биоробота?

— Вранье! Человек человеку голову оторвать не сможет, не то, что андроиду. Наговаривают на меня. Что-то в нем сломалось, вот голова и отвалилась.

Кротов нагло изображал простачка с пограничной планеты. Он знал, что Гронберг ему не верит. Ну, и, плевать. Никто не должен знать, что на самом деле он чувствует и чем владеет.

Глемас подозрительно посмотрел на него, но ничего не сказал.

— Ты, как я понимаю, сейчас улетаешь?

— Работа. — Агент развел руками. — Надо сопровождать Касси и детей на Цессию.

Кротов замялся, но все-таки спросил:

— Как там твоя сестренка?

— Я, уж, думал, ты никогда не спросишь. — Заулыбался Гронберг. — А она мне все уши про тебя прожужжала. Она в порядке, и очень хочет увидеть тебя еще. Чем это, ты её околдовал?

Потом, с неожиданной грустью добавил:

— Она стала совсем взрослой. Очень прошу тебя, не забывай об этом.

Он встал, показывая, что разговор окончен.

— Прости, хотелось бы посидеть еще. Поговорить о чем ни будь кроме работы. Но она, проклятая, не отпускает.

Сергей тоже поднялся.

— Брось, я все понимаю. Если будешь разговаривать с сестрой, передай, что я тоже очень хочу её увидеть. — Кротов неожиданно, для себя покраснел, и решительно добавил. — Мы обязательно увидимся, обязательно!

Гронберг удивленно посмотрел на него.

— Конечно, передам.

Он протянул руку для прощания.

— У меня еще одна просьба. Пожалуйста, не откажи.

Агент вопросительно поднял брови.

— Я хочу увидеть детей.

— Да, они вроде уже на борту.

Заметив, упрямо затвердевший подбородок Кротова, Глемас сдался.

— Иди. Я прикажу, чтобы пропустили. Кстати, там одна девчушка очень не хотела без тебя улетать.

Кротов сразу понял кто это. Та малышка, что просила его перестать стрелять. Волна нежности прошла по нему. Словно это его маленькая сестренка.

— Хорошо, что её мать оказалась жива. Она летит с ней.

Кротов в чистом, без единой складочки комбезе спецназовца, поднялся на борт десантного корабля. Бот должен был поднять отбывающих на орбиту. Там их дожидался эсминец Имперского флота. Десантники, знавшие теперь, кто он такой, и наверняка наслушавшиеся рассказов о том, что он творил в бою, с любопытством поглядывали на него.

Позвякивая подковками по металлу палубы, Сергей с достоинством прошагал мимо вахтенных, и вошел в многоместную каюту. Большинство из детей было с родителями, лишь несколько сидели в одиночестве. Наверно их родные погибли.

Увидев Кротова, они загалдели и кинулись к нему. Но еще до того как они притронулись к нему, он почувствовал волну щенячей радости от того, что они вместе. Родители с изумлением, наблюдали за процедурой встречи. Некоторые даже вскочили, пытаясь задержать своих отпрысков. Одинокий паренек постарше, разрядил обстановку, объяснив:

— Это тот десантник, который всех нас спас.

Знакомая девчоночка подбежала к Кротову и уткнулась лицом в его живот. Он прижал её и ласково погладил по голове.

— Все, мои хорошие. Теперь все будет хорошо.

Родители, окружили его и, пытаясь замять возникшую неловкость, тоже начали благодарить.

— Перестаньте! — Взмолился Сергей. — Я солдат и выполнял свою работу. Я хочу сказать вам всем пару слов.

Он оглядел присутствующих. Все они затихли, ожидая его слов.

— Родители должны понимать, что ваши дети прошли через страшное испытание. Понятно, что оно повлияло на их психику, и поверьте моему опыту, последствия войны иногда будут проявляться в их поведении. Но не пугайтесь, и не бегите сразу к психологам, все постепенно пройдет. А вам, ребята, я скажу одно — не пугайте своих родителей. Вы обычные дети. Самые обычные дети. Помните это.

Постепенно скрытый смысл его слов доходил до ребят. Они согласно закивали. Лица их стали серьезными. «Как они повзрослели». — Подумал Сергей и закончил:

— Я вместе с вами прошел через все, что здесь произошло и вы навсегда в моем сердце! Я думаю, мы еще встретимся.

Сергей еще раз оглядел встревоженных родителей, кажется, он не успокоил их, а совсем наоборот. Но, он должен был предупредить детей. Каким-то странным образом — через умершего Маттиаса — они стали его семьей. Он в ответе за них. А родители, узнав, что он инопланетник спишут странную речь на это, и со временем успокоятся.

— Капрал, вам пора!

Сергей оглянулся на вахтенного, стоявшего в дверях.

— Иду!

Он четко повернулся, и больше не оглядываясь на застывших детей, зашагал к выходу.

Выйдя на палубу, он почти столкнулся с двумя санитарами, катящими медицинскую каталку. Сергей посторонился, чтобы пропустить их и узнал пациента.

— Стойте!

Он схватил за плечо уходящего санитара. Тот, обернулся, недоменно глядя на Кротова:

— Ты, что орешь. Не видишь, спит?

— Я не сплю. — Послышался с каталки, слабый голос. — Постойте, мы поговорим.

— Лейтенант! Что с тобой? Когда мы виделись последний раз, ты шустрила на своих двоих.

Ленда, лежавшая на каталке, попыталась приподняться. Кротов бросился к ней, и, подхватив за плечи, помог сесть.

— Капрал, мы торопимся. Лейтенанта надо до взлета устроить в медицинский бокс.

— Сейчас, ребята. Одну секунду.

— Видно, этот хренов робот, повредил мне что-то серьезное. Местная медмашина не справилась. Отправляют на эсминец. Видишь, какая я хитрая. После первого боя — сразу на отдых.

Попыталась она пошутить, но вдруг схватила Кротова за комбинезон и уткнулась лицом ему в грудь.

— Сергей, Сергей. — Она хотела что-то сказать, но только всхлипывала и повторяла его имя. Кротов растерялся. Бреге никогда не называла его по имени. Он как маленькую, гладил её по голове, и успокаивающе повторял:

— Все хорошо, все хорошо. Держись, лейтенант.

Наконец, она взяла себя в руки. Отодвинувшись, протерла кулаками покрасневшие глаза и глядя на Кротова, севшим голосом прошептала:

— Прощай, капрал.

— Не надо так грустно. — Кротов пытался подбодрить Ленду, хотя у самого кошки скребли на душе. — До встречи. Ты же, знаешь, вселенная очень маленькая — еще увидимся.

Девушка грустно покачала головой:

— Это вряд ли.

Потом, решившись, окрепшим голосом продолжила:

— Кротов, помни — кем бы, тебя не считали другие — ты для меня человек! Настоящий человек, такой, каким он должен быть.

Откинувшись, на подушку, она вдруг прошептала:

— Поцелуй меня на прощание. — И густо покраснела. От этого её некрасивое лицо, неожиданно похорошело. Ошеломленный Сергей наклонился и ткнулся губами в губы Ленды. Она обхватила его за шею и ответила на поцелуй. Потом оттолкнула, и скомандовала санитарам:

— Все, несите!

Пока её уносили, Кротов стоял и смотрел вслед. В голове у него была каша. Перед самой дверью медбокса, Ленда выглянула из-за санитара и крикнула:

— Если мы еще встретимся, я обязательно хочу побывать на Земле. Неужели вы там все такие?

Кротов спустился по трапу, поправил форму, стряхнул несуществующую пылинку с рукава комбинезона и направился к стоящему невдалеке зардерцу. Подойдя, он хлопнул низкорослика по плечу и предложил:

— Ну, что, Квазимодо, пойдем, навестим Сандерса и Нерсио, а потом выпьем, какой ни будь имперской бурды.

Он посмотрел в небо и грустно добавил:

— Грамм сто бы, сейчас, а лучше двести. Настоящей русской водки. Сразу бы жизнь стала ясной и понятной.

— Эх, Квазимодо, ничего ты не понимаешь. — Сказал он, глядя на молча улыбающегося, своей страшной улыбкой, зардерца. Потом обнял его за плечо и запел:

— Эх, дороги, пыль да туман!

Так с русской разгульной песней шли они по заштатной пограничной планете, два вырванных из своей жизни существа, воюющие за процветание Великой Империи.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль