АЛКАШ

0.00
 
Малютин Виктор
АЛКАШ
Обложка произведения 'АЛКАШ'

АЛКАШ

 

 

Его никогда не видели трезвым, как никогда и не видели, чтобы он что-то ел.

У любого барыги он брал только водку, а если её не хватало, то выменивал у проходящих сталкеров на артефакты. Пьяным он был в дымину, с синевато-серой кожей и мутными глазами, его никто и не воспринимал всерьёз, но ему видно это было безразлично, в Зону он уходил, нагруженный водкой под завязку, на поясе всегда болталась пара фляг дешёвого пойла, а в рюкзаке «полторашки» мутной жидкости. Он никогда не стирал одежду и не купался, впрочем, никогда и не вонял. Когда одежда изнашивалась до дыр, он просто покупал новую, это касалось и обуви. Из оружия он носил нож и старый пистолет, никогда не покупал патронов и всегда возвращался из самых опасных мест. При этом он был патологически добрым человеком, всегда помогал другим и никогда не проходил мимо бродяг, попавших в беду.

В Баре его видели редко, не любил он «Долг», испытывал к группировке какую-то животную неприязнь, но запасы пойла подходили к концу и приходилось идти туда, где оно было ближе. Он порой не вылезал от Сидоровича, если попадались хорошие артефакты, и на водку денег было много. В напарники никого не брал, ходил всегда один. Мог уйти перед самым выбросом и вернуться, когда заканчивалось пойло. При этом он помог стольким бродягам, что мог вовсе никуда не ходить, поили бы его и так. Раненых таскал к Болотному Доктору, просто шёл по болоту и его никто не трогал, поговаривали, что он чего-то там подхватил у Зоны, что его не трогают звери. Пару раз видели, как он беседовал с изломами, распивая по маленькой.

Речь его была несвязной, и трудно было порой вообще понять, что он говорил, да и походка была типичного алкоголика. В дождь и грязь он бороздил просторы Зоны и ничего с ним не случалось. Видимо не только бог любит алкоголиков, но и Зона. Хабаром он делился охотно, а поменять вообще мог «Мамины бусы» или «ночную звезду» на пару бутылок водки.

Встретить его считалось к удаче, бродягам везло, когда он проходил мимо, хабар шёл, и мутантов не было. Кличка у него была соответствующая, Алкаш, а он и не обижался, алкаш и есть. При этом натура была тонкая, любил он музыку, любил смотреть на закат, на красивых женщин, которым порой делал богатые подарки, ничего не требуя взамен. Сталкерши его любили, как доброго и хорошего друга, а может как странную домашнюю зверюшку, но никогда от них он не слышал плохого слова. К учёным он не ходил вовсе, ни за какие коврижки, зато Болотного Доктора любил и часто бывал у него в гостях, таскал книги, которые находил в разрушенных зданиях, даже специально ходил в Припять, чтобы найти хорошую книгу. Док на вопросы отвечал, что разговаривали об Экклезиасте или что-то подобное, бродягам эта тема совсем не была понятна, потому с расспросами и не лезли. А Болотный Доктор брал у него анализы крови, долго изучал и потом отпускал. Алкаша не трогали ни собаки, ни кровососы, ни даже химеры. Аномалии он обходил как то странно, качнётся, посмотрит, будто очнулся и идёт.

Девчонок он оберегал рьяно, не позволял никому обижать и мог ввязаться в драку с любым громилой. Странное дело, синяков на нём никогда не оставалось, и драться с ним было бесполезно. А ещё он писал стихи, в старой, затасканной тетрадке, корявыми буквами и неровными строчками, читать давал только барышням, коих в Зоне всегда было мало. Некоторые допытывались, что он там пишет, на это сталкерши неизменно отвечали «это прекрасно, но вам не понять».

«Свобода» его тоже любила, клан был вольный и бесшабашный, делай, что хочешь, а он хотел только одного, выпить. В шутку его называли «Хомо алкатикус», но и на это он не обижался, только улыбался странно и заплетающимся языком говорил «истина в вине», после чего прикладывался к фляжке.

При этом был он потрясающе образованным и руками мог сотворить что угодно, починить любую технику, из кучи поломанного железа сотворить автомат, да такой, что ни у кого не было во всей Зоне, мог даже починить или перепрограммировать ПДА. Умел он и создавать потрясающие сборки артефактов, то ошеломляющей разрушительной силы, то почти мгновенно исцеляющие недуги, с Болотным Доктором на этой почве у него был постоянный контакт. И только Болотный Доктор знал всю правду о нём, но никому не говорил.

*****

Бандитов было больше, шансов у девушек почти не было, две сталкерши залегли за большим камнем, отбиваясь от наседавших бандитов, пока удавалось удерживать их огнём, но патроны уже подходили к концу.

— Я всё — сказала Лиза, доставая гранату, поднялась во весь рост и кинула её в бандитов.

Очередь прошила ей живот, и она упала на землю.

— Гады! Живой не дамся — крикнула её подруга, доставая пистолет «для себя».

Но тут за спиной бандитов появился Алкаш. Из своего старенького пистолета он выстрелил в голову одному из них и пошёл к другому, в него вонзались пули, а он шёл и стрелял бандитов. Когда патроны кончились, он достал нож и последнего просто зарезал. Одежда на нём была изорвана пулями, но крови, почему-то не было.

— Как вы, барышни? — спросил он, когда с бандитами было покончено.

— Лиза умирает — ответила вторая.

Алкаш подошёл нетвёрдой походкой, посмотрел на девушку. Потом достал свою тетрадку и что-то написал на ней, положил на камень и шагнул к «Карусели».

— Наташа, «душу» возьми — сказал он и шагнул в аномалию.

«Карусель» приняла его, хлопнула и на её месте образовалась «душа». Наташа в шоке смотрела на артефакт, оставшийся от человека. Стон подруги привёл её в себя, она схватила артефакт и положила ей на живот. Сила исцеления у «души» огромная и постепенно Лиза пришла в себя и скоро нашла силы даже подняться. Подруги обнялись.

— Ты где «душу» взяла? — спросила Лиза у подруги.

— Алкаш — только и могла проговорить она рыдая.

— Что Алкаш, он дал «душу», а где он? — Лиза ничего не понимала.

Наташа постепенно успокоилась и смогла говорить.

— Алкаш шагнул в «карусель», вот «душа» и получилась, — смогла она сказать сквозь рыдания.

Лиза была в шоке, человек, которого никто всерьёз не воспринимал, пожертвовал собой ради неё. Тут её взгляд упал на тетрадку.

— Это же его тетрадь — удивлённо сказала она, взяла в руки и увидела неровную надпись «Болотному Доктору». Потом они собрали патроны у бандитов, нашли старенький пистолет и нож Алкаша и пошли к Болотному Доктору.

*****

— На самом деле его звали Владимир Сергеевич — сказал им Болотный Доктор — образованнейший человек, большая умница, а руки просто золотые.

— Только пил много — добавила Наташа.

— А как было иначе, он же зомби был — сказал Док, но видя изумление девушек, продолжил. — Узнав о смерти жены, он сильно напился и попал под выброс, мозг был практически в отключке, а потому не пострадал, зато тело умерло. Он сам догадался забальзамировать его, фактически он его проспиртовал, потому и пил, чтобы не начать разлагаться. А желание питаться сырым мясом он поборол слой воли, не ел вовсе, только пил. — Потом Док вздохнул — как красиво ушёл.

А потом он читал им стихи из тетради Алкаша, осмотрел Лизу, убедился, что она полностью выздоровела, поставил тетрадь на полку к лучшим книгам и проводил девушек до конца своего болота.

Так и закончилась история сталкера по прозвищу Алкаш, зомби Владимира Сергеевича.

А нож и пистолет девчата хранили всю жизнь.

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль