Злые голуби

0.00
 
Край Игорь
Злые голуби
Злые голуби

Случаются такие чудесные весенние дни, когда солнце сияет, но не печет… когда ветерок… когда молодая листва… В общем, когда даже мрачному и остервенелому столичному жителю офис представляется тюрьмой, а сама мысль о работе – кощунством…

Именно в такой день в двери кабинета практикующего психоаналитика Трояновского робко просунулся странный посетитель.

— Доктор, на меня гадят голуби, — от порога пожаловался он. И тут же грустно пошутил:

— Может быть, я похож на памятник?

Человек не был похож на памятник. Высокий, худой, в длинном и нечистом на вид плаще неопределенного цвета, он, скорее, походил на Дуремара.

«Дуремар» снял с головы мятую шляпу с обвисшими полями и протянул ее Трояновскому.

…Да. Голуби там погуляли от души…

— Эк же вас угораздило, — поразился врач, возвращая головной убор владельцу. – В парке? Да, вы присаживайтесь, — спохватился он.

— Я давно уже не хожу в парки, — печально вздохнул человек. – И, вообще, стараюсь реже появляться на улице.

— Ну, знаете, — постарался утешить его Трояновский. — Этих летающих крыс сейчас столько развелось. Никто не застрахован.

— Но на меня они это делают регулярно!

— Бывает, бывает, — заверил Трояновский. – На меня вот тоже… случалось.

— Три раза в день?

Трояновский не понял.

— Что, «три раза в день»?

— На меня они гадят три раза в день. В среднем, — с каким-то непонятным облегчением, словно, именно за тем и явился, сообщил посетитель. – Только зимой – реже. Зимой рано темнеет, и когда я иду с работы, они уже спят.

Он еще не сел. Так и стоял напротив стола. Длинный и унылый. Весь в помете.

— Та-ак…

— Та-ак… — профессионально заинтересовался Трояновский. – А вы присаживайтесь, присаживайтесь, — напомнил он, раскрывая блокнот.

Человек неуверенно присел на край стула, крепко стискивая в руках свою шляпу.

— И давно это с вами?

— Скоро год, — доложил посетитель.

— Что же, вот так, каждый день?

Длинный уныло кивнул.

— Иногда, и несколько раз в день, доктор.

— Вы держите голубятню?

Человек в непритворном ужасе всплеснул руками.

— Что вы! Конечно же, нет. Я работаю бухгалтером в магазине, — зачем-то сообщил он.

— В зоомагазине? – уточнил врач.

— Нет. В магазине писчебумажных принадлежностей.

— Та-ак, — сказал Трояновский. – Очень хорошо.

— Что «хорошо», доктор?

Трояновский не ответил.

— Значит… — принялся рассуждать он, сверля цепким взглядом переносицу собеседника. – Голубятню вы не держите…

Посетитель торопливо кивнул.

— …В парки, как утверждаете, не ходите… Так?

Человек снова сделал утвердительное движение носом.

— …Тогда где же они вас… э… на вас?

— Да, везде! – с горячностью объяснил длинный. – Их же море в Москве. Они всюду! От них не скрыться.

— Та-ак, — Трояновский внушительно сделал пометку в блокноте.

— Значит, они везде… Ну, а здесь? – резко спросил он.

Человек вздрогнул.

— Где, «здесь», доктор?

— Здесь, — у меня в кабинете, — они есть?

Посетитель с недоумением уставился на врача.

— Я думаю, если б голуби были здесь, вы бы их обязательно заметили, доктор.

Трояновский хмыкнул и снова сделал пометку.

— Голуби живут на улице… Там они на меня и… — пояснил человек.

— Значит, они преследуют вас на улице?

Дуремар задумался.

— Видите ли, доктор… С такой точки зрения я ситуацию не рассматривал. Честно говоря, я никогда не замечал, что бы они специально летали за мной и, вообще, вели себя как-то необычно… Но… — он печально посмотрел на свою шляпу. – Получается, что, вроде как, и преследуют…

Трояновский еще раз сделал пометку.

— Хорошо…

— Что «хорошо», доктор?

— Ничего… — отмахнулся Трояновский и тут же снова гипнотически уставился в глаза посетителю. — Они разговаривают с вами?

Тут Дуремар явно растерялся, и даже, почему-то, оглянулся на дверь.

— Доктор, да как же они могут со мной разговаривать? – осторожно поинтересовался он. — Это же, все-таки, голуби, а не попугаи…

Теперь уже он сам смотрел на Трояновского с чем-то похожим на профессиональный интерес. Трояновский даже смутился.

— Ну, знаете ли, вороны, например, разговаривают…

— А голуби нет. Это точно, — заверил его посетитель. – Ничего не говорят… Просто гадят! – с отвращением произнес он.

Трояновский раздраженно сделал пометку.

— Вы испытываете к ним влечение?

— Нет.

— Считаете, на вас навели порчу?

— Нет.

— Черепно-мозговые…

— Нет.

— Наркосодержащие?

— Нет.

— Голубями управляют спецслужбы?

— Правда?!

— Нет! – отрезал врач.

— Вы ненавидите свою мать?

— А вы?

Трояновский умолк и опять сделал пометку в блокноте.

— Это не имеет никакого отношения к делу, — буркнул он.

— Зачем вы, собственно, ко мне пришли? Чего вы от меня хотите?

Посетитель вздохнул.

— На меня гадят голуби, — снова сообщил он. — Я хочу, чтобы вы поставили диагноз и назначили лечение.

— Кому? – Трояновский опять не понял. – Голубям?

— Нет, — грустно ответил человек. – Мне…

— Я нормальный человек, — объяснил он. – Потому никак не могу не понимать, что безумен.

Что и говорить, в логике суждения было что-то шизофреническое.

— Доктор, будем рассуждать логически, — предложил посетитель.

Трояновский нехотя согласился.

— То, что за последний год голуби обгадили меня тысячу раз… Это же не может быть случайностью? Так?

Поразмыслив, Трояновский кивнул.

— Пожалуй, не может.

— Значит, дело либо в голубях, либо во мне, — продолжал рассуждать человек. – Но дело, очевидно, не может быть в голубях! Ведь, версии, что они устроили заговор и специально преследуют меня, или что ими управляют какие-нибудь масоны с помощью неизвестных науке излучений, — это же чистая паранойя… Как полагаете?

Трояновский вырвал из блокнота лист, смял его и бросил в корзину.

Не попал.

— Да… Пожалуй, что – паранойя…

Посетитель обреченно склонил голову.

— Значит, методом исключения, дело во мне.

— Угу… — согласился Трояновский. – Ну, и каким же образом оно может быть в вас?

Посетитель скомкал в руках шляпу и отчаянно дернул носом.

— Я не знаю! …Может быть, я часами стою под деревьями, где они сидят, или сам размазываю их помет по своей одежде…

Трояновский снова впился глазами в его лицо.

— А вы это делаете?

Человек застонал.

— Я не знаю, доктор! В том то и проблема, что я совершенно не помню, что бы делал что-то подобное. Но, если по всему выходит, что – делаю, значит, — делаю?

Трояновский хмыкнул и потеребил бородку.

— …Может быть, как-то в беспамятстве… Может быть, мне, просто, мерещится…

Трояновский снова взял из рук бедняги его шляпу, поковырял пятно ногтем и покачал головой.

— Вариант галлюцинаций мы можем исключить.

Повисло тяжелое молчание.

— Знаете что, доктор, а не можем мы с вами сейчас выйти на улицу? — неожиданно попросил человек.

— Зачем? – с подозрением спросил Трояновский.

— Я вижу, что вы мне не верите, — объяснил посетитель. – Не до конца верите… Но если бы вы увидели собственными глазами…

Человек уныло посмотрел в окно. Трояновский посмотрел в окно тоже.

Погода, по крайней мере, располагала.

— Значит, вы уверены, что стоит вам…

— О, нет… — поднял ладонь бухгалтер. – В другом месте, возможно, потребовался бы целый час… Но здесь через дорогу парк. Там их тучи… Это не займет много времени.

Трояновский уже снимал халат.

— Но в парке эксперимент не будет информативным, — усомнился он. – Ведь, вероятность подобного события там, действительно, высока…

Человек напялил шляпу и печально улыбнулся.

— Тем не менее, тысячи людей проходят по аллеям без всякого ущерба, а я… Вы убедитесь, — пообещал он.

— Меня, кстати, Михаилом зовут.

— Олег, — представился Трояновский.

 

***

 

Первая белесая капля рухнула с небес на асфальт, едва они сошли по ступеням. Но упала она настолько далеко, что даже не понять было, в кого, собственно, голубь метил.

«А, ведь, им должно быть, трудно попасть, даже если бы они старались специально, — подумал Трояновский. – Ведь, человек – совсем небольшая, да еще и подвижная цель».

Пешеходам зажегся зеленый свет, и они пересекли улицу.

На чугунной арке над входом в парк их ждали уже целых три голубя.

Михаил затравленно оглянулся и, втянув голову в плечи, ринулся на прорыв. Стремясь пройти на максимальном расстоянии от птиц, он прижался к самому краю, но… В тот же момент четвертый голубь опустился на арку прямо над ним.

Результативно опустился.

«Дрессированные голуби?» — изумился Трояновский. Но тут же отбросил эту мысль, как нелепую.

Михаил, тем временем, уже шагал по аллее между рядов скамеек. Предусмотрительно держась на расстоянии, Трояновский двинулся следом.

Пройти потребовалось не больше пяти десятков шагов. От двух атак Михаил, проявив недюжинную ловкость, уклонился.

Но третий голубь, тяжело молотя крыльями по воздуху, подлетел сзади.

— Довольно, — сказал Трояновский. – Идемте отсюда.

— Видели? — спросил Михаил, пока Трояновский оттирал голубиную кляксу со спины его плаща. Как оказалось, карманы Михаила специально на такой случай набиты бумажными салфетками.

— Да, — подтвердил врач. – Феномен на лицо.

Потребовалась еще одна салфетка.

— Это же был не голубь, это же был какой-то индюк!

— Хорошо, что верблюды не летают, — снова пошутил Михаил. – Но что вы на это скажете, доктор?

Трояновский, не торопясь, вытер третьей салфеткой собственные пальцы.

— Скажу, что с вами все в полном порядке. Вы совершенно нормальны. Более того, вы на редкость уравновешенный и здравомыслящий человек. Никакая помощь вам не нужна.

Михаил с облегчением выдохнул.

— А голуби?

— И с голубями – все в порядке, — заверил Трояновский. – Им тоже не нужна помощь.

— Тогда как же все это объяснить?

— Представления не имею, — авторитетно заявил врач.

Они направились к переходу.

— Значит, я нормален, нормален… — бормотал Михаил. – Но что же мне делать? Что делать…

Он был по-прежнему несчастен.

— Зонт – не пробовали?

— Пробовал. Но в дождь они, как раз, не летают. А в ясную погоду человек с раскрытым зонтом выглядит слишком уж странно… Вот, и ношу эти шляпу и плащ.

— Тогда поезжайте в Израиль.

— Зачем? – удивился Михаил.

— Я где-то читал, что там живет человек, предлагающий миллион долларов всякому, кто сможет продемонстрировать несомненную паранормальную способность. Адрес можно уточнить через Интернет.

— Так, вы считаете, это – паранорамльная способность?

— Нет, — сказал Трояновский. – Но если вы станете это утверждать, кто и как сможет вас опровергнуть?

Козырек подъезда уже простерся над ними, прикрыв от возможных атак с воздуха.

— Вот что, — предложил врач. – Поднимемся ко мне. Я вам дам координаты моего бывшего одноклассника. Он орнитолог. Сейчас занимается организацией боев без правил. О птицах он знает все.

Михаил безнадежно кивнул.

 

***

 

Распечатать адрес и телефон орнитолога Трояновскому не удалось. Принтер опять бастовал. Он, собственно, бастовал практически всегда. Стоило что-либо отправить на печать, упрямое устройство немедленно повисало.

Вот, и теперь принтер повис. И с вызывающим уважение упорством отражал все попытки вывести себя из этого состояния.

Михаил скучал в углу на стуле, а Трояновский, цедя сквозь зубы слова, коих психоаналитику и знать бы не полагалось, сражался с принтером. Можно было, конечно, выписать телефон от руки… Но важен был принцип!

Принтер тоже пошел на принцип.

— Тьфу! — сказал Трояновский, гадая, почему ему так не везет с периферией. У всех принтеры работали нормально. А у него – ни один! Разных марок, с разными компьютерами, на работе, дома… Никогда.

— Что б ты сдох…

Принтер так и сделал.

Трояновский ненавистно уставился на прибор… И все понял.

— Я все понял, — сказал он. – Михаил, вам не нужен никакой орнитолог. Ведь, проблема не в голубях, и не в вас.

— В чем же тогда?

— Истинна была первая версия, которую мы рассмотрели. И отбросили, как невероятную. Это – обычное совпадение.

Михаил слабо заинтересовался, но тут же махнул рукой.

— Не бывает таких совпадений, доктор…

— Ерунда, — Трояновский значительно понял палец и откинулся в кресле.

— Совпадения не только могут, но и просто обязаны случаться любые.

Слушатель не проникся. Но Трояновский ощущал вдохновение. Потрясающая истина раскрывалась перед ним, сметая пыль с замшелых тайн мироздания.

— Вот, смотрите… Бывает же, что человеку не повезет с принтером. Купил, и почему-то не работает…

— Бывает, — глухо отозвался Михаил.

— Бывает! Значит, не только может, но и должно быть, — пусть и с меньшей вероятностью, — что какому-то человеку не повезет с двумя принтерами подряд. Так?

Теперь Михаил внимательно слушал.

— Так. А значит, где-то должен быть человек, и с пятью неработающими принтерами. Понимаете, не просто может, а должен. Точно так же, как, если уж в людей иногда попадают молнии, непременно должен быть и человек, в которого попадут целых пять молний! И почему же мы должны удивляться, когда слышим о таком человеке? Такое совпадение лишь кажется невероятным, хотя, на самом деле, оно неизбежно. Ведь, людей так много…

— Недостаточно много для моего случая, доктор…

Трояновский отмел возращения взмахом руки.

— Масштаб не играет роли. Допустим даже, что такое совпадение, как у вас, статистически возможно всего раз в миллион лет… Ну, и что? Вы припомните за последний миллион лет другой такой случай?

Михаил задумался, и вновь отрицательно мотнул головой.

— «Может быть раз в миллион лет», то же самое, что и «никогда не может». Это не объяснение.

— Нет! Объяснение!

Трояновский встал. Ему хотелось ходить из угла в угол, но кабинет был слишком тесен.

— Объяснение. Подобные события обязаны происходить. Не зацикливайтесь на одних голубях! — воззвал он. – Могут быть голуби… но могут быть и горные орлы… куры… или выигрыши в лотерею… Подумайте, сколько разных фантастических совпадений с вами могли бы произойти! Каждое из них само по себе совершенно невероятно, но вариантов так много. Миллиарды вариантов! Хотя бы одно из таких событий просто не может не произойти с каждым человеком.

Михаил, кажется, понял. На его длинном лице отразились надежда и облегчение.

— Значит…

— Значит, беспокоится не стоит. Все пройдет само собой. Столь же внезапно, как и началось. Возможно уже, в эту самую секунду, цепь совпадений оборвалась. Ведь, чем она длиннее, тем менее вероятна.

 

***

 

Они поговорили еще некоторое время. Трояновский, как мог, ободрил, утешил и взял деньги за консультацию. Михаил в благодарность стукнул по принтеру, отчего принтер немедленно починился. Попутно выяснилось, что Михаил любит красное вино и хорошо разбирается в нем, а Трояновский тоже любит, но разбирается плохо. Михаил обещал научить.

Расстались они настоящими друзьями.

— Шляпу не забудь, — напутствовал доктор. – Может быть, не кончилось еще.

Уже из окна он, сколько смог, проследил за долговязой фигурой в плаще, шагающей далеко внизу по асфальту. Под сенью парящих голубей.

Нет.

Цепь совпадений еще не оборвалась.

 

Игорь Край (2008)

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль