Вечер в объятьях разума

0.00
 
Харитонов Дмитрий
Вечер в объятьях разума
Обложка произведения 'Вечер в объятьях разума'

— Так, с чего бы начать… Меня зовут Уильям Рон, я обычный сотрудник в фирме Кибер Чип, а точнее был им, до недавнего времени. Сейчас же я нахожусь в заключении под стражей и все благодаря чему? Неудачно зашел на сайт! Бред какой то. Вот уже пол года меня пытаются склонить к тому, что бы я что-то там подписал, но я всячески сопротивляюсь, но не знаю надолго ли меня хватит… Пожалуй, что бы стало яснее, мне нужно начать с начала. Наш мир, наша страна давно перестала быть той, за кого она пытается выдать себя сейчас. Это проявляется во всем, в ограничении свободы слова, в праве на личное время или свободу действия. Все под контролем Службы Безопасности! Они следят за каждым шагом! Мир стремительно модернизировался, кибернетизировался, деформировался и дифференцировался. Антиутопия стала лозунгом, технология будущего — целью. Все это достигается за счет нас — простых сограждан, которые во всю трудятся не покладая рук день за днем, час за часом, повышая нормы, ставки и отдавая себя всего работе! Но зачем? Что бы в очередной раз, какой то любимчик или выскочка ткнул пальцем и тебя упрятали за решетку на долгие годы? — Тяжелый вздох разноситься по комнате. — Каждый человек в итоге получил свой уголок. У кого то он грязный и вонючий, а у кого то чистый и приятный, но факт остается фактом, каждый заимел право на свой собственный Рай, что в принципе меняет идею мироздания! Всеми известный тезис «когда все хорошо, значит все плохо» сейчас в действии. Мегакорпорации такие как Кибер, Идер, Модер и много других, отвечающих за жизненно важные отрасли существования человечества, пришли к власти и захватили рынок, сделав его полностью монопольным. То есть у простых людей не осталось выбора, кроме как поддаться их тенденции, персонального Рая в каждом из нас! Мегакорпорации диктовали свою моду, свои вкусы, свои технологические новшества и народ с удивлением все это воспринимать всерьез, не замечая как скатываться в яму. Что же мы имеем теперь? Теперь мы имеем дичайшее социальное расслоение в котором основная масса людей — нищие и недовольные, но без права голоса или выбора. Остальной же жалкий процент людей, живет в достатке и не в чем себе не отказывает. Первых расселили в города Низшего уровня, вторых же поместили в города Высшего уровня, с целью лишний раз не провоцировать на ненужный бунты или восстания. Все бы ничего, если бы не одно «Но» — мегакорпорации на этом не остановились, они начали и дальше пропагандировать свою монополистическую однополярную идеологию «мы знаем как лучше для вас!». Теперь глобальная проблемой стала вездесущая роботизация. В свое время профессор Де'Рэвен Хаммерс-Дигер изобрел первый имплантант, что послужило толчком для нынешнего плана создать полноценную, чистую Робонацию. Все началось с безобидных имплантантов, которые вживлялись в человека с целью усиления определенных функций тела, таких как зрение, слух, ум или мышечную силу. Прогресс не стоял на месте и со временем были разработаны новые имплантанты, которые позволяли усиливать не только конкретные части тела, но и взаимодействовать с организмом целиком. Например были созданы имплантанты регенерации, имплантанты повышающие умственные возможности человека, на порядок. Со временем люди начали требовать все новых и новых изобретений. Кто-то хотел заменить ненужную левую, на полезную правую руку, а кто-то и вовсе считал, что иметь механическую часть тела — это стильно и круто! Далеко такие мысли не ушли, их тут же подхватила пропагандистская машина и раскрутив, сделала бренд из того, что «Железо и человек — единое целое!» Люди толпами повалили к хирургам, в лаборатории и стали вливать целую тонну кредитов в те или иные фирмы, занимающиеся имплантированнием, которые были поглощены мегакорпорациями.

Потирая глаза, Уильям задумался. Повертев головой по сторонам, он вновь продолжил. — Были естественно и недовольные, те кто видел в этом срам и унижение человеческого достоинства. Кто-то видел в этом происки Правительства, с целью лишения свободы мысли людей. Но все это негодование не выходили за рамки городов Низшего уровня, поэтому их крики и недовольства часто оставались в пределах их городов. Весь же свет городов Высшего уровня со временем стал полностью роботизирован, то есть в каждом имелась частичка железа, которая в той или иной степени усиливала его организм. Зачем все это? Хороший вопрос, на который я не знаю ответа. Но никто просто так не будет менять человека, если на то не было веских причин. Возможно за этим всем кроется что-то другое, более страшное и опасное. Возможно, кто-то хочет лишить нас разума и завладеть нами. А может быть, это логическое продолжение нашей эволюции. Мы ведь всегда стремимся к неизведанному. Всегда стремимся узнать больше того, что мы знаем. Возможно узнав большее, мы и меняемся под этим воздействием. Хорошо это или плохо — покажет время, а пока что, будем ждать и надеяться на лучшее, ведь больше ничего не остается!

— Заключенный Рон — на выход! — Раздался голос охранника.

— Ну все, мне пора! Не знаю, будут ли еще записи, но эта должна остаться и сохраниться. Методы убеждения с каждым разом становятся все более изощренны.

Тихий щелчок раздался рядом с заключенным, он убрал под матрас небольшое записывающее устройство и отправился на выход, где его уже ждал охранник, переминая стальную дубинку в руках. Заковав в наручники, нацепив ошейник, он повел заключенного по коридору куда то вниз, далеко от камеры, где тот находился.

Тишина, сырость, пустота в камере. Холодный ветер задувая в окна, свистом разносился по мрачным коридорам тюрьмы, смешиваясь с тяжелыми стонами из соседних клеток.

— Давай, веди его! На сегодня с тебя хватит! — Открыв решетку клетки, охранник втолкнул заключенного обратно в клетку.

— И вот я снова дома. — Доставая из-под матраса записывающее устройство, произнес Уильям. — Сегодня «свиданье» было короче чем вчера, видимо у моих надзирателей много работы… Ну да ладно, на чем я остановился? Ах да, — Уильям глубоко вздохнул, — на том, что будем надеяться на лучшее. Допросы с каждым разом становятся все более агрессивными и жесткими, у меня возникает такое чувство, что они знают больше меня, что я должен им сказать.

Камера, в которой находился Уильям, была совсем небольших размеров. По вечерам тусклый свет слабо освещал ее, не глазам привыкнуть ни к темноте. Днем же, лучи света прорывались сквозь решетку в стене камеры, но зачастую надзиратели заслоняли ее листом железа из вне. Устроившись поудобнее на своей деревянной кровати в углу, Уильям продолжил свой диалог с записывающим устройством. — Мы ведь знали к чему все придет. Знали что нельзя давать власть тем, кто не умеет ею пользоваться, но почему то история нас ничему никогда не учит! А теперь мы, фактически стоим на пороге смерти. Почему? Потому что так ведут себя только те, кто нацелен на истребление всего живого! Совсем недавно наша страна была процветающей и перспективной, баланс между преступлениями и наказаниями был идеальным. Все знали, что преступников ловят и не о чем волноваться. Но все изменилось после атаки на Небесную Гавань. Какая то кучка придурков решила взорвать все наше Правительство, тем самым погрузить мир в хаос. Им этого сделать не удалось, как сообщалось в новостях. Но после этого происшествия, политика Правительства изменилась. Были введены жесткие меры контроля, были усилены полицейские патрули, были введены поправки в закон и добавлены новые правила. Тогда впервые прозвучал термин «Вне закона», который применялся непосредственно к личности человека. Первые аресты, как сейчас помню, были публичными, транслировались по телевидению, но потом все быстро стихло. В последнее время на слуху лишь одна группировка признанная Правительством «Вне закона» это Отступники — люди предавшие свое руководство, уничтожившие половину Службы Безопасности и готовившие заговор против руководства страны. Их до сих пор поймать не удалось и за любую информацию о них объявлена награда, а за любую помощь — смертный приговор. Но какое отношение Отступники имеют к простым согражданам живущих в Нижнем, Новом, Малом и других городах? Не понятно… Напрашивается один единственный вывод, что такие массовые аресты свидетельствуют о том, что Правительство не особо успешно справляется с задачей поиска «Врагов Страны» или же еще хуже, если эти «Враги Страны» одерживают верх… В таком случае, что же нас может ждать? Почему мы — простые работяги должны отдуваться за всех вокруг? Оказавшись между молотом и наковальней трудно расслабиться и получать удовольствие! — В конце Уильям тяжело вздохнул, выключая записывающее устройство.

Выцарапав на внешней части устройства свои инициалы «У.Р.» он убрал его в не большую щель стены, с надежной на то, что кто-нибудь найдет его послание и отомстит за его смерть, и смерть тех, с кем ему «посчастливилось» сидеть здесь, в этом проклятом месте под названием Креоцентр.

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль