Месть

0.00
 
Евлампия
Месть
Обложка произведения 'Месть'

Разве можно спать спокойно, когда из-за тебя пострадал другой человек? Пусть и не совсем безвинный.

Вызывая полицейских, Маша не представляла последствий. Ей хотелось только одного — выспаться! А разве возможно отдохнуть, когда толпа малолеток решила устроить себе веселый выходной? И как назло в их квартире.

Выбор понятен — коммуналка, где всем глубоко начихать друг на друга. Женька Скворцов появлялся здесь нечасто, обычно в компании очередной девчонки. Вели они себя спокойно, поэтому жаловаться было не на что.

Просидев с проверкой контрольных далеко за полночь, Маша только улеглась спать, как за стеной началось. Хохот, топот, вопли… Разгневанная, рванула дверь соседней комнаты, сквозь клубы дыма почти ничего не увидела. Только смутные силуэты, среди которых, она инстинктивно выделила, два женских.

Сосед вышел в коридор, слабо освещенный единственной лампочкой.

— Полицию вызову! — пригрозила Маша, глядя в покрасневшие глаза.

— Да-да. Мы больше не будем, — пообещал он.

Обескураженная согласием соседа, Маша почувствовала себя виноватой. Но через час пришлось стучать снова.

— Убавьте музыку! — крикнул Женька в приоткрытую дверь и прошагал мимо Маши в сторону санузла. Тише не стало. Двери все так же хлопали, ноги топали, голоса звенели. Часть компании перекочевала на кухню, а из-за стены послышались характерные стоны.

Маша не выдержала и набрала сто два.

Полицейские явились только после третьего звонка, когда Маша догадалась сообщить, что преступники несовершеннолетние.

— Заявление писать будете? — деловито поинтересовался старший.

— Да, — решительно ответила она.

Как только под диктовку заполнила бумаги, началось наведение порядка. И Маша сразу же пожалела о недавней решительности.

Глядя, как сопротивляющегося Женьку вытаскивают из ванной вместе с полуодетой девицей, она попыталась что-то сказать. О детях…

— Вы можете идти отдыхать. Не мешайте нам работать, — в голос заявили полицейские, один из которых держал в руках электрошокер.

Пришлось подчиниться.

Мальчишки успели разбежаться. Женьку и девчонок полицейские увели. А Маша осталась в долгожданной тишине, наедине с совестью.

Три дня уговаривала себя, что права, но не получалось. Гадкое чувство неправильности не исчезало. Поэтому когда вернулась с работы и услышала шаги за стеной, обрадовалась и пошла извиняться.

Робко постучала.

Женька открыл дверь, хмуро оглядел ее и, не говоря ни слова, продолжил собирать пустые бутылки и прочий мусор в огромный черный мешок.

— Я… — протянула она. И осеклась, увидев отражение в зеркале. Рядом с угрюмым хозяином она выглядела маленькой, унылой и жалкой. Бледная, сутулая, невыразительная. Как засохшая кожура банана рядом с сильным, грациозным хищником.

— Что? — навис над ней Женька, буравя грозным взглядом.

— Я… — еще раз попыталась она извиниться и испуганно замолчала. В его прикушенной нижней губе было столько сдерживаемого чувства. Показалось — сейчас ударит. Но он — поцеловал: грубо, жестко, как будто мстя за пережитые неприятности.

Опьяненная преступной страстью, Маша перестала замечать, что происходит вокруг. Грозовые глаза семнадцатилетнего соседа, в глубине которых горело непонятное чувство, и чувство вины преследовали ее днем и ночью.

Женька стал появляться гораздо чаще, всегда один. Приглашающе открывал двери. Снова и снова на негнущихся ногах Маша шла в комнату соседа, где он нетерпеливо сдирал с нее одежду и заставлял забыть о той пропасти, что лежала между ними.

 

Счастье, хоть и пряталось, продержалось недолго.

Проснувшись от хохота за стеной, Маша мысленно застонала. Завтра ожидалась очередная министерская проверка. Три дня она корпела над отчетами, а теперь мечтала только об одном — выспаться! Как назло, именно сегодня Женька решил устроить очередную гулянку. Маша закрыла голову подушкой и приготовилась терпеть до утра.

В дверь тихонько постучали. На пороге стоял изрядно набравшийся сосед.

— Пойдем, — потащил он ее за собой.

В комнате сидели те же самые парни, что месяц назад разбегались из их квартиры. Потягивали пиво из бутылок и, громко хохоча, обсуждали происходящее на экране.

Разглядев, кому принадлежат бесстыдно задранные ноги, Маша почувствовала, что холодеет. Рванулась, чтобы уйти, но оказалось, что это еще не все.

Теперь в Женькиных глазах горело вполне ясное злорадство.

— Ментам приветик передай! Им понравится, — улыбаясь, прошептал ей на ухо, — и коллегам своим тоже. Надеюсь, я никого не забыл, делая рассылку.

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль