Верь мне

0.00
 
Терехова Василиса
Верь мне

 

 

 

 

Она возненавидела их с самого первого дня. С того самого дня, когда её мама впервые познакомила их. Это был последний звонок. Вечером Ксюша вместе со своими одноклассниками и парнем Володей планировали отпраздновать конец года. Но планы пошли наперекосяк с самого утра. Мама попросила остаться Ксению дома — вечером должны были прийти важные люди. И ими оказались они — Павел Олегович и Тима. Так как из-за них были сорваны её планы, Ксюша была настроена против них. Её раздражал этот долговязый мужчина, этот бледный парень с серьезным взглядом.

И вот настал тот момент после которого Ксения возненавидел эту парочку ещё больше.

— Ксень, мы с Павлом Олеговичем давно знаем друг друга и мы любим друг друга. И мы решили пожениться. Жить мы будет здесь все вместе. Вы с Тимофеем взрослые люди — вы все поймете.

Но Ксения не хотела ничего понимать. Она не хотела чтобы в их с мамой жизнь входил кто-то ещё. Она не хотела делить маму и свой дом с этими людьми.

Поэтому причин их ненавидеть как ей казалось у неё было много.

 

— Мам, он не будет здесь жить! — воскликнула Ксения, скидывая с полки, только что расставленные Тимофеем книги.

Парень, вздохнув, собрал с пола разбросанные книги и, не взглянув на девушку, вернул одну из книг на полку. Ксюша стукнула его по руке, и книга вновь оказалась на полу.

— Ксения! — прикрикнула на дочь Антонина. — Оставь Тимофея в покое. Мы с тобой говорили на эту тему. Он сын Павла. А раз мы расписались с Павлом, то и он теперь тоже будет жить здесь.

— А меня ты спросила? Я не хочу, чтобы в нашем доме были посторонние.

Тимофей крепко сжал спортивную сумку. Меньше всего ему хотелось слушать разборки новоиспеченной мачехи и сводной сестрицы. Да, он здесь посторонний. И ему не хотелось находиться в этом чужом для него доме. Но деваться некуда. Их квартиру отец решил сдавать, а родственников у него в этом городе не было. А находиться в доме друга он больше не мог — ему не позволяла совесть, он и так пробыл там две недели.

Сегодня он решил перебраться в квартиру мачехи, надеясь, что Ксения за это время успокоилась. Он помнил какой скандал устроила эта девочка в день свадьбы. Тогда-то он и понял, что в этом доме ему будет сложно.

В этой семье Ксения, не смотря на юный возраст, была командиром. Антонина очень любит свою дочь, а его отец пытается заполучить расположение своей падчерицы любой ценой.

Поэтому Тимофей и оказался чужим и не нужным в этом доме.

— У тебя много одежды? — отвлек его вопрос Антонины.

— Нет, не очень, — произнес Тима, складывая книги обратно в сумку.

— Тогда пока мы тебе шкаф не купили, можешь расположить одежду в Ксюшкином шкафу.

— Чего!? — выбежала из своей комнаты Ксения. — Мало того, что мне его в собственном доме терпеть, так еще и его шмотки в моем шкафу будут валяться!

— Ничего страшного мои вещи могут побыть и в моей сумке, — как можно спокойней ответил Тимофей.

— Тимофей, не груби Ксюше, — одернул его Павел.

— Я и не думал никому грубить, — присаживаясь на диван, произнес парень.

Ксения схватила с дивана подушку и бросила ее в Тимофея:

— И не смей садиться на мой диван!

— А может мне и не дышать в твоем доме!?

— Тимофей! — больно дернув сына за руку, воскликнул Павел.

— Ксения, ты можешь сколь угодно возмущаться и кричать, — сказала Антонина. — Но тебе все же придется смириться с тем, что Тимофей будет жить у нас, жить в этой комнате и спать на этом диване.

Ксения заскрипела зубами от злости и пнула ногой сумку, до сих пор не разобранную.

— Ксюшенька, не переживай, — подбежал к ней Павел. — Мы что-нибудь придумаем. Тимофей, — обратился он к сыну, — поезжай на нашу квартиру, там где-то на балконе должна быть старая раскладушка. Привези ее сюда.

— Да, пап.

Ксюша улыбнулась. Победа, хоть и маленькая, но ее победа.

— Доченька, — обращаясь к ней, лепетал Павел. — не обращай на него внимания. У Тимофея скверный характер.

Тима, стараясь не хлопать, закрыл входную дверь. "Это у меня скверный характер? — подумал он. — Это у этой дрянной девчонки отвратительный характер. Фифа избалованная, — он стукнул рукой об стенку. — Ненавижу ее!"

 

Ксения положила перед Верой кольцо.

— Вау! Это тебе Володька подарил? — Ксения кивнула. — Красивое. Повезло тебе, подруга. Володька тебя так любит.

Ксюша слегка улыбнулась. Да, Володя любит ее. И это ее огорчало, потому что она может сделать ему больно, ведь она...

— Ксю, эй! — Вера щелкнула пальцами перед Ксюшином носом. — Ты чего зависла-то. Я что-то не так сказала? Или ты подарку не рада?

— Нет, я рада, очень рада. Просто задумалась.

— И о чем же? — поинтересовалась подруга.

Говорить о своих мыслях Ксюше не хотелось. И обманывать Верочку она тоже не могла. Как спасение хлопнула входная дверь. Ксюша облегченно вздохнула.

— Кто-то пришел, — произнесла она. На кухне кто-то закашлял. — Тима. Подожди меня немного, — обратилась она к Вере, — я сейчас.

Еле сдерживаясь, чтобы не побежать, Ксения открыла дверь и вышла из комнаты. Девушка прошла на кухню. Она была права — там был Тимофей. Он сидел за столом, опустив голову на руки.

Ксения осторожно подошла к парню и коснулась его щеки. Тима вздрогнул и поднял голову. Ксения дотронулась до лба.

— У тебя опять температура, — констатировала она. — Ты лекарство сегодня пил?

— Нет, — он устало покачал головой.

— Почему?

— Оно у меня закончилось.

Ксения открыла шкаф и извлекла оттуда коробку, в которой они хранили лекарство. Она взяла в руки несколько пачек и положила их перед Тимофеем. Парень тут же отодвинул их.

— Тим, ...

— Ксюш, не надо, — он оборвал ее. — Я уже объяснял. Извини, я устал.

Он хотел выйти из комнаты, но Ксюша встала в дверях.

— Так объясни еще раз. Я все равно не понимаю твои капризы.

— Это не капризы. Просто я не собираюсь сидеть на вашей шее. Я сам заработаю себе и на лекарство, и на еду, и на жизнь.

— Но за эти дни, что ты проболел, ты ведь ничего не заработал. У тебя же денег нет.

— Я ничего не буду брать из вашего. Не хватало, чтобы вы тратились на меня, — раздраженно произнес он. — Ничего, переживу как-нибудь.

— От гриппа могут и умереть, — стараясь не смотреть на него, говорила Ксения. — Вот помрешь, нам придется на твои похороны потратиться. Кто нам деньги вернет? А за лекарства ты потом отдашь.

— Хорошо, — проговорил Тимофей. — Но я потом все верну, — он подошел к столу.

— Вот и договорились, — улыбнулась Ксения. — И поешь, пожалуйста.

Она, пока парень не начал сопротивляться, достала тарелку и, налив супа, сунула ее в микроволновку.

— Ксень, — отвлекла ее Вера. Ксюша повернулась — подруга стояла в дверях. — Можно тебя на минуту.

— Разогреешь и поешь, — Ксения обратилась к Тиме. — И лекарство потом выпьешь. Понял?

Дождавшись ответа от парня, Ксения вернулась в свою комнату.

— Я что-то не поняла, — накинулась на нее Вера, когда Ксеня закрыла за собой дверь. — Это что сейчас было? Тима покушай, Тима выпей лекарство. Что за забота?

— Просто Тимка болеет.

— А при чем здесь ты?

— Ни при чем. Я просто ему немного помогла. Ему здесь не от кого помощи ждать. Даже собственному папаше наплевать на него. Тимка неплохой парень, только гордый. Они когда еще только начали у нас жить, я скандал им устроила. Я ему запретила к чему-либо прикасаться в нашем доме. Он даже до сих пор на раскладушке спит, уже больше двух месяцев. А этот Павлуша лентяй, альфонс чертов. Он же нигде не работает, картины он пишет видите ли. Он за все время ни копейки в дом не принес. Те деньги, что за свою квартиру получает он либо пропивает, либо на краски тратит.

— А как же твоя мама?

— А что мама? Мама любит его. Я пыталась скандалить с ней, что-то ей доказать. Но все бесполезно. Я их однажды нахлебниками и приживалами назвала. Этому Павлу хоть бы хны, а Тимка с тех пор у нас даже куска хлеба не взял. Куда-то на подработку ходит. А тут заболел. Из-за меня. На мое день рождение мама с Павлом уехали к бабушке с ночевкой. Мы с ребятами до утра гуляли. На улице еще холодно так было, ливень шел. Ну, я тебе рассказывала. А Тимке некуда было пойти. Он на улице был все это время. Утром пришел насквозь промокший, замерший. Вот и заболел. У него температура высокая, а он лекарства у нас не берет. Мне пришлось брать у него деньги и на эти деньги купить ему лекарство.

Ксения замолчала.

— А ты до сих пор воюешь с ними или уже смирилась?

— А с кем воевать? — хмыкнула Ксения. — С Павлом? С ним бесполезно — его не прошибешь, да и мама его любит. С Тимкой? Он и сам не рад, что живет у нас. Да, и к тому же он неплохой, — улыбнулась Ксюша. — Он добрый, отзывчивый, гордый только.

— Что-то мне твоя улыбка не нравится, — прищурилась Вера. — Не влюбилась ли ты в этого Тимофея?

Вера, как всегда, попала в самую точку. Да, Тимофей нравился Ксюше. С самого первого знакомства. Она сразу поняла это. И злилась. И на него, и на себя. Поэтому и кричала на него, и цеплялась к нему, унижала, жить ему не давала. А он все терпел. И нравился Ксюше все больше.

Но у нее есть Володя, и она его никогда не предаст. Она сама знает, что такое предательство. Ее отец ушел к другой женщине. Там у него есть ребенок, которого он любит, а про Ксюшу он предпочел забыть. Он предал ее. Володю тоже предали. Его папа бросил их, когда Володя появился на свет. А мама не смогла пережить это и свела счеты с жизнью, тем самым, оставив трехмесячного сына на произвол судьбы. Володьку воспитала двоюродная бабушка.

С Ксюшей они познакомились в детском саду. Узнав, что они похожи, что они оба преданы родными людьми, Володя и Ксюша решили, что всегда будут вместе и когда вырастут они обязательно поженятся. В школу они пошли вместе, вместе сидели за одной партой, вместе возвращались домой. Прошли года и их дружба переросла в большое светлое чувство. И они всегда были вместе. А теперь Ксюша влюбилась в другого.

Девушка виновато подняла глаза на подругу и кивнула.

— Я так и знала! — Вера села рядом и обняла подругу. — Нельзя было тебя одну оставлять. Ну ничего мы эту дурь выбьем из твоей головы. Было лето, тебе нечем было заняться, вот ты и выдумала себе эту любовь.

 

Володя и Ксюша лежали вместе на кровати. По телевизору шла какая-то комедия, но Ксюша не вникала в сюжет. Она положила голову Володе на грудь. Володя же с интересом смотрел кино, изредка проводя рукой по Ксюшиным волосам и слегка целуя ее в макушку. В этот момент Ксения замирала и прислушивалась к собственному сердцу — отзовется?

В дверь постучали.

— Открыто, — воскликнула Ксения и приподняла голову.

Дверь приоткрылась, и в комнату заглянул Тимофей. Увидев ребят, он нахмурился.

— Ну чего встал? — грубо спросил Володя.

— Ксень, на знаешь Антонина с папой во сколько вернутся?

— Они звонили, сказали, что скоро уже будут.

— Ясно. Спасибо, — и вышел из комнаты.

Володя поднялся с кровати и подошел к окну.

— Долго этот тип будет у вас жить? — произнес он несколько минут спустя.

— Наверно, пока мама с Павлом будет. Он же вроде как бы мой брат теперь, свободный.

— Надо бы от него избавиться, — проговорил Володя.

— Я пробовала — ничего не получилось.

— Значит, плохо пробовала.

Ксюша не стала ему отвечать — Володя был зол и лучше его не трогать. Парень продолжал смотреть в окно. Улыбнувшись самому себе, он решительно подошел к Ксении. Взяв ее за шею, он притянул ее к себе и поцеловал. Девушка испуганно оттолкнула его.

— Ты чего?

Ничего не ответив, он схватил ее за руку.

— Володя, мне больно, — прошептала она.

Парень толкнул ее на кровать и медленно стал приближаться к ней.

— Володя, не надо, — тихо сказала Ксюша. Парень снял платье с плеча и начал целовать его. — Перестань! — закричала Ксюша. — Тима!

Пару мгновений, и в комнату влетел Тимофей. Схватив Володю, он отбросил его в сторону. Володя тут же набросился на Тимофея. Между парнями завязалась драка.

Ксюша закричала, но юноши, не обращая ни на что внимания, продолжали драться. В комнату на шум прибежали, вернувшиеся Антонина и Павел. Мужчина принялся разнимать парней.

— Доченька, что случилось? — Антонина бросилась к девушке.

— Этот гад приставал к ней, — воскликнул Володя.

— Что?! — уставился на него Тимофей.

Володя подскочил к кровати и сел рядом с Ксюшей. Девушка прижалась к Антонине.

— Я на кухне был, — затараторил Володя. — Этот, — указал он на Тиму, — зашел в квартиру и прямиком к ней.

— Это ложь! Это он к ней полез.

— Что ты мелешь?! Я с Ксюшей с детского сада знаком, я ее люблю и никому в обиду не дам. А ты видно решил ей отомстить за то, что она над тобой смеялась. Вот только ты не учел, что я здесь, — он взял Ксюшу за руку и сжал ее ладонь.

— Ксюша, это правда? — спросил Павел.

Девушка от произошедшего потеряла дар речи, она лишь молча переводила взгляд от Володи к Тимофею.

— Ксюша, скажи, — Володя сильнее сжал ее руку. — Не бойся, он тебя не никогда больше не тронет. Он к тебе приставал?

И Ксюша кивнула.

— Это не правда, — прошептал Тимофей. — Пап, это не правда. Пожалуйста, поверь мне.

Павел размахнулся и с силой ударил сына. Тимофей от удара упал на пол. Павел, схватив его за шиворот, поднял его на ноги.

— Хотя бы в этот раз поверь мне, — еле слышно произнес Тимофей. — Пожалуйста. Всего один раз.

Ничего не ответив, мужчина вывел Тимофея из комнаты.

Ксения, осознав происходящее, заплакала.

— Теть Тонь, принесите, пожалуйста, воды, — попросил Володя. Когда Антонина вышла из комнаты, Володя зашептал, — Ксюша, прости меня. Я не хотел делать тебе больно. Просто мне пришло в голову, как можно от него избавиться. Его теперь 100% здесь не будет. — И обнял ее.

— Уходи, — она оттолкнула его.

— Ксень, я же как лучше хотел. Ты же ненавидишь его — ты сама мне об этом говорила.

— Пожалуйста, уйди. Я хочу одна побыть.

— Хорошо.

Когда он ушел, Ксения уткнулась лицом в подушку и снова заплакала. Антонина, зайдя в комнату, тихо села на кровать и взяла Ксюшу за руку.

Прошло пару часов, Ксюша больше не плакала. Она лежала с закрытыми глазами и думала. Зачем она согласилась с Володей? Зачем обвинила Тимофея? Он никогда ей этого не простит. Где он сейчас?

Дверь отворилась и в комнату тихо вошел Павел.

— Как она?

— Уснула вроде. Я с ней посижу.

— Да, да, конечно, — закивал Павел.

— А этот где?

— Он ушел. Тоня, я попросить хотел: давай без полиции обойдемся. Понимаешь, у Тимофея условный срок и если ты на него заявление напишешь, его в колонию могут отправить.

— Там ему и место!

— Не ломай ему жизнь.

— А то, что он чуть не сломал жизнь моей дочери, это нормально? Он за все ответит.

Ксюше, которая не спала и слышала их разговор, стало страшно: Тимофей пострадает ни за что.

— Мам, пожалуйста, не надо ничего писать, давай забудем все.

— Да, доченька, — произнесла Антонина и обняла Ксюшу.

 

Ксения проснулась от звонка: кто-то настойчиво звонил в дверь. Девушка, не хотя, поднялась. Кто бы это мог быть? Она посмотрела в глазок: на пороге была взволнованная Вера. Ксюша открыла дверь.

— Я такое узнала! — сразу с порогу выпалила Вера.

— И тебе привет, — засмеялась Ксюша. — Проходи. Чай будешь? — подруга кивнула. — Ты почему не в школе?

— Не до нее, — отмахнулась Вера и направилась на кухню. — Как твое самочувствие?

— Уже хорошо. Просто у меня на нервной почве температура поднялась. Но уже все в норме, — ответила Ксюша, наготавливая на стол.

— А этот не появлялся?

— Нет. Уже четыре дня от него вестей нет.

— С одной стороны это очень хорошо, что он не появляется.

Ксюша не понимающе, на нее посмотрела. Вера взглядом попросила ее сесть.

— В общем, ты как сказала мне, что у него условный срок, я никак не могла успокоиться. Я к классной пошла и узнала из какой школы к нам этот Тима прибыл. Перешел он из 47-ой. Мой Витька на тренировки ходит и там у него друг есть. Так вот девушка этого друга учится в 47-ой школе. Я с ней встретилась и такое узнала! Этот Тима три года назад огромную сумму из школы украл, а потом какого-то парня убил.

— Этого не может быть.

— А вот оказывается может.

— Нет, Вер, не сходится. За кражу и убийство ему условно бы не дали.

— Эта девушка сказала, что за него огромную сумму заплатили. Ой, Ксюш, я так за тебя боюсь — вдруг он тебе решит мстить.

 

Ксюша подошла к цветку. " Тебя пора уже и пересадить, — подумала она. — Где-то у нас был подходящий горшочек. По-моему, я его на антресоли убирала"

Девушка, взобравшись на стул, приступила к поиску.

Хлопнула входная дверь.

— Мам, ты уже пришла? Я решила фаленопсис пересадить. А то ему уже тесновато. Ты не помнишь куда я убирала голубой горшочек.

— Ты его на балкон относила, — услышала она голос Тимофея.

Ксения резко обернулась, стул покачнулся и она, не удержав равновесия, упала.

— Ксюша! — воскликнул Тима и бросился к ней. — Ты как? Ушиблась?

— Колено болит, — поморщилась она.

Тима вскочил и побежал на кухню. Через секунду он вернулся с пакетом льда в руках. Он осторожно приложил пакет к ноге.

— Что же так не осторожно?

— Просто ты напугал меня, — тихо сказала Ксения.

— Прости, не знал, что я такой страшный, — слегка улыбнулся Тимофей.

— Я не это имела в виду, — ответила девушка и осторожно посмотрела на Тиму. — Ты пришел отомстить мне за то, что я тогда соврала?

— По сути ты не соврала, лгал твой Володька. А ты просто промолчала. И никому мстить я не собираюсь, — спокойно ответил Тима. — Давай-ка попробуем дойти до дивана.

Парень помог Ксюше добраться до дивана.

— Я все знаю про тебя, — глядя ему в глаза произнесла девушка. — Я знаю, что ты убил человека.

Он внимательно посмотрел на Ксюшу и нахмурился.

— Колька погиб в автокатастрофе вместе с семьей. Меня там и близко не было. Я не виноват.

— Но Павел сказал...

— Мало ли, что он сказал. Я никого не убивал. Да, я украл деньги, — проговорил он и осекся. — Ты об этом тоже знаешь? — девушка кивнула. — Я украл. Но никого не убивал. Пожалуйста, поверь мне.

— Я верю, — тихо произнесла Ксения. В ответ Тимофей с благодарностью улыбнулся.

— Что ты здесь делаешь? Немедленно отойди от моей дочери, — услышали они.

— Мам, все нормально. Тима наоборот мне помогал. Я со стула упала, колено ушибла. Он мне помог до дивана дойти.

Антонина засуетилась вокруг дочери. Павел, взяв сына за локоть, увел в свою комнату. Ксения слышала, как они на повышенных тонах разговаривали.

Убедившись, что с дочерью все в порядке, Антонина присоединилась к мужу. Спустя пару минут оттуда вышел Тима и быстрым шагом отправился к выходу. Ксюша бросилась за ним.

— Ты зачем встала? — дрожащим голосом спросил парень. — Тебе отлежаться надо.

Тимофей трясущимися руками пытался справиться с замком на куртке.

— Тим, что случилось? О чем вы говорили? — она взяла его за руки.

— Ксюш, все нормально. Не переживай. Если вдруг меня па..., — он запнулся. — Если вдруг Павел будет искать меня, скажи ему, что я у мамы или Антона буду.

 

Ксюша стояла возле школы. За ночь выпал снег, и все вокруг теперь было белоснежным. Она любила такую погоду, но сейчас ей было не до любования. Она хочет расставить все точки над "i".

Что имеется? Тимофея обвиняют в двух преступлениях: краже и убийстве. Вчера он сам подтвердил, что украл деньги. Но зачем? Тима сказал, что никого не убивал, и Ксюше хотелось верить ему, но… Его отец и та девочка из бывшей школы говорят о другом. Кому верить?

Чтобы хоть как-то разобраться во всем этом, Ксения решила, что ей нужно идти в школу, где учился Тимофей. Именно там она может найти все ответы.

До свадьбы отца Тимофей жил и учился в другом районе. После переезда ему было не удобно ездить на учебу в другой конец города, поэтому он и перевелся в Ксюшину школу.

И теперь Ксюша стояла на пороге нового серого здания. Девушка никак не могла решиться войти внутрь. А вдруг она сейчас узнает про Тимку совсем не то, что ей хочется? Вдруг он действительно преступник?

— Девушка, вы что звонка не слышали? — услышала она за спиной.

Ксения обернулась: позади нее стоял пожилой мужчина.

— Я не ученица. То есть ученица, но из другой школы. Мне нужно поговорить с директором этой школы, — протараторила она.

— Директор этой школы — это я. Но говорить с вами сейчас у меня нет времени — приходите через пару дней.

— Но мне очень надо. Это не может ждать. Я хотела поговорить о Тимофее Самородове.

Мужчина остановился.

— Поймите мне надо знать правду. Я много слышала, но не знаю, чему из этого можно верить.

— Да, про него много слухов ходит, — согласился директор. — А вы кем приходитесь?

— Ну вроде как сестра. Наши родители поженились.

— Раз так, — он что-то быстро записал на листочке. — Держи, это адрес Екатерины Александровны — она точно правду расскажет.

Получив адрес, Ксения отправилась к женщине. Кто эта Екатерина Александровна?

Ксения нажала на звонок. Дверь отворилась и на пороге появилась невысокая женщина.

— Здравствуйте, а могу я с Екатериной Александровной поговорить?

Женщина внимательно рассматривала девушку.

— А ты случайно не Ксюша? — с улыбкой спросила женщина.

— Да, я Ксюша, — удивленно пробормотала девочка. — А откуда вы знаете?

— Тимоша мне про тебя рассказывал. А я, кстати, и есть Екатерина Александровна, но можно просто Катя. Проходи.

Ксения неуверенно вошла в квартиру. Тимофей рассказывал этой женщине о ней. Но зачем? И кто ему эта женщина?

Катерина проводила Ксению в большую светлую комнату.

— Присаживайся, милая девочка Ксюша, — женщина улыбнулась и указала на кресло.

— Катя, скажите, а вы Тимофея хорошо знаете?

— Мы с Самородовыми уже 11 лет на одной площадке живем. Их квартира напротив нашей. С Тимошей мы познакомились сразу. Так получилось, что в нашем доме были дети либо совсем маленькие годика по два, либо уже школьного возраста. А Тошке моему было пять лет. По возрасту он ни к тем, ни к другим не подходил. А тут Самородовы въехали, и сын у них оказался одного возраста с моим. Вот мой Тошка с Тимошей и подружились. Тимошка у нас часто здесь бывает. Особенно, когда с Павлом разругается. И неделю эту он у меня жил.

— Это из-за меня он с Павлом поругался. Тима, наверно, меня ненавидит.

— Ненавидит? — женщина переспросила. — Кто бы меня так ненавидел! Милая девочка Ксюша.

— Почему вы меня так называете?

— Это не я, а Тимоша тебя так зовет. Не люблю я чужие секреты выдавать, но как женщина не могу такое удержать: Тимоша любит тебя.

— Любит? Меня? — переспросила Ксюша. — Нет, этого не может быть. Вы что-то путаете.

— Я Тимофея знаю очень хорошо. Поверь мне: он не об одной девочке так не говорил.

Ксения задумалась. Ее внимание привлекла картина. На черном фоне белой краской был изображен зимний лес. "Милая девочка Ксюша" Теперь все сходиться. В день ее рождения в их почтовом ящике оказался странный подарок — там был ее портрет. Выполнен он был обычной корректирующей жидкостью на черном листе бумаги. Ксюша была влюблена в этот подарок, но от кого он, она не знала На обратной стороне было написано лишь "Милой девочке Ксюше".

— А откуда у вас эта картина? — Ксюша решила убедиться.

— Лес? Мне его Тимоша подарил. У него талант: он рисует обычной...

— Замазкой, — сказала Ксения. — А я и не знала, что он рисует. Я вообще мало о нем знаю. А точнее ничего. Катя, я поэтому и пришла к вам. Павел сказал, что у Тимы условный срок...

— Ничего не знает этот Павел, — воскликнула женщина. Суда не было.

— Но ведь Тима действительно украл! Он сам мне об этом сказал.

— Да, украл. Но сделал это не с плохими намерениями. Он просто хотел помочь. Я сейчас тебе все с самого начала расскажу — ты все поймешь. Когда Тоше было 10 лет ему поставили страшный диагноз — рак. Мы долго возили его в разные поликлиники, делали разные процедуры, но все бесполезно — болезнь прогрессировала. А два года назад нам предложили хорошего врача. Он мог сделать операцию, но нужно было ехать в Германию. Нужны были деньги и не малые. Мы заняли у всех у кого могли, но этого не хватало. И вот Тимоша приносит не достающую сумму. На радостях мы даже не вникали откуда эти деньги. Он лишь сказал, что в школе собрали. А через месяц, когда мы вернулись, узнали правду. В школе с детей собирали деньги на новую технику, и Тимофей украл эти деньги. Украл, чтобы помочь другу, спасти его. Директор, узнав для чего ему нужны были деньги, забрал заявление из полиции. М пытались вернуть украденную сумму, но в школе их не взяли.

— А что еще за история с убийством какого-то парня? Вроде Коля его звали.

— Это вообще бред! Хотя нервы тогда Тиме помотали сильно. Был у них в классе парень один, очень он был крутой. Родители позволяли и прощали ему. Делал он все, что его душе угодно. И вот однажды этот парень повздорил с Колей, они с Тимошей в одном классе учились. Не угодил ему Коля, пошел он против него. Парень этого не стерпел и ударил Колю ножом. Это видели многие. Тима и его одноклассники проходили, как свидетели. Все сначала говорили про ссору между этим парнем и Колей, а потом все изменилось. Все, как один обвинили Тимофея. На его завели дело. В полиции е слышали ни нас, ни самого Колю. Коля единственный, кто не испугался семьи этого парня. Остальных же либо купили, либо запугали. А потом Коля вместе с семьей погиб в аварии. Дело быстренько закрыли. Ведь нет пострадавшего, нет и смысла искать виновного. А в школе продолжали выдумывать страшные истории. Говорили даже, что Тима всю семью зарезал.

— Ужас какой0то, — поежилась Ксюша. — А Павел говорил...

— Павел никогда не верил Тимофею. Никогда. Он один из первых поверил, что Тимка виноват в преступлениях. Он бросил его в трудную минуту, в тот момент, когда ему нужна была поддержка. Павел никогда особо не любил его и не жалел, даже в то время, когда ему было особенно тяжело.

Женщина замолчала.

— А я знала, что Тима хороший. Я верила.

Катя улыбнулась.

— А я рада, что у Тимоши появилась ты. У него ведь почти никого не осталось.

— Мы с ним практически даже и не общаемся. А жаль.

— Он очень закрытый. Он никого не подпускает к себе. Он боится, что сова будет больно. Тимоша начал замыкаться после смерти Тоши.

Ксюшу обдало ледяным потом.

— Извините, а Тоша — это Антон? — женщина кивнула. — А где мама Тимофея?

— Она умерла полтора года назад.

Ксюша побледнела.

— Что-то случилось?

— Вчера после разговора с Павлом, Тима ушел и сказал, что будет у своей мамы или Антона.

— Он на кладбище.

Катерина объяснила девушке, как можно добраться до кладбища и как найти там Тимофея.

Выбежав из дома девушка направилась к автобусной остановке. Через полчаса она стояла у ворот. Было страшно, но она должна найти Тимофея. Она неуверенно шагнула вперед.

Тиму она увидела сразу — он был ярким пятном на выпавшем снегу.

Ксения села рядом с ним.

— Как ты нашла меня? — тихо спросил он.

— Я у Кати была. Она мне все рассказала, — она взглянула на него. — Идем домой.

— Домой? — хмыкнул Тима. — А у меня нет дома. Там, где я раньше жил, теперь живут другие люди. А из вашей квартиры отец выгнал меня.

— Хозяин квартиры не твой отец, поэтому не ему решать кто в ней будет жить, — отрезала Ксения. — Идем.

Девушка резко встала. Тимофей поднялся вслед за ней. Взяв Тиму за руку, Ксюша повела его к автобусной остановке.

 

— Что у вас с Тимофеем? — спросила Вера.

— Ничего, — вздохнула Ксюша. — Мы дружим.

— Дружите? — прищурилась Вера.

— Да, просто дружим и ничего больше — у меня Володька есть.

Вера развернула подругу к себе и, глядя ей в глаза, спросила:

— А любишь ты кого?

— Тимку.

— Почему ты не расстанешься с Володькой?

— Я не могу. Я не могу его предать.

— А так ты мучаешь и себя, и его тоже. Ты думаешь он не чувствует, что что-то не так. Поговори с ним.

— Что я ему скажу? Извини, я тебя предала, я такая же, как и твои родители?

— Просто спокойно поговори с ним. Без всяких истерик. Расскажи ему все. Он поймет.

Ксения махнула рукой. Она и сама не раз думала об этом. Но она боялась. Она не знала, как Володькой к этому отнесется. А если он не сможет пережить это? Нет, она никогда ничего ему не расскажет.

В дверь позвонили. В коридор с шумом ввалились половина их класса.

— Верка, Ксюха, поторапливайтесь! — кричали одноклассники. — Сколько можно собираться!

Немного успокоив ребят, Ксюша забежала на кухню. Там с книгой в руках сидел Тима.

— Тим, идем с нами. Там почти весь класс собрался.

— Ксюш, спасибо, но нет. Ты же знаешь, я не очень-то в ваш коллектив влился. К тому же и настроения что-то нет.

— Во-первых, это шанс подружиться с классом. Во-вторых, настроение мы тебе поднимем. А в-третьих, ты что новый год хочешь один встретить? Родители уехали к друзьям. А мы сейчас на каток идем, а потом на площадь праздновать. Идем.

— А твои друзья не будут против?

— Конечно, нет, — улыбнулась Ксюша.

Собравшись, ребята гурьбой высыпались на улицу. Кто-то постоянно шутил, они смеялись. Прохожие кто с улыбкой, а кто и с осуждением провожал их взглядами. Но им было все равно, им было весело.

Ксюша шла рядом с Володей, держась за руки. Они шли впереди. Ксения постоянно оглядывалась назад, боясь потерять из виду Тиму. Она боялась, что он уйдет.

— Стойте, — у слышала Ксения голос Веры. Она с кем-то говорила по телефону. — А ты где? Да, поняла. Слушай, мы сейчас недалеко от главного банка. Давай, там и встретимся. И нам удобно, и тебе. Ты одна? отлично.

— Что случилось? — спросил Володька, когда Вера убрала телефон в карман.

— Манька звонила. Они с Ванькой к нм присоединяться.

— О, и близнецы с нами, — радостно заговорили одноклассники. Так глядишь и весь класс соберем.

Спустя несколько минут они все вместе стояли в пяти метрах от банка. Одноклассники обсуждали идеи, куда им лучше отправиться.

Ксения почувствовала, как в кармане завибрировал сотовый. Звонила Антонина.

— Володь, я отойду на пару минут — мне мама звонит, — шепнула девушка.

Парень кивнул. Ксения отошла в сторону и приняла вызов.

Тима проводил ее взглядом и снова повернулся к одноклассникам. Те о чем-то галдели. Тимофей вздохнул. Если бы не Ксюша, он давно бы ушел. Он не привык к такой шумной компании. Раньше все мероприятия он праздновал вместе со своей семьей и семьей Рыбаковых. А потом умер его единственный друг Антон, спустя всего 3 месяца не стало и мамы. Папа, чтобы пережить потерю жены, ушел в свои картины, забыв про сына. Остались у Тимофея лишь родители Антона, которые не бросили и не оттолкнули его. Но теперь у Рыбаковых новые заботы — 5 месяцев назад у них появилась дочка. И хотя они продолжают его любить и всегда рады ему, он стал отстраняться от них. Да, и зачем он будет мешать их счастью. Ксюша для него стала светом в конце туннеля. Поначалу ему казалось, что он ненавидит ее. Искал в ней недостатки, не замечал ее, но все больше тянулся к ней. И потом понял, что любит эту милую девочку Ксюшу, что не может без нее.

Из размышлений его выдернул крик Ксюши. Он резко обернулся. Ксюшу держал за руку какой-то человек в маске и тащил ее к машине, стоявшей на обочине. Два таких же человека выбежали из банка, в руках у них были сумки.

— Ксюшка, — прошептал он и бросился к ней.

Он ударил мужчину в бок и оттолкнул Ксюшу в сторону. Девушка упала в сугроб.

Послышался глухой звук, и Тима почувствовал жгучую боль в области живота. Секунда, и снова щелчок, и острая боль в левом боку. Стало больно дышать, ноги стали подгибаться. Тима приложил ладонь к боку — и почувствовал что-то влажное и теплое. Кровь! Он упал на землю. Послышались крики.

Ксюша подскочила к нему.

— Тима, — она коснулась его головы. — Тимочка, пожалуйста, не умирай.

— Ксюша, все хорошо, — с трудом проговорил он и поморщился — было больно. — Все хорошо. Верь мне.

К ним подбежал Володя. Он расстегнул куртку Тимофея.

— У него кровотечение сильное.

— Он умрет? — выдохнула Ксения.

— Не переживай. Мы скорую вызвали, скоро здесь врачи будут. Они помогут ему. А сейчас надо раны как-нибудь закрыть.

Он одним движением расстегнул свою куртку, сбросив ее и жакет, снял рубашку. Разорвав ее на две части, Володя зажал ими раны. Ткань тут же промокла.

До приезда врачей, казалось, прошла целая вечность. Погрузив Тимофея в машину и сообщив Володе адрес больницы, врачи уехали.

— Что нам теперь делать? — спросила бледная Ксюша.

Володя обнял ее за плечи.

— Во-первых, успокойся, — он старался говорить спокойно, хотя внутри все дрожало. — В таком состоянии ты ему никак не поможешь. Во-вторых, надо ехать в больницу. Надо машину поймать. И Павлу надо позвонить.

Ксюша лишь кивнула.

— Ребят, — позвал их одноклассник Миша. — Мы с таксистом договорились — он вас отвезет.

Взяв девушку за руку, Володя побежал к машине.

Вбежав в больницу, Володя оставил Ксению в холле, а сам бросился в регистратуру. Там ему сообщила, что Тимофей в операционной.

Когда Володя вернулся к девушке, рядом с ней уже были Антонина и Павел. Минуты тянулись долго.

Через сорок минут вышел врач.

— Пули мы извлекли, раны зашили. Но одна из пуль задела сосуд, и парень потерял много крови. Нужно срочное переливание. Но у него первая отрицательная. В нашей больнице такой нет. Мы можем обзвонить другие больницы. Но вероятность, что кровь привезут вовремя очень мала.

— У меня вторая положительная, — произнес Павел.

— Перелить кровь другой группы мы не можем.

— Как теперь быть? Неужели нельзя что-то сделать? Мы должны его спасти, — прошептала Ксения.

Наступила тишина. Володя взглянул на девушку.

— У меня первая отрицательная.

Все обернулись на него.

— Но тебе нет 18. Мы не можем...

— А что вы хотите? Чтобы он умер? У нас нет времени искать другого донора.

Врач одобряюще кивнул и увел Володю.

Прошло несколько часов прежде чем к ним снова вышел врач и сообщил, что переливание прошло успешно.

— А можно к ним? — неуверенно спросила Ксения.

— К раненному нет. А к донору можно, только на пару минут — ему отдыхать надо.

Ксения вошла в палату. Володя лежал с закрытыми глазами. Она тихо подошла к нему и, сев на стул, взяла его за руку. Парень открыл глаза.

— Как ты?

— Нормально, — улыбнулся он.

— Спасибо тебе.

Володя внимательно посмотрел на нее.

— А ты его сильно любишь? — тихо спросил он.

Ксюша, опустив глаза, кивнула.

— Давно?

— Всегда, — не задумываясь ответила она.

— Всегда — это давно.

Они какое-то время помолчали. Внезапно Володя произнес:

— А мне давно Аня из параллельного нравится.

Ксюша подняла на него глаза.

— Почему ты молчал?

— Наверно, по той же причине, что и ты: боялся сделать тебе больно, предать тебя.

Они снова замолчали.

— Что же, теперь всё? Мы теперь порознь?

— Почему? Мы можем быть и дальше вместе, как друзья. Только давай больше никогда не будем врать друг другу.

 

Ксюша тихо сидела рядом с Тимофеем. Она бережно держала его руку в своих ладонях. Тимофей спал. Его бледное лицо было повернуто к ней.

Его ресницы вздрогнули, и Тима открыл глаза.

— Привет!

В ответ он улыбнулся.

— Ксюш, это действительно ты? Или мне снова мерещиться?

— Это я, — она осторожно поправила подушку.

— А мне до этого отец мерещился. Представляешь! — усмехнулся он.

— Он тебе не мерещился. Павел практически не отходил от тебя. Мы с мамой пару часов назад его домой отправили, чтобы он немного отдохнул.

— Странно. Я ведь ему ре очень-то нужен.

— В тот вечер он испугался, что потеряет тебя навсегда. Павел пообещал, что теперь измениться.

— Ну что ж будем верить, — Тимофей немного приподнялся. — Знаешь, когда меня везли в скорой, я испугался, что умру, так и не сказав тебе самого главного. Я много раз хотел признаться, но боялся. Ксюша, я люблю тебя.

— А я тебя, — улыбнулась Ксюша. — Пообещай мне, что никогда не будешь меня так пугать. Я думала, что потеряю тебя.

— Милая девочка Ксюша, я никогда тебя не брошу. Я обещаю. Верь мне.

— Я верю.

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль