А все начиналось так красиво и легко

0.00
 
Ровинская Елена
А все начиналось так красиво и легко
Обложка произведения 'А все начиналось так красиво и легко'

 

Все начиналось так красиво и легко

 

— Проходи, вот этот компьютер свободен… Ребят! Вы почему до сих пор Иркины вещи не убрали?! Я же просил!

— Сам убери!

— Если не боишься…

— А футболистам уже нового директора уже нашли? Или нам кадры нужнее?

По редакции пронесся шорох неприятных смешков.

— А почему эта Ира сама за своими вещами не придет? — спросила девушка.

— А вот этого лучше не надо! Не хватало, чтоб еще она сама за ними пришла!.. — обернулся к ней кто-то из будущих коллег.

 

 

…Людям всегда не дают покоя чужие покупки. Вот купил Абрамович «Челси», и столько олигархов неожиданно для себя увлеклось спортом. Точнее, увидело свою кандидатуру в качестве главы футбольного клуба. Вот и этот захотел… Размах, понятное дело — не тот. Деньжишек маловато. Но почему бы не сделать так, чтоб у него в городе, ко всем прочим летним развлечениям, еще и мяч гоняли?

Сказано, сделано. Срочными темпами строится стадион. Пробивается «поляна» на политическом поприще и в город приезжает группа грамотных специалистов. И вот среди них, — специалистов, — будущий генеральный директор нового клуба… Человек с громким футбольным именем, обаятельный, и в спорте понимает, и в бизнесе. Ему пачку бо-о-ольших денег предложили раз в месяц, плюс премия. И кинули из родной Москвы на периферию курортного города — приобщать жителей к большому футболу.

Он и поехал. Подписал футболистов, тренерский штаб, администрацию клуба… Название стильное — «Кристалл», им сам Олигарх придумал. И когда база была создана, настало время местных журналюг прикармливать. С руки…

Ну, Директор пресс-аташе вызывает, задание дает: всех по одному к нему — для знакомства. Кофе напоит, про перспективы расскажет, в ресторан сводит… Все, честь по чести. Работа кипит. СМИ в волнении: надо же, та-а-акая Звезда и совсем как простой человек! И льется из всех местных радио, телевидения и газет сплошная Ода. А Директор с Олигархом слушают и аж от счастья мурлычат…

Так незаметно приближается начало сезона. Предсезонка в разгаре, «Кристалл» о себе заявляет на всю страну. И Директор собирает первую официальную пресс-конференцию.

 

Заходит он в зал, где уже все в сборе. Команда справа, — зевает; журналисты слева, чуть ли не аплодируют ему, смотрят, как на отца родного, руки тянут — чтоб пожал.

Сел он на стул, улыбнулся всем и уже рот открыл: вещание начинать — по поводу благого, для всего города начинания… Как тут, бамс! Дверь в сторону — на пороге Она. Раньше не видел (да и не увидел бы, если б коллега не заболел). В общем, как хватились — кого послать, оказалось, что кроме Ирки-то и некого: все заняты. Ну, ее и отправили. Говорим, микрофон поставь и посиди в уголке молча, — чтоб твои «познания» о футболе не бросали тень на нашу телекомпанию при этом уважаемом человеке!

Ну, она — девочка послушная. Кем там директор был и сейчас приходится — ей глубоко фиолетово. Слышать она о нем, конечно, слышала, но душевного трепета от осознания его заслуг не испытывает. Она мало того, что опоздала. Так еще и заходит так вот запросто:

— Сорри-сорри, простите-извините. Я знаю, я опоздала, но лучше поздно чем — никогда. Ха-ха! Щас, не волнуйтесь, только микрофончик установлю, камерку оператор настроит и расскажете все, что хотели.

Он обалдел. То ли от ее наглости, то ли от того, что она одета была в самый минимум. И из себя — ничего. Впрочем, она за душу брала не только внешностью: директор за свою долгую жизнь и более красивых видел и даже имел… в качестве подруги. Чем-то другим. Такая от нее энергия исходила — легкая. Радостная. Как от бабочки, которая порхает, собирает нектар и наслаждается жизнью…

Директор даже не пискнул, что здесь он, вообще-то, главный. Сидел, говорят, открыв рот и смотрел, как она шнуры разматывает-подсоединяет.

Ирочка футболистов бедрами подвинула, села в первый ряд. Ногу на ногу закинула. Блокнот на коленочке пристроила и даже кивнула ему ободряюще: я готова, можем начинать. Произвела, короче, впечатление. Сидит, цветочки рисует, да то и дело по соседям глазами постреливает. Кастинг проводит.

Директор при виде такого хамства то и дело с текста сбивается. Мало того, что опоздала. Мало того, что сама сидит к нему затылком и не обращает ни малейшего внимания, так еще и команда его явно не слушает, а вытянув шеи на ляжки ее пялится.

И чем дольше он говорит, тем меньше к нему интереса. А на задних рядах вообще, «поломанный телефон». Кто-то из футболистов у нее по цепочке номер мобильного выпрашивает. Кто-то над ним ржет и комплиментами сыпет…

Директор даже смутился. А по виду, главное, и не скажешь, что он вообще смущаться способен. Такой весь из себя брутальный брюнет с серебряными крыльями у висков.

— Девушка, — не выдерживает наконец, — я вам не мешаю?

Ирочка к нему обернулась снисходительно и… застыла.

— А-а-а, — то ли стон, то ли выдох. И тут же, какой-то вопрос о футболе.

Тупой-тупой. Все присутствующие с левой стороны покраснели от стыда за коллегу. И только Директор отвечает.

— О-о-о. Как свежо, как оригинально… И выдает такой же тупой, совершенно бессвязный ответ.

До конца пресс-конференции они уже друг от друга взглядов не отрывали, а после Ирочка берет оператора своего за шкварник и робко так подходит, типа вся из себя скромница (раздвигая бедрами конкурентов).

— Я здесь в первый раз, — говорит, — и просто шокирована в хорошем смысле слова! Это так замечательно, что у нас будет футбольная команда! Тем более, под вашим руководством.

Директор даже анализировать не стал, насколько ему откровенно уши лечат. Растаял и на пол стек одной большой улыбкой.

— А вы на каком канале будете трансляции проводить? — говорит Ирочка, накручивая локон на палец, просто чтобы дольше рядом с ним постоять.

— Э-э, мы пока не решили, — машинально и из тех же соображений отвечает Директор.

— Не решили? — переспрашивает Ирочка, не в силах придумать что сказать дальше.

— Нет…

Тут к ним конкурент с другой телекомпании подскочил. Человек в спорте не первый год, признанный корифей жанра, знаток с именем и сединами. Мол, вы же говорили, что на нашем! А Директор так справедливо ему подмечает: я же не знал, что есть и другие телекомпании… Визуально анализирует преимущества «других» на примере Ирочки и совсем уже на сироп исходит.

— О-о, — говорит Ирочка, краснея щечками и хлопая глазками. — Я вас послушала, и у меня, как раз столько идей по освещению жизни клуба. Футбол! В нем столько нюансов и интересных граней.

Конкурент только глаза закатил: ты хоть раз футбол видела, Барби? Рекламные ролики с Бекхемом не считаются.

Ирочка оскорбилась, глаза сузила и как рубанет:

— Мне очень жаль, что в нашей стране спортивных журналистов отбирают по принципу наличия первичных половых признаков мужчины. И вообще, я бы попросила! Не надо мне тут «тыкать». Мы с вами на брудершафт не пили.

Директору понравилось, как она это завернула, и он решил с ней позна… поработать. Видно, что человек талантливый. По ногам…, тьфу ты, по глазам видно! Ну, конкурент попрыгал еще, потужился. Сделал все, что мог, короче. А мог он немного, ибо с ногами ему так не повезло, и вообще он с рождения пролетел с полом.

— Вы, — говорит Директор Ирочке, — заходите к нам в клуб. Мы всегда открыты для прессы.

 

Ирочку за этот прорыв на работе похвалили. Хотели уже серьезных журналистов на футбольную ниву пускать, но Ирочка в позу встала: либо я работаю, либо ухожу к конкурентам, забирая с собой все выданные МНЕ бонусы. И посмотрим, как ваши серьезные журналисты будут Директора обрабатывать! Ей, конечно, сам футбол по духу далек как Марс от Венеры. Зато генеральный директор!.. Ммм…

 

А у директора за спиной уже три развода. И четвертая жена-модель, в интересном таком положении. Он ее дома, в Москве оставил, пока она из этого положения не выйдет с орущим свертком в руках. И сам ведь верил, что на этот-то раз все серьезно. «Вместе и навсегда, пока смерть не разлучит…» Поэтому-то он свое увлечение поначалу всерьез не воспринимал. Ирочка она изначально мало на Смерть походила, даже когда в плохом настроении была. Откуда ж ему было знать, что это — еще не плохое. Это так, слегка задумчивое… Если б он ее в плохом увидел, он бы конечно, задумался. Но она-то тоже не идиотка. Она с детства знает: мухи слетаются не на уксус. И пред Директором всегда улыбается и флюидное поле всепоглощающей Любви радиусом в километр активирует.

 

Она на досуге все еще раз обдумала своей головочкой, и решила: раз Директор от нее без ума, — судя по поведению, — надо брать. И не … (волнует)! Вообще, по натуре своей Ирочка была человек нерешительный. В других условиях она бы еще долго сомневалась: нужен ли ей один старый дурак (Директору — сорок пять, ей — девятнадцать), если вокруг столько молодых скачет? Но футболисты, прочувствовав конкуренцию, быстро успокоились. Лучше играть в милом теплом городе, где им светит участь национальных героев, и спать с красивыми скучающими курортницами, чем рисковать местом из-за директорского увлечения.

Директор и впрямь первое время без ума ходит. Он с ней встреч ищет, дополнительные мероприятия для прессы устраивает, вплоть до рассказа о том, какие шнурки будут у футболистов в новом сезоне, — лишь бы Ирочка пришла.

Сидит потом, про светлое футбольное будущее вещает, а сам на стуле ерзает и только на нее смотрит. А Ирочка ни одной пресс-конференции не пропускает. Сидит-сидит, потом как глянет. А в глазах такие огни горят, что Директора потом прошибает, несмотря на кондиционер.

Город маленький, человек новый. Всем интересно. Ирочка — тоже фигура неординарная. Ее все хотят, но никто не может: она одним взглядом желание отбивает вообще на баб смотреть. А тут вдруг сидит, улыбается, лапочку из себя строит, ресничками хлопает.

Ну, еще бы она не хлопала: столько на кон поставлено! Не получится, прощай надежда на красивую жизнь. Она знает, что надо брать, а то уйдет! Но как брать — не знает. А он что-то тоже навстречу не спешит.

Ему-то от нее много не надо: за ручку подержаться, за упругий бочок приобнять, в щечку чмокнуть… Ирочка в нем будет давно потерянные воспоминания о беззаботной юности будит. Он рядом с ней молодеет лет на двадцать пять. А так… У него и без Ирочки богатый выбор «сопровождения» на все случаи жизни. И он, вполне справедливо, — по его мнению, — считает, что ей этого платонического обожания вполне достаточно.

Но Ирочка-то из поколения NEXT! Это она на вид ребенок, а внутри — взрослая женщина, имеющая определенные потребности… Она с ума с ума сходит, как хочет бриллиантов — много, вечерних платьев — еще больше и статуса светской львицы. И главное, на полном серьезе полагает, что она — самая-самая, и не понимает, когда до него допрет, что он ей «тоже нравится!»

И она методично начинает укорачивать юбки и топики, вызывая тем самым в чистых помыслах Директора всплески грязных желаний. Он боится проблем и цепляется за останки моральных устоев, которые у него на руках умирают от бессилия. Да еще жена звонит (вместо совести). Да и сомнения мучают: а стоит ли?.. И где-то на окраине мозга мысль здравая посещала: а может быть, она все это из-за ДЕНЕГ? А она бесится и не знает, что ему еще надо?!

 

В общем, они бы еще долго так ходили вокруг да около. Но тут к футболистам на матч Олигарх приехал. Спонсор. Такой, классический — коренастенький, лысенький и пузатенький — за семидесятник. Его уже давно в Аду ждут, а он все по Земле катается колобком, да миллионами ворочает. И еще девок молодых любит. Которые ему в правнучки годятся.

В общем, углядел Спонсор Ирочку, которая из пресс-центра выходила (она там постоянно болталась, чтоб почаще попадаться на глаза Директору), сверкая улыбкой (и пирсингом в пупке). И говорит Директору: «Та-а-ак! Это у нас в «Кристалле», что еще за Алмаз моего сердца? Как бы мне этому сокровищу сегодня ночью показать, что не стареют сердцем (и перцем) южные хлопцы?

Директора, аж перекосило от жадности.

— Да вы что? Это корреспондент с телевидения! Ни в коем случае.

А Спонсор ему так ласково, по-отечески:

— Сына, я тебе сказал — что, а как — я и без тебя разберусь! Ты нас познакомь и все, свободен.

Мол, и не таких уламывали.

Директор усилием воли улыбку по лицу размазывает и ведет Спонсора к Ирочке. А что делать? Ирочек много, а без Спонсора в спорте — никуда.

— Познакомься, — говорит, — Ирочка — это и есть наш Спонсор. Человек большой души и неограниченных финансовых возможностей.

Ирочка, если честно, — улыбнулась на всякий случай. Спонсор на вид — уже недолго-жилец. Может, его выбрать? Свадебку, потом похороны, а потом в банк — за наследством?..

Но это у нее в груди калькулятор, а в голове-то глаза. Она на Спонсора еще раз посмотрела, вздохнула про себя и рукой махнула: не в деньгах счастье…

Спонсор ей «люблю-куплю», а она топик ниже опустила — живот прикрыть. Нацепила на себя маску Профессионала от Журналистики и давай Спонсору каверзные вопросы задавать.

— Скажите, вы в самом деле собираетесь выставить свою кандидатуру на пост Губернатора? А правда, что футбольный клуб — одна из акций вашей пиар-компании? А вы собираетесь выводить «Кристалл» в Премьер-лигу, или нет? — и все в таком духе.

Директор в осадок выпал: он-то думал, что Ирочка — дура-дурой, только кивать и улыбаться умеет. А Спонсор разочаровался. Сказал, что все это неправда и вообще, все вопросы о футболе к директору. А у него самого дела поважнее…

Ирочка, змеища, еще до выхода за ним скакала вприпрыжку и тарахтела:

— Но, Максим Петрович, это очень важно для наших телезрителей!..

Директор на нее новыми глазами смотреть начал. А уж когда она к нему назад подплыла мягкой кошечкой, да гримаску скорчила: «Фу, какая гадость этот ваш Спонсор», совсем растаял: «Боже, — думает, — какой же я классный мужик! Значит, не деньги ей нужны, а я…»

Ну, в ту же ночь у них все и случилось…

 

А утром он ее разбудил трясущимися руками. Чмокнул в лобик торопливенько, денежек на такси оставил и убежал — с посеревшим лицом.

Ирочка в ауте. И это — ВСЕ?!!! А где, простите, любовь до гроба и бриллианты? Потом в панику ударилась, что ее никто не любит, а все только использовать хотят и сразу сбегают под дурацким предлогом. Типа, — Спонсор вызвал! Она домой, там — в слезы, потом в истерику…

Потом злость прошла, гордость проснулась, вместе со здравым смыслом: ну, что мне с ним делать? Он мне в отцы годится. И пусть катится, мне же лучше… Займусь лучше культурой. Буду концерты освещать. Может, певца какого-нибудь подцеплю. Тоже престижно. Только последний матч сниму, потому что у меня уже съемка забита… Ну и козлу этому покажу, что он мне и не нужен-то был.

И когда время подошло к четырем, сделала вид, что все как обычно и на работу поехала.

 

И что самое в этом всем обидное, что Директор ее бросать не собирался. Его и на самом деле Спонсор на ковер вызвал. И на этом «ковре» такую «кама сутру» устроил, что «не жди меня, мама…». И Ира тоже — не жди.

Причем не за то устроил, что команда не играет, а только в клипах снимается и в пиар-акциях имени себя любимых — футбольного клуба «Кристалл», — участвует. И не за то, что болельщики на стадион приходят — пивка попить, да потому что это теперь жутко модно.

Спонсор же тоже человек, хоть и большой. А у больших людей большие проблемы. Его накануне внезапно в налоговую вызвали. И отымели там в особо извращенной форме. На ком ему сорваться?.. Вот он проснулся и Директора вызвал — самооценку восстанавливать. Настроение себе слегка поднял — пошел отдыхать перед игрой.

Директор тоже не дурак. Зачем в себе лишние стрессы копить? Сначала администраторам разнос устроил. Потом главному тренеру. Тренер, тоже не машина: обиделся. Пошел — в раздевалку. Команде рассказать, что он думает о них вообще, как о коллективе и о каждом, отдельно взятом футболисте. В общем, понеслось…

Команда тоже расстроилась. Играть не охота. Ну, они и слили…Еще получили по самолюбию больно…

…И в такой трагичный для всего клуба миг, в холл Ирочка заявляется. В надежде Директора встретить и показать ему, что он ей тоже не нужен. Но Директору явно не до нее, он мимо пробежал — к Спонсору… Без вазелина!

А у игроков после тренерского «напутствия» до сих пор глаза не поднимаются. Спортсмены, они вообще народ ранимый и легко внушаемый. Им целый час рассказывали, что они — пи… Ну, они и прониклись. Им хоть эшелон таких ирочек, не до того сейчас… А у этой еще и такая морда на лице скорчена, что вообще подходить страшно. Они с ней поздоровались сквозь зубы и бегом в автобус.

И ладно бы, Ирочка хоть знала — в ЧЕМ причина. Она бы поняла и прониклась. Но она-то не в курсе! Она только следствие видит. И по-своему его тут же интерпретирует: «Все уже в курсе!» И такая злость ее берет, такая обида… Хоть иди и топись. Но нельзя же показывать, что ей так больно. Нужно марку держать любым способом… Только придумать, каким именно. И пока она думает, из вражеской раздевалки показывается один знакомый полузащитник. Тот самый, что телефончик просил на пресс-конференции…

Он сезон в «Кристалле» начинал. Но проявить себя не смог, и был отчислен. Точнее, он бы смог, просто не успел. Потому что еще на предсезонке по горячности поругался с Директором. А еще точнее, не по горячности, а по пьяни. Ну, Директор его и отчислил…

Идет, значит, этот Полузащитник, насвистывает. Настроение у него, в отличие от бывших партнеров — преотличное. Он «дубль» сделал, два мяча забил. Плюнул таким нехитрым образом Директору прямо в лицо. Что еще простому футболисту нужно для счастья?.. Разве что бабу…

— Ира! Слушай, ты в жизни еще лучше, чем в моих ярких воспоминаниях!

Слово за слово. Он вспоминает, что на Ирочку Директор вешался… Тут-то его и осенило: блин, это МОЙ день! Ирочка на память тоже не жалуется. По ходу вспоминает — скандал по поводу этого Полузащитника. И думает: с кем еще тому козлу рога наставить? Только с этим! Ей вообще — на единомышленников везло.

Полузащитник, значит — к ней. Она к нему. И оба — очень осторожно, чтобы не дай бог, не сорвалось…

— Не хочешь вместе поужинать? — говорит Полузащитник.

Ирочка смущенно кивает. Оператору говорит, что он сам доедет. Пусть стоит и ждет, пока машину пришлют, — а сейчас — ДОООООО СВИДАНИЯ!

Короче, пошли эти два мстителя ужинать. Разговорились… И надо же такому случится! Общее желание Директору в рожу плюнуть в итоге вылилось в горячую взаимную симпатию. Причем настолько горячую, что у них прелюдия началась прямо на диване в ночном клубе. Чистая математика: 1+1=2, а « — » на « — » всегда дает «+».

 

Полумрак, Ирочка тает в руках полузащитника. Причем, без всякой уже задней мысли о том, как будет выглядеть Директор с такими-то рогами. Народу кроме них — только персонал. Потому что по понедельникам нормальные люди еще отсыпаются после воскресенья. А официантов за людей уже давно никто не считает…Полузащитник тоже расчувствовался. Ему за всю жизнь даже родная жена столько приятного о нем, как о мужчине не говорила. А если и говорила, то еще до свадьбы — десять лет назад.

— И почему я тебя раньше не встретил? — шепчет Полузащитник между поцелуями. — А сегодня встретил… Я ведь никуда сегодня не собирался. Но я ни о чем не жалею, честное слово!

Он-то пьяный, говорит под влиянием момента. А она — все его слова воспринимает, как доказательство того, что Принцы действительно существуют! На глазах уже слезы выступают. Словно полжизни только его ждала. И уже кажется, что он ей тогда с самого первого взгляда в душу запал… И больно так — сладко и мучительно больно при мысли о том, что завтра она его потеряет, но ведь сегодня еще не прошло.

И Ирочка его целует, как в последний раз. Полузащитник с ума сходит. Но он по полю три часа отбегал, плюс акклиматизация начинает о себе заявлять. И не может же он теперь, перед ней взять и облажаться!

В аптеке, вместе с презервативами, покупает пачку «Виагры», тайно ее выпивает. И бегом в такси — в гостиницу.

 

Буквально на пять минут разминулись — с Директором. У него этот бар — самый любимый. А хозяин бара — лучший друг и бесплатно наливает.

— О, — говорит! — Слава богу, ты сегодня припозднился. А то тут недавно твой «друг» торчал. Я боялся, как бы вы опять не подрались! — ехидно хихикает. — Помнишь, как тогда, — ну ты его еще потом отчислил?..

А у Директора и без того настроение — препаршивое. У него внутри что-то жжет, аж плакать хочется или на стену лезть. И поэтому разговор с хозяином бара о футболе, переводит на разговор о бабах…

А друг выдает: хочешь я тебе, кстати покажу чем тут твой «друг» занимался с какой-то бабенкой?.. У меня тут видеонаблюдение такое «видео наблюло — о-о-о!»

Директор человек слабый. К тому же, вроде как повод есть. Все-таки, не простые рядовые посетители записаны, а бывший игрок.

— Лично я бы их обоих на «Оскара» выдвинул. За лучшую любовную сцену, — комментирует Хозяин.

Директор сально улыбается, подливает себе еще коньяка и начинает смотреть в телевизор. Через минуту ему становится не по себе… Директор к экрану подался всем корпусом, присмотрелся! Мама дорогая! У него чуть глаза не выпали — в стакан. Ну, всего от нее ожидал, но измены!

Он еще долго смотрел, и чем дальше, тем хуже. Мало того, что она себе, точнее — ему, позволяет. Так и явно получает от дозволенного удовольствие. Причем, далеко не такое, как с ним в постели.

— Ах, ты!.. (падшая под другого мужика женщина)

Стакан в стену, пиджак на спину и чуть ли не бегом из кабинета.

Машину оставил. Долго ходил по улице, переживал. Даже позвонить ей хотел — скандал устроить. Но Ирочка — не дура, телефон отключила.

 

Директор с расстройства пошел в бар гостиницы, где они плотским утехам предавались и напился, как свинья. Никак не мог смириться с тем, что с ним она была как гимнастическое бревно, а с этим гадом — как гимнастка КМС. И если б она с кем-то другим была, он бы еще, может, не так бы переживал. Но с ЭТИМ!!!

Сам не может понять, что с ним происходит. Никогда такого не было! Но думать может только об Ирочке. Мысли о ней прочь гонит, а сам все равно думает. И перед глазами ледяная Ирочкина улыбка плавает, — правда, без Ирочки. И сомнения по части своей ценности, как Мужика Ого-го одолевают. Ведь он же ЕЕ БРОСАТЬ НЕ СО-БИ-РАЛ-СЯ! Он к ней хочет, но не может, потому что гордый. Но про себя мучается. Даже жене с расстройства позвонил. Сказал, что любит. Жена испугалась. Решила, что он с ума сошел от южного климата. Начала домой звать…

Стыдно ему стало перед женой; и в порыве совести решив стать примерным семьянином, Директор взял бутылку — на остаток ночи и решил домой идти…

 

А Ирочка с Полузащитником, как назло — другого места не нашли. В той же гостинице приземлились. И там всю ночь такое творили, что у Ирочки окончательно рассудок повредился. А Полузащитник даже задумался — откуда у него столько сил, неужели все «Виагра»? Не-е, шесть часов никакие таблетки не помогут. Значит, я — Супермужчина! Да, точно!.. Я — бог!

Тут еще Ирочка в себя пришла после второго оргазма и тоже самое ему вслух, полустоном-полушепотом…

— Я, — говорит, — хочу умереть у тебя на руках. Потому что ты — Бог!..

…Еле оторвались. Ему через час на самолет, ей через три — на работу.

Она чуть не плачет, сама не знает почему. У нее такое — в первый раз в жизни. Полузащитник себя чувствует скотиной, последней модели. Ну, не нужны ему ее страдания! Он о таком и не думал. Так карты упали, что теперь поделаешь. И он Ирочке на прощание шепчет, что ни об одной минуте не жалеет. От чего ей становится еще больнее и еще тяжелее. Она все понимает, но ничего поделать не может: у нее ЛЮБОВЬ, в том смысле, в котором она это сама себе придумала. С первого взгляда — и навсегда.

А у него дома жена. И хотя пара мыслей о разводе его, конечно, посещает, Полузащитник это дело списывает на Ирочкины достоинства и свое чрезмерное опьянение. Если каждый раз так разводиться, ему играть будет некогда.

А Ирочка все виснет у него на руке и оторваться не может. Полузащитнику перед лицом такой страсти аж не по себе делается…

Выходят они в холл, а навстречу… Ну, да — Директор из бара.

Пьяный, как свинья и злой, как дикий кабан. С бутылкой в руке. Он видит Ирочку, Ирочка видит его. Как-то стекленеет, отпускает, наконец, руку Полузащитника и пытается как-то обойти бывшего любовника. Но тот как раз очень хочет с ней встретиться и рассказать о том, что у него в душе накипело. Сам себе удивляется, но остановиться не может.

— Ах, ты, — говорит, — (нехорошая женщина неразборчивая в половых связях) подзаборная! И не стыдно тебе?

Ирочка на бутылку в его руке смотрит, как на гранату, глазами хлопает и молчит. А что ей сказать-то? Что они с Полузащитником всю ночь обсуждали перспективы российского футбола? И вообще, ей не стыдно. Просто ситуация не нравится и даже пугает. До ступора.

— А ты, — спрашивает Директор у Полузащитника. — Сначала вратаря моего поимел, а теперь еще и мою крошку, которую я сам-то еще толком не распробовал?

Полузащитник парень не робкий: телосложение позволяет.

— Да куда тебе, козел старый? В твоем случае к ней в койку лучше приходить, имея надежного человека в запасе.

Директор от такого дар речи потерял. А чтоб это прошло незамеченным, он в драку полез. Схватились два лося здоровых, катаются по полу, лупят по чем зря. Да еще при этом эпитетами обмениваются. А Ирочка вокруг бегает, стараясь, чтоб и ей не прилетело и пытается уговорить кого-нибудь из окруживших зевак вмешаться. Тут за спиной звон стекла.

Ирочка оборачивается… Директор из бутылки «розочку» изготовил и пихает ее в лицо Полузащитнику. Она и бросилась. За руку его схватила. Он дернул. Ирка на каблуках не устояла и — чпяк! Виском о битый остов…

Полузащитник в этот момент Директору еще больше достоинство ущемил — коленом. Вывернулся, хотел еще кулаком заехать. А все вокруг голосят — кровь, кровь!

Он смотрит, Ирочка стоит на коленях, одной рукой об пол опирается, другой за голову держится. А из-под пальцев кровь хлещет, как из крана. И такая лужа уже натекла — приличная. Полузащитник Директора бросил, к Ирочке рванул. Она на него уставилась дикими глазами, губы дрожат — сказать ничего не может. И так вот молча — на руки ему падает.

У него как по ушам резануло: «Хочу умереть у тебя на руках!» Он судорожно пытается кровь остановить. Директор тоже опомнился, они уже вдвоем ей пытаются рану зажать, да куда там? Ей осколком артерию перебило…

Кто-то «скорую» вызвал. Врачи приехали — а там уже все, трагический финал. Сидят два мужика, в крови по уши. Держатся за одну девушку и через нее испуганным шепотом переругиваются — кто виноват, а кто просто — мимо проходил. А девушке, судя по количеству крови на полу и широко распахнутым глазам, уже давно без разницы…

Так все и кончилось…

 

 

— А что потом было?

— Ну, что-что? Ирку в морг, Директора с Полузащитником — на выяснение обстоятельств. Выяснили, сказали, что несчастный случай… Жалко девку. Простить себе не могу, что послал ее на эту чертову пресс-конференцию!

— А директор, его что уволили?

— А директор через пару дней в столб врезался. Менты еще понять не могли, отчего он погиб. Авария-то была пустяковая… А когда вещи Иркины разбирали, фотографию его нашли, какими-то знаками изрисованную… А снизу надпись: «Чтоб жить без меня не мог». И что там между ними на самом деле было, теперь уже никто не скажет…

 

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль