Край Тьмы / Сатановски Ева
 

Край Тьмы

0.00
 
Сатановски Ева
Край Тьмы
"Грешники дайте мне это пламя"

Если бы случайный путник совершенно случайно забрел в этот город, где порой происходят странности, он бы наверняка поинтересовался, что же всё-таки творится там или же, как и другие временные гости города засел в старой и почти развалиной таверне под названием «Древний Лжец».

В один из обычных вечерних дней в таверне не происходило ничего необычного, народу было не много, всего два человека сидели за столом и пили по кружке эля. Оран и Греджерс местные посетители забегаловки собирались каждый вечер, чтобы посплетничать и рассказать новости, которые произошли за день, а также узнать не приехал ли кто в город от хозяина таверны. Трактирщик Кобус любил этих двоих, пока иногда дело не доходило до споров, переходящих в драки. Вот тогда, старику приходилось брать ружьё и пугать остолопов. Сегодня, как ни странно, было весьма спокойно. Два друга о чём-то переговаривались, а потом повернулись в сторону барной стойки, где находился хозяин.

— Эй! Кобус! Сегодня в городе шептались местные, что наш мэр вызвал из дальних земель святого отца, — громко посмеявшись мужчина лет сорока поправил свой воротник куртки и отпил из кружки.

— Наверное, будет демонов изгонять из города, хотя лучше бы он из себя его выгнал. Слишком уж возомнил о себе… А работы а городе все меньше и меньше. Сколько прибыло мигрантов и разной швали, — Оран начал загибать пальцы. — эльфы, дроу, наги, гарпии…Я уже молчу о вампирах, которые частенько тут стали появляться.

— Ты забыл упомянуть ведьм…— добавив ещё одну расу второй мужчина лишь вздохнул и подпер рукой свой подбородок, — знаешь, они нас не трогают, а это уже хорошо.

— Хорошо?! Чего хорошего?! Они отнимают наши места, видите ли, у них есть магия, а мы обычные смертные. Они за неделю могут отстроить замок…Неделя… понимаешь? — недовольства в голосе было много, ведь сегодня Орану указали на его недостатки, да и грозились увольнением. Сроки на работе подходили к концу, а он выбился из графика.

— Я думаю, что никто в этом городе не будет без работы, — их разговор перебил трактирщик. Выйдя из-за барной стойки, старик сел к мужчинам, — значит, слушок пошел, что в город приедет святой отец? Не плохо, давно пора изгнать нечисть. Мне тоже не помешает… Кто-то по ночам опустошает мои запасы на зиму, да и холодильник редеет. Пока дойду до шума, уже никого нет…А местные мальчишки клянутся, что никого не видели и не знают кто это делает. Я уже смирился с этим, но порой всё же переживаю за свою жизнь тоже.

— Это всё нечисть! По сути, каяться будут скоро маги, ведьмы, колдуны.

— И где ты видел это друг? Что бы они каялись? Тоже скажешь мне…— Кобус отмахнулся рукой от пьяного друга и ухмыльнулся.

— Ладно… Поживем увидим… Думаю в наш город никто не…

Договорить трактирщику не дала скрипучая входная дверь. Распахнувшись от сильного ветра и вьюги, громко ударившись о стену через порог, в помещение вошёл тёмный силуэт. Одет он был в длинное чёрное пальто, закрывающее полностью тело странника от непогоды, на голове виднелась шляпа с широкими бортами, которая так же была усыпана хлопьями белого снега. Сделав пару шагов, вперёд нежданный гость закрыл за собой дверь, отряхнулся от снега на пороге таверны, сняв с себя дуилет и головой убор, мило улыбнулся присутствующим.

— Доброго вечера, — молодой мужчина лет тридцати подошёл к столику с сидящими за ним людьми и улыбнулся, — не подскажите, где я могу остановиться на ночлег?

— И вам…Вечера…святой отец, — прошептал один из трёх сидящих, а после встал с места. — я хозяин трактира, можете звать меня Кобус или же как вам будет удобнее. Не думал, что в столь поздний час, ко мне в таверну придет столь святой человек.

— Не каждый день увидишь в этой дыре святого отца, но думаю, вас направил к нам сам Господь, ведь тут такое в последнее время происходит. — в разговор вмешался Греджерс. Почесав свой красный нос, тот встал с места и взяв под руку уже достаточно пьяного друга, оставил на столе две монеты. Ну… мы пойдём, завтра снова пахать во благо города. Трудный день будет для нас. — кое-как держа под руку Орана направился к выходу.

— На то воля Божья. Он даёт нам испытания, проверяет нас на стойкость духа.

— Сейчас бы стойкость на ногах! Оран! Давай топай, — дверь таверны захлопнулась и остался лишь старый владелец и молодой священник.

Сев на стул, новоприбывший положил свою шляпу на старый изувеченный временем и потасовка ми стол.

— Я бы хотел снять комнату на неопределённое время, по вашим глазам вижу этому городу нужна вера.

— Подойдет ли вам наше заведение, которое пропитано грехами мирскими. Да и не думаю, что святой отец захочет взять свободную комнату под номером 13… Чертова дюжина как ни как...

— Это всего лишь цифра, точно так же, как и миф о невзгодах, когда твою дорогу перебегает черная кошка. Она же не виновата, что родилась такой.

Старик лишь кивнул и подойдя к стенке, где находились ключи, взял их и медленно подойдя, протянул святому отцу.

— Надолго ли вы у нас задержитесь?

— На неопределенное время это уж точно. Раз уж я у вас тут буду проживать, то зовите меня Падре Дэвис. Что ж путь мой был не близкий и с вашего разрешения я откланяюсь. Если хотите, то на днях я могу выслушать вас, а также помолимся Богу нашему.

— Кончено, Падре. Я принесу ваши вещи, — осмотрев мужчину, хозяин таверны не увидел ничего абсолютно. — Вы без багажа?

— Предпочитаю путешествовать налегке так сказать, кроме дорожной библии мне ничего не надо, — с этими словами падре направился по коридору к лестничному маршу, где скрылся за стеной, и лишь скрипучая лестница выдавала его медленные и неспешные шаги наверх.

Комнатка оказалась небольшой, с весьма нехитрой обстановкой, в виде стандартной кровати и парочку стульев, да, пожалуй, ещё у стены стоял огромный деревянный сундук, непонятно за каким чёртом здесь понадобившийся… Так же висел старый гобелен, за которым спрятался письменный столик, а на стене у двери висело зеркало, правда его кто-то разбил. Слева от входной двери была ещё дверца, которая вела в ванную, где была бочка для купания и пару кувшинов. Свет в комнате был скудный, от чего падре лишь вздохнул и закрыв за собой дверь, принялся осматривать помещение, заметив разбитое зеркало он перекрестил его, сказав что-то на латыни, а после проследовал в ванную. Поняв, что воду придётся греть, да и таскать тоже, Дэвис перекрестился двумя пальцами и пошел обратно вниз. Идя по длинному коридору, Дэвис услышал шорох за спиной. Резко обернувшись, он заметил лишь мелькнувшую тень.

— Domine Iesu Christe, Fili Dei, miserere mei, peccatoris». *

— Падре? Все хорошо?

Резко обернувшись на голос, Дэвис с испуганным взглядом выдохнул и провел рукой по своему лицу.

— Да просто показалось, что тут кто-то был.

— Это бывает, иногда самому кажется. И как говорится: “Когда кажется, крестится надо“

— Аминь., — перекрестившись ещё раз, святой отец посмотрел назад, но ничего не заметив, устремил все внимание на хозяине заведения. — я бы хотел принять ванную, где можно набрать воды горячей?

— Святой отец, не переживайте я всё устрою, а пока что можете спустится вниз, я как раз хотел вам предложить наши харчи.

— Да благословит вас Господь.

Спустившись вниз, мужчина увидел на столе тарелку с едой, черный хлеб и кружку с водой. Подойдя к столу, он сел и принялся молиться. Закрыв глаза, Дэвис прислушивался к тишине в таверне. Ему казалось, что кроме него тут никого нет, да и жильцов он не видел. “Может, не сезон?“ — разделся голос в тишине. От слов падре аж подскочил и схватился за крест, который висел у него на шее.

— Изыди нечисть! — обернувшись с перепугу, Дэвис перекрестился и поцеловал крест. Придя в себя, он снова сел на место, но есть ему уже не хотелось.

Послышался скрип лестницы и тяжелое дыхание, спустившись вниз хозяин таверны заметил, что гость ни к чему не притронулся и даже сидит перепуганный. Хмыкнув, тот подошел к падре, отодвинув стул сел рядом с ним.

— Вас что-то напугало или вам не понравилась еда?

— Спасибо. Я не голоден, — но живот предательски заурчал в самый не подходящий момент, — хотя нет. Я просто еще не попробовал. Скажите Кобус, а бывают ли случаи, что кто-от в таверне слышит посторонние голоса?

— Голоса? Нет, отец, что вы. Такого я не наблюдал. А почему вы спрашиваете?

— Мне послышался в голове вопрос, объяснение которому я не могу дать.

— Преподобный отец Дэвис… Вы устали с дороги. Вам лучше отдохнуть, я как раз нагрел воду.

Встав с места, падре улыбнулся и взяв в руку кусок черного хлеба быстро съел его при этом запив водой.

— Благодарю, Кобус. Да благословит вас Господь. Скажите, мы можем завтра поговорить о городе?

— Да. Я расскажу вам все, что вы пожелаете, но разве вас не вызывал мэр города? Он же должен был поведать вам о всех проблемах.

— Мэр города? Нет. Я приехал сюда сам. Можно сказать, что меня направили сюда святые духи.

— Что ж. Я не буду вас задерживать, — с этими словами трактирщик начал убирать остывшие харчи со стола и что-то бубнить себе под нос.

 

Вернувшись в комнату, Дэвис скрылся в ванную и начал думать о тех странных вещах, которые произошли с ним буквально пять минут назад.

Помолившись перед сном, мужчина лег в кровать, но сон к нему так и не приходил. Толи кровать была не удобной, толи погода не давала ему заснуть, а может, из его головы не выходила та тень, которую он видел. Ворочаясь на месте, падре услышал дивный голос девы, который звал его и манил пойти в ту сторону от куда доносился. Одев сутану и застегнув ее, священник взял в руку свечу, и поджег ее. Выйдя из комнаты, он направился в сторону звука. Идя по длинному и темному коридору падре заметил, что кто-то мелькнул в темноте и свернул на лево. Прибавив шаг и завернув следом, Дэвис увидел приоткрытую дверь в конце коридора, а пение утихло, он даже не заметил, когда прекратилась песня. Подойдя к двери, святой отец протянул руку и коснувшись двери чуть толкнул ее. Дверь со скрипом открылась. В комнате было холодно и темно, зайдя в нее дверь резко захлопнулась, и кто-то схватил Дэвиса за плечо, тем самым развернув его к себе. Свет свечи сразу пал на лицо. Перед мужчиной стоял худощавый старый мужчина. Лицо его было изуродовано шрамами как мелкими, так и большим который покрывал почти всю правую половину, глаза того были разные. Скорее всего правый глаз не видел вовсе из-за серьезной травмы, а левый был ярко-зеленым, странно, но зрачок имел вытянутую вертикальную форму. Губы были тонки и искривленные в странной улыбке, седые волосы и борода были не ухожены.

Увидев такого не каждый сможет стойко стоять на ногах, даже святой отец перепугался. Взгляд священника остановился на глазах этого человека, свободной рукой он схватился за грудь, где нащупал крест и крепко сжал его. Пульс его становился с каждой минутой бешеным, а шум в ушах становился сильнее. Все что с ним происходило напоминало ощущение дурного сна. Сделав пару шагов назад, падре почувствовал боль в плече, его все еще держали за плечо и крепко сжимали до боли, не давая дальше отойти, сдавшись и оцепенев от ужаса падре начал бормотать молитвы себе поднос, как будто в молитве он сможет найти надежду на спасение.

— Ты… Дааа именно ты… Я знаю кто ты есть и что в тебе таиться. Уезжай от сюда! Уезжай пока тебя не убили. Тебе тут не место, святоша! — схватившись за второе плечо, мужчина сжимал их все сильнее и тянул падре на себя, плюясь слюной и смотря бешеным взглядом на того. Не зная куда деваться Дэвис отвернул свое лицо от сумасшедшего и увидел женский силуэт, который парил у окна, девушка держала в руке свечку и все это время она наблюдала за ним, а после потушив в своих руках свечу испарилась, вовсе ее и не было. Повернувшись обратно, странный мужчина тоже исчез. Сорвавшись с места преподобный, бросился прочь из комнаты, бежав в полном мраке по коридору не заметил, как столкнул с ног трактирщика.

— Смотрите куда бежите, ваше преподобие. Что вас так напугало? — хозяин заведения был явно не в духе в эту минуту.

— Я видел там… Там был странный мужчина с изувеченным лицом, и призрак молодой ведьмы. Я не спал и услышал пение, пошел на него, а там...

— Пить надо меньше! Вы напились!

— Я не пил. Я не пью! — возразил падре от клеветы на него.

— Расскажите это другому, у меня весь эль кончился. А еще вечером была полная бочка с ним. Кроме нас тут никого нет, и я делаю из этого вывод. Вы еще тот святоша, — плюнув в сторону мужчины Кобус направился к себе в комнату, — проспитесь, утром поговорим об этом инциденте.

Ночь оказалась тяжелой для Дэвиса, оставшиеся часы молодой священник простоял на коленях у кровати и молился за грешные души этого города, читал молитвы от злых духов, которые, вероятно находятся в таверне и не только. Время для него тянулось медленно.

Как только показались первые лучи солнца Дэвис оделся и умывшись, вышел из комнаты, оглядевшись по сторонам, он закрыл за собой дверь и спустился вниз. Послышались крики трактирщика и жалобное пищание детского голоса: “ Я больше так не буду дяденька! Меня заставили”

Перед падре открылся взор на картину: Держа за ухо юного мальчишку лет десяти, который в руках держал большой кувшин с чем-то, трактирщик трепал его и грозился, что отправит того в суд, где ему за воровство отрубят обе руки.

Решив вмешаться в разговор, преподобный подошел ближе и кашлянул в кулак, тем самым отвлекая от ругани Кобуса.

— Это вы святой отец. Представляете этот сорванец за эту ночь успел вынести весь эль! Я так виноват перед вами, простите меня за клевету на вас.

— Отпустите мальчишку, он не виноват. Разве вы не слышите, что его заставляют это делать? Посмотрите на его побои и синяки на руках. На вашем месте, я бы повел не его в суд, а того, кто это заставляет делать, — улыбнувшись падре присел напротив мальчика и погладил его по голове, от чего тот, как испуганный отпрыгнул назад и прижал к себе сильнее тяжелый кувшин.

— Ваше преподобие, может подать вам завтрак? — трепещущим голосом с нотками стыда Кобус начал мельтешиться по таверне.

— Лучше накормите ребенка, я заплачу.

Встав, падре спокойно сел за стол и показал на свободное место парнишке.

— Да оставь ты этот кувшин, мы не отберем у тебя его. Расслабься мы тебе не враги.

— Финли… Мое имя Финли, сэр.

— Как ты обращаешься к преподобному отцу?! — возмутился подходящий трактирщик с тарелкой яичницы и хлебом.

Поднеся руку в сторону хозяина заведения, Дэвис провел двумя пальцами по воздуху, молча показывая, что бы тот замолчал взгляд свой он не отрывал от перепуганного мальца.

— Поставьте тарелку на стол и занимайтесь своими делами, я сам поговорю с ребенком. Не надо указывать людям на их ошибки. Считайте это грехом, на том свете все припомнят, даже это. Запомните, детские души невинны.

Кобус хотел было что-о сказать, но услышав про грех, тут же убежал в сторону кухни.

Придвинув ближе тарелку к ребенку, падре улыбнулся.

— Называй меня падре Дэвис. Расскажешь мне о себе? Конечно же если захочешь.

С недоверием в глазах, Финли взял вилку и буквально набросился на еду, быстро поедая то, что ему дали.

— Я вам… О себе не расскажу… Меня матушка учила, что незнакомцам ничего не надо говорить.

— Финли… Тогда расскажешь про город? Я только вчера приехал сюда и ничего не знаю.

— Это можно, вот только я доем и отнесу кувшин отчиму… А то он меня бить будет, если не принесу. — в голосе мальчика послышались нотки страха.

Кивнув парнишке, святой отец пошел на кухню, где взял у Кобуса пару яблоки попросил того никуда не идти, заплатив за утраченный эль, Дэвис молча вышел и увидел, что ребенок уже ждал того на выходе из таверны, заметив преподобного улыбнулся.

— Я скоро! Ждите!

Скрывшись за дверью, падре вздохнул и перекрестил того в след.

— Не все дети в этом городе… — вспомнив про грех, трактирщик кашлянул в кулак и замолчал.

— Теперь, может объясните мне что происходит? Я не сошел с ума, когда...

Фразу перебил вошедший в помещение городской страж.

— Доброе утро. Я к вам с не очень хорошей новостью. Из тюрьмы сбежал судимый. Вот его портрет, если вы его увидите, тут же сообщайте нам.

На стол проходили пару листовок, которые тут же забрал хозяин трактира. В помещение вошёл ещё один страж.

— Мы обыскали пол города, ничего странного не нашли. Лишь вечером к нам приехал преподобный… А после стражники закрыли врата.

— Мне доложили о прибытии. Мэр города уже в курсе и ждёт его.

— Простите что перебиваю вас, но не подскажите как пройти к главе? — подойдя к двум мужчинам, падре улыбнулся и одел на голову шляпу готовясь к выходу из таверны.

— Вы и есть тот святой отец? — с пренебрежением в голосе охранник лишь ухмыльнулся, — выйдите на главную дорогу и идите прямо, там вы упретесь в здание мэрии города. Все же если вы увидите этого человека сразу сообщите.

С этими словами в руки всунули листовку с описанием преступника. Не став читать, что там написано, Дэвис молча сложил бумагу и сунул его в Библию между страниц.Когда стражи покинули таверну, Кобус подошёл к гостю.

— Вы пойдете к мэру?

— Да, но не сейчас. Я должен дождаться мальца, я же обещал ему, что обязательно дождусь прихода.

— Вы хотели поговорить со мной о городе.

— Порой из уст ребенка доноситься куда больше правды. — с этими словами Дэвис молча вышел на улицу, чтобы подышать свежим утренним воздухом.

Оставшись наедине со своими мыслями Кобус вздохнул, ему было до сих пор стыдно от того, что он сказал преподобному. Немного постояв на места, тот начал заниматься своими обычными делами. Заметив на вешалке пальто гостя, он его вынес на улицу.

— Падре Дэвис… Вы забыли, не заболейте…— отдав вещь, мужчина улыбнулся, а после скрылся за дверью.

День был весьма спокойным. Улицы города припорошило первым белоснежным покрывалом. Детишки играли и бросались комками белого снега. Беззаботное детство. Одев пальто, но не застенчивая его, Дэвис сел на скамейку и достал свою Библию, открыв страницу, он вынул сложенный листок, развернув его он всматривался в текст, лицо было в удивлении и неком страхе. По описанию, он понял, что этой ночью он видел того, кого разыскивают. Странный, нет, даже загадочный город куда он приехал. Его мысли перебил попавший прям в его лоб снежок чего детвора засмеялась и быстро бросилась в рассыпную, убегая с места преступления. Отряхнувшись от мокрого снега, падре встал с места и осмотрел улицу, стало тихо, улыбнувшись он увидел бегущего в его сторону Финли, который махал рукой ему. Направившись к тому, мужчина убрал книжку.

— А вот и я! — мальчишка улыбнулся и вытер нос рукавом своей потрёпанной одежды.

— Я рад, что с тобой все в порядке.

— Отчим забрал кувшин и больше ничего. Ему лишь бы выпить, поэтому в я в подходящий момент удрал из дома. Не первый раз так делаю.

— Всё же будь осторожен. — погладив юнца по голове, падре посмотрел на дорогу, которая вела в глубь города. — Скажи, эта дорога приведет к мэрии?

— Да, это главная дорога, а зачем вам туда?

— Меня там ждут. А пока мы идём туда, расскажешь про город?

— Я бы вам его и показал, но времени у вас нету как я вижу. Постараюсь очень кратко, но в подробностях описать городок.

— Я весь во внимании.

Финли начал рассказ.

Неферсо — город со средним уровнем населения; не большой и не маленький, он может стать приютом для многих заплутавших путников, или искателей приключений, так как вымощенные брусчаткой улицы нет-нет да становятся центром неких неординарных событий. Всё дело в местной власти. Мэр, добродушный мужчина средних лет, в чьих руках находится огромное количество законов, и возможность менять политику. Здесь вам никогда не станет скучно по сразу ряду причин.

Во-первых, расположение города, которое позволяет ему носить статус достаточно успешной торговой точки, сбывающей и получающей всевозможные товары со всех концов света. Экзотические фрукты, предметы обихода, и то, что никогда не будет выложено под статусом «легально», в Неферсо представляет часть обыденной жизни.

Во-вторых, окружение внешней среды, и жизнь, которая кипит по ту сторону улиц и подворотен. От дремучих лесов с темнотой мрачных чащ, до просторных золотых полей и возвышенностей гор, здешние территории буквально пропитаны чем-то незримым и магическим, а желание зайти подальше может обернуться новым открытием, или нежданным похождением по неизвестному никому тоннелю, или залежам древних артефактов.

В-третьих, душа и сердце города — жители, разнообразие менталитета и расовой принадлежности можно назвать не иначе как щедрым «ассорти». Неферсо — многонациональный город, стены коего могут принять любого, от эльфа, до горного тролля и духа. Здесь вы сможете найти занятие и увлечения по вкусу, но не забывайте о незримом наблюдателе, который следит за здешним порядком, как бы сильно он не напоминал собой первобытный хаос.

— Финли, ты сказал, что город под надёжным контролем мэра, но почему жители так обеспокоены безработицей?

— Отчим, когда напьётся, говорит, что у нашего главного…Проблемы с головой или же им управляет нечисть.

— Интересно…И от куда такие догадки?

Мальчик тыкнул рукой в сторону центра города.

В центре города находился большой замок, который был заброшен когда-то богатыми людьми. Спустя время его забрал мэр города и начал отстраивать заново, сохраняя всю ту мистическую атмосферу. Таким образом он хотел убить двух зайцев: завлечь туристов, а также сделать отель для тех, кто не хотел останавливаться в таверне «Древний Лжец». В этот отель по задумке главы города должны съезжаться более знатные и богатые люди. Горожане не одобряли эту идею, но если мэр решил это сделать, то не спорили. Во время ремонта замка начали происходить странные события. Даже пошли слухи о мистических демонах, которые крали души и утаскивали в Преисподнюю или же высасывали энергетику человека, после чего люди становились похожими на зомби и могли выполнять любые команды.

— Спустя неделю, один из рабочих сбежал со стройки и взбунтовал всех, напрочь отказываясь работать. И это был мой отчим…

Выслушав внимательно ребенка, Дэвис заметил собравшуюся толпу у замка.

— Финли, спасибо что поведал мне о городе, думаю дальше я справлюсь сам беги поиграй с ребятами.

Мальчишка недовольно надул губы, но послушно убежал обратно вниз по улице.

— Мы не будем строить замок! В нем обитает зло, и сам Дьявол сжирает души наших граждан! Я видел одного ночью! Он был страшнее, чем его описывают другие! В толпе пошёл шёпот, а потом и крики о том, что они тоже видели что-то, одни даже сказали, что видели, как демон вытягивал душу из пожилой дамы в переулке.

Среди взбунтовавшейся толпы незаметно появился святой отец, который стоял и слушал все эти сказки и выдумки. Кое как пройдя сквозь людей, эльфов, оборотня и прочих существ, падре начал вслушиваться в разговоры, но в скором времени ему это надоело. Решив не тратить время зря, Дэвис направился к мэру. Спустя пять минут, толпу начали разгонять стражи города.

Дойдя до мэрии, падре поправил свое одеяние и направился к двери. Стражники пустили его в здание, где его взору пал довольно богатая обстановка, конечно, это же мэрия. Лицо города так сказать. Осмотревшись внутри, его окликнул мужской голос.

— Вам назначено? Вы записаны на приём?

— Я приехал издалека, мэр знает о моем прибытии.

— Хм… У нас сегодня не приёмный день, садитесь, я сообщу о вашем приходе.

Уйдя по коридору, мужчина скрылся, оставив священника одного. Не тратя время зря, Дэвис начал рассматривать картины, которые висели на белоснежных стенках.

«Странные картины. Почти на всех смерти. Вергилий и Данте в аду…Красиво, но так пугающе одновременно».

— Вас ожидают! — голос сзади прервал мысли падре и тот обернувшись молча направился вслед.

— Добро пожаловать в Неферсо, ваше преподобие! — радушно сказал мэр, поворачиваясь лицом к выходящему гостю, — присаживайтесь. Я как узнал, что вы все же приехали в наш город, обрадовался. У нас происходят странные вещи, люди бояться работать и выходить на улицу…

— Я слышал люди бунтуют. — Дэвис не стал говорить, что он в этом городе по чистой случайности, пока есть шанс, он будет играть роль того, кого ждали.

— Если народ бунтует, то не от стремления взять чужое, а от невозможности сохранить своё.

— А есть ли у них своё? Они теряют места работы, в город приезжают и другие расы, не от хорошей жизни они прибывают сюда.

— Это не мои проблемы. Я даю им всё, что им нужно. А если они не могут это ценить, то сами виноваты. Я вас сюда не за нравоучениями позвал. Скоро мои выборы, и мне надо успокоить народ, каждый голос дорог.

— Вам дороги голоса для выборов, не люди. Бог осудит вас.

— Я повторюсь ещё раз. Я позвал вас не проповедовать мне и не тыкать на мои грехи. С грехами я разберусь сам, когда это понадобиться. У меня достаточно денег, чтобы купить индульгенцию.

Поняв, что спорить и доказывать обратное падре не может, он лишь выдохнул.

— Что от меня требуется?

— Провести воскресную проповедь.

— Разве в вашем городе нет своего падре.

— Он пропал, месяца два назад. Его так и не нашли. Много слухов ходит, не советую слушать, что произошло. Правду так и не найти. Ну так что? Вы мне поможете?

«Бог вам поможет…Если решит, что вы не грешник. Хотя, о чем это я. Вы по уши в грехах. Даже индульгенция вам не поможет».

— Падре? Всё хорошо? Я заплачу вам за услугу, если надо.

— Нет. Мне не нужны деньги. Я проведу богослужение, не ради вас, ради веры.

— Да хоть ради кого. Главное положительный результат в мою пользу.

— Если мне тут понравится, я могу остаться в городе?

— Сначала услуга, потом я подумаю.

Молча встав с кресла, святой отец направился к выходу.

Выйдя из мэрии, Дэвис направился по улице, изучая город и его жителей.

И правда, тут были и ведьмы, наги, дроу, эльфы и прочие расы. Все иногда косо посматривали на него и перешептывались между собой. Кто-то даже кинул в священника кожуру от фрукта, а следом и снежки. Ускорив шаг, падре скрылся за стеной здания, оперся о стену, выдохнул.

«Тяжело будет тут находиться, Боже… Ты даёшь мне испытания».

— Кхм…— сзади открылась дверь, и женская рука схватила священника за руку, затянув его в пекарню “Красный бархат”. Опешив, мужчина не понял, что произошло и как он отказался внутри. Столь лёгкая рука смогла затянуть его в помещение.

— Ну-с. Чего молчишь? Язык проглотил? Вот не загораживал бы проход, я бы тебя не трогала. — женский голос быстро тараторил, что падре даже не мог сконцентрироваться на диалоге.

— Простите, но я проходил мимо. Я ищу местную церковь.

— Она закрылась месяца как два назад. У нас нет служителя, да и люди туда не ходили все равно.

Наконец придя в себя, Дэвис увидел девушку низкого роста, худенькую с серебристыми волосами, собранными в косу. Одета она была в чёрное обычное платье, глаза ее светились от солнца жёлтым цветом, чуть щурясь она улыбалась так же, разглядывая собеседника.

— А где я?

— Вот странный. Ты в местной пекарне. — девушка отошла в сторону, показывая прилавки со свежей выпечкой, которая так и манила, чтобы ее купили.

— Не подскажите, где находится церковь?

— Купишь булочек? Если купишь, так и быть покажу дорогу.

— В этом городе все ставят условия? Ничего не делается просто так? — чуть ухмыльнувшись, падре подошел к прилавку и начал выбирать выпечку. — я возьму пару булочек с маком, корицей и вот эту… с шоколадом.

— Отлично! — радостно воскликнув девушка быстро положила заказ в бумажный пакет и протянула его мужчине.

Расплатившись с девушкой, Дэвис забрал выпечку.

— Теперь ваше обещание.

— Секунду, — молодая особа сняла с себя фартук и кинув его на стул, одела на себя полушубок. Выйдя из пекарни, он перевернула табличку на “закрыто” и замкнула дверь, обернувшись та схватила падре за руку и потянула за собой.

От резкого движения святой отец чуть не упал носом вперед, схватившись свободной рукой за шляпу, он быстрым шагом направился за той. Свернув пару раз на право перед ними, показалась церковь. Постройка была довольно старой, но ничего не разрушилось, за ней явно приглядывали и вовремя реставрировали рабочие и прихожане. Войдя внутрь, девушка покружилась вокруг своей оси и подошла к алтарю, где было распятие.

— Странный алтарь. Тут ничего не приносят в жертву.

— В жертву принес себя Бог.

— Так это бог? — девица показала пальцем на распятие и посмотрела на Дэвиса, который сняв пальто и шляпу перекрестился, подходя к той.

— Да. Это наш Бог и мы возносим ему хвалу.

— Постой. Так ты человек?

— Да. Я падре Дэвис. Прибыл в город по просьбе мэра. В это воскресенье я буду читать проповедь.

— Хм… Как я сразу не увидела. Прости. Мое имя Эва.

— Ты не человек верно?

— Как сказать. Считается ли ликантроп человеком?

— Думаю да. Ты же родилась человеком. Можешь рассказать о себе? Для меня это все в новинку.

Обойдя вокруг мужчину, дева улыбнулась и немного вздохнула, сев на лавочку она опустила руки на колени. Немного нервничая, она все же собралась с мыслями начав сою повесть.

— Когда я родилась первые годы было все прекрасно. Мать и отец были обычными людьми. Мама всегда находилась дома и занималась домохозяйством. Иногда она уезжала в город со мной, где продавала лечебные травы, которые собирала в магические дни. Отец был лесником. Эту профессию не считали приличной, поэтому в нашей деревне не очень уважали его, впрочем, как и мою матушку. Ее считали ведьмой, но доказательств в колдовстве предоставить не могли. По большей части мой отец пропадал в лесах. Пока однажды он не вернулся домой с сильной раной на руке и укусом от дикого волка. Потом началось самое жуткое. Отец, проспав сутки в агонии жуткой, в холодном поту, да еще и в бреду еле встал с места и посмотрев на место укуса начал вспоминать что с ним произошло, но были только обрывки. Он помнил, что за ним кто-то шел по пятам. Ничего не вспомнив, он с каждым днем становился все хуже и хуже, его тело становилось более омертвелым. Мать вызывала лекарей, но те ничего не могли сделать, антидота найти так и не сумели. Нам приходилось смириться, что наш отец может умереть или обратиться в чудовище. Еще через пару дней началось полнолуние, от этого он начал метаться по кровати и кричать от боли. Я помню, как он диким псом вырвался из дома и истошно рыча с бешеной скоростью бросился в лес. Выбежав за ним, я хотела его догнать, но он лишь оскалился, оцарапав меня клыком.

— И ты тоже стала таким как он? — сев рядом с девушкой, Дэвис с сожалением и скорбью посмотрел на нее.

— Я не знаю… Я могу становиться волком в любое время. Я не завишу от полнолуния, просто в полнолуние я становлюсь намного сильнее и порой, мне хочется убивать. Так сказать, животный инстинкт.

— А что произошло после того, как ты стала такой?

— На следующий день после этого инцидента убежала из дома в глубину леса. Отец построил там маленькую хижину, о которой знала только я и то, потому что однажды за ним подглядела. Там я жила очень долгое время, собрав стаю из обычных волков. Помогала таким волкам, которые потеряли мать или попадались в охотничьи ловушки. По мимо обычных волков, у меня появился друг охотник-ликантроп...

— Что было дальше?

— Это очень сложно и больно объяснить. Прости, я не хочу вспоминать тот период моей жизни. Скажу одно. Я приехала в этот город, когда появилась возможность.

— А твоя стая?

— Они все выросли и стали самостоятельными моя помощь там не нужна.

Открыв библию, Дэвис решил разрядить обстановку и достал листовку. Показав портрет каторжника, он посмотрел на Эву.

— Этого… человека я видел прошлой ночью в таверне. Он говорил мне что-то про меня. Будто я не тот, за кого себя выдаю и мне надо уехать из города. Потом он исчез как призрак.

Увидев лицо на бумаге, девушка встрепенулась и сжала ткань платья на своих коленях, чуть опустив голову и поджав губы, она молчала, ничего не отвечая священнику.

— Что-то не так? Ты его знаешь? Это твой знакомый? Отец? Кто он? — начав задавать вопросы тем самым напирая на нее девушке становилось не комфортно и вскочив с места без объяснений она выбежала из церкви.

— Постой! Куда ты?

Побежав за девушкой, святой отец выбежал на улицу, но ее и след простыл, оглядевшись по сторонам и не увидев ее силуэт он направился в сторону таверны. Проходя мимо пекарни, он не заметил Эву. Досадно цокнув, падре побрел по улице.

Войдя в здание таверны Дэвис увидел сидящих за столом вчерашних гостей. Обернувшись в сторону входящего те лишь молча поприветствовали, подняв свои ладони.

— Как вам наш город, преподобный?

— Очень странный город. Я не могу дать ему еще какую-то определенную оценку. Так много рас тут обитает и возможно у каждого своя история и совой скелет в шкафу.

— В этом городе ничего святого нет, да и не было. Вам тут делать абсолютно нечего. На вашем месте, я бы собрал вещи и уехал туда, откуда приехал, — встав с места Греджерс лишь усмехнулся, смотря на Дэвиса.

— Я не могу уехать. Мэр попросил провести службу, дабы успокоить верующих.

— Сынок. — похлопав по плечу того, мужчина заглянул в глаза священника, — Сделай просьбу мэра и вали восвояси. На службу вряд ли кто-то придет. Так что, чтобы твои труды не были напрасными мы с Ораном и возможно Кобусом придем. На большее и не надейся.

С этими словами мужчина пошел на выход и позвал за собой друга, который виновато улыбнулся и молча ушел из таверны.

Вздохнув падре Дэвис направился к себе в комнату, думая, как провести службу и что сказать вообще.

Последующие два дня падре провел в таверне. В эти дни ничего странного для него и города в целом не произошло.

* — Перевод с латыни-“Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного”

  • БУСИ / Буси / Ворон Ольга
  • Ценители жизни / Кустик
  • Зверь, отраженный в твоих зеркалах / Блокнот Птицелова. Сад камней / П. Фрагорийский (Птицелов)
  • Аривенн - *** 5 *** / «Сегодня я не прячу слез» - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Аривенн
  • Валентинка № 75 / «Только для тебя...» - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Касперович Ася
  • ГАЛАКТИКА - рассказ восьмой / Малютин Виктор
  • Варенье из розовых лимонов / Алёшина Ольга
  • Иерархия бесконечности / Без прочтения сжечь / Непутова Непутёна
  • Чудное мгновенье / Ассорти / Сатин Георгий
  • Зеркальный пруд (Алина) / Зеркала и отражения / Чепурной Сергей
  • Игра / Последнее слово будет за мной / Лера Литвин

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль