Абсурд / Морозов Алексей
 

Абсурд

0.00
 
Морозов Алексей
Абсурд
Обложка произведения 'Абсурд'
Абсурд

Сегодня утром я еле-еле встал с кровати. Мне очень сильно хотелось спать, я даже подумал, о том, что бы прогулять работу… На силу поднялся. Выпил кружку кофе. Двухсотграммовую кружку. Четыре ложки кофе, на четыре ложки сахара. Запил этой отравой таблетку анальгина. Я предвидел, что голова будет болеть, как после хорошей пьянки.

На работе я вел себя максимально странно. Голова болела, да еще и туман в глазах поселился. На простой вопрос дважды два, я отвечал пять. Хорошо, что это был ленивый пятничный день, и придурок начальник, мирно, как пес в конуре, дремал в своем кабинете.

День обошелся без жертв. Я даже ни кому не нагрубил и не нахамил. Хотя в такие туманные дни как сегодня (хорошо, что они навещают меня достаточно редко), я бываю неуправляем.

Домой я вернулся, как выжатый лимон. Ничего не делал, а устал, будто бы целый месяц без выходных работал.

Лег спать. Думал, что станет легче. Но легче не стало, сон только усугубил мое и без того бедственное положение. Теперь вдобавок ко всему, меня еще и качает из стороны в сторону, как настоящего моряка…

«Хорошо. Не все так плохо, как могло быть» — подумал я, качая головой то в зад, то вперед. Тогда мне показалось, что от этого становится легче. Ведь тело качало влево вправо, а я вопреки всему, качаю головой взад и вперед, тем самым ломая систему физиологии…

Меня сильно тошнило. Несколько раз я почувствовал отчетливые позывы рвоты, но к туалету не побежал, знал, что все это ложь.

Может быть, я отравился? Перебрал в памяти всю еду за последние три дня, ничего ядовитого не вспомнил. Хм, может быть, это Танька? Да, скорее всего она. Не думаю, что вчера она угощала меня своими домашними пирожками от чистого сердца. А все из-за любви. Я конечно же ей нравлюсь, и она конечно же мне не нравится. Но не травить же меня теперь? Точно она, и на работу сегодня не явилась, чтобы не подавать виду.

Интересно, наркоманы прибывают в таком же состоянии? Их так же расслабляет, как меня, их так же штормит? Им так же становится все равно, на весь этот глупый мир? Все-таки в Танькиных пирожках есть что-то…

Дальше больше, в голову начали лезть мысли о женском феминизме. Мне вдруг до слез стало жалко женщин. Даже несмотря на то, что одна из них попыталась меня отравить… Но я быстро убил эти мысли. Теперь стало жалко себя, за малодушие. Иш, что удумал, женщин жалеть. Существ, которые во всех бедах человеческих виноваты. Даааа, на душе стало светло. Как всякий раз, когда уничтожил пагубную мысль.

Выпил кофе. На этот раз в меньшей дозе. Включил телевизор. Там как раз новости шли. Посмотрел, послушал, захотелось в окно выйти от такой жизни.

Алкоголь, как решение всех моих проблем. Точно, как я мог забыть про него? Если вдруг что, можно будет свалить на «пятница вечер». Много я не пил. Я четко чувствую дозу… Довел организм до кондиции. Решил испробовать новую методику, которую сам же и придумал. Пить по малу, но часто… Самое обидное то, что я пил, а мое состояние не менялось. Выходит дело Танькины пирожки, сильнее водки? Вот колдунья… Не удивлюсь, если завтра захочу на ней жениться. Кто ее знает, какое зелье было в них.

Ух ты, взглянул на часы, а время то уже час ночи. А что это может значить? Правильно — пора идти гулять. Недопитую бутылку противоядия, я захватил с собой.

Ночь была настоящая. Темная. Фонарей на нашем районе мало. Да и гулять по ночам опасно, мои знакомые хулиганы во всю, пользуются отсутствием освещения.

А не пойти бы мне на спортивную площадку? Точно, я давно там не был, ну как давно, с прошлой «пятница вечер»…

Подходя к площадке, на которой, кстати, было светло. Я увидел красивую девушку спортивного телосложения. Я понял, что это моя судьба. Ну Танька прости меня за все…

Полный решимости иду прямо к ней.

— Привет, не правда, красивая ночь?

Она делала растяжку, поставив одну ногу на лестницу, в девяносто градусов.

— Да

— Меня () зовут, а тебя?

— Катя — простодушно улыбаясь, сказала она.

Разговор завязался на удивление просто, будто я всю жизнь ее знал. Мы начали, с вреда алкоголя и пользы спорта, а закончили литературой. Говорила в основном она, а я поддакивал, и делал вид, что все понимаю, и во всем разбираюсь, да и вообще мне очень интересно.

— У меня огромная библиотека, только сейчас я раздаю ее — сказала Катя.

— Почему? Мне кажется, свою библиотеку не надо раздавать.

— Ну знаешь, книги собирают очень много пыли…

— Эвоно как. Весомый аргумент не поспоришь.

— А ты любишь читать?

— Обожаю, у меня дома тоже огромная библиотека, только я не раздаю свои книги.

Сегодня, я врал как-то по-особенному хорошо. Никакой библиотеки у меня дома не было. Но читать я любил, и по литературе всегда имел твердую пятерку.

— Хочешь, я тебе что-нибудь подарю?

— Очень хочу. Просто боялся спросить.

— Хватит тебе, пойдем.

— А ты далеко живешь?

— Нет, в этом доме, прямо у площадки.

— А куда мы тогда пойдем? Я тут посижу, подожду.

— Неееет, ты недопонял, за книгами нужно идти к подруге, она живет здесь не далеко, около километра от нас.

Катя выбила из меня последнее понимание этого тленного мира. Библиотека, которую она так рьяно раздавала, была у нее дома, но за пылящимися книгами, нужно было идти к подруге. Возможно, я на самом деле, что-то недопонял… Ну да ладно, к подруге так к подруге. Я начал чувствовать, что дурман Танькиного зелья, начал сменяться дурманом водки. Я предложил Кате выпить. Она охотно согласилась, несмотря на вред алкоголя… Я сказал, что стакана у меня нет. Предложил выпить из крышечки. Она сказала, что будет пить из горла. Мне становилось страшно в ее компании, и еще страшнее от мысли, что скоро она объединится с подругой.

Отправились за книгами. Катю на удивление быстро вывело из строя… «Слабая» — подумал я и улыбнулся.

— Если бы ты знал, как я обожаю литературу. Каждая книга для меня — это целый мир, целая вселенная.

— Я прекрасно понимаю тебя, для меня книга — это, то же самое.

— Я как раз сегодня «Преступление и наказание» Достоевского дочитала. Замечательная книга, просто шедевральная книга. Какая динамика, какая плавность на переходах от главы к главе. А главное сюжет, в нем такой глубокий смысл.

— Думаешь?

— Уверенна.

Я хорошо помнил сюжет преступления и наказания, еще из колледжа. Мне даже билет такой попался на экзамене. «Главная идея и цель автора в романе Ф.М Достоевского «Преступление и наказание»». Я сдал на пятерку.

— И в чем же основная идея произведения?

— Основная идея в том, что не надо воровать — уверенно сказала она, гордясь своими знаниями.

— Думаешь?

— Уверенна.

Я не стал спорить, ведь она всем телом прочувствовала гениальность и шедевральность сюжета…

Мы подошли к дому подруги, который на самом деле находился намного дальше, чем описывала Катя.

— Подожди здесь, сейчас мы спустимся.

— А с тобой нельзя?

— Нет.

— Почем?

— Долго объяснять.

Я не стел расспрашивать почему, и зачем, нельзя так нельзя.

Они не заставили меня долго ждать. Дверь отворилась и из подъезда вышла молодая, красивая женщина с книгами, а за ней не менее красивая Катя.

— Меня Лера зовут — представилась женщина с книгами.

— Очень приятно меня ().

Она протянула мне руку, я не сумел найти причины, чтобы уклониться от поцелуя, пришлось…

— Давайте присядем — сказала Лера.

Катя не возражала, да и я был не против. Мы присели у дома, под большой березой. Мне захотелось спать, по телу пошла легкая дрожь.

— Вот, возьми — это Кафка, ты любишь его книги? — спросила Лера.

— Люблю.

— Я знала, у меня чувство на чужие вкусы и чужие интересы.

Потом она достала три рюмки под водку… Я понял в чем дело, смутился, но не подавая виду начал разливать остатки.

— За великую русскую литературу — сказала Катя.

— За литературу — поддержала ее Лера.

Дальше последовало еще два подхода по пол рюмки «за великую русскую литературу»…

Я начал засыпать на Катином плече, она приобняла меня, и тихо запела детскую колыбельную песню.

— А пойдемте за шаурмой, я так сильно проголодалась — сказала Лера.

Катя поддержала идею, мне ничего не оставалось, кроме, как согласиться…

Мы повернули за угол дома. Прошли метров двести.

Полтретьего ночи. Женщина сажает цветы у подъезда. Странно? Тогда мне так не показалось, что уж там, мне и сейчас не кажется это странным…

Самое абсурдное во всем этом ночном происшествии, не то что, женщина сажает цветы полтретьего ночи, не то, что я пьяный с двумя незнакомыми женщинами в кромешной тьме иду за шаурмой. Самое абсурдное то, что я терпеть не могу Франца Кафку…

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль