Глава 45

0.00
 
Глава 45

11 июля 16:43

Ленинградский проспект, дом 47. Москва, Россия

Гримерка ночного клуба Moskva

 

 

— Думаешь, мы долго сможем держать оборону? — спросил Иёму шепотом.

Сомо зыркнул на подпертую столом и тремя стульями единственную входную дверь в гримерку и наконец соизволил ответить:

— Ты бы лучше присел на стол, а то нашу маньячную фанатку это может и не остановить.

— Ты прав, — ответил Аясу и уже через секунду все четверо сидели на трех сторонах стола, подпирающего дверь.

Рю приложил ухо к двери и прислушивался.

— Ну, что? — спросил вокалист шепотом.

— Тишина, — ответил барабанщик.

— Как же хорошо, что макияж нам успели сделать еще до ее появления, — прошептал клавишник.

— И не говори, — поддакнул Иёму, — но меня уже начинает выводить из себя, что переодеваться приходится по очереди, пока остальные караулят все входы и выходы.

— Тебе еще тогда повезло, ты хотя бы в футболке до колен был, — пожаловался Сомо, — а я … — и он затих.

— Не ты один, — прошипел Аясу, припоминая тот эпизод.

— Да тебе-то что? — возмутился фронтмен, — ты и так с полуголыми ногами по сцене щеголяешь.

— Да тише вы! — цыкнул Рю и снова припал ухом к двери.

— Сколько там еще до встречи с фанатами осталось? — спросил басист секундой позже.

Сомо глянул на часы над дверью.

— Еще пятнадцать минут, — сказал он с тяжелым вздохом.

— Как же долго, — протянул Аясу слезно, — я с этими переживаниями скоро седым весь сделаюсь.

— Ты же и так волосы красишь, чего тебе переживать? — спросил ухмыльнувшись вокалист.

— А знаешь, как сложно седые волосы закрашивать? — не растерялся и тут же выпалил клавишник.

— Да без понятия, — с ехидной улыбкой лидер-сан прервал клавишника.

Аясу обиженно фыркнул.

— Пятнадцать минут… всего пятнадцать минут, — бормотал вполголоса Иёму, не отрывая глаз от часов.

Благодаря Сомо он узнал, где они находятся, и теперь изо всех сил их гипнотизировал. Вот только они почему-то не поддавались и быстрее двигать стрелками не спешили.

— Может, она уже там, где встреча будет? — сделал предположение вокалист, тоже прильнув ухом к двери, — и решила сюда не заявляться. А что? Насмотрелась уже, вот и не пришла.

— Нет, не насмотрелась, — ответил знакомый голос откуда-то из-за спины, — я просто опоздала. Глупый таксист!

Все четверо как в замедленной съемке повернули голову в сторону голоса. Маня спокойно сидела на единственном не использованном в баррикаде стуле, закинув ногу на ногу.

— Но можете повторить, что я тут пропустила. У вас как раз есть… десять минут, — сказала она с улыбкой, кивнув на часы.

Сомо опомнился первым и спрыгнул с насеста, при этом приложившись об пол. Словно не чувствуя боли, он подорвался с твердой поверхности, схватил за шкирку близ сидящего Иёму и стащил того со стола. Потом этой же участи удостоились двое его коллег. После чего великий и ужасный лидер-сан, почувствовав в себе немеренную силу, одним рывком отодвинул стол и вырвался наружу. Остальные музыканты, как только замаячил просвет в двери, тут же подорвались со своих мест и помчались вдогонку. При этом уже на повороте коридора догнали фронтмена и даже обогнали. В зал, отведенный для встречи с поклонниками они вылетели так, что если бы не стена людей и их овации, проскочили бы мимо…Вспомнив, что все эти люди пришли к ним, великим музыкантам, ребята резко остановились, а потом попятились к столу.

“Как же трудно быть рок-звездой,” — подумал Сомо и, переводя дыхание, пододвинул к себе микрофон.

Часом позже, когда автограф-сессия закончилась, а вместе с ней и адская фотосессия на память, которую устроил не кто иной, а Маня, ребята к сцене бежали почти так же, как и ранее на встречу с фанатами, и поэтому едва не проскочили и ее. Но на этот раз их остановили не люди, возликовавшие в овации, а все та же Маня, стоявшая в первом ряду сразу под сценой. Сложно было сказать, от кого они в таком случае бежали, если маньячка была впереди. Но как бы там ни было, дальше дорога была блокирована и пришлось остаться на сцене и браться за инструменты.

На удивление девушка вела себя спокойно и даже не пыталась стянуть с вокалиста штаны или за руку стащить со сцены в зал. А причиной тому были стоявшие рядышком разукрашенные девицы, уж слишком пристально наблюдавшие за ребятами. И не только наблюдавшие, но иногда и выполнявшие некоторые функции маньячки, а именно: по стаскиванию с Сомо штанов, да и самого его со сцены. В такие моменты преданная фанатка сразу же набрасывалась на разукрашеных, выдергивала захваченную часть музыканта и отпускала несчастного и испуганного на свободу. Сомо, естественно, был ей весьма признателен, но в одной комнате с ней остаться все же не рискнул бы. И потому, когда час спустя музыканты должны были играть инструментальную композицию Conferentia, а фронтмен — уйти со сцены отдохнуть, он тянул до последнего, поглядывая на проем коридорчика, куда ему надо было идти, ведь там его уже ждали… два улыбающихся глаза. И потому вокалист, переквалифицировавшись в деятеля разговорного жанра, уже второй десяток минут что-то рассказывал зрителям. При этом его уже не волновало, что слушатели иностранные и в большинстве своем не понимают и половины его слов.

Аясу оказался более догадливым в этом плане, и когда беспокойный гул в зале начал набирать обороты, он принялся потихоньку наигрывать что-то, напоминая лидеру-сану, что пора бы и честь знать. К нему подключился Рю, искоса поглядывая в сторону коридора, чуть позже и Иёму, метнувшийся в другой угол сцены, как только заметил совсем рядом с собой лохматые розовые волосы очередного Маниного парика и бесстыжие глаза, бесцеремонно раздевающие его взглядом. Так, по крайней мере, показалось ему. Стараясь держать себя в руках, Сомо сглотнул и последовал к выходу.

— Надеюсь, мы его еще увидим, — сказал клавишник и задал первые аккорды соло-мелодии.

Свет сконцентрировался на нем, погрузив остальную часть сцены во тьму, и фронтмен воспользовался ситуаций моментально. В потемках он, не дойдя до выхода, повернул назад и спрятался за колонками. Опустившись на пол за вибрирующими гигантами, Сомо блаженно заулыбался и даже, воздев руки к небу, принялся благодарить высшие силы.

Когда же десятью минутами позже он вышел из-за колонки все такой же взмыленный, но счастливый, коллеги выпучили на него глаза.

— Живой, — пробормотал Аясу, когда увидел Сомо.

— Выкрутился, — буркнул себе под нос Рю и даже заулыбался от такой находчивости коллеги.

— А ты что, все время был здесь? — спросил удивленно басист, заметив, откуда вышел Сомо.

Тот утвердительно кивнул в ответ и расплылся в улыбке, словно чеширский кот. Вот только этой улыбке недолго оставалось жить. Поедающий заживо злобный взгляд фурии из закулисья не сулил добра.

— Я подожду, — крикнула им из своего угла Маня.

После чего демонстративно оперлась о стеночку и сложила руки на груди, давая понять, что в зал она идти не намерена.

Конец первой части выступления был все ближе и каждый из участников волновался все больше и больше. У Сомо, конечно, промелькнула мысль, что можно начать анкор сразу после основного сэт-листа, но им нужно было отдохнуть хотя бы несколько минут, ну и переодеться, естественно. А это значило, что придется идти в гримерку, в которой, оказывается, есть вторая дверь. Но перед этим еще надо как-то обвести вокруг пальца их персональную маньячку, караулившую его за кулисами.

На последней песне Сомо судорожно глянул туда, где еще не так давно видел ухмыляющиеся глаза и к своему удивлению никого там не обнаружил. Остальные тоже заметили это, и недоумение на пару со страхом явственно читалось на их лицах.

— Где она? — спросил Сомо человека из стаффа, с которым столкнулся на выходе со сцены. И при этом столкновении взвизгнул так, что слышал весь зал и это без микрофона!

— Выпроводили на улицу, — заверил тот, моментально поняв о ком шла речь.

Переодевались они без приключений, забаррикадировав стульями обе двери, вторая из которых оказалась за портьерой. Но даже несмотря на все предосторожности футболки они надевали в спешке, а некоторые в панике даже умудрились надеть наизнанку. И уже через пять минут, растолкав стилистов-парикмахеров, столпившихся у двери с намерением поправить прически, ребята прытью направились на сцену. Ведь это было единственное место, куда Маня имела совесть не заходить.

Ни у кулис, ни под сценой девушки не оказалось. Сомо в растерянности даже чуток потоптался у самого края, проверяя. За ногу его схватили, но это была не их прекрасная поклонница. Точнее схватившая его за штанину тоже была поклонницей, но не ПОКЛОННИЦЕЙ с большой буквы, как себя величала Маня.

Отцепившись с пребольшим трудом, он решил больше не рисковать и попятился на безопасное расстояние, куда ни одна рука с первых рядов не способна была дотянуться.

Анкор начался… прошел… и закончился без приключений.

 

 

  • Зеркало в замке Шато-Мишлен / Анабазис / Прохожий Влад
  • Сетевой поэт, говорите? / ЧУГУННАЯ ЛИРА / Птицелов Фрагорийский
  • Тори Виктория - *** / ОДУВАНЧИК -  ЗАВЕРШЁННЫЙ  ЛОНГМОБ / Анакина Анна
  • Сказка о добром молодце Илье, о любви и о судьбе / Газукин Сергей Владимирович
  • Подворотни / Кем был я когда-то / Валевский Анатолий
  • Брякнул я про даму N / Шалим, шалим!!! / Сатин Георгий
  • МаминоDomino / Неопасные тексты / Ольга Девш
  • Ненавистная актуальность / Из души / Лешуков Александр
  • Идеальный мир / Janny L.
  • "ёжик иголками внутрь" / Лунные вирши / Паллантовна Ника
  • Тенью / Рикардия

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль