Глава 44

0.00
 
Глава 44

11 июля 09:27

Ленинградский проспект, дом 47. Москва, Россия

Ресторан “Марукамэ”

 

 

Ресторанчик располагался на первом этаже того же здания, где была гостиница, концертный зал и еще с полмиллиона разных контор. Причем всего в пятнадцати метрах от выхода из фойе, но шли ребята минут двадцать, ибо отправились они туда через потайные коридоры. И еще потому, что все здесь было написано странными буквами, часть которых походили на иероглифы, некоторые на каны, а остальные на цифры. Три раза заблудились, хотя как можно было заблудиться, если не только не знаешь дороги, но еще и того, куда идешь. И под конец они шли в основном по запаху. Иёму, как самый голодный, шел впереди. Аясу с неоднократно уже пригодившейся сэлфи-палкой замыкал шествие.

А все из-за того, что переводчика-то они с собой и не прихватили, когда сбегали. Страшно было даже подумать, что будет, если они по дороге на саундчек заплутают. Тут-то уж нюх не поможет.

Конечно лучше было бы все же через улицу пройти, пятнадцать-то метров, а не плутать по коридорам, ну или съездить в центр города, погулять по Акахироба и перекусить там в каком-нибудь Макдаке, но… никто из них не осмелился, ибо МАНЯ. Девушка эта, еще в самолете на Москву обвязавшаяся ожерельем из этих проклятых деревянных расписных куколок, казалось, была сразу и везде. И те пятнадцать минут в конце полета, когда она видимо простила их за что-то неведомое и, поднявшись со своего места, направилась к ним поговорить, показались музыкантам долгими часами.

Сначала перед ними возник полутемный коридор, потом дверь справа напомнила им дверь санузла для работников, затем было что-то похожее на кухню. Шеф-повар как-то странно посмотрел на ребят, после чего зачем-то еще долго бежал за ними и пытался надеть на шедшего впереди Сомо белый поварской колпак и всучить в руки огромный тесак.

Бармен, высунувшись из-за стойки, округлил глаза, когда незнакомые японцы с семенящим за ними шеф-поваром строем вышли из дверей кухни. Прибежала администраторша… Ну, а кто еще мог быть с такой несвойственной этому странному суровому народу пластмассовой улыбкой на лице?

Сомо прошествовал к спрятавшемуся в самом дальнем темном углу столу и чинно уселся. Остальные последовали его примеру. Администраторша продолжала кудахтать. Бармен над ухом тряс своими железными стаканами, смешивая коктейль, и ужасно не попадал в такт. Шеф-повар, нахлобучивший колпак на Рю, пытался надеть на Сомо прозрачные перчатки и тоже что-то бормотал.

Долго и тщетно ребята пытались объяснить, чего они хотят.

— МЕ! НЮ! — по слогам проорал вокалист.

Трое нападавших зашушукались.

Конечно такое поведение персонала любого кафе уже заставило бы кого угодно уйти в поисках лучшей доли… Но! Никто ведь другой не был знаком с Маней, тем более так близко, как музыканты группы Daitokai Sonata. И поэтому ребята продолжали попытки хоть что-то объяснить. Но! Кто сказал, что в японском ресторане в России хоть кто-то должен знать хотя бы английский?! А никто!

После тридцать третьей попытки поменять интонацию, ударение или длительность звуков в слове “меню”, ребятам наконец-то принесли его. Но! Кто сказал, что в этом меню будет хотя бы одна буква на английском? Нет. Там была только та жуткая, больше похожая на наскальную клинопись, письменность, состоящая из иероглифов, каны и цифр. Ну, и картинки, на которых были изображены какие-то жуткие чудеса, похожие на цветных улиток с ворсинками.

— Что это? — спросил Рю, тыча в улитку грейпфрутового цвета.

— Это ролл с тобико, — ответил до жути знакомый женский голос. — А это “Филадельфия”. Если я не попутала. Хотя… тут же подписано. Ну точно, вон, гляньте, это внутри одноименный сыр.

Девушка, которую все приняли за официантку, только что проходившую мимо в платье такого же ярко-красного цвета, склонилась над столом и заглянула в меню.

— Ух ты! — воскликнула она, перелистнув страницу. — Вот это словарный запас! Вот это фантазия!

— МА-НИ-Я! — пролепетал клавишник, оторвав глаза от своего телефона.

— А то кто же? — хихикнула девушка, а потом серьезным голосом добавила. — Аясу, а твое пред-пред-предпоследнее селфи откуда было?

— В смысле? — ужаснулся клавишник.

— Хм-м-м, — озадаченно и даже расстроенно протянула девушка, — забудь. Сомо, вот об заклад бьюсь, это твоя была идея идти в этот ресторан через “дворы”.

— О нет, — простонал Сомо, сползая на пол. — Нет, не моя, — добавил он уже из-под стола.

Рю просто натянул колпак, позабытый шеф-поваром, на лицо. Иёму был голодным, а в таком случае никакие мании не страшны.

— Вы записываете или у вас память волшебная? — обратился он к Мане, совершенно не обращая внимания, что официантка вдруг заговорила на его родном, хотя еще минуту назад их здесь никто не понимал. — Если чего-нибудь не принесете из заказанного мной… я когда голодный — очень злой! А куда это все подевались? — оторвав глаза от меню, спросил Иёму. — Ай! — это Сомо ущипнул того за ногу под столом. Иёму заглянул под длинную в пол скатерть и там увидел три перекошенные отчего-то почти до неузнаваемости рожи, — в детство ударились? В шалаше захотели посидеть?

Сомо поднес палец к губам и зашипел как змея, призывая к тишине. Аясу и Рю согласно закивали.

— Вы чего? — уже шепотом повторил Иёму, нагибаясь ниже. — Что случилось? Это вы из-за шеф-повара? Ну мало ли. Может он иностранцев никогда не видел.

— Да тише ты! — закипел Сомо далеко не бесшумно. — Она же услышит.

— Кто она? — переспросил Иёму. — Ой… Мания?

— Она самая! — заявила девушка, удобно усевшись под столом на ноге Аясу. — А тут ничего так… уютненько, — проговорила она, осматривая окружение. — И ничего я тебе не принесу, любитель котов! Я не официантка. Да и к тому же, кто ходит в японский ресторан чтобы мясо есть?

Иёму резко выпрямился и огляделся.

— Это что, японский ресторан?

— Ага! — ответила Маня, выбравшись из-под стола. Почти по-хозяйски она окинула взглядом просторное помещение, потом от соседнего стола подволокла одну их огромных скамеек, заменявших стулья, уселась на нее во главе стола и напрочь блокировала тем самым для всех четверых пути отступления.

— Если это японский ресторан, тогда почему тут много всего неяпонского? — переспросил Иёму, снова заглядывая в меню. Аясу, тоже выбравшись из-под стола, в знак согласия закивал.

— Это Россия, детка, — ответили Маня, — тут в ресторан можно заявиться в спортивном костюме, а на ужин заказать слонятину, были бы деньги.

— А почему суши такие странные? Я таких отродясь не видел, — обрел голос Сомо.

— Говорю же, это Россия, — ответила Маня, — так что пользуйтесь моментом и кушайте то, чего вы в своей Японии точно бы не попробовали.

Маня откинулась на спинку скамьи, чтобы наилучшим образом оценить реакцию музыкантов на ее заявление.

— Ну так что же вы — японцы — забыли в японском ресторане в России? Или вы только рисом питаетесь? — поинтересовалась Маня, когда все наконец выбрались из-под стола. — Хотя нет, иначе Иёму не стал бы в меню тыкать во все мясо подряд.

— Ну, — забормотал Иёму, отодвигаясь от края стола, а значит и от Мани, — просто по картинке было более или менее понятно, ну я имею в виду, на картинках с мясными блюдами… Ой, а что это? А это? — Он указал на зеленую улитку в меню, — что это? Ах да… это роллы…

— Роллы-роллы, — подтвердила Маня, склонившись над меню. — А вот те брусочки — это сашими.

— Э?! — все четверо нависли над меню. — Сашими? Это?

— Ага, — еще раз подтвердила Маня, закинув ногу на ногу, и пнув при этом Сомо в коленную чашечку. — Ой, сумимасен-сумимасен, — залопотала она, тут же сев как первоклассник на первом в своей жизни уроке.

— Кушать хочется, — пробормотал Иёму, разглядывая картинки, — а тут хоть что-нибудь съедобное есть?

— Чисто теоретически тут съедобное все.

Ребята Мане не очень поверили, поэтому продолжали глазеть на цветные странички. И тогда девушка решила взять быка за рога, то есть все в свои руки. Она подозвала официантку, хвостиком за которой пришли администратор, бармен и шеф-повар, и заказала самый-самый дорогой пункт в меню, состоявший, если верить цифре рядом, из трехсот роллов, естественно уже нарезанных.

— Пиво! — буркнул Сомо. — Не поем, так хоть напьюсь.

То есть конечно фронтмен сказал “биру”, а вот шеф-повар, администраторша, бармен и официантка так и не смогли понять, что же он собрался “брать”.

Шеф-повар, своей позой напоминающий цаплю над прудом, подпрыгнул на полметра и метнулся прочь, на ходу голося что-то. Следом за ним помчался бармен, продолжающий и на бегу греметь железными стаканами. Администратор вздрогнула, но, растянув улыбку еще шире, осталась стоять.

— Не больше одной бутылки! — заявила Маня, — тебе еще сегодня петь! — А потом вздохнув, спросила, — кто еще пиво будет?

Остальные трое смущенно подняли руки, официантка синхронно с администратором сглотнули и постарались улыбнуться еще шире.

— Беленькой, — перевела Маня официантке просьбу ребят принести им пива, — самой лучшей. По рюмочке, думаю, хватит. И, пожалуйста, потом еще газировки какой-нибудь желто-коричневой, обязательно в пивных кружках!

Официантка, поняв, что заказ сделан, полуприсела в реверансе, полупоклонилась и умчалась прочь. Администратор, едва сдержав порыв побежать следом, принялась мелко-мелко кланяться.

— Кхм, — начала она, — извините… а эти… господа… японцы?

Маня повернулась к администратору и оглядела ее с ног до головы.

— Да-а-а, — после едва заметной паузы ответила девушка. — А…

Она хотела спросить «А почему Вы спрашиваете?», но не успела, администратора и след простыл. Маня пожала плечами и вернула все свое драгоценное внимание группе Daitokai Sonata.

— Надо же… ее все боятся, — негромко шептал на ухо Аясу Сомо. — Может, она какая-то важная шишка?

По выражению лиц Иёму и Рю вокалист понял, что попал, и мигом на его лице расцвела улыбка.

— Милая Мания! А что же Вы нам о себе ничего не рассказали? Сколько мы уже с Вами знакомы? Почти две недели, хотя кажется будто целую вечность, а мы про вас ни словечка не услышали!

Маня впервые в жизни не знала что сказать. По счастью в этот момент целая процессия, во главе с шеф-поваром вышла из дверей рядом с барной стойкой и двинулась к ним.

Когда не переставая кланяться все удалились, на столе не осталось свободного места.

— Что это? — ошарашено пробормотал Аясу, как умелый ковбой пистолет из кобуры, вынимая телефон из кармана. — Это надо сфотографировать!

— Кушайте, — ответила маньячка, стараясь не выпучивать глаза.

— А где пиво? — грозно поинтересовался Сомо, внимательно осматривая стол.

— Так вот же оно, — Маня указала на небольшой стаканчик с прозрачной жидкостью. — Это русское пиво! Ты же хотел попробовать местного пива? Ну вот и пробуй.

Иностранные разноцветные роллы неплохо пошли под иностранное… странное пиво.

Когда часом позже на столе освободилось немного места, официантка, естественно по поданному Маней знаку, принесла пивные пол-литровые кружки с желто-коричневой жидкостью с пузырьками.

— А это вот — заграничное пиво, — чинно произнесла их персональная гайдзинка, заглядывая в осоловелые гляделки каждого из оперовцев. — Из Европы, скорее всего. Может даже из Баварии.

Глаза вокалиста вспыхнули, он схватил свою кружку, ополовинил ее одним глотком, потом, видимо, пузырьки газировки разом ударили в нос и…

— Сомо!!! — в один голос завопили Рю и Иёму, сидевшие напротив.

А кому понравится незапланированный душ из сладкой газировки?

Пока ребята вытирали свои лица ворохом салфеток, чудом отыскавшихся на столе, более удачливый Аясу, сидевший на другом краю стола, отчего ему не досталось освежительной влаги, принялся на их фоне фотографироваться. Такого разнообразия в выражениях лиц своих коллег он давненько уже не видел. Поэтому клавишник старался как можно больше всего запечатлеть, неустанно долбя пальцем по несчастному телефону.

Наблюдая за этой картиной, Маня, до которой тоже не долетела газировка, уже чуть ли не каталась по полу от смеха. Ведь увидеть мега рок-звезд в подобной ситуации не каждому удается. Сомо в полнейшем замешательстве, поглядывающий то на “пиво”, то на коллег, Рю, завладевший большей частью салфеток и пропитывающий ими свою бороду, с которой еще секунду назад текла струйка этой самой газировки, Иёму, которому досталось всего две салфетки в одно мгновение размокшие полностью, пытающийся вытереться своей же мокрой футболкой, и Аясу, совершенно сухой, и за своим привычным занятием.

— А вам не пора ли на репетицию? — вдруг спохватилась девушка, глянув на наручные часы фронтмена, едва не вывихнув ему при этом руку.

Остатки “пива” полились на колени преждевременно завизжавшего Аясу. Для клавишника салфеток не осталось, и поэтому вытирая джинсы он едва не стащил скатерть со стола.

— Точно, вам уже пора! А ну быстро поднялись и пошли к выходу, — скомандовала платинововолосая гайдзинка, доставая телефон, — по дороге как раз обсохнете, — хихикнула она, а потом серьезным голосом добавила, — репетиция уже двадцать минут, как началась. Все за мной! Я вас быстро сейчас короткой дорогой проведу.

Ребята нехотя повиновались.

— Маня! — позвал Сомо, когда они выходили из дверей ресторана на залитую солнцем улицу.

— А? — отозвалась девушка, остановившись на крыльце, где глянула сначала налево, потом — направо, при том, что до проезжей части было не меньше десятка метров, после чего, указав в сторону входа в гостиницу, сказала, — думаю, стоит в гостиницу сначала заскочить… переодеться кое-кому.

— Ага, — ляпнул музыкант, но тут же спохватился, осознав, что может произойти, — то есть нет! Нельзя нам в гостиницу переодеваться, — остальные закивали в знак согласия, пока Маня на него пялилась в удивлении, — у нас времени нет, — начал разъяснять Сомо, — мы и так уже на репетицию опоздали!

— Ну ладно, — обиженно пробурчала девушка, — не надо, так не надо, — и пошла дальше.

Ребята вздохнули с облегчением, стараясь сделать это как можно тише.

— А это же ведь была водка, а не пиво, — утвердительно проговорил лидер-сан, засеменив за маньячкой следом.

— Ну да, — ответила девушка, равнодушно пожав плечами.

— Ну оно и ясно, почему вы водку пьете, вместо пива, оно же, хоть и заграничное, такое отвратительное у вас тут, — вокалист казалось действительно был расстроен до глубины души. — Как вы вообще тут живете? — Спросил он со слезами в голосе.

— Вот так и живем, — театрально вздохнув, ответила гайдзинка.

— Лучше бы я надел шорты, — на высоких тонах поведал миру клавишник, рассматривая огромное мокрое пятно на джинсах. — Ух ты, какая классная вывеска, — в следующую секунду воскликнул он, позабыв и про джинсы и про газировку и принялся ловить свое изображение в фокусе. — Сейчас сразу отправлю в Инстаграм, подписчики уписаются.

— Маня! — позвал Рю, догнав их с Сомо, и наконец сняв свой колпак, — а чего он за нами бегал, повар-то?

— Повар-то? — переспросила девушка, — а вы зачем на кухню заперлись?

— Хм…

— Почему вы не пошли как все люди, через улицу, через двери? — напала на него Маня, яростно тряхнув выбеленной челкой, отчего Сомо решил немного поотстать.

— Хм, — с куда большей выразительностью, чем прежде, заявил барабанщик, не обращая абсолютно никакого внимания на тон девушки.

— Он же вам еще и нож пытался всучить? — спросила поклонница, еще раз оглянувшись по сторонам, а не едет ли где машина, хоть они и шли по тротуару.

— Ну да, — влез заинтересовавшись Сомо.

— Они скорее всего подумали, вы к ним на работу пришли устраиваться… сушистами, — ляпнула девушка, с подозрением глянув на темно-красную “копейку”, маневрировавшую не по правилам. — А может, еще что поинтереснее им в головы пришло.

— Маня? — позвал Иёму, нагнав их практически у входа в гостиницу.

— Да? — отозвалась девушка.

— А ты откуда знаешь, что мы через кухню шли, и что нам нож давали?

— Хм, — многозначительно хмыкнула Маня.

— Ух ты, какая классная фотка получилась! — захихикал Аясу, сфотографировавшись на фоне вывески какого-то офиса. — Сейчас сразу же отправлю в Инстаграмм.

Отточенными до автоматизма движениями он справился с задачей в считанные секунды, даже не сбавляя шага. У Мани в то же миг пиликнул телефон, она достала его, глянула и, почти сразу отключив, убрала в карман.

— И как ты вообще нас нашла? — продолжал допрашивать ее басист. — Как ты нас каждый раз находишь?

— А вот! — выдала Маня, улыбаясь и косясь на клавишника.

— Ух ты! — вновь воскликнул Аясу. — Уже кто-то лайк поставил.

— Классная фотка, кстати, — хихикнула девушка, обернувшись и подмигнув фанату селфи.

Пока Иёму недоумевал, что этим “а, вот” хотела ему сказать маньячка, они подошли ко входу в гостиницу.

— Маня!!! — воскликнул Рю, как только они переступили порог гостиницы.

— Ну? — она резко обернулась и Сомо чуть не смел ее со своего пути.

— А мы ведь не заплатили!

Глаза драммера были выпучены до предела. Маня же от этого лишь рассмеялась.

— Ой, радуйся, что тебе не доплатили за то, что ты ушел… Они скорее всего подумали, что вы с проверкой, — не переставая хохотать, она повела “японскую делегацию” вглубь отеля по одной ей известным ходам в сторону концертного зала на репетицию.

 

 

  • День 15 / Серая Кукла / Grey Elizabeth & Dorian
  • Пестрая баллада. Зауэр Ирина / Четыре времени года — четыре поры жизни  - ЗАВЕРШЁНЫЙ ЛОНГМОБ / Cris Tina
  • Чеканя шаг / Nostalgie / Лешуков Александр
  • "Мои друзья – создатели миров" - Чепурной Сергей / Лонгмоб - Лоскутья миров - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Argentum Agata
  • Зуд / Чугунная лира / П. Фрагорийский
  • Тот, кто играет на арфе - Птицелов Фрагорийский / Необычная профессия - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Kartusha
  • Между... / Другая тетрадь / Лисовская Виктория
  • Выбор / Стихи-2 (стиходромы) / Армант, Илинар
  • Безработица / Ассорти / Сатин Георгий
  • Мама / Багаева Нина
  • В зимнем лесу / Природные зарисовки / Лещева Елена

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль