Глава 14

0.00
 
Глава 14

4 июля 06:15

Bergerhof Hotel. Кёльн, Германия

В номере

 

 

Утром Иёму проснулся рано, при этом к своему собственному удивлению осознал, что вчера ночью вырубился после очередного трудного «рабочего» дня не успев раздеться. Именно благодаря Мане все их выступления стали напоминать кошмарные сны и совершенно не было удовольствия от тура по Европе. И именно из-за этой настырной девушки они стали снимать номера по двое. Так казалось безопаснее. Если один попадался в ее сети, то у второго появлялся шанс сбежать за помощью. Да и вдвоем всяко легче держать круговую оборону.

Рю еще спал в своей кровати. Басист отправился в ванную умываться, а когда вернулся, подумал было еще подремать часок-другой. Он присел на край кровати, на которой почему-то одеяло было скомкано совсем по-другому — с большим бугорком посредине.

— А-а-а-а, — заорал музыкант не своим голосом, когда место, на которое он уселся, начало шевелится. Иёму подпрыгнул чуть ли не выше своей головы, после чего забрался с ногами на стол, стоявший в другом конце комнаты, и уставился на кровать.

— Что случилось? — Рю подорвался с постели и уставился на соседа.

Иёму лишь таращил глаза и тыкал пальцем на свою кровать.

Бугорок на кровати снова зашевелилось, как и волосы на голове барабанщика, а еще через секунду из-под одеяла выглянула недовольная рожа Мани.

— Ты что тут делаешь? — спросил Рю, укутываясь в одеяло, а то кто знает, что у этих маньячных фанаток на уме.

Но потом вспомнив, что раздеться на ночь он не успел, откинул одеяло. Все же в нем труднее бежать к двери.

— Лежала, пока он на меня не сел, — пробурчала девушка, указывая пальцем на Иёму.

— Что ты делаешь в нашем номере? — уточнил барабанщик.

— От Сомо прячусь, — проговорила она, — только не выдавайте меня, — добавила тут же жалостливым голосочком.

Рю и Иёму удивились настолько, что какие бы у них ни были вопросы, они так и остались не озвученными.

Ребята переглянулись с мыслью «а вот с этого бы момента поподробнее». Рю уселся подобрав под себя ноги, даже передумав сбегать, хоть дверь и была неподалеку. Иёму на свою кровать присесть не посмел и остался подпирать стол, с которого слез, так как стоять на нем было немного неприлично.

— Ну, рассказывай, что там Сомо учудил и почему ты от него прячешься, — начал Рю.

Маня на него гневно зыркнула. Барабанщику моментально стало непосебе. И он тут же пожалел, что не обратился с этим вопросом к непосредственному виновнику неведомого инцидента.

— Да-да, рассказывай, — вдруг осмелел Иёму. Рю на него вытаращился, — рассказывай-рассказывай, не то пойдем сейчас за Сомо. Спросим у него.

Барабанщик смекнул моментально и даже расплылся в улыбке. Лицо Мани перекосилось сначала от ужаса, а потом она… заплакала. Вид плачущей маньячки вообще не укладывался в их понимании. Словно это и не Маня вовсе тут перед ними была.

Плача навзрыд и вытирая потекший вечерний макияж с обилием черных теней о белую простыню на кровати Иёму, девушка не спешила делиться своим горем.

— По-моему быстрее у Сомо спросить, — Рю обратился к коллеге-музыканту.

— Нет! — Маня подорвалась с кровати, — не надо у Сомо спрашивать! Сомо очень плохой человек! И я вам не советую с ним дружить. Он может на вас плохо повлиять.

— Э-э-э… — протянул Рю, — он как бы вокалист, да и лидер группы вообще-то.

— Он скверный человек. Злобный… Напыщенный… Себялюбивый… Несносный…

— Рю, пошли-ка отсюда, а то мне уже страшно, — попросил Иёму и ринулся к выходу.

Барабанщик бежал за ним не отставая. Лишь на первом этаже, куда они спускались по лестнице, при этом не замечая, какой по счету пролет бегут, ребята упали у кадки с декоративной пальмой, чтобы отдышаться.

Полчаса спустя, осознав, что за ними никто не гонится и даже, скорее всего, про них забыли, Иёму и Рю решили рискнуть и вернуться. Правда, не в свой номер.

— Аясу, открывай! — орал Иёму шепотом, тихонечко скребясь в дверь и с опаской поглядывая на соседнюю, за которой все еще возможно пряталась маньячка.

Пока басист пялился в сторону, навалившись на дверь, та резко открылась. К счастью клавишник вовремя увернулся и Иёму попросту влетел в комнату. За ним тут же засеменил Рю. Аясу же, выглянув в коридор, зыркнул направо, потом налево и прикрыл плотненько дверь, а потом и замком щелкнул.

— А где Сомо? — спросил тут же барабанщик, оглядев комнату и не заметив в ней вокалиста, — мы тут у него хотели кое о чем спросить.

— Да-да, очень бы хотели спросить, — добавил Иёму, сползая вниз по стенке, которая помогла ему остановиться.

— Сомо, можешь не прятаться, это не Маня, — заявил громко Аясу и уселся на кровать.

— Ты чего орешь-то? — пожаловался голос откуда-то сверху, — она же может быть в соседней комнате.

Басист и барабанщик тут же завертели головами в попытках понять откуда идет голос. Сверху на шкафу зашевелилось что-то в синюю клеточку и через секунду показалась голова вокалиста. Он ухватился рукой за шторку с соседствующего со шкафом окна и со знанием дела спустился по ней на пол.

— Не думал, что Сомо у нас такой спортсмен, — удивился Иёму.

— Он уже раз шесть туда и обратно за утро успел слазить, — просветил коллегу клавишник, — тут хочешь не хочешь, научишься. Тем более, когда надо еще и на скорость.

Рю, смекнув что-то, подошел к окошку и выглянул из него.

— Я уже прикидывал, — заметив его действия, сказал Аясу, — длины шторки не хватит до земли. Мы даже все простыни перемерили. Да и этаж далеко не первый.

— А жаль, — вздохнул музыкант.

— Вот и я о том же, — подал голос Сомо, — вот если бы еще штук пять простыней, да подлиннее бы…

— А почему Маня от тебя по углам шарахается? — прервал его Иёму.

— От меня? — удивился лидер-сан.

— От него? — также ошарашенно воскликнул клавишник, и даже оторвал взгляд от экрана своего мобильника.

— Вот и мы так же удивились, — добавил Рю, — когда обнаружили ее в своем номере. Она нам, кстати, пожаловалась на Сомо и даже плакала.

— Плакала? — снова выпучил глаза Аясу.

— Она что, умеет плакать? — брови Сомо полезли на лоб.

— Так каким образом ты ее довел? — не унимался Иёму, — может, это и нам бы пригодилось.

— Если бы я только знал, — ответил вокалист, почесывая затылок.

— Хорошо, рассказывай тогда по порядку, что тут стряслось. Можешь начать с того момента, как мы все разошлись по номерам, — предложил Рю, удобно усаживаясь на кровать возле коллеги.

— Зашли мы в комнату, — начал Сомо, присев на стул посреди комнаты.

— У шкафа дверь чего-то была приоткрыта, — перебил того Аясу.

— Ага, — поддакнул вокалист, — но мы как-то и не обратили на это внимания. Поначалу.

— Ага.

— Но потом, когда дверь стала приоткрываться все больше и больше, — продолжал рассказчик, — я пошел посмотреть. Открываю шкаф…

— Потом Сомо дверцу шкафа резко дернул. Ну, примерно как в детстве бывало, когда думал, что там монстр живет.

— Я снова начинаю верить, что в шкафу живут монстры, — Сомо чуть не заплакал, — открываю дверь, а там Маня!

Иёму и Рю вздрогнули. А Аясу передернуло от ярких воспоминаний.

— И что потом? — спросил барабанщик.

— Что “что”? Потом я резко закрыл дверь.

— Ага, так, что она чуть с петель не слетела, — уточнил клавишник.

— А потом? — басист чуть придвинулся, чтоб лучше расслышать.

— А потом он всем весом навалился на дверцу, чтобы с другой стороны ее не открыли, и попросил меня принести что-нибудь тяжелое, — ответил Аясу, — а я же подумал, что он ее решил того… — и даже показал, как ударяет чем-то тяжелым по голове. — А я в этом не помощник. Он потом меня еще полчаса уверял, что никаких «того», только дверь подпереть. А знаете, как тяжело стол из цельного дерева тащить из другого конца комнаты, да еще одному?

— Знаем, — хором ответили Рю и Иёму.

— Так вот, — Сомо снова взял рассказ в свои руки, — пока этот… — он ткнул в Аясу, подбирая слово, — наконец понял, что от него хотят и приволок стол, я уже так выбился из сил, что едва стоял. Она же там не смирно сидела, а все время билась будто в истерике. И я дважды даже почти сдался. Только осознание того, что со мной может сделать Маня, придавало мне силы. Так что я все выдержал. Мы забаррикадировали дверь столом, стульями и даже тумбочкой. Притащили бы и кровати, но они оказались слишком уж тяжелыми.

— А Маня что? — поинтересовался барабанщик.

— А что Маня? Сначала она ругалась, — продолжил рассказ Аясу, — на всех известных и неизвестных нам языкам…

— Мы по интонации это поняли, — уточнил Сомо.

— Потом она попыталась вступить в диалог, — вновь вклинился клавишник, — разговаривал с ней в основном Сомо.

— И о чем она говорила?

— Да ее вообще сложно было понять, — начал вокалист, — то она требовала немедленно выпустить ее, чтобы поотрывать нам головы, то жаловалась, что у нее клаустрофобия, то рассказывала анекдоты про медведей и балалайки. В общем, мы всю ночь слушали это радио под названием “Маня я”.

— Я вот даже иногда бывало и засыпал под ее бормотание, но она как будто это чувствовала, начинала там внутри шкафа буйствовать и я просыпался, — пожаловался клавишник.

— А открыть ее и выпустить? — заикнулся Иёму, — чтобы спать не мешала.

— Я что на самоубийцу похож? — удивился Сомо, — я бы с удовольствием ее выпустил, но она столько способов с нами расправиться озвучила, что мне страшно было. А вдруг она хотя бы один из них исполнила бы, окажись на свободе? Я вообще всю ночь над этим голову ломал, как бы ее выпустить так, чтоб без угрозы для жизни.

— И к чему пришел?

— Да ни к чему. Она мне думать все время мешала. Тем более после концерта, отдохнуть бы, а не Маню слушать.

— Но как-то же вы ее выпустили, — встрял в разговор Иёму.

— К утру она попритихла, может даже заснула, — сказал Аясу. — Мы позвали пару человек из стаффа…

— Вот тогда-то я впервые и полез на шкаф, — отметил фронтмен.

— А я спрятался под кровать. Они открыли шкаф и… Как они выводили Маню мы не видели. Страшно было выглядывать. Вот так все и закончилось.

— Понятно, — проговорил Рю.

— А у вас что там случилось? — спросил в свою очередь Сомо.

— Да что-что, — ответил Иёму, — пошел я утром зубы чистить в ванную, возвращаюсь, а Маня у меня в постели прямо под одеялом. Лучше бы она была в шкафу.

Сомо понимающе кивнул.

 

 

  • Про перец, мачо и артефакт / Флешмобненькое / Тори Тамари
  • Анархия гл.7 из Адреналиновое равновесие ч.III / Абов Алекс
  • Охотники на рабов / Бамбуковые сны-2. Путевая книга / Kartusha
  • Монолог Ррео / Звезда и Колокол / Зауэр Ирина
  • Доедая новогодний оливье / БЛОКНОТ ПТИЦЕЛОВА  Сад камней / Птицелов Фрагорийский
  • 08. E. Barret-Browning, чем я воздам тебе / Elizabeth Barret-Browning, "Сонеты с португальского" / Валентин Надеждин
  • "Битвы на салфетках" № 311 / Место для миниатюр из конкурса "Битвы на салфетках" / Не от Мира сего
  • А ты  живи / Волк Олег
  • 12 глава / В поисках любви... / Яна Кайнова
  • Всякая всячина / Немножко улыбки / Армант, Илинар
  • Rainer Rilke, быть может / РИЛЬКЁР РИЛИКА – переводы произведений Р.М.Рильке / Валентин Надеждин

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль