Глава 3

0.00
 
Глава 3

29 июня 10:45

Рейс Токио — Хельсинки

Салон премиум класса

 

 

Полчаса спустя, когда спокойно пройдя регистрацию, ребята удобно разместились на своих местах в салоне самолета, направляющегося в Финляндию, Сомо услышал знакомый голос откуда-то из-за спины.

— О, а штаны уже почти и высохли.

От неожиданности он вздрогнул, а когда до него дошло кто это, его даже передернуло.

— Как же прекрасно, — продолжала настырная незнакомка, — что мы не только одним самолетом летим, но и места у нас рядом!

И, чтобы удостовериться, что до всех окружающих дошел смысл сказанного, девушка принялась повторять эту фразу на всех языках, на каких только могла, то есть на японском, на английском, на смеси японского и английского, и даже на какой-то дивной тарабарщине. Учтя то, что девушка, по ее словам, была из России, ребята предположили, что это и есть русский язык.

— А где же стюардесса? — пробормотал Сомо, нервно постукивая пальцами по подлокотнику.

— Что, не терпится пива заказать? — поинтересовался Аясу, оторвав взгляд от соседнего самолета, разрисованного покемонами.

Лидер группы только презрительно фыркнул в ответ на столь грубое замечание и намеревался уже было вернуться к созерцанию тех же самых угловатых монстров на фюзеляже, как кто-то позади него резко дернул за сидение.

— Пиво — это зло! — послышалось тут же.

— Ничего подобного! — Сомо даже подпрыгнул от возмущения. — Это самый лучший напиток, который создал человек.

Он услышал, как девушка набрала побольше воздуха в легкие, словно перед долгой тирадой, и приготовился было выслушивать нотации, но появившаяся из ниоткуда стюардесса потребовала сесть на свои места и пристегнуть ремни.

— Прикройте иллюминатор, — велела она Сомо.

— Девушка, биру о-негаищимас! (принесите, пожалуйста, пиво с яп. языка — прим. автора) Можно сразу несколько бутылок, — попросил музыкант, воспользовавшись моментом.

Стюардесса кивнула и проследовала далее проверять выполнение указаний по пристегиванию ремней и закрытию шторок на окнах.

— Как поживает борода? — Рю услышал голос за спиной.

Она же сидела за Сомо — всплыло у барабанщика в голове. Медленно и с опаской он обернулся — знакомая незнакомка уже находилась в кресле позади него, причем накрепко пристегнутая ремнем безопасности.

— Прекрасно поживает, спасибо, — ответил драммер как можно вежливее.

— Это после того, как ты свою не смог отрастить — решил себе искусственную наклеить?

Близсидящий лидер-сан прыснул от смеха.

— Да нет, это Сомо решил так пошутить, — ответил Рю спокойно, из всех сил стараясь казаться равнодушным к несмешной проделке коллеги.

— Интересно, что же его сподвигло, — услышал ухохатывающийся вокалист почти у своего уха.

Смех резко оборвался, и Сомо с опаской глянул через плечо. Девушка уже успела переместиться на второе кресло и даже пристегнуть ремни.

— Извращенное чувство юмора, — буркнул бородатый японец.

— А об этом попрошу поподробнее, — на сей раз голос прозвучал уже над ухом драммера.

Последний даже и не дернулся, ведь ошеломленные лица Иёму и Аясу с синхронно бегающими от его кресла к креслу Сомо глазами прекрасно указывали, где сейчас находится приставучая незнакомка.

— Можете отстегнуть ремни — самолет набрал высоту, — объявила стюардесса пятью минутами позже

— Так о чем я там говорила? — спросила девушка, клацнув в сотый уже раз защелкой на ремне безопасности.

“Ты очень хотела замолчать и не приставать больше к нам до самого конца полета” — дал мысленный посыл Рю. Остальные подумали что-то похожее, правда, в менее цензурных выражениях. Поток неблагозвучных мыслей прервала стюардесса.

— Ваше пиво, — пролепетала она и с добродушной улыбкой протянула Сомо долгожданный напиток.

Глаза вокалиста тут же вспыхнули от радости. Но светиться им суждено было недолго.

— Я не позволю тебе травить себя этой гадостью! Ты нам еще нужен живым и здоровым!!! — завопила приставучая девушка с соседнего сидения.

И прежде, чем кто-либо смог хоть что-то понять, она подорвалась со своего места, выхватила бутылку из рук стюардессы и большими глотками осушила ее. Столько боли, сожаления и отчаяния никто и никогда еще не видел на лице лидера группы Daitokai Sonata.

Выпив пиво до последней капли, девушка вручила тару удивленной стюардессе со словами:

— И больше не показывайтесь здесь с этой гадостью.

Сомо в недоумении покосился сначала на “добродетельницу”, после чего на стюардессу, которая, пожав плечами, вскоре ушла обслуживать других пассажиров премиум-класса. В поисках поддержки страдалец зыркнул на согруппников, да бестолку. Рю старался вжаться в кресло, так как над его головой все еще нависала странная незнакомка. Иёму, до предела вытаращив глаза, казалось, перестал дышать и превратился в статую. Аясу же с неподдельным интересом наблюдал за происходившим, при этом совершенно позабыв о раздражающем его запрете на использование телефона в самолете — развлекательная программа нарисовалась сама собой и грех было не наслаждаться представлением, сидя в первом ряду. Не хватало только попкорна. И незадачливый зритель хотел было позвать стюардессу и даже уже повернулся, выискивая ее взглядом, как милейшее создание, поглотившее только что залпом бутылку пива, обратило на него свое внимание.

— Ты, — громогласно выдала новая знакомая, ткнув в клавишника пальцем, — ты точно не девочка? — спросила она, слегка пошатываясь то ли от турбулентности, то ли от пива, которому не понадобилось много времени, чтобы ударить в голову.

На свое место девушка возвращаться не намеревалась и, когда самолет в очередной раз попал в воздушную яму, так вцепилась в спинку сидения Рю, что чуть не прорядила шевелюру музыканта.

Аясу тем временем замер от столь неожиданного внимания к своей персоне.

— Так девочка ты, или нет? — не унималась настырная пассажирка, не обращая никакого внимания на тщетные попытки барабанщика освободить свои волосы из мертвой хватки.

Ошарашенный клавишник отрицательно замотал головой.

— Что, и никогда не был?

Очередной вопрос застал жертву допроса врасплох и потому Аясу решил последовать примеру Иёму и вытаращил глаза. А Сомо тем временем давился беззвучным смехом, уткнувшись лицом в спинку своего кресла. Он бы смеялся во весь голос, да вот привлекать внимание лишний раз не хотелось.

— Чего молчишь? — девушка снова обратилась к клавишнику. — Говори: был или не был?

Последний очень медленно замотал головой из стороны в сторону.

— Хм… Точно-точно?

Сомо от очередного приступа смеха скрючился в конвульсиях в кресле и уже практически засунул половину шляпы в рот, чтобы хоть как-то приглушить хохот.

— Точно-точно, — еле слышно ответил допрашиваемый, побледнев.

— Ну смотри мне, — промолвила назойливая соседка, нахмурившись.

Она наконец решилась сдвинуться с места и, состроив озадаченное выражение, направилась в хвост самолета. Рю, высвободив свои несчастные волосы, придавленные до этого железной хваткой дамских пальчиков, облегченно выдохнул и тут же рассмеялся от вида истерически дергающегося со шляпой в зубах вокалиста. Картинка была еще та, но драммер по примеру Сомо решил не рисковать и выражать внезапную приподнятость настроения как можно беззвучнее.

— И-и-йо-о-о-о-му! — заорала девушка, притормозив в шаге от басиста, смотревшего на Сомо невидящими глазами.

От неожиданности тот подпрыгнул.

— А Аясу правда не девочка?

На этой фразе Сомо сполз на пол, Рю закусил свою бороду и принялся ухохатываться. Причем по издаваемым звукам это напоминало пародию на Санта Клауса.

Шагнув еще ближе, девушка искренне удивилась тому, что ее ноги стали заплетаться, хоть она и старалась не подавать вида. Чтобы не свалиться на пол она резко опустилась в кресло сзади Иёму, просунула голову между спинками и снова обратилась к басисту.

— Так правда? — спросила она, от нетерпения дергая его за рукав футболки.

— А ты что, мне не веришь? — подал голос клавишник.

— Так ты ничего же толком и не сказал, а только кивал, как китайский болванчик, — с раздражением в голосе заметила девушка. — А еще, что это за привычка такая по сто селфи одинаковых делать?

Тут Аясу уже окончательно пожалел, что встрял, но девушку было уже не остановить.

— А чулки… Даже у меня их нет в таком количестве. А сколько у тебя их всего? А вообще я тоже такие хочу. Ну, такие… из того клипа… вот блин, забыла название. Вспомню — скажу… Не, ну в реале-то ты вроде самый настоящий мальчик. А в клипах, ну девочка девочкой…

Тем временем ребят в очередной раз спасла стюардесса.

«Какая же она симпатичная» — подумал Иёму, как только бортпроводница приблизилась к их небольшой компании, — «метр восемьдесят — не меньше!»

— Вам плохо? — спросила стюардесса у Сомо, протиравшего собой пол где-то под ногами Аясу.

— Ему очень хорошо, — ответил Рю, сквозь слезы смеха.

— Мне плохо! — заявил клавишник, воспользовавшись моментом передышки и возможностью избавиться от надоедливой соседки.

Иёму покосился сначала на своего соседа справа, потом на стюардессу, что-то смекнул в голове и наигранно несчастным голосочком обратился к длинноногой красавице.

— А я сейчас в обморок упаду. Не могли бы Вы помочь МНЕ? Я всегда боялся летать, — и, не заметив какой-либо реакции, добавил, — и закрытых пространств тоже боюсь! Понимаете, мне очень нужна Ваша помощь, а то мне уже начинает казаться, что стены надвигаются на меня…

— Я тебе сейчас помогу! — девушка с кресла позади снова подорвалась со своего места. — И тебе помогу, — обратилась она к Аясу, тыкнув в него пальцем, — и тебе помогу, — опустила взгляд на Сомо, — и даже тебе помогу, — сказала отнекивающимуся и размахивающему руками Рю. — А Вы, девушка, идите куда шли. Я тут сама с ними справлюсь. Буду их разговорами отвлекать от клаустрофобий… и еще каких фобий, — добавила она, смерив басиста хмурым взглядом.

Пока Иёму щенячьими глазками провожал удаляющуюся стюардессу, приставучая спасительница уже успела подойти к Сомо и даже принялась поднимать его с пола.

— Я сам, — завопил вокалист на весь самолет, но, вспомнив, что вокруг него люди, сник и принялся бормотать извинения, причем почему-то себе под нос.

Заявить-то он заявил, что сам поднимется, но с места не сдвинулся, и даже как будто бы прилег поудобнее. Девушка не долго думала над этой проблемой.

— Если ты предпочитаешь сидеть на полу, то можно я займу твоё место? Все же так удобнее будет разговаривать с вами...

Не успела она договорить, как Сомо вскочил с пола, приземлился на свое место и пристегнул ремень.

— Эх, жаль, что тут не предусмотрено пятое кресло, — вздохнула девушка и опустилась на место позади Иёму.

— Летать, говоришь, боишься? — обратилась она к нему.

— Нет, не боюсь!

— А что же ты стюардессе-то про свою недофобию заливал?

Пока допрашиваемый музыкант маялся в попытках придумать, что ответить, девушка нашла ответ самостоятельно.

— Если ты на эту швабру запал, то лучше тебе об этом забыть.

Басист удивленно и даже вопросительно покосился на навязчивую советчицу.

— Ты, друг мой, рок-звезда, а это значит — ты всегда одинок, — глаза Иёму от такого заявления округлились еще больше, а девушка тем временем принялась объяснять свою теорию, — вот что твои фанатки подумают? Что какая-то долговязая лохудра увивается вокруг их драгоценного Иёму — басиста мегакрутой группы и котолюба по совместительству. А фанаток обижать нельзя. Так что смирись и забудь про эту… И вообще что ты в ней нашел? Высоченная, тощая, с длинными выбеленными патлами, большими глазами и губами-подушками с приклеенной к ним фальшивой улыбкой. “Фе” просто. Да еще хорошо бы она поменьше наклонялась, а то почти все содержимое блузки видно. Срамота. Ой, Сомо, а что это с тобой?

Вокалист тем временем уже позеленел от смеха и готов был вновь сползти на пол. Естественно, сказать, что с ним все в порядке, он не смог, и добродушная девушка переместила к своей новой жертве. Аясу и Иёму вздохнули, тогда как Сомо побледнел и замер с несчастной миной на лице, спиной чувствуя, как их попутчица мостится на сидении прямиком за ним.

— А теперь и мне расскажи над чем тут ты так истерично смеялся, — потребовал знакомый голос.

— Ни над чем, — соврал вокалист, пытаясь увильнуть от разговора, — и вообще я занят!

— И чем это?

На глаза музыканту бросились наушники, уныло выглядывающие из сумки Аясу, и его осенила гениальная идея.

— Я слушаю музыку. До нашего приземления мне необходимо прослушать все до единого треки в телефоне, — и в доказательство своих слов он полез в карман за телефоном и гарнитурой.

Провода он распутывал долго и нудно, правда ровно до тех пор, пока кое-кто очень инициативный не выхватил клубок из рук. Когда изящные коготки на тонких цепких пальцах нависли над головой, лицо музыканта вытянулось в удивлении, а когда пришло осознание происходящего, удивление сменилось ужасом, и лицо даже немного перекосилось. Но прежде чем он смог хоть что-то предпринять, рука опустилась и ухватилась за футболку. Вокалист хорошо прочувствовал, как острые когти прошлись у него по груди и если бы не плотная ткань с логотипом какой-то мега-популярной группы, они оставили бы еще и кроваво-красные борозды под цвет маникюра.

— Ой, промахнулась, — хихикнула девушка, — ах да, гомэн насай (мне очень жаль с яп. языка — прим. автора), а также сумимасен (простите яп. языка — прим. автора), — после этого рука поднялась, остановилась на уровне носа Сомо и на сей раз оказалась более меткой. Завладев наушниками, рука скрылась из виду.

— Не бойся, я сейчас тебе все тут распутаю, — снова отозвалась настырная девица, — и послушаешь ты свою музыку. А, кстати, что за треки тебе позарез надо послушать?

— Очень хорошие, — ответил вокалист размыто, все еще пребывая в состоянии шока.

— Хорошая музыка — это хорошо, — ответили ему сзади, — да что же у тебя за наушники-то такие вредные?! Ой…

Сомо обернулся на иностранный возглас. Что-то в тоне, каким он был произнесен, его насторожило. И не зря. Девушка держала одну половину шнура в правой руке, вторую в левой, причем завязанную почему-то на три узла. И тут горе-меломан понял, что с наушниками можно попрощаться.

— Я нечаянно, — ответила виноватая, — гомэн насай!

Сомо повернулся обратно, возвел глаза к потолку и, казалось, начал молиться. Увидев это, Рю глянул через плечо на заднее сидение и даже снял при этом один наушник.

— Не повезло, — сказал он другу, а после воткнул наушник в ухо и, с улыбкой закрыв глаза, продолжил наслаждаться музыкой.

Только вот спустя пару мгновений он получил в бок тычок локтя. Это моментально смело улыбку с его лица. Барабанщик открыл глаза. Это был Сомо. Радость конечно небольшая, но все же хорошо, что это был именно он. А то девушек посылать да еще малознакомых, воспитание не позволяло.

— Чего тебе?

— У тебя случайно нет запасных наушников? — с надеждой в голосе спросил фронтмен.

— Зачем мне двое? Мне и одних хватает, — и не дождавшись ответа, Рю снова погрузился в музыку.

— Аясу? — Сомо умоляюще обратился к клавишнику.

Тот лишь покачал головой. Сам он, спрятав руки за сумкой, пытался распутать свои наушники.

— Я бы тоже не отказался от лишней пары, — сказал печально Иёму на открывающийся для вопроса рот невезучего коллеги. Рот тут же закрылся.

— Гомэн насай, — услышал вокалист над ухом.

— Девушка, — позвал он проходившую мимо стюардессу, — а у вас случайно наушников нет?

— К сожалению, нет, — ответила та с вежливой улыбкой.

При этом Иёму изо всех сил старался придумать, что бы ему спросить, но стоящих мыслей на ум не приходило и поэтому он просто пялился, разинув рот и совершенно не замечал угрюмого взгляда из-за сидения напротив.

— Но могу предложить вам пиво, — сказала стюардесса.

Вспомнив недавний инцидент с этим напитком, Сомо на секунду задумался. И осознав, что одну бутылку этот монстр-разрушитель, что сидел позади него, возможно и осилит, а вот штук пять или шесть… Да она же свалится замертво!

— Можно мне шесть бутылок пива, три бутылки вина и… — начинающий интриган замялся, припоминая, что еще можно попросить в самолете, — и шампанского, — он решил идти ва-банк. — Гулять так гулять, — тут же ответил он на ошарашенные взгляды окружающих, сверкнув белозубой улыбкой.

— У нас как бы концерт завтра, — осторожно напомнил Аясу.

— Я прекрасно это знаю, — заявил Сомо, потирая руки, — девушка, — обратился он соседке с заднего кресла, — а не хотите ли составить мне компанию?

— А легко!

— А давайте-ка переберемся куда-нибудь, где нам не будут мешать? Например, вон на те кресла, — вокалист ткнул пальцем в такие же четыре сидения в проходе от них.

— Отличная идея.

И не успел лидер-сан и глазом моргнуть, как девушка уже оказалась на указанном месте.

— Ты что делаешь? — спросил шепотом сосед слева.

— У меня все под контролем, — в тон ему ответил Сомо, — пара бутылочек пива, и она будет спать до самой посадки.

— Тогда я с вами, — сообщил Рю намного громче.

Иёму и Аясу с некой долей любопытства глянули на двух самоубийц, но их примеру не последовали. Басист уставился в окошко на однообразный пейзаж, состоящий из облаков серых, облаков белых, и смеси серых с белыми. Клавишник же, сделав вид, что его сильно уж заинтересовала брошюрка, лежавшая еще не так давно на его кресле, демонстративно развернул ее перед лицом, а сам искоса поглядывал на веселую компанию на соседних креслах.

Сомо без стеснения ловкими движениями рук, словно бывалый фокусник, поставил на стол бокалы с вином и пивом и даже умудрился открыть бутылку шампанского в одно мгновение ока.

— Кому что? — спросил он.

— Пиво, — сказал Рю и под суровым взглядом вокалиста протянул руки к прохладному пенному напитку.

— А мне шампанского! — заявила девушка.

Голосистый музыкант в одно мгновение повеселел. Больше никто на его пиво покушаться не собирался, а это значило, что жизнь налаживается.

— Давайте выпьем за знакомство, — предложила незнакомка и даже подорвалась со своего места, высоко поднимая бокал с булькающим шампанским над головой.

Сомо и Рю, не ожидавшие такого всплеска активности, моментально вжались в кресла, едва не выронив бокалы с пивом, и принялись переглядываться гадая, чего от них хочет их знакомая. Лидер-сан взял себя в руки первым и, чтобы разрядить затянувшуюся паузу, а также хоть как-то отреагировать на требующий действия взгляд активистки, отхлебнул пива.

— Да, выпьем за знакомство! — воскликнул он, отсалютовав открытой бутылкой, но не дождавшись реакции заговорил вновь, — и нам бы не мешало познакомиться…

Музыкант опять замолчал, но девушка лишь в недоумении таращилась на него во все глаза.

— Имя ваше как? — не утерпел Сомо.

— А-а-а-а! — завопила приставучая незнакомка на весь самолет и хлопнула себя по лбу, — я же забыла представиться!

Музыканты снова вжались в спинки своих кресел.

— Сейчас мы это упущение исправим, — сказала все еще нависающая над ними иностранка. — Меня зовут ЛАВРОВАМАРИЯЛАВРЕНТЬЕВНА.

Недоумение на лицах собутыльников сменилось на ужас.

— Да не парьтесь, — успокоила их девушка и наконец села в свое кресло. — Зовите меня Маней, — недоумение с лиц не пропало, и потому она тут же добавила, — МАНЯ Я! Понятно?

Сомо и Рю синхронно кивнули.

— Мания так Мания, — буркнул вокалист себе под нос, — не отвлекаемся, пиво само себя не выпьет, — добавил он громче.

— А вот тут ты прав как никогда, — поддержала его Маня.

Восемь бутылок пива, три бутылки вина и полторы бутылки шампанского спустя Сомо уже еле шевелил языком. При этом он пил все подряд — виной чему была стюардесса, которая уже час как не показывалась из своей конуры. Ведь когда все пиво было выпито, ничего не оставалось, как довольствоваться тем, что имелось в наличии — красным вином сомнительных вкусовых качеств и кислым шампанским. Рю, конечно, порывался было пойти за добавкой пенного нектара… Но вдруг самолет стал слишком уж часто попадать в воздушные ямы и его при этом почему-то мотало из стороны в сторону, словно корабль в океане. Да и кресла зажили своей жизнью, порываясь сорваться с места. Вот по этой причине барабанщик решил не рисковать и опустился на свое сидение. А даже вино между тем подходило к концу…

Сомо, который уже минут двадцать поглядывал в противоположную от места обитания стюардессы сторону, опершись о стоявшую на столе бутылку, резко поднялся и так же резко полетел на пол. Благо Маня оказалась рядом и подхватила его за ворот рубашки, при этом едва не задушив.

— Ты куда собрался? — спросила она, помогая сесть обратно в кресло.

— Мне срочно надо туда, — ответил музыкант и ткнул пальцем в хвост самолета.

Девушка зыркнула в указанном направлении и быстро все сообразила.

— Так сказал бы, я бы помогла…

— Не надо! — Сомо снова подорвался с кресла, — я сам!

— Сам так сам, — ответила Маня обиженно.

— Может, ты поможешь мне? — попросил Рю, жалобно взглянув на девушку, — мне тоже туда надо.

— Да запросто! — мгновенно обрадовалась Маня и живенько поднялась со своего места.

Сомо они догнали очень быстро. Тот успел дойти только до прохода между креслами и теперь, уцепившись руками за спинки, старательно делал следующий шаг в направлении туалетов. Барабанщик же основательно повиснув на плече девушки, начал негодовать:

— Сомо, ты можешь быстрее? А то мы и до самого Хельсинки не управимся.

— Я стараюсь, — ответил ему вокалист и сделал шаг.

Удостоверившись, что нога прочно стоит на полу, он сделал еще один шаг и уцепился за следующее кресло. Дальше идти стало немного легче. Почувствовав в себе небывалые силы, страждущий рванул было к туалетам, но пробежать смог немного. Запнувшись об свою же ногу, великий вокалист с великим грохотом свалился на пол между рядами кресел.

Рю, который был так занят переставлением своих собственных ног и жужжанием Мани в самое ухо, не заметил падения коллеги. Глянув в направлении хвоста самолета и не узрев перед собой Сомо, он искренне обрадовался успехам товарища.

— Вот же Сомо молодец. Быстро же он! — пробормотал он, едва шевеля языком.

— Ага, молодец, — проворчала Маня от внимания которой великое падение не ускользнуло и, в отличие от Аясу и Иёму, вытаращившихся на несчастного коллегу и не знающих, что делать, лишь презрительно хмыкнула, — не мог что ли упасть где-нибудь на кресло, чтобы нам через него не перешагивать?

Тут Рю опустил глаза на пол и заметил ноги пытавшегося подняться друга.

— Сомо, тебе помочь? — спросил барабанщик и, не дождавшись ответа, вырвался из цепких объятий девушки, обрекая себя на риск, и все ради того, чтобы помочь другу. Самолет качнуло, хотя, возможно, и не самолет, а самого помощника, и он попросту свалился на Сомо.

— Хорошо же ты помогаешь, — Маня разразилась громким смехом.

Посмеявшись вволю, девушка подняла сначала одного, потом второго. И уже в обнимку с ней и по большей части бочком по междурядью, ребята добрались до пункта назначения их странного путешествия. Там они управились самостоятельно.

Возвращение было менее травматичным.

— Больше я не поднимусь со своего места, — категорично заявил Рю, усевшись наконец в кресло, — да и вино на самом деле не такое уж и плохое… на вид.

От подобного утверждения Сомо зыркнул на коллегу как на лютого врага и даже сжал кулаки. Однако идти за новой партией пива не рискнул. Восьмой бокал явно не способствовал такому подвигу. И все, что оставалось — это налить себе шампанского, причем наполовину опустевшую бутылку ему удалось взять в руки только со второго раза.

— А-а-а! — завопила Маня, когда бутылка пронеслась в подозрительной близости от нее. — Давай помогу.

Перехват тары для жидкости был осуществлен мгновенно. И вот новая знакомая уже целилась в бокал.

— А ты почему совсем не пьяная? — полюбопытствовал Сомо, едва шевеля языком. — Ты же больше меня пила! Пиво пила — много. Да еще вон вино — немного, и еще шампанское… — проговорил он прищуривая свой литромер на бутылочку в руках девушки, — полторы бутылки.

— Вот и я это же хотел спросить, — добавил Рю, переводя взгляд с вина на шампанское и обратно, — мы тут с Сомо уже…ик… такие, как надо… ик… а ты… ик…

— Эх, слабаки вы! — сказал Маня. — В Россию бы вас надо на месяц-другой. Водку бы потом пили как ключевую воду.

Музыканты поморщились от сказанного.

— А что, это все правда? Про русских-то? — спросил вдруг Аясу. Чтобы лучше расслышать ответ, он даже перегнулся через подлокотник своего кресла.

— Конечно, правда! — заявила иностранка. — Ты вот что делаешь, как только с кровати встаешь утром?

— В ванную иду умываться, — ответил озадаченный клавишник.

— А у нас принято, как только утром глаза открыл, сразу хряпнул водки грамм сто, и уже потом умываться.

Сомо и Рю снова поморщились.

— Ужас, — еле выговорил любопытный японец и с выпученными глазами вернулся в свое кресло пересказывать услышанное Иёму, которому уже давно надоело любоваться облаками, а стюардесса как назло, снова куда-то спряталась.

— Может, к нам присоединитесь? — предложила девушка трезвым музыкантам.

— Не надо к нам! — возмутился Сомо на весь самолет и даже подорвался с кресла. Но тут же об этом пожалел, едва не кувыркнувшись через стол, и потому поспешно опустился на свое место, — нам-то не хватит, — добавил чуть потише.

— Так я же сейчас схожу за добавкой, — сказала новая знакомая.

«А она мне начинает нравиться», — подумал лидер-сан и расплылся в улыбке.

Девушка проворно выскользнула из кресла и направилась терроризировать стюардессу.

— Я помогу! — вызвался Иёму, и тут уже вскочил из кресла, чудом не стукнувшись головой о багажную полку. — Сама же она пять бутылок не унесет, — добавил он зачем-то.

И протоптавшись по ногам клавишника, басист умчался догонять Маню, и как только эти двое скрылись за шторкой, Рю повернулся к Сомо.

— Ты же говорил, что она опьянеет и вырубиться, а такое ощущение, что это мы сейчас вырубимся.

— Что-то пошло не по плану? — злорадно улыбаясь, спросил Аясу. — А может вы стареете? Девушку перепить не можете!

— Это не девушка, — злобно буркнул Сомо в ответ, — это россиянка. А ты-то чего радуешься? — спросил он, недовольно косясь на Аясу, — мы-то вырубимся, а вам потом с Иёму напару придется остаток дороги выслушивать истории о том, какая природа в России хорошая, какое правительство плохое, какие цены высокие… и еще про что-то там…

— Про матрешки! — добавил Рю.

— Да, про матрешки, — кивнул Сомо, — меня уже тошнит от этого слова.

Клавишник в одно мгновение посерьезнел.

— Надо с этим что-то срочно делать, — проговорил он дрожащим голосом, — а то эти матрешки мне потом в страшных снах будут сниться.

— Давайте быстрее решать, а то они сейчас вернутся, — сказал барабанщик.

— Везет же Джою, — буркнул Аясу, вглядываясь в дальний конец салона, где, развалившись сразу на двух креслах, спал их саппорт-гитарист. — Пришел под конец регистрации, а потом только сел в самолет и сразу вырубился. Небось, так и до самой Финляндии проспит. А нам выпало мучиться с этой… Манией.

— Ничего не пойму, — заныл снова о своем Сомо, — почему ее ничто не берет?

— Она же сказала, что водку пьет по утрам вместо зарядки, — хмыкнул трезвый коллега, — не по зубам она тебе.

— Это мы еще посмотрим, — заявил ценитель пенного и даже приосанился, — готовьтесь ко второму заходу.

— Ах ты извращенец! — услышали они издалека голос стюардессы.

По всему салону самолета разнесся звонкий хлопок.

— Это не я! — завопил Иёму. — Ай!… ай! За что?! Ай! Только не по голове! Ай!

Маня выглянула из-за шторки первой, и пару секунд можно было видеть, как высоченная стюардесса прикладывается алюминиевым подносом к не менее высоченному басисту.

А в руках их знакомой было сразу шесть бутылок пива, по три в каждой, а на лице сверкала улыбка. Взгляды Рю и Сома сразу же притянулись к ним и им стало не до басиста.

— Говорила же я ему, чтобы не засматривался на эту стюардессу, — сказала она, остановившись около ребят.

Сомо, пока Маня приближалась, не сводил плотоядных глаз с пива. Аясу уставился на шторку и вздрагивал от каждого удара подносом, а Рю косился на алкоголь с осознанием того, что ему-то доказывать нечего, пускай Сомо сам разбирается с приставучей девушкой.

— Ну, погнали, — сказал вокалист, хватая бутылку пива и совершенно не обращая внимания на продолжавшие доноситься с другого конца салона звуки.

— А что он хоть сделал-то? — полюбопытствовал Аясу.

— Он? Ничего, — ответила девушка, присаживаясь в кресло и поднимая свой бокал.

— А за что она тогда его?

— Да за то, что он чуть юбку с нее не снял.

Сомо поперхнулся пивом и закашлялся. И тут же получился пару размашистых хлопков по спине, от которых сложился пополам, осознавая что без синяков тут явно не обойдется.

— Юбку? — переспросил клавишник, вытаращив глаза.

— Ну да. Ухватился руками за юбку и почти даже стянул, — заулыбалась девушка и приложилась к бокалу.

Пока до ребят доходил смысл сказанного и представлялись во всей красе картинки, из-за шторки появилась жертва избиения. Весь помятый и поцарапанный, с покрасневшей щекой, Иёму молча брел между сидений, пока не упал на свое кресло.

— Ты в своем уме? — спросил того Аясу.

Басист удивленно покосился.

— Зачем к девушке приставал? Да еще так… — слов, как именно, у клавишника не нашлось.

— Меня подставили, — еле выдавил из себя Иёму и, ткнув пальцем в смеющуюся Маню, добавил, — она мне подножку поставила, вот я и упал лицом прямо… в декольте.

— А она говорила, что ты юбку там чуть не стянул…

— Юбка тоже была, — ответил со вздохом огорчения басист, — ну ты когда падаешь, неосознанно хватаешься за первое попавшееся… Я нечаянно схватился за юбку… двумя руками… — договорив шепотом, несчастный отвернулся к иллюминатору и прикрыл руками лицо.

— Шикарно она тебя, — отметил клавишник, — в смысле — Маня. А так тебе и надо! Нечего на всех подряд заглядываться!

— И ты туда же, — зарычал Иёму.

А Сомо тем временем уже поднимал очередную бутылку и осоловелыми глазами пытался оценить его наполненность.

***

Из самолета лидер-сан вышел… вернее было сказать выполз по стеночке. А там где стеночка заканчилась, он просто в наглую повесился на плечо Иёму.

— Больше никогда не буду пить с русскими, — заявил он нечленораздельно.

— Ты там не отставай, — пробурчал Иёму клавишнику, который тащил Рю.

К счастью Аясу барабанщик был более трезвым, то есть идти мог сам, но все же, чтобы стоять прямо, нуждался в опоре.

Маня выходила последней. В дверях самолета она остановилась. На лице играла довольная улыбка, в руках она держала пакеты с эмблемой авиакомпании. Заметив стюардессу, девушка окликнула ее и вручила все четыре пакета.

— Что это? — ужаснулась сотрудница авиакомпании, не так давно преследуемая долговязым басистом, такой наполненности пакетов, предназначенных для тех, кого укачивает.

— Шампанское, вино… и кажется пиво… Чуток пива. В конце было очень палевно сливать. Сомо просто не сводил с меня глаз.

  • Восемьдесят пятый километр / Бунингит
  • Реальность / Воронина Валерия
  • Три дня от февраля / Стихи / Капустина Юлия
  • Афоризм 044. О мнении. / Фурсин Олег
  • Ты ушел, а я тебя ждала… / Стихи / Панина Татьяна
  • Бесы / Веталь Шишкин
  • Список «Чайки» на 1 апреля 1799 / Карибские записи Аарона Томаса, офицера флота Его Королевского Величества, за 1798-1799 года / Радецкая Станислава
  • Зеркало Спайка - часть 01 / Сказки старой черепахи / Валевский Анатолий
  • Главный / СТОСЛОВКИ / Mari-ka
  • Отражение / Wargoshi
  • Мнение жюри. Берендеев Кирилл / Купальская ночь 2017 - ЗАВЕРШЁННЫЙ КОНКУРС / Зима Ольга

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль