Томас Эрнест Хьюм (Thomas Ernest Hulme) / Немного из немногословного мистера T.Э.Х. / N. N. NoName
 

Томас Эрнест Хьюм (Thomas Ernest Hulme)

0.00
 
N. N. NoName
Немного из немногословного мистера T.Э.Х.
Обложка произведения 'Немного из немногословного мистера T.Э.Х.'
Томас Эрнест Хьюм (Thomas Ernest Hulme)

The Poet

 

Over a large table, smooth, he leaned in ecstasies,

In a dream.

He had been to woods, and talked and walked with trees.

He left the world

And brought back round globes and stone images,

Of gems, colours, hard and definite.

With these he played, in a dream,

On the smooth table.

 

Поэт

 

Он с наслаждением

Мечтаниям мог предаваться за большим столом:

По лесу прогуляться и с деревьями там говорить.

Покинув этот мир,

Вернуться с драгоценными камнями —

Весомыми и всевозможных форм, цветов...

На глади полированной стола,

Мечтая, он поигрывает ими.

 

***

 

The Sunset

 

A coryphée, covetous of applause,

Loth to leave the stage,

With final diablerie, poises high her toe,

Displays scarlet lingerie of carmin’d clouds,

Amid the hostile murmurs of the stalls.

 

Закат солнца

 

Как будто прима-балерина, ждущая аплодисментов

Перед объявленным прощанием со сценой,

Разыгрывает солнце злую шутку:

Вытягивает напоследок свой носок,

Из кружев облаков являя алое белье

Под недовольный шепоток в партере.

 

***

 

Above the Dock

 

Above the quiet dock in mid night,

Tangled in the tall mast's corded height,

Hangs the moon. What seemed so far awaу

Is but a child's baloon, forgotten after play.

 

Над пристанью

 

Над пристанью затихшей в полночь

Луна зависла,

Нанизавшись на верхушку мачты.

Со стороны представилось:

Воздушный детский шарик,

которым поиграли и забыли.

 

***

 

Autumn

 

A touch of cold in the Autumn night —

I walked abroad,

And saw the ruddy moon lean over a hedge

Like a red-faced farmer.

I did not stop to speak, but nodded,

And round about were the wistful stars

With white faces like town children.

 

Осенью

 

Осенней зябкой ночью

Околицей я брел,

И над плетнём мне раскрасневшейся предстала вдруг луна —

была та словно пыщущий румянцем фермер.

Лишившись дара речи,

от удивления ей только смог кивнуть,

А со всех сторон

смотрели на меня в задумчивости звезды

С их личиками бледными,

подобным лицам городских детишек.

 

 

***

 

Mana Aboda

 

Mana Aboda, whose bent form

The sky in arched circle is,

Seems ever for an unknown grief to mourn,

Yet on a day I heard her cry:

‘I weary of the roses and the singing poets —

Joseph sall, not tall enough to try.’

 

Плач богини

 

О, Мана Абода! Мир обнимающая

Распростертым над ним небом,

Казалось бы, готовая вобрать его любые беды...

В конце концов услышал даже её плач:

"Как же я устала

                                 от розы воспевающих поэтов —

Таких смиренных праведных пророков,

                                 страшащихся самой попытки

                                                   подняться до вершин."

 

***

 

The Embankment

(The fantasia of a fallen gentleman on a cold, bitter night)

 

Once, in finesse of fiddles found I ecstasy,

In the flash of gold heels on the hard pavement.

Now see I

That warmth's the very stuff of poesy.

Oh, God, make small

The old star-eaten blanket of the sky,

That I мay fold it round me and in comfort lie.

 

Под мостом

(Фантазия падшего джентльмена горестной холодной ночью)

 

Когда-то наслаждался жизнью на танцполе,

Внимание вкушал бульварных женщин*.

Теперь я понимаю:

Ничего нет поэтичнее тепла.

О, Господи, позволь примерить на себя

Проеденное звездами,

знакомое такое покрывало неба,

Чтобы укрывшись им, уютно стало мне.

 

* — ввиду того, что в оригинале стихотворения первые две строки насыщены идиоматическими оборотами, не имеющими прямых аналогий в русском языке, в переводе передан только их смысл.

 

***

 

Susan Ann and Immortality

 

Her head hung down

Gazed at earth, fixedly keen,

As the rabbit at the stoat

Till the earth was sky,

Sky that was green,

And brown clouds past,

Like chestnut leaves arching the ground.

 

Как Сюзан Энн увидела вечность

 

Её голова склонилась,

Пристально вперившись в землю

Заинтригованным взглядом —

Будто кролика перед удавом* —

Поколе та небом не стала:

Небом, но только зеленым;

И по нему не поплыли

Облака цвета павших каштановых листьев,

Устилавших земную поверхность.

 

* — идиома в оригинале стихотворения заменена в переводе на аналогичную по смыслу, но более привычную русскоязычному читателю

 

 

Thomas Ernest Hulme. Selected poems.

Томас Эрнест Хьюм. Избранные стихотворения.

Перевод ©

  • Заветное / Ловись рыбка большая и с икрой - ЗАВЕРШЁНЫЙ ЛОНГМОБ / Михайлова Наталья
  • Портрет / Скалдин Юрий
  • Поход / "Теремок" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Хоба Чебураховна
  • Кровавый парк Аттракционов или Джек любит шутить / Кровавый парк Аттракционов или Джек любит шутить. / Мира Лис
  • Хорошо устроился / Эскандер Анисимов
  • Рисуя маки / О глупостях, мыслях и фантазиях / Оскарова Надежда
  • На прощание / Гордеева Ирина
  • Мой гитарист, ты о свободе пел (Вербовая Ольга) / А музыка звучит... / Джилджерэл
  • В тишине / suelinn Суэлинн
  • Команда / СТОСЛОВКИ / Mari-ka
  • [А]  / Другая жизнь / Кладец Александр Александрович

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль