4

0.00
 
4

Валентина плотно задернула шторы, чтобы не видеть безумно кружащихся листьев и не слышать едва уловимого звона стекла. Но пустота и холод окружали её даже здесь, в этой маленькой уютной комнате, где прошло её детство. Пустота таилась в бархатных подушках, в ящичках комода, в складках потускневших платьев старых фарфоровых кукол. Холод сквозил из щелей платяного шкафа, а ветер, ледяной и серебристый, как амальгама, словно сочился прямо сквозь зеркало, раскачивая "ловушку для снов", висящую над Валентининой кроватью.

Всё пошло под откос не с момента смерти Конрада, это случилось намного раньше. Одни говорили, что сказки нас предали, а другие считали: мы сами предали их. Коччинеа рассказывала когда-то о том, как История, которая должна была однажды сложиться из множества мелких историй в прекрасную мозаику, полную ярких красок, начала рассыпаться. Валентина помнила, как её наставница что-то чертила мелом на доске в классной комнате, пропитанной солнечным светом, и говорила о том, как главные герои не случившихся сказок сами предали свои истории. Многочисленные девушки клана Остин, в невесомо-воздушных кремовых платьях, одна за другой променяли свою любовь на страхи и сомнения, малышка Долорес Хейз потеряла букет маргариток… Валентине запомнились в основном истории девушек, потому что в глубине души она приравнивала себя к ним. Она стала одной из тех героинь, которые предали свою историю, усомнившись в следующем шаге на мосту Солютио. Но началось всё не с неё, а намного, намного раньше.

— Ты звала меня, Тина?

Девушка обернулась на звук голоса Франка. Холод таился и здесь, в его голосе; и пустота, казалось, сопровождала его. Она звала его не за тем, что собиралась сделать сейчас — решение пришло мгновенно. Ещё минуту назад ей хотелось броситься к нему, ища иллюзию защиты в его ненадёжных, но тёплых объятьях, проливать слёзы на его безупречной серой жилетке, говорить что-то горькое, не важно, что… Но полунасмешливый холод и стальной взгляд заставили Валентину быть сильной. — Да, — сказала она. — Я разрываю помолвку.

— Зачем? — невпопад спросил Франк, внезапно растерявшись и словно расплескав холод своего голоса.

Валентина усталым жестом поправила волосы и безвольно опустилась на кровать, как кукла, у которой внезапно сломались шарниры.

— Мы не любим друг друга, — сказала она. Снова завыл вдалеке ветер, а едва уловимый звон стекла напомнил комнату. Слабо и отчаянно трепетала над кроватью "ловушка для снов". У Франка глаза — цвета этого страшного ветра. Стальные, холодные. Изредка в них пляшет солнечный свет, и тогда Валентина греется о него, как котёнок — о тонкий луч, упавший на паркет из окна гостиной. Но не сегодня, не сейчас, никогда больше...

— Я люблю тебя, — просто и бесцветно отозвался Франк, садясь на краешек кровати.

Девушка грустно усмехнулась и покачала головой.

— Ты не приходишь, когда мне плохо. Ты не приходишь, когда тебе плохо. Ты не скучаешь, когда меня нет. Ты только считаешь меня хорошей.

Он не ответил, и только взял её ладонь в свою руку, принявшись легонько перебирать её пальцы, словно стараясь успокоить.

— Ты не просто хорошая, ты самая лучшая, — тихо сказал он.

— Но не самая нужная?

— Нет.

Валентина придвинулась ближе, подобрав под себя ноги, и обняла его, упершись подбородком в плечо. — Значит всё правильно, — проговорила она почти шёпотом. — Если закончится эта буря и будет "потом", если захочешь, мы всегда будем рядом. Но не вместе.

— Ты уверена?

Франк обернулся, чтобы взглянуть ей в глаза. Девушка быстро кивнула, а затем вдруг дотронулась ладонью до его щеки, приблизилась и легко поцеловала, едва прикоснувшись губами.

— Теперь иди, — сказала она, со странным равнодушием глядя, как слегка потеплели его глаза.

— Ты ведь любишь меня, — полувопросительно произнёс Франк.

— Не достаточно

  • "По секрету всему свету!" / «Только для тебя...» - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Касперович Ася
  • Размышление 026. Об извращенцах... / Фурсин Олег
  • Петыр, Хранитель Дня и Ночи (салфетка №173; 2-е место ) / МИНИАТЮРЫ / Змий
  • *Я устала все знать* / О том что нас разбудит на рассвете... / Soul Anna
  • Глава 24. Послание "с той стороны" / Орёл или решка / Meas Kassandra
  • Здесь сердце родное стучит со мной рядом / В созвездии Пегаса / Михайлова Наталья
  • Нить судьбы / Пыль дорог / Kalip
  • Последний шанс / Чайка
  • Фарш / Василихин Михаил
  • Приходи ко мне на чай / Приходи ко мне на чай... / Бунингит
  • На юбилей ОТКЛИКу / Ассорти / Сатин Георгий

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль