Шут и король

0.00
 
Шут и король
Сапоги № 33

 

Моя Альфа, дописанная Бородцом

Призрачную вечернюю синеву крохотного пригородного вокзала озаряли два жёлтых уставших от жизни фонаря. Чёрные фигуры подошли к забору одновременно. За забором в обе стороны неизвестно чего убегали железнодорожные пути. У забора щурилась на мир заколоченными окнами подслеповатая будка путейщиков. Туда-то и направились двое мужчин. Обменявшись коротким рукопожатием, они проскользнули в приоткрытую дверь и попали в широкий, ярко освещенный коридор. Несколько десятков шагов — и они в небольшой, шумной, прокуренной комнатке.

— Привет! Как дела?

Сразу с дюжину людей — мужчин и женщин — приветствовали их как старых знакомых. Оба приятеля здоровались, хлопали кого-то по плечам, а кого-то чмокали в щёку, продвигаясь к стене. У стены стоял столик с раскрытой амбарной книгой, за ним на стуле сидел серый от усталости и сигаретного дыма худощавый сутулый монах в бурой накидке с капюшоном. Вновь прибывшие привычно расчеркнулись в графах страницы и приняли каждый по флакону с синей густой жидкостью.

Выпив её, мужчины отошли к стене.

— Ну как работа?

— Фигня. Отчёты, накладные, инвесторы… Только и дождался пятницы! А у тебя?

— Ещё круче. Сам знаешь — гадкие дети, которые так и норовят садануть ногой по коленке, требуют конфет и чуть что — орут "Мамааааа, этот дядька меня трогал!"

— Да уж… Честное слово, если бы не Зеркальный Путь, я бы спился! Только из-за выходных и держусь!

— Шмотки-то взял?

— Чуть в такси не оставил! Представляешь, что бы подумал водитель, если бы нашёл мою сумку?!

За разговором они оба разделись, натянули смешные старинные костюмы: один — расшитый серебром и золотом камзол с пышными рукавами, дутыми шортами и белыми узкими чулками, другой — красно-зелёный комбинезон в обтяжку, почти в точности повторяющий наряд друга, но в искажённом, преувеличенном виде. Шляпа с роскошными страусиными перьями и колпак с двумя острыми концами, на которых тонко позвякивали бубенчики, ждали своего часа в руках.

— Группа Средневековья! — раздался зычный голос монаха. — Приготовились! И не толкайтесь, блин! В прошлый раз чуть века не перепутали! Все по очереди!

Друзья переглянулись, хмыкая, и направились бок о бок к большому грязному зеркалу в резной деревянной оправе. Сквозь него уже проходили, исчезая в замутнённой дали, поодиночке и попарно, другие переодетые.

— Ну что? Без обид на этот раз, Ваше Величество? — усмехнулся будущий шут.

— На тебя обидишься! — будущий король пихнул его плечом и кивнул: — Давай, не опаздывай!

Зазеркалье встретило приятелей пиром, вокруг звенели кубки и играла музыка. Шут мгновенно растворился в людском водовороте. Наконец-то он сможет скинуть маску деловой вежливости. Королевский костюм сразу же привлек внимание. Встречные останавливали его, выражали почтение и рассказывали о той чести, которую он доставил своим визитом.

Под утро пир закончился и приятели встретились возле зеркала.

— Хорошо-то как, ты не поверишь, — первым начал король, — все такие серьёзные, никто не визжит, не орет. Поймал меня сначала казначей, отвел в уголок и давай рассказывать о том что надо сделать, чтоб налоги собирались лучше и бумаги подсовывает. Делаю умный вид, смотрю что он там дал. Ни черта непонятно, но подпись свою поставил. Потом, была официальная встреча с иноземным послом. Очень плодотворно побеседовали о возможном привлечении иностранного капитала под условие низких пошлин, всё сразу же скрепили печатями и торжественно усилили кубком превосходнейшего вина. А ты как?

Довольное лицо шута светилось счастьем.

— Я тоже отлично повеселился, развлекался с придворными. Маска шута открывает такие возможности. Сначала рассказываешь байку о том, что ловишь муху, хватаешь мухобойку и начинаешь вельможную особу этой самой мухобойкой хлопать. А он и пикнуть не смеет, потому что права не радоваться шуткам и забавам королевского шута не имеет. А потом еще можно за героический подвиг по спасению от мухи еще и монетку золотую попросить, ты бы видел, какое у высокопоставленных шишек выражение лица становится, — паяц довольно расхохотался и продолжил, — правда был один, который пытался мне по уху треснуть, но стоило сказать, что я сразу же королю пожалуюсь, как он моментально проникся и начал понимать, что это очень забавно, когда тебя пинает сам королевский шут.

За разговором король и шут рука об руку прошли зеркало и вернулись в знакомую прокуренную комнату. Зашли за небольшую ширму и неторопливо переодевались. Разноцветный шутовской наряд сменился дорогим деловым костюмом, а королевский камзол уступил место видавшей виды джинсовке. Развлечение закончилось и пришло время возвращаться в реальный серый мир, с ненавистными договорами, скучными отчетами и вредными детьми.

 

 

Альфа Никольского Игоря, дописанная мной

Внеконкурс

 

Я самый обычный парень, по крайней мере так было до девятого класса. Тогда я понял, что мой относительно сформировавшийся характер не единственный в этом теле. Есть ещё двое: Король и Шут. Обычно контроль над телом держу я, но, когда все валится из рук, в голове переключается тумблер. Как в старых играх — в дело вступает новый персонаж.

Щелк, и у руля Король. Надменный, гордый, самоуверенный, ему нет равных в этом мире, но это лишь его личное мнение. Он суров и не терпит хамского отношения к своей персоне. Так, в середине десятого классе я отправил троих своих одноклассников в больницу с тяжелыми травмами. Всего лишь за невинную шутку с моим портфелем. Тяжело было родителям. Они тогда меня по всем врачам водили, за эту его вспышку агрессивной кары. Благо я уже тогда понимал, что о других своих личностях мне стоит помалкивать. Лучше стойко брать ответственность на свободе, чем быть понятым в одной из психиатрических лечебниц.

Щёлк. И вот теперь рулевой — Шут. Этот парень нравится мне значительно больше, хотя самолюбия ему тоже не занимать. По его образу древние греки могли писать гидонистские трактаты. Он ярый противник драк, как только дело пахнет жареным, а именно из-за его языка оно так часто и пахнет, он мигом толкает за руль Короля. Плотские утехи и весь список смертных грехов — его список дел на выходные. Впервые я встретил его на выпускном, всего полтора года с момента «королевского» инцидента. Когда все уже начали забывать и я почти стал нормальным членом общества, он решил напомнить обо мне. В тот вечер место выпускного превратилось в настоящий бордель. Я получил первый сексуальный опыт и поделился им с девятью девушками. Единственное, чем он не поделился, так это спиртное: даже после драки Короля у меня так не болела голова, как на утро выпускного. От него у меня до сих пор осталась дурацкая привычка — курить. Хотя и у этого есть свои приятные аспекты — она успокаивает Короля.

Так мы и живём вот уже десяток лет, душа в душу. Я привык к «захватчикам» и даже иногда нахожу их весьма полезными. Например, Король очень помог мне при переговорах с итальянцами. Просто включился в нужный момент, взял дело в свои руки — и контракт был заключён на дико выгодных мне и фирме условиях. Шут, разбитной мужик, покорил сердце моей жены. Он был хорош, просто уникален, и я брал контроль над ним лишь в тех случаях, когда жена желала романтики и нежности.

Впрочем, жили мы спокойно только до вчерашнего вечера. Вчера меня угораздило в ванной комнате ступить босой ногой на мокрый кафель. Пятка поехала вперёд, моё тело назад, и я самым клоунским образом грохнулся на спину между ванной и стиральной машиной. Затылок стукнулся об угол шкафчика, и перед глазами расцвели маргаритки.

Очнулся я несколько минут спустя. Затылок нещадно болел, в голове гудела аварийка, а руки-ноги поначалу отказывались служить. Кое-как собравшись в комочек, я таки встал и, перебирая ладонями по краю ванны, добрался до раковины. Из зеркала на меня глянули трое.

Я был небрит и бледен. Ещё бы, так ляснуться башкой! Сосед справа смотрел таким взглядом, словно я у него жену увёл. Зато сосед слева весело улыбался, даже подмигнул мне с хитринкой. Я обалдел поначалу. Закрыл глаза, выждал пару секунд, снова открыл.

Сладкая парочка была на месте. Так вот они какие — Король с Шутом! Непохожие на меня, но где-то так я их и представлял. Я намылил щёки пеной и принялся осторожно бриться, бросая косые взгляды на три отражения себя самого. И оказалось, что это не всё!

Они разговаривали!

Первым, естественно, начал Король:

— Смотрю вот и думаю, кто только тебя бриться научил?

— Папа, — растерянно ответил я.

— Папа! — фыркнул сосед справа, а Шут подхватил:

— Папа! Не, я ничё, нормальный мужик был, но чем бабам нравился — непонятно!

— Нравился, и что с того? Ни положения, ни денег, умер в нищете!

— Зато пожил в своё удовольствие!

— Ты — праздный, похотливый лентяй, вот кто ты! Удовольствие не цель жизни, а всего лишь поощрение за хорошую работу и каждодневные лишения!

— Зато ты — пафосный психоригидный трудоголик, без грамма юмора, но с кучей комплексов!

Король смерил Шута уничтожающим взглядом, а я обрёл, наконец, голос и робко вмешался:

— Ребята, давайте не ругаться… Раз уж мы делим одну башку…

— О тебе вообще разговор отдельный! — надменно сообщил Король, сверля меня буравчиками холодных глаз. — Тюфяк! Да ты ни одного решения сам не принял с тех пор, как мы тут!

— И девушек кто для тебя клеил, а? — состроил томное лицо Шут. — Кто их развлекал и придумывал новые фишки?

— Да ладно вам, — я пошёл на попятную, зная, что с этими двумя шутки плохи. — Я же всё-таки первый был в этой голове!

— Не имеет значения! Ты нами пользовался все эти годы, теперь мы немного поживём за тебя!

Я похолодел. Полный песец! Эти ребята решили захватить власть, устроить мне путч, буквально нож в спину всадили! Как же их унять?

Шут растянул рот в широкой улыбке:

— Не трясись, братан, мы пошутили!

— Пока! — многозначительно добавил Король, прищурившись.

А я трусливо подумал, добриваясь, что в моей жизни наступила новая эра: вечного страха по-настоящему сойти с ума. И главное, если разум покинет меня, я никогда об этом не узнаю. Двое сожителей позаботятся о сокрытии всех следов.

 

 

 

Альфа Осень Нея, дописанная мной

Победитель

 

Тайна шута

На ходу сбрасывая плащ и перчатки, Генри стремительно пересек зал и упал в кресло, подперев нервными пальцами подбородок. Тонкий гибкий хлыст в его руке мерно ударял по голенищу сапога. Запыхавшаяся свита окружила монарха, наперебой восхваляя его непревзойденный талант охотника. Молодой король внимал рассеянно, кривя губы в усмешке, переводя взгляд с учтиво-подобострастных мужских лиц на влюблено-восторженные женские. Лицемеры.

— Пошли вон… — негромко, но четко произнес Генри.

Вмиг воцарилась тишина. Придворные замерли в растерянности, нерешительно переглядываясь — правильно ли услышали? Мужчины опустили глаза в пол, а женщины обиженно поджали губы. За их спинами нежно зазвенели колокольчики, сопровождая мягкое шлепанье босых ног. Толпа немедленно расступилась, освобождая проход. Невысокая худощавая фигура в шутовском наряде, безмятежно улыбаясь, величественно прошла мимо застывших тел, и уселась у ног короля, мотнув рогатой шапкой и, будто подчиняясь этому резкому звуку, пятясь и беспрестанно кланяясь, свита удалилась.

— Ты, как всегда, вовремя, Гет.

— Да, ваша милость, — ответил шут, внимательно вглядываясь в осунувшееся лицо монарха. — Опять голова разболелась, — полувопросительный вздох.

— Ты хорошо меня изучил, мой мальчик. Благодаря тебе за последние семь месяцев я узнал о своих приближенных больше, чем за все предыдущие годы. Они хохочут над твоими колкостями, а в душе ненавидят, презирают и боятся. А многие девушки сходят по тебе с ума.

Король приподнял голову шута за подбородок, вглядываясь в разукрашенное лицо. Солнечный свет, проходя сквозь витражное окно, заиграл золотыми искрами в светло-карих глазах.

— Ведь я почти ничего не знаю о тебе. Эта маска — слой грима и вечная улыбка, что она скрывает?

— Истину, — печально сказал Гет и тут же рассмеялся. — И предмет философских умствований.

Король усмехнулся и вновь откинулся на спинку кресла.

— Твои шутки настолько утонченны, что иногда, в некоторые моменты, мне кажется… — Генри хмыкнул и махнул рукой. — Да нет, ерунда.

— Вам не кажется, мой король… — шут медленно стянул с головы колпак.

— Да как ты… — воскликнул Генри, вскакивая. Неподдельное изумление на его лице сменилось гневом. — Да я тебя… в темницу!

— Разве вы такой кровожадный, сир? — лукавая улыбка осенила лицо Анаис де Монтемартр, и Генри не смог не смягчиться:

— Но почему? Зачем? Отвечай!

— Причина проста, сир, — девушка смиренно сложила руки на коленях, глядя королю прямо в глаза. — Вы никого не допускаете в свою душу, кроме вашего шута.

— Кто в курсе? — нетерпеливо дёрнулся Генри.

— Гет и я, — улыбнулась она. — Ваш ноблио шут в сей момент обжирается куропатками и пудингами в моём родовом замке, так что ещё неизвестно, кто лучше устроился из нас двоих!

— Анаис! Ты как никогда близка к Бастилии! — попытался сделать строгое лицо король, но против его воли нежная улыбка осветила его взгляд. Анаис вложила свои руки в ладони короля и серьёзно ответила:

— Сир! Я уже семь месяцев играю чуднУю роль с одной единственной целью — раскрыть вам глаза на приближённых! Они все желают одну вещь — чтобы вы покинули трон в пользу Франсуа Наваррского или умерли на троне в его же пользу!

— Ты говоришь без доказательств, Анаис! — с досадой выкрикнул король. — Подданные любят меня!

— Об этой любви я могла бы рассказать вам столько… Но лучше я буду просто рядом и отведу беду, чем повторять одно и то же без результата.

Король погладил тыльную сторону ладони хрупкой телом, но сильной духом девушки и, поднеся к губам, поцеловал тонкие изящные пальцы:

— В роли шута ты гораздо приятнее, чем в роли придворной дамы моей жены!

— Надеюсь, сир, вы не расскажете Её Величеству о нашем маленьком секрете! — глаза чертовки лукаво блеснули, и тут в коридоре, примыкавшем к зале, послышались чёткие дробные шаги. Генри махнул Анаис рукой, призывая к действию, и девушка ловко нахлобучила на голову шутовской колпак с двумя рогами. Звон колокольчиков смешался со скрипом отворяемых дверей.

— Генри, сын мой, я слышала, вы подстрелили на ужин великолепного оленя!

Королева-мать, вдовствующая тёмная правительница, сухо и натянуто улыбнулась королю. Тот нарочито толкнул шута, и Анаис в полном антураже шлёпнулась под ноги Екатерине, растянувшись на натёртом паркетном полу:

— Наш король даже не соизволил выстрелить, олень сам собой пал пред величием Его Милости! Он принёс себя в жертву чревоугодию желудков придворных дам и мессиров!

— Пшёл вон, Гет! — поморщилась королева-мать. — Помойся в лохани у конюшни, от тебя, как всегда, несёт псиной!

— Сплю с собаками, с ними же клянчу подачку, вынюхиваю врагов, поднимаю шум, — шут крутанулся на месте, изображая погоню за хвостом, и сделал стойку в направлении королевы. — А иногда и за горло хватаю! Благородное животное! Меня надо уважать, хорошо кормить и чесать за ухом!

— Иди, Гет! — засмеялся Генри. — Опустоши половину кастрюль на кухне, тебе можно!

— Твой шут — избалованное никчёмное существо, — презрительно отозвалась королева, когда Анаис скрылась за дверьми, позвякивая бубенчиками. — Точь-в-точь вот эта собака!

Генри потрепал по большой узкой голове серую борзую, что лежала возле кресла, и ответил:

— Она разорвёт в клочки любого, кто посмеет покуситься на мою особу. Гет тоже.

… Через несколько месяцев старая королева была тихо-мирно сослана в монастырь доживать свой век, после неудавшегося покушения на короля, предотвращённого вездесущим шутом. Гет вернулся на своё место, а Анаис — в родовой замок, вынашивать сына короля.

 

  • Главное - верить / Главное - Верить / Мира Лис
  • Рассказы-кнопки / Синякова Юлия
  • Обложка / 2014 / Королик Евгения
  • "Кошки-мышки." / Малышева Юлия
  • Депрессия в двух стихах / О глупостях, мыслях и фантазиях / Оскарова Надежда
  • Татуировщик снов / Ксавьер Паэт
  • Виртуальность / Жемчужные нити / Курмакаева Анна
  • Садик за окном / Сказки о любви / Lunaneko
  • Результаты конкурса / «LevelUp — 2016» - ЗАВЕРШЁННЫЙ КОНКУРС / Лев Елена
  • У окна / Белоярская Ксения
  • " О, эти поиски" / Конфликт близнецов / Сима Ли

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль