Идеальный брак

0.00
 
Gatto Sonja
Идеальный брак
Обложка произведения 'Идеальный брак'

Часть I. Эдгар

Великобритания, Лондон, сентябрь 1924 г.

 

Пальцы легко касаются клавиш, играя воспоминаниями. Я вижу, как с подола твоего платья стекает дождевая вода, и ты осторожно ступаешь по ковру и раскиданным газетным вырезкам. Капли размазывают буквы и твои светские фото. Окна распахнуты настежь, и стихия играет с вырезками, которые разлетаются по комнате вместе с мокрыми осенними листьями. Дай мне доиграть. Пожалуй, сегодня я представляю собой не совсем то, что ты хотела увидеть: пальцы ласкают клавиши, глаза прикрыты, в зубах самокрутка, мужская рубашка расстегнута больше приличного. Но сейчас это и не важно. Ведь ты пришла исполнить мое желание.

 

США, сентябрь 1915 г.

 

Крис с жадностью прильнула к окну, раз за разом протирая запотевшие от ее дыхания стекла грязным засаленным рукавом длинного свитера грубой вязки. Через ряд склянок на полке-подоконнике можно разглядеть движущиеся фигуры, а если прильнуть поближе и не дышать — расслышать голоса и музыку: стекла здесь прилегали с небольшим зазором. Но самое интересное…

У стены, по левую сторону, хрустнула ветка. Она насторожилась. А вдруг это Черный Джек? Он мальчиками не интересуется! Это она здорово с одежкой придумала. Не псих же он соваться в место, где полно пьяных. Да и вряд ли сунется после линчевания коротышки Сквози: того за изнасилование тринадцатилетней Бэтти пытали каленым железом, потом повесили, расстреляли из пятидесяти орудий, отрубили конечности, проволокли по городским улицам, сожгли и устроили массовую фотосъемку, а брат Сэм подарил ей открытку за 20 центов с изображением торжествующей толпы вокруг обугленного куска плоти.

Не дурак, но все-таки?!

По правую сторону раздался шаркающий звук, и девочка отступила в тень, прижавшись к сырой стене. За шиворот капнуло с крыши, и Крис стиснула зубы. Из тени к окну вышла аккуратненькая барышня, на вид ей не больше, чем Крис. Только цивильная: пальтишко на английский манер из драпа, сапожки из тонкой кожи на шнуровке, подол плотного длинного платья торчал из-под пальто. Уже не девочка, но и не девушка. Крис облегченно выдохнула. Только гостей она не приглашала.

— Ты что, не знаешь о Черном Джеке? — шепнула она из темноты. — Такая смелая, да?

Не без удовольствия заметила, как незнакомка испуганно отпрянула от окна.

— Это моя территория, — показалась Крис из темноты, и для убедительность сплюнула на землю (так всегда поступал Сэм с навязчивыми соседскими ребятами. И работало!).

— Не мешай мне. Найди себе занятие поинтереснее, чем подглядывать за мной.

— Куда уж, — Крис отодвинула незнакомку от окна и заняла свой наблюдательный пункт.

— В кино сходи, — девочка высунула из кармана монету в один доллар и протянула ей.

— Круто! — Крис не надо было уговаривать: монета перекочевала под грязный свитер. После чего она снова повернулась к окну.

— И чего ты сидишь? — зашипела на ухо непрошеная гостья.

— А мне это кино больше нравится, — соврала Крис. Просто ее никто одну туда не пустит. Сейчас даже с Сэмом: поздно. А эта краля небось с родаками ходит.

— Исчезни! На часик. Очень прошу, — не унималась гостья.

Вот нахалка, заняла ее место еще и избавиться от нее хочет. Не тут то было.

— Ты что, дочь копа? Облаву делаете, да?

— Хочешь со мной?

— Тссс, — Крис закрыла чумазой ладонью болтливый рот незнакомки и прильнула к стеклу, увлекая девочку за собой. — Слышишь?

И девочка слышала звуки пианино. Поначалу негромко. Вот мелодия вошла во вкус. А потом голос: гортанный, глубокий. Гостья затаила дыхание, вслушиваясь, пытаясь разобрать слова, которые за магией голоса были непонятны. Да и не важны.

Незнакомка затихла.

"Заслушалась…" — не без удовольствия заметила Крис. Она чувствовала тепло осеннего пальтишка, видела белизну шеи, рассматривала голубенькую вену на виске, золотистые волосы, собранные вверх, аккуратную ушную раковину, вдыхала запах цветов и молока. Щемящего домашнего уюта и дорогих духов. Блефует краля. Она точно не дочь копа.

Музыка стихла. Незнакомка резко дернулась и засуетилась в руках Крис. Девочка отступила, отпуская пташку: та вывернулась и побежала…. Ко входу в здание. Сердце ёкнуло.

— Ты куда!

"Дура!" уже прошептала губами, скрывшись в тени, Крис. Если сдаст — их заметут. Но любопытство взяло верх: сбежать всегда успеет. Держась кустов приблизилась, чтобы видеть вход в здание. Освещенный охранник — здоровенный двухметровый детина — стоял, чуть пригнувшись над незнакомкой, та что-то шептала ему на ухо.

Точно сдаст, напевал Крис внутренний голос, а ноги готовились дать деру.

Охранник скрылся в здании. Гостья, оставшись одна, обернулась и посмотрела туда, где пряталась Крис. Долго. Внимательно. Мурашки побежали по телу Крис. Показалось, что незнакомка видит ее насквозь. И откуда она знает охранника? А что если он пошел за ружьем и сейчас эти богатенькие ублюдки начнут пальбу по "беспризорным псам", как устроили в соседнем Штате. А что если…

Дверь хлопнула, и к девочке вышел высокий мужчина. Крис его видела здесь раньше. Постоянно. Он взял незнакомку под локоть, что-то прошептал на ухо, и они пошли в сторону парковки.

 

Через неделю незнакомка появилась снова. Когда Крис пришла на наблюдательный пункт, она уже была здесь. На ее месте. И пялилась в ее окна.

— Что ты опять здесь забыла?

— Музыку пришла послушать, — прошептала она. — Как ты думаешь, сегодня они играть будут?

Знает, чертовка, чем задобрить. Крис устроилась рядом — так теплее — и вперилась в окно. Привычным жестом, по-хозяйски, протерла рукавом стекло. Начинал накрапывать осенний дождь и девочки ближе придвинулись друг к другу, прячась под козырек.

— А тебя как зовут? — неожиданно брякнула лишнее: ни к чему ей знать.

— Агата. А тебя?

— Не важно, — но это не честно, возмутился внутренний голос, и Крис вздохнула.

В этот вечер снова была меланхоличная музыка, гипнотическое пение, дыхание Агаты, ее тепло и дорогой запах мыла и чьих-то духов. Но все закончилось слишком быстро. И оставшись под проливным дождем одна Крис почему-то пожалела, что не назвала своего имени. Как же Агата будет о ней вспоминать?

Сентябрь баловал теплом, а Агата своим присутствием. Они молча жались плечом к плечу, вслушивались в незнакомые слова песни, которые, казалось, почти начали различать, рисовали узоры на запотевшем стекле, разговаривали на языке шепота, и неловко, но так естественно касались друг друга. Когда Агаты не было Крис ловила себя на мысли, что музыка ее не радует. Она искала новые открытия и однажды…

Крис осторожно спрыгнула с низкого карниза второго этажа на мягкую траву рядом с Агатой, что скрывалась у окна.

— Смотри, что у меня есть, — она осторожно достала из-за свитера две самокрутки.

— Где ты их взяла? — Агата не скрывала любопытства.

— У брата сперла. Пошли, — Крис потянула подругу в сторону темного угла.

Агата не сопротивлялась. Проскользнув к стене соседнего здания, Крис присела на корточки, облокотившись о стену, дала Агате самокрутку, чиркнула спичками и зажгла сигарету. От своей — для Агаты.

— Начинай с малого, постепенно. Полегонечку, — протянула подруге наставляя. — А то еще раскашляешься… Услышат.

Агата сделала первый неуверенный неполный осторожный вдох. Ей не понравилась раздирающая вяжущая горечь табака, но дым изо рта выпускать позабавило.

— Смотри, как я могу, — и Крис выдохнула колечко.

— Это как? А меня научили, — и Агата делала следующую затяжку, борясь с кашлем.

Даже если она научится выпускать колечки дыма, то ей все равно не перед кем будет похвастаться. Но уметь это делать для нее сейчас было так важно. Агата смотрела на алый тлеющий огонек самокрутки Крис, когда та неожиданно спросила:

— А чего бы ты хотела?

— В смысле? — удивилась девочка.

— Ну чего тебе не хватает? — Крис профессионально смаковала бычок.

— Я бы вышла замуж за Эдгара, — ошарашила Крис практичная подруга. — У меня есть кузен, англичанин, барон…Он бы тебе понравился. Тоже умеет выпускать колечки: они с папой часто курят в кабинете после ужина. Здорово было бы. Знаешь, я бы тогда стала баронессой, — Агата улыбнулась, и Крис подумалось, что она уже примеряет на себя корону. Ей бы, наверное, подошло.

— А ты? — Агата посмотрела на смуглявую подругу с длинной, прикрывающей глаза, челку.

— Богатства там всякого, — пожала плечами Крис. — Чтобы ходить в цивильном, ездить, как ты, например. И чтобы… — перевела взгляд в сторону мутного света окон. — Пошли, кое-что покажу, — оживилась Крис.

— Чтобы что? — шептала вдогонку тянущей ее за рукав пальто подруги Агата: они пригнувшись, на цыпочках, пересекли двор и подошли к торцу, скрывшись в тени.

— Потом скажу, — Крис вскарабкалась по живой ограде на скат крыши первого яруса. — Если заберешься!

Агата только хмыкнула. И полезла за пацанкой, царапая кустом нежную кожу. На верху она педантично отряхнула пальтишко и осмотрелась. Крис сидела, прислонившись к стене у окна и делала жест подруге подобраться поближе. Агата осторожно опустилась на колени и подползла к ней, заглянув в окно.

В щель между шторами проникал желтый свет, в узком прямоугольнике которого просматривалась широкая кровать со сбитыми простынями. На ней бесстыдно возлежала, подставив им на обозрение красивую спину женщина — гибкая фигура с тонкая талия, красивые бедра.

— Второй этаж под съем, — шею щекотало дыхание Крис. — Хозяин койки сдает.

Агата придвинулась к окну ближе: так вот, о чем молчат взрослые. Незнакомка взмахнула руками в приглашающем жесте с беззвучным смехом (здесь зазоров между стеклом и рамой не было) откатилась в сторону, проваливаясь в сугробы подушек, открывая небольшую грудь с темно-розовыми сосками. Совсем как на той картине, что Андреа, средний брат, рассматривал в библиотеке, а после прихода тетушки, затолкал книгу на полку. Но страничка замялась. И Агата еще долго возвращалась к собранию живописи великих мастеров.

Красивое округлое белое колено опустилось на край кровати, и силуэт надвинулся на незнакомку. Агата забыла выдохнуть: это была женщина. По ту сторону стекла было две женщины. Девочка видела, как они касались губами кожи друг друга, скользили руками, играли с переплетающимися волосами. Она не могла оторвать глаз. Внутри — словно в огонь бросили керосиновую лампу. Стало жарко. Агата обернулась к Крис.

Эти распахнутые удивленные глаза, обрамленные длинными пушистыми ресницами, казались Крис сейчас еще больше. Захотелось словить ее теплое дыхание, запах, смешанный с дешевым табаком. Крис прижалась к подруге. Агата почувствовала легкое касание обветренных губ. И застыла. Крис вдохнула ее и прижалась сильнее. Агате показалось, что она потеряла равновесие, в легких исчез воздух, а сердце перестало биться. И больше ее не существовало. Она подалась вперед, и интуитивно, как видела несколько секунд тому назад, обняла подругу за плечи. Ей хотелось обнимать ее, прижимать к себе, гладить по спине и волосам.

— Эта шлюха мне за все ответит! — раздалось пьяное рычание со стороны дороги.

Крис отпрянула, кинула взгляд в окно: влюбленные слишком были заняты собой, а дружок Фанни не любил, когда та путалась с бабами — не ровня они мужику с членом. Девочка осторожно потащила Агату вдоль стенки, держась тени. Отойдя на приличное расстояние Крис достала из кармана первое, что попалось в руки — доллар — и со всей силы бросила его в водосточный желоб. Монетка сверкнула и, лязгая скатилась по водосточному желобу.

Окно распахнулось. Из него выглянула рыжая и, услышав пьяную брань, что-то шепнув подруге, скрылась в комнате. Крис вздохнула с облегчением: теперь надо было спасать свои задницы.

Как только топот во дворе прекратился, они тихо спустились по зеленой ограде и дали драпака что есть мочи за ближайшее здание. Агата переводила дыхание. Сердце стучало в ушах, ноги дрожали, в голове была легкая эйфория. Она начала смеяться и Крис, глядя на нее, смеялась в ответ. Смеялись они тоже шепотом, беззвучно. Когда Агата пришла в себя, то увидела, что подруга до сих пор держит ее за руку.

— Кому скажешь, не поверят! — хмыкнула девочка.

— Никому не говори, слышишь! — Крис сжала сильнее пальцы Агаты.

— Но ты выкинула свой доллар! Я думала ты его потратила!

— Что ж, — Крис отпустила девочку и засунула руки в карманы, — ее жизнь сегодня стоила бакс. И никому не говори, что ты увидела здесь.

— Но ты же сама…

— Просто забудь! Ок? — Крис махнула рукой. — Да и поздно уже. Да?

— Я поняла. Уже поздно, — Агата отступила в тень и исчезла.

А через несколько дней снова возникла за Крис. На том же месте, в тот же час, как и первый раз, стоя за подругой, которая смотрела в окно. Агата легкомысленно раскачивалась на носочках и шептала голосом искусителя на ухо подруге:

— Ну одним глазком! Не хочешь? Тогда я сама.

Крис только фыркнула и, снисходительно пожав плечами, пошла вслед за Агатой. Та с легкостью вскарабкалась по ограде и даже подала руку Крис. Потом с любопытством прильнула к окну. На этот раз зазор между шторами был больше, что давало возможность рассмотреть почти все, что происходило в комнате. Агата в нетерпении прищурилась. Она махнула Крис, приглашая ее подползти поближе. Но та не спешила менять гнев на милость: как бы она не радовалась Агате, но за последний уход все-таки было обидно.

В это время подруга смотрела в окно: ее загипнотизировала возня в простынях — они вздымались, пенились и волновались как неспокойное море, давая волю самым смелым фантазиям. Первой, откинув пену одеяла вышла на свет брюнетка. И Агата с замиранием ожидала, когда появится вторая. Вдруг простыни поднялись и поглотили смеющуюся незнакомку. Игры серьезных взрослых выглядели нелепо и одновременно забавно. Девочка тихо засмеялась, и Крис, которая, чтобы хоть как-то привлечь внимание, всем своим видом демонстрировала равнодушное пребывание, заинтересовано подалась к окну.

Простынь соскользнула, и Агата разочарованно фыркнула — широкая мужская спина любовника закрывала вид на нежившуюся женщину. Лицо брюнетки показалось Крис интересным, и девочка приблизилась, облокотившись о плече Агаты.

Мужчина подхватил любовницу, откинулся на спину и усадил ее на себя. Крис увидела привлекательное лицо незнакомца, и почувствовала болезненный удар.

— Не смотри! — чуть громче обычного зашипела Агата.

Толчок в грудное сплетение — и Крис кубарем покатилась по скату влажной моховой крыши, увлекая за руку Агату. У края затормозила ногами, взгрызаясь руками в мох и ломая ногти о черепицу. За ней летела Агата. И Крис клялась себе не разжимать руку во что бы то ни стало. Сухие жесткие и острые ветки царапали руки, разрывали чулки, хватали за волосы, и девочки жмурились на встречу веткам. Шумное падение привлекло ненужное внимание. Дом вспыхнул окнами, затопал ногами, зашумел женскими и мужскими голосами.

Как только ноги коснулись земли Крис побежала, что есть мочи, увлекая за руку Агату. Сейчас надо было сбить со следа людей. Ей казалось, что она слышит за спиной зловещий топот, а в темноте мелькают отблески фонарей.

Сзади дернули за руку, выворачивая плечо. Агата!

— Отпусти меня!

— Идиотка, сматываться надо, — прошипела Крис, не сбавляя скорости, проскакивая через обдирающие кусты у обочины и петляя между домов.

— Тебе же хуже будет, — сопротивление Агаты отдало болью в плече.

— Нет! — удивилась настойчивости.

— Сама напросилась!

Уши заложило от пронзительного звука. Крис обернулась: Агата свистела в нагрудный свисток. Неужели дочка копа? Дула отчаянно. На шее отчетливо были видны жилки.

Это больше было похоже на крик. Крис прикрыла уши ладонями, глядя то на Агату, то по сторонам, как загнанный зверь. Когда Агата остановилась, чтобы перевести дыхание, Крис сорвала с шеи подруги свисток и швырнула его в грязь.

— Совсем страх потеряла?!

— Не трогай меня! — вместо того, чтобы отойти в сторону Агата пихнула Крис в грудь. — Я тебя ненавижу!

Крис профессионально уклонялась от града кулачков, но споткнулась и потеряла равновесие. Падая в осеннюю жижу, потянула за собой и Агату. Они катались по земле обсыпая друг друга тумаками, под сопение и гневный рык. И не было на Агату заботливого гувернера, чтобы разнять их с порицанием "Вы же леди!".

— Я нашел ее! — крик чужака отвлек от возни и Крис пропустила неприятный удар по скуле. Теперь надо было позаботиться о себе. Последнее, что успела заметить Крис, ускользающая в ночь, это как Агата в своем некогда роскошном, а сейчас драном и измазанном осеннем пальто сидела на дороге, в грязи. Тело ее вздрагивала от рыданий. С конца улицы к девочке приближались встревоженные мужчины. Среди которых, конечно, есть коп. А ей с этим братом лучше не связываться. И Крис растворилась в темноте под заботливое кудахтанье здоровенных мужиков вокруг одной маленькой зарвавшейся капризной чокнутой.

 

… продолжение следует...

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль