Агент Клаус и Рождество

0.00
 
Вербовая Ольга
Агент Клаус и Рождество

Салаты «Рыбки в пруду», «Берёзка»… Сразу видно, что Оксана не только прекрасно готовит, но ещё и имеет чувство эстетики. Я бы в жизни не додумалась, покрыв салат майонезом, с помощью краснокочанной капусты покрасить этот майонез в нежно-голубой цвет и воткнуть в него шпроты. А уж выложить края «пруда» укропом у меня бы точно не хватило терпения. Даже если праздник. Я бы просто смешала картошку, лук, шпроты, яйца, морковь, майонез и сыр. И уж, конечно, я не стала бы выкладывать в овальное блюдо слоями курицу, грибы, лук, яйца, яблоки, чернослив и грецкие орехи, а потом кусочками чернослива "рисовать» ствол берёзы. Ровно как и лепить сырные шарики с виноградинкой внутри и обваливать их в орехах. Всегда предпочитала что попроще. Оксана же, по всей видимости, то ли была другого мнения на этот счёт, то ли положение жены писателя обязывало стремиться к эстетике.

На горячее хозяйка принесла пышущие жаром куриные рулеты с начинкой из печёночного паштета. Под домашнюю наливочку из ягодного ассорти звучали тосты — за счастливое Рождество, за жизнь, здоровье, творческое вдохновение и успехи. Впервые в жизни я отмечала этот праздник в доме писателя Владимира Тагильцева в окружении его друзей — писателей и поэтов, ела божественно вкусные блюда, и кусок не лез мне в горло. От мысли о том, зачем я здесь, и что собираюсь делать, хотелось провалиться сквозь землю. Никогда я ещё так не презирала саму себя. Снова и снова я прокручивала в голове разговор с Наташей, старшей сестрой.

«Понимаешь, Свет, этот Тагильцев уже всех достал своими оппозиционными замашками! То по митингам бегает, то петиции всякие подписывает. И Дмитриева активно защищает. В общем, если выяснится, что он сам насильник и маньяк, и если его за это засудят, всем будет ясно, какие люди за Дмитриева заступаются. И моему Сашке повышение будет — опасного преступника поймал. Тебе надо к этому Тагильцеву в гости напроситься. А потом заявить в полицию. Сашка как раз будет дежурить».

Я не верила своим ушам:

«Ты что же, хочешь, чтобы он меня изнасиловал? Спасибо тебе, сестрёнка!».

«Да успокойся — не изнасилует он тебя. Не такой человек. Но тебе надо просто об этом заявить».

«Оговорить, что ли? Но это как-то непорядочно!».

«Да брось ты! Сейчас по правилам живут только шизики. А умные люди понимают: хочешь жить — умей вертеться».

«Ну, допустим, заявлю, отправят меня на экспертизу, там установят, что никто меня не насиловал. Меня же потом за клевету и привлекут».

«Не комплексуй — там свои люди, всё напишут, как надо. Ты пойми, вдруг Сашка на мне не женится? Это же мой последний шанс! Кто ещё меня возьмёт, если я не могу родить ребёнка?».

Конечно, родная сестра была мне ближе какого-то писателя, и я согласилась. Сашино дежурство приходилось как раз десятого января — после Рождества. Накануне я репетировала нашу якобы случайную встречу с Тагильцевым. И вот в назначенный день сестра подвезла меня на машине к нужному дому, забрала мою верхнюю одежду и, пожелав удачи, уехала, пообещав забрать меня, когда позвоню. Я же в домашних тапочках, лосинах и трико быстро побежала к его подъезду, поднялась на его этаж и села на пол у стенки. Когда Тагильцев вернулся домой с прогулки и обнаружил меня сидящей на полу, поинтересовался, всё ли со мной в порядке, может ли он чем-то помочь. Я ответила, что спасалась от пьяного мужа, который гонялся за мной с ножом. Владимир сжалился надо мной и пригласил к себе. И вот я сижу с ним за столом, чувствуя себя прямо-таки агентом Клаусом из «Семнадцати мгновений весны". Человек ко мне со всей душой, а я…

Управившись с салатами и горячим, мы принялись за чаепитие. Хозяйка и тут удивила — вместо банального торта поставила на стол «Снежинку» — пирог из хвороста, украшенный арахисовой пастой с белым шоколадом и разноцветной посыпкой.

— Оксан, у Вас так красиво всё получается! — я не могла не восхититься талантом хозяйки. — А я вот как-то даже ничего не украшаю.

— Я тоже раньше внимание этому не уделяла. А когда ко мне вернулось зрение, потянуло на всё красивое, чтобы глаз радовало.

— Вернулось зрение?

— Ну да, пять лет назад я попала в аварию. И ослепла….

Это было до знакомства с Владимиром. Познакомились они на церемонии вручения международной литературной премии.

— Володя как раз получил первое место. И все деньги отдал мне на операцию.

— Просто так взял и отдал почти незнакомой девушке?

— Именно так. Сказал: я легкомысленный, всё равно промотаю — пусть лучше на нужное дело пойдут.

Я слушала и думала: и этого благородного человека я собираюсь подставить самым подлым образом!

— Скажите, Оксан, а Вы могли бы сделать что-то, что Вам противно? Ну, ради любви?

— Нет, — ответила та после некоторого раздумья. — Потому что тот, кто любит по-настоящему, никогда не заставит делать то, что тебе противно.

***

— …Наташ, я всё сказала. Никуда заявлять я не буду!.. Да, ты моя сестра, и я тебя люблю. И если ты меня тоже любишь, то не будешь заставлять!.. Что Саша? Пусть ловит настоящих преступников. В конце концов, это его прямые обязанности.

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль