1. Тень – Мальчик в синей футболке ft. Ханна

0.00
 
1. Тень – Мальчик в синей футболке ft. Ханна

 

Между идеей

И действительностью,

Между намереньем

И поступком,

Падает тень.

 

(Т. Элиот, «Полые люди»)

 

 

 

Ханна просыпается рывком, шумно вдыхая затхлый воздух наглухо закрытой комнаты. Мысли спутаны и обрывочны, но перед глазами отчётливо стоят образы из только что прервавшегося сна. Образы эти так и рвутся ускользнуть, но Ханна старается ухватиться за них своим сознанием так крепко, как только может. Она прижимает ладони к глазам и зажмуривается. И снова видит ту странную чёрную комнату, освещённую слабым, дрожащим желтоватым светом. В комнате, на стульях, выстроенных в полукруг, сидят шесть или семь подростков, и все они спокойно рассуждают о её, Ханны, смерти так, словно это уже свершившийся факт. Это длится, наверное, меньше минуты, после чего свет в последний раз вздрагивает и гаснет с громким хлопком. Ханна остаётся одна в самом центре пустой комнаты. Окна, оббитые чёрной тканью изнутри, открыты настежь, краска на стенах облезла, с потолка сыпется штукатурка. Холодно и темно.

— Ханна? — доносится до неё тихий голос откуда-то справа.

— Клэй, это ты? — спрашивает она, оглядываясь.

И тут, как ей поначалу кажется, от правой стены отделяется тень и делает шаг ей навстречу. Ханна вздрагивает и отступает назад, но уже через мгновение понимает, что это вовсе не тень, а мальчик. И это точно не её одноклассник Клэй: паренёк ниже ростом, да и выглядит младше на пару лет. На нём тёмно-синяя футболка, выцветшие серовато-чёрные спортивные штаны и кеды, но лицо его толком не разглядеть, оно наполовину скрыто в тени.

— Кто ты? — спрашивает Ханна.

Мальчик что-то отвечает, но она не может разобрать слов — они звучат на незнакомом ей языке. Однако каким-то образом фраза постепенно обретает очертание и смысл, словно это кино, и кто-то вдруг изменил настройки. «В этой комнате мы не называем друг друга по именам», — вот что это за фраза.

— Но ты-то моё назвал, — слабо улыбается девушка.

— И правда…

Мальчик делает ещё один шаг вперёд, и теперь Ханна может полностью его рассмотреть. У него голубые глаза, тёмные вьющиеся волосы и приятное открытое лицо. Вот только на лбу пролегла напряжённая морщинка.

— Мне нужно кое-что тебе передать, — говорит мальчик и достаёт из кармана своих спортивок скомканный листок. — Это вроде… как-то тебе поможет.

Ханна несмело подходит к нему и протягивает руку. С каким-то неясным, щемящим чувством она смотрит на собственные пальцы, сжимающие записку. Словно это не её пальцы, словно они ей уже не принадлежат.

Сейчас, сидя на кровати в темноте собственной комнаты, она снова и снова прокручивает этот момент в своей голове. Что было в той записке? Она точно её прочла. И абсолютно точно запомнила то, что там было написано, вот только нужно что-то ещё, какая-то небольшая деталь для того, чтобы эти буквы снова всплыли перед глазами. Так, ладно. К этому она вернётся потом. Но что же там было дальше?

А дальше она, почти не слушая слова мальчика, долго смотрит на записку, затем комкает её в руке и с неожиданной злостью говорит, что всё это не настоящее. Это — она точно знает! — всего лишь сон, и эта чёрная комната — только в её голове.

— А знаешь, — отвечает он пугающе спокойно, — на моей стороне это ты считаешься ненастоящей. Придуманная девочка с придуманными проблемами. К примеру, знаешь, почему у тебя волосы топорщатся на затылке? По крайней мере, так считают у нас. Потому что на самом деле ты не подстрижена под каре, это парик, надетый поверх длинных волос актрисы, которая тебя играет.

— Что?

Ханна непонимающе озирается и машинально трогает собственный затылок. Какая ещё такая его сторона? Что он вообще несёт?

— Мои волосы топорщатся потому, что слишком густые и вьются, — сама не зная, почему, оправдывается девушка. — Если хочешь, потрогай. Нет никакого парика.

Мальчик несмело протягивает руку, но дотронуться так и не решается.

— Что? — нервно спрашивает она. — Почему ты смотришь на меня как на призрак?

— Потому что ты и есть призрак, Ханна, — грустно отвечает мальчик в синей футболке. — Даже вдвойне. Ненастоящая девочка, которая умерла. Но ты ещё можешь это исправить! Здесь…

Но дальше слов не расслышать.

Она просыпается, словно выныривая в реальность из холодного призрачного мира, и ей отчаянно не хватает воздуха.

Ханна встаёт и, пошатываясь, подходит к столу, садится на стул и включает лампу. На столе стоит кассетный диктофон, несколько готовых кассет разбросаны хаотично, последняя — пока что — подписана с верхней стороны цифрой «10». По правую руку от неё лежит листок с именами: некоторые из них вычеркнуты, а некоторые обведены и соединены стрелками, а последнее подчёркнуто несколько раз. Ханна тяжело вздыхает, и этот вздох отзывается в её груди острой, колющей болью. Последняя кассета стоит в диктофоне, и одна из сторон уже записана (стало быть, это — «11»), а вторая («12») записана не до конца. Но сейчас она не станет завершать эту запись, она дождётся утра. Так что же она хотела сделать сейчас?

Странный и слишком реалистичный сон никак не идёт у неё из головы. Он что-то изменил в ходе мыслей Ханны. Если до сих пор путь к (она всё ещё боится произнести это слово вслух) самоубийству казался ей непрерывным и логичным, как что-то само собой разумеющееся, то теперь сон будто провёл черту между задумкой и её завершением.

Мальчик в синей футболке сказал, что она ненастоящая и что уже мертва, но она ещё может это изменить. Наверное, это её собственное подсознание отчаянно старается ей помочь, дать подсказку, как победить стремление к смерти. Но что это за подсказка? Должно быть, она кроется в словах мальчика. Значит, нужно ещё раз их вспомнить.

Он сказал, что в той комнате они не называют друг друга по именам. И эта фраза вначале была зашифрована, звучала на другом языке, но, в конце концов, она её поняла. Значит, сможет понять и всё остальное. Не называют друг друга по именам… но он знал её имя!

«You know my name», — вдруг всплывает в её памяти заглавная тема одного из фильмов про Бонда — кажется, «Казино Рояль». Кто же это поёт? Кажется, как-то, когда одноклассник Тони подвозил её домой, в его машине играла песня девяносто какого-то бородатого года, и вот это был тот же голос…

Точно! Теперь недостающий пазл сам встаёт на место, и перед глазами Ханны наконец снова появляется текст той записки. Она крепко зажмуривается, стараясь не упустить ни одной буквы, а затем хватает листок с именами, переворачивает и торопливо записывает всё на тыльной стороне карандашом. В какой-то миг ей кажется, что от правой стены отделяется тёмная тень.

 

  • Украденый сон / Табакерка
  • Моя дорогая Мари / Быкова Ксения
  • Через шесть лет после смерти Лесли... / Воспоминания / Maligina Polina
  • Лето уходит / Ахметова Елена
  • Подснежник - автор Белка Елена / Цветочный Флешмоб - ЗАВЕРШЁННЫЙ ФЛЕШМОБ! / Волкова Татьяна
  • Танец / Парус Мечты / Михайлова Наталья
  • Mascha Kaleko, короткая молитва / переводные картинки / Валентин Надеждин
  • Ночное бдение / Мысли вслух-2014 / Сатин Георгий
  • Алена Калина - Дымок / НАШИ МИЛЫЕ ЗВЕРЮШКИ - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Анакина Анна
  • Петруша и зеркало / Пером и кистью / Валевский Анатолий
  • Инквизитор - NeAmina / Необычная профессия - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Kartusha

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль