Ты настоящий мужчина, Луис

0.00
 
Лита Семицветова
Ты настоящий мужчина, Луис
Обложка произведения 'Ты настоящий мужчина, Луис'

 

У нее был самый лучший кофе в округе.

Эвита… Имя, похожее на объятья, раскрывалось навстречу, касалось упругими завитками, обволакивало теплом.

В ней было все: и обжигающая густота кубинского солнца, и соль океанского бриза, и сладковато-пряная горечь иллюзорной мечты в табачной дымке Гаваны. Она передавала это с ароматом кофе в небольшой кофейне на тихой улочке.

Мне было двенадцать, а ей — двадцать восемь.

Щуплый юнец, непомерно высокий для своих лет. Только поэтому меня и взяли сюда. Мы с матерью бедствовали, и нужна была какая-нибудь работа. А детей брали неохотно. Но мать уговорила, прибавив мне пару лет.

— Ну, хорошо. Пускай будет на подхвате, — кивнула, наконец, Эвита, и, прищурившись, глянула на меня: — Только смотри, не жалуйся потом мамочке, что устал!

Говорила она всегда громко, и посетители кофейни все как один обернулись на меня.

Я тогда жутко обиделся и залился краской. А Эвита протянула мне через стойку белоснежную чашку с ароматным напитком, предварительно сдобрив его приличной порцией молока.

— Держи, — боюсь, что черный тебе пока рановато, — улыбнулась она.

Я не смог поднять взгляд к ее глазам, и он предательски остановился на глубоком вырезе цветастой блузки, где на шоколадно-сливочной коже покоился маленький золотой крестик.

Мужчины за стойкой, отследив мой взгляд, дружно загоготали, отпуская сальные шуточки. Но Эвита пресекла их смех, что-то резко ответив и отправив меня вместе с чашкой на кухню.

— Давай, Лу, не зевай и приступай к работе.

И я не зевал. Носился с самого утра за мелкими покупками, доставлял заказы, мыл посуду, полы, туалет… одним словом — делал всю работу, которую мне поручали.

В кофейне было всегда полно посетителей и свободной минуты не выдавалось. Но я постоянно смотрел на Эвиту — так или иначе, тайно или явно. Если не воочию, то силой воображения, не отпускал ее образ ни на минуту.

Слыша голос, ощущал, как мягко двигаются ее сочные губы. Представлял, как она поправляет обруч на волосах, жалуясь на жару: поднимает руки кверху, и грудь ее подается вперед, тонкая блузка натягивается, обрисовывая звездами соски. Слушал, как стучат ее каблучки, отбивая закрученный ритм сальсы, когда она ходит между столиками…

Однажды, когда до закрытия оставались минуты, этот голос сделался глухим, и каблучки затихли. Мое воображение не увидело картинку, и я бросился к дверям подсобки. Оттуда доносилась возня и приглушенные крики. Схватив пустую бочку из-под пива, я вышиб дверь и, не раздумывая, обрушил остатки бочонка на голову пьяного чужака-посетителя. Тот, вооружившись кухонным ножом, пытался предъявить свои мужские права, но рухнул на пол после моего удара.

— Ты настоящий мужчина, Луис, — это все, что сказала она, одергивая юбку.

Луис — вместо привычного Лу, и, первый раз, чашка черного кофе без капли молока. Вот и вся награда.

Вскоре мы с матерью уехали на континент, а в кофейню на тихой улочке попал снаряд…

Прошло много лет, но когда мне бывает трудно, я наливаю себе кофе и говорю: «Ты настоящий мужчина, Луис». Это разбивает любые преграды.

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль