Лишние тени

0.00
 
Лишние тени
Рукопись

Одно время меня беспокоил вопрос: куда люди уходят после смерти? Однако не так давно я решил оставить его всяким экзальтированным дамам в — желательно — сильно декольтированных платьях. Во-первых, им это идет значительно больше, чем мне — ну, вы понимаете, румянец на щеках, высоко вздымающаяся грудь, все такое. Во-вторых, ну выдумаю я еще одну «версию» — и что? Как будто их и без меня мало было. А в-третьих — уходят и уходят. С ними-то проблем никаких, кроме разве похоронных расходов.

Проблемы с теми, кто остается.

 

Июль две тысячи четырнадцатого. Десятое, день четверг. Я иду по скудно освещенной дорожке под железнодорожным мостом, что у метро Дмитровская, там, где Дмитровское шоссе переходит в Бутырский вал (кафе «Бутырочка» — посидим?). Сейчас, правда, отнюдь не середина дня — на самом деле, уже два часа ночи пятницы, может, чуть больше, неважно...

Обратите внимание. По-моему, не существует ни одной истории о призраках, которая бы происходила днем. Считается, что призраки боятся дневного света… Или просто ночь — такое время суток, когда бабушкиных сказок бояться вроде бы и не стыдно?

Так вот, два часа ночи. Машина, которая должна была меня подвезти к моему буквально подъезду, сломалась где-то на полпути от Савеловского вокзала к Дмитровской. Водитель предложил мне подождать приезда техпомощи, но я отказался. Чего там идти, ну, даже если сорок минут — так чего бы в такую жару не пройтись?

И я иду.

Машины, несмотря на поздний час и пору отпусков, ездят довольно часто. В основном, навстречу, в сторону центра. Я иду и размышляю, куда они едут. Вряд ли по делам. Какие там дела в такое время суток. Москва ночью — это город, предназначенный исключительно для взрослых развлечений.

Я прохожу мимо белой колонны, подпирающей мост, и чувствую, что сзади кто-то есть. Кто-то стоит за мной. Не идет, стоит. Шагов не слышно — может быть, их заглушает шум очередной проезжающей машины, — но слышать мне не обязательно, как и откуда «он» взялся, я просто знаю...

Молча падаю на колено и бью, не оглядываясь, локтем назад, туда, где болтаются яйца преследователя.

Никого.

Оборачиваюсь.

И впрямь — никого. Очередная машина — на этот раз из центра — ослепляет меня дальним светом и проносится мимо. А вот праздношатающихся нет. Даже на расстоянии сотни-другой метров...

Звонит телефон. Вздрагиваю — номер незнакомый, — беру трубку.

— Да?

— Паш, ты как там?

Водитель. Надо же. Беспокоится.

— Да нормально. А что?

— Проверяю. Ты отзвонись, когда до дома дойдешь, хорошо? По этому вот телефону.

— А, — я киваю, поднимаясь на ноги, — хорошо, понял...

Проезжает машина. Вторая. Третья. Я смотрю на колонну. Четвертая. Каждая машина на какую-то секунду пришпиливает к колонне мою тень — и тут же срывает ее и отшвыривает в темноту. И я вижу, что тень сопротивляется.

Пятая машина проезжает мимо. Я смотрю. Шестая. Седьмая… Дважды, может, трижды тень силится уцепиться за столб, не руками или ногами, но всем телом, словно гротескная улитка. Ей это не удается. Я наконец отлепляю умолкший телефон от уха, кладу его в карман безрукавки и застегиваю молнию.

И ухожу прочь.

 

С той ночи я осознал, что тени — повсюду. И что — шарахаться теперь от каждой? Было такое желание, но, с другой стороны — могло же мне показаться? Ночь, темно, нервы, усталость, жара, черт бы ее забрал совсем...

И я постарался забыть.

 

Июль две тысячи четырнадцатого. Двадцать седьмое. Понедельник. Вечер, часов этак девять с копейками. Дома нет туалетной бумаги, я иду из магазина с набитым рулонами этой самой бумаги пакетом. К остановке подъезжает трамвай, из него выходит несколько пассажиров...

И тут сверкает молния. Тучи сталкиваются где-то прямо над головой, поэтому гром не отстает от молнии, а вместо перекатывающегося грохота раздается страшно громкий треск — словно я оказался меж двумя электродами.

Еще одна молния, еще один гром — и дождь обрушивается на землю, сразу, моментально, как будто кто-то вышиб днище гигантской бочки. Я отшатываюсь к стене, там хоть какой-то карниз...

И мое левое плечо немеет. Оглядываюсь и на какое-то мгновение — сейчас я, впрочем, понимаю, что могла пройти и минута, и десять, и час...

Моя тень… Та моя тень, что образовалась рядом с моей тенью под аккомпанемент грома и что должна была исчезнуть вместе с молнией...

Моя лишняя тень чуть склонила голову и вогнала зубы в мое плечо.

А через мгновение — или через час, как вам угодно — я обнаруживаю, что стою под настоящим водопадом, а мой пакет с бумагой превращается в аквариум.

 

— Руки убери, — невнятно сказал я и открыл глаза.

Надо мной был потолок. Судя по нему, рассвет уже потихоньку занимался. Я осторожно ощупал собственную шею. Вроде ничего. Осталось лишь странное ощущение, что кто-то — моя жена, которая сейчас спит, отвернувшись носом к стене? — пытался меня придушить, да еще дрожь в челюстных мышцах, или как там они называются...

Я тихонько встал и, шатаясь, пошел в ванную. Долго хлопал левой рукой по стенке, пытаясь найти выключатель, пока не сообразил, что он у нас справа. Свет зажегся. Я постоял на пороге ванной комнаты, давая глазам привыкнуть к яркому свету, вошел внутрь и закрыл дверь на щеколду. Потом посмотрел в зеркало.

На меня оттуда глянул небритый тип с зеленоватым лицом, синими мешками под глазами и отвисшей нижней губой. Мерзость какая...

К сожалению, я обычно не запоминаю снов. Максимум, что мне остается — это общее ощущение (был ли это кошмар, или сюрреализм, или научно-фантастическая эротика) да бессмысленное шевеление пальцами при неловких попытках сформулировать, что там все-таки происходило.

Здесь я запомнил свои слова. Может быть, потому, что произнес их вслух. Но к кому я обращался?

И еще я запомнил множество рук — нелепых, плоских, почти бесплотных, с шевелящимися пиявками пальцев, — тянущихся ко мне.

 

Пятое сентября две тысячи четырнадцатого. Чтобы у вас совсем зубы свело от точности — ночь с пятницы на субботу. Двенадцать с копейками. Я в клубе «Night». Дискотека, черт бы ее подрал...

Ненавижу дискотеки. А они — они что, любят?

Да нет. Они же все стары как смертных грех. Ну, тот самый, первый. Никто из них не ушел из той своей жизни слишком рано — нет, они цеплялись до последнего...

Они тоже ненавидят дискотеки. Но там все условия для появления теней. Дергающиеся люди, стробоскопы и разнообразные синтетические приправы к танцам, чтоб веселее жилось. Вообще, если вы видите человека в отрубе на дискотеке, в автобусе или в полутемном вагоне метро — присмотритесь к нему повнимательнее, и кто знает, не обнаружите ли вы рядом с ним лишнюю тень?

Оглядываюсь вокруг. Вероятно, за последнее время то мое чувство, которое отвечает за обнаружение этих тварей, обострилось — я ведь старался понять их, и кое-что действительно начал понимать, и с каждым укусом чуточку лучше… Так что я без особого труд различаю одну, дерганными скачками приближающуюся к человеку, прислонившемуся к стене. Должен успеть...

Но когда я оказываюсь совсем рядом с этим парнем — скверно выбритое лицо, черные очки, майка с бульдогом Бутчем, джинсы, — что-то вцепляется мне в лодыжку, а моя тень, моя единственная тень падает на него...

 

Если вам интересно, то сейчас двадцать второе сентября. Понедельник, семь тридцать утра. Я тут пока на работе… Надо было закончить эти записки еще пару недель назад, но сил у меня не было, а теперь...

Этой ночью у нас за окном испортился фонарь. Думаю, он несколько раз мигнул.

Ее звали Жанна и она ничего такого не замечала. А я не говорил… На ее шее остались следы. Они… не похожи на следы пальцев или ножа, но о ненасильственной смерти тут речь идти не может. Лишние тени знают нас лучше, чем мы их… А я так и не понял, как от них избавляться.

Ну почему? Знаю. Я написал, как, в самом начале.

Осталось только распечатать.

 

  • Сесилия и оружейник / Штин Андрей
  • Творение в черном. Снежинка / Сто ликов любви -  ЗАВЕРШЁННЫЙ  ЛОНГМОБ / Зима Ольга
  • Трудный выбор / Katriff
  • Переживу / Одержимость / Фиал
  • Давай пойдём немного дальше / В созвездии Пегаса / Михайлова Наталья
  • Агата Кристи (Путь к сердцу) / Семушкин Олег
  • На коленях у моря / Стихи со Стиходромов / Птицелов
  • Хвалебная ода «МП»! / Ратвичев Кай
  • Моему мучителю... / Miss_LeO Даша
  • Ступенька 4. История любви / 13 сказок про любовь / Анна Михалевская
  • Груз памяти / Стиходром-2014 / Анна Пан

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль