Глава 70 / Наследник. Часть первая / Angliya
 

Глава 70

0.00
 
Глава 70

Я не успел добежать до самозванки, потому что демоны атаковали нас, как рой злобных пчел. Пришлось переключиться на них и обнажить клыки. Втроем одолеть тридцать с лишним ублюдков, было не так сложно, как справляться с внутренней болью. Не знаю, что с моим сердцем, но каждый раз, как чей-то кулак умудрялся достичь ребер, грудная клетка, взрывалась агонией, словно изнутри меня резали ножами и тыкали иголками. На один короткий момент, когда я прорвался вперед, то наткнулся в дверном проеме на девочку, лет девяти, не больше. Только по ее глазам, я понял, кто пугливо прячется за спиной злодейки.

Кира.

Я взревел, рванув к ней, но демоны накинулись на меня со всех сторон, валя на пол.

Моя дочь здесь.

Я старался не обращать внимания, со всей яростью накидываясь на демонов, вспарывая им животы и глотки. Крови было столько, что ею можно было бы напоить всех вампиров Локвуда. В голове пульсировала мысль — я должен забрать дочь. Мантра неплохо мотивировала, к тому, что спустя полчаса, я разобрался со всеми демонами, которые стремились меня остановить.

Эйдан зверел с каждым ударом. Его тело увеличилось, но не настолько, чтобы затмить мои габариты. И все же, с его острыми когтями и клыками, он походил на обезумевшего ликана, жаждущего крови. Всего на минуту, я подумал, что чувствует мой друг, убивая себе подобных? Испытывает ли он душевную боль? Страдает ли он, потому что его вынудили так поступать? Насчет Веры, я не слишком задумывался. Эта женщина кромсала тупоголовых придурков, как бумагу, правда и ей доставалось. В эти секунды, Эйдан ярче проявлял собственнические чувства, еще больше доказывая, что она ему небезразлична.

Свернув шею последнему демону, я осмотрелся по сторонам. Изуродованные тела заполняли все пространство, похоронив под собой не только своих, но и обломки стеллажей, и книг.

Я стоял в центре, тяжело вдыхая, по большей части из-за того, что застряло в сердце. Кровь стекала у меня по рукам. На губах и во рту, я ощущал металлический вкус. Может, это не все демоны, которых мы убили, но большинство тех, с кем я был знаком. Хорошо, что здесь не было Анабель.

— Где эта сука? — Эйдан не говорил, он рычал.

— Это не Соня, а кто-то другой. — Перешагивая через трупы, я двинулся к двери, из которой выходила самозванка. — И моя дочь здесь.

— Я пока что в себе. — Рыкнул он. — Я видел эту гребаную суку, а ты пытаешься меня убедить, что это не она?! — Эйдан метнул взгляд на Веру, что приближалась к нему. Он смотрел на нее, как смотрит врач на пациента. — Если хочешь в это верить — верь, но меня, блядь, глаза не подводят!

— Ты видел ее? — спросила клыкастая. Я кивнул, возобновив спор с Эйданом.

— Она передала тот ебаный кулон Аврааму, и кто его должен был получить? — рявкнул я в ответ. — Ублюдок, которого мы ищем!

Эйдан начал хохотать. Истерически.

— Да мне по хер.

— Я иду за дочерью. — Я пихнул дверь, но та оказалась уже заперта. Одного удара кулака хватило, чтобы сломать гребаное полотно пополам. Внезапно, сердце прострелила острая боль. Дыхание перехватило и, не удержавшись на ногах, я кубарем полетел вниз по лестнице, хорошенько приложившись башкой и плечом о пол. Вера переместилась ко мне, подхватывая под руки. Эйдан сбежал по лестнице, остановившись на предпоследней ступеньке.

— Ты ранен? — удивление в голосе сестры не ослабило хватку на сердце. Я не мог ни вдохнуть, ни выдохнуть. Такое ощущение, что в мышце застряла заноза и с каждым моим движением, она тоже двигается. Вера ощупала меня на предмет ранений, но покачала головой, посмотрев на Эйдана. — Я не понимаю.

— Тот, кто выдавал себя за Соню, ударил меня в сердце. — Используя ту же технику, что и у девчонки.

— Ты же регенерируешь? — спросил Эйдан.

— Да, — сдавленно пробормотал я. — Но в груди огнем горит.

— Тебе надо в больницу.

— Нет, — я махнул головой, с шипением выпуская воздух. Кое-как перенес свой вес на колени, затем встал. Меня качало, как в кресле Барани.[1] Голова кружилась. Кидало в холодный пот. Черт, смахивает на инфаркт. Почти все показатели на лицо, кроме онемения в левой руке. — Я иду за Кирой. — Я шагнул вперед, опираясь на стену. Лестница перед глазами начала плавать и отдаляться. Похоже, этот спуск для меня будет если не последним, то охренительно тяжелым.

— Ты едва стоишь на ногах. — Возразила Вера, поддерживая меня под руку. — Я не могу тебе позволить идти сражаться в таком состоянии.

— Похуй. — Кашлянул я. Проклятье, я хотел вонзить свои когти себе в грудь и лично увидеть, что с моим внутренним движком не так. — Переживу. — Я сделал шаг к ступеньке. Центр тяжести сместился, и меня опять повело, лишая тело контроля, отправляя в радужные краски дисметрии![2]

Потом я впал в ступор, борясь с приступом гипоксии. Легкие отказывались всасывать воздух.

Я задрожал, но не от страха, а от злости, что эта смерть слишком тупа и наивна. Из-за какой-то херни в сердце, я окочурюсь прямо здесь, так и не добравшись до дочери.

Вера переместила нас обратно в церковь. Оказавшись в горизонтальном положении, я попытался встать, но Эйдан откинул меня обратно, надавив на плечо. Его рожа искрилась гневом. За ним маячила сестра, ругаясь, на чем свет стоит. Перед глазами продолжала плыть комната. Серый с примесью желтого, медленно, но верно, превращался в сплошную двухцветную линию, смахивающую на хвост мифического животного. Затем, в красках, появился ярко-белый.

Я моргнул, пытаясь сфокусироваться. Послышался грохот и крик. Эйдан соскочил с места. Три фигуры заметались по келье, как угорелые, что мой взгляд едва поспевал за движениями. Потом дикий треск и громыхание, как от залпа падающих камней. Истошный рев и мерзкий царапающий звук, будто по камням прошлась сотня гвоздей.

Что происходит?

— Как они достали меня. — Размытое пятно склонилось надо мной. Проморгавшись, я, наконец, увидел лицо Сони. — Что с тобой опять произошло? Почему ты в крови? Куда вы подевались?

— Мы вернулись в библиотеку. — Я смял футболку на уровне сердца. — Там я увидел тебя.

— Меня? Да, как ты мог видеть меня там, если я была здесь? Обшарила, этот чертов остров вдоль и поперек. Какого хрена вы ушли без меня?

— Я хотел закончить. — Протолкнув слюну, я поморщился. — Я понял, что это не ты. Этот некто получил твое послание.

— Прекрасно. Что дальше?

— Дальше нам пришлось прикончить демонов.

— Ты ранен?

— Я не знаю. Что-то в сердце. — Я снова попытался встать, теперь уже Соня не позволила. — Где Эйдан и Вера?

— Пришлось их урезонить. Пусть передохнут. Так что у тебя с сердцем?

— Неважно. — Я судорожно выдохнул. — Ты умеешь перемещаться? Верни меня в библиотеку.

— Еще чего. Да, на тебе лица нет. — Соня нахмурилась. — Ты специально ищешь неприятности?

Я ухватил ее за руку, приподняв голову.

— Я видел свою дочь. Я должен за ней вернуться.

— Потом. — Она задрала на мне футболку. — Ага, вижу. И как ты допустил, чтобы тебя ранили?

— Я думал, что ты умираешь. — Когда Соня вопросительно хмыкнула, я мучительно свел брови. — Этот кто-то использовал тоже оружие, что и у тебя.

— Этого не может быть. — Ее пальцы прошлись по моей груди, вокруг раны. — Единственное, что может тебя ослаблять, это морион. С пулями было проще, а здесь придется тебя вскрыть.

Не в первый раз. Алиса уже проделывала это со мной.

— Только вытащи это из меня. — Я сжал пальцами матрац и стиснул челюсти. И как только у меня хватило сил для сражения? Почему тогда пули почти сломили меня, а в этот раз, я смог устоять? Из-за количества? Ну, да. После двух выстрелов, я все еще мог драться.

— В курсе, что я буду доставать его вслепую? — но она уже просунула руку в рану, медленно продвигая ее вперед. Агония притупляла другие ощущения, но кое-что я все-таки чувствовал. Какое-то мягкое движение, будто грудь наполняет теплая вода. Я старался не думать о том, что происходит внутри, удерживая на Соне взгляд. Когда по сердцу прошла болезненная дрожь, отдаваясь жалящими укусами, я до хруста сжал зубы. Меня бросило в холодный пот. На лбу почувствовалась прохладная влага. — Я почти достала его. — Тихо прошептала она. Давление в сердце усилилось. Оно съежилось, а мои мышцы натужились до предела. На мгновение, я потерял связь с реальностью, когда судорожная пульсация в сердце, переросла в дробящие тиски. Я оскалился, согнув одну ногу в колене, и упираясь пяткой в изножье кровати. Хруст камня преломил свист в легких. Резкое движение ее ногтей, и я к чертям проломил пяткой каменную перегородку. Грохот от кусков камней, сочетался с тяжелыми ударами моего сердца.

— Блядь! — гаркнул я, стоило Соне вытащить ладонь из моей груди. Она держала пальцами осколок, густо покрытый, как и ее рука, кровью. Мгновенно, я испытал облегчение и усталость. Я жадно вдохнул, заполняя легкие кислородом.

— Так и есть, — она обтерла осколок о свою футболку. — Морион. — Соня встала, шагнув к столу. — Теперь, расскажи мне о женщине, которая прикидывается мной.

— Она копия тебя. — Я сел. — Даже сейчас, я думаю, что ты можешь оказаться не собой.

— И, тем не менее, позволил мне тебя спасти. — Она развернулась ко мне. — Будь это так, я бы давно тебя убила. Как себя чувствуешь?

— В норме. — Я встал. Потянулся, размяв плечи и шею. Какое удовольствие не чувствовать боли. — С Эйданом и Верой точно все в порядке? — мне надо посмотреть, как она их урезонила.

— Они в келье. Спят. Пришлось использовать на них сонное зелье.

Ну, конечно. Она гибрид, и у нее куча способностей, о которых я еще плохо знаю. Теперь, выяснилось, что она умеет усыплять. Или в сговоре с ведьмами.

— И все же, — Соня села на стул. — Расскажи мне о той женщине. Как ты понял, что она это не я?

— Это было вроде проекции. Когда ее образ мигнул, я понял, что это не ты. Хотя, все казалось настоящим — твой запах. Запах твоей крови.

— Вот как, — она задумчиво закусила губу, уставившись в одну точку. — Я знала одно существо, способное примерять на себя чужие образы. Но, вряд ли это он. Он бы не стал этого делать.

— Кто он?

— Кохак. Он был кем-то вроде советника отца. Помню, — Соня вздохнула. — В детстве, он часто выдавал себя за отца, чтобы мне не было обидно, что его не бывает дома. Кохак всегда хорошо относился ко мне и был добр. Он и мухи не обидит. — Она покачала головой.

— Все могло измениться. — Я кивнул.

— Нет. Он никогда не гнался за властью. Ему было плевать на это. Кохак был больше озабочен моим воспитанием. Моим душевным равновесием, чем война за превосходство.

— А теперь, у него другие планы.

— Нет-нет, — Соня прошлась по комнате. — Я никогда не поверю в это. Черт, возможно, я должна на него была злиться, за то, что он притворялся моим отцом, но именно когда Кохак это делал, я видела того отца, в котором нуждалась. Понимаешь? Он делал все, чтобы я не плакала. Он смешил меня фокусами. Иногда, делал это настолько хорошо, что меня окружал не один отец, а несколько.

— То есть, помимо того, что он преображался в другое существо, он… эээ, клонировал себя? — черт, каких только существ на этом свете не бывает?

— Да.

— И что он за существо?

— Он никогда не говорил к какому виду относится. Просто отвечал, что он особенный. Не такой как все.

Очень умно с его стороны. Будь Дезмонд или Соня в курсе, едва ли доверились такому существу. Но, гибрид почему-то не особо волновался за свою дочь, когда выходил в свет. Может, он и не знал о нем? Может, этот Кохак появлялся, когда Дезмонд отсутствовал?

— Что за медальон?

— Он у меня с рождения. Отец подарил. — Соня присела на кровать. — Думаю, ты понял, почему я отдала его нашему противнику?

— Видимо, он что-то значит для тебя или для Дезмонда. — Предположил я, хотя точно не понимал, что такого особенного есть в медальоне.

— Не совсем. Это был единственный способ найти его. — Она достала телефон. — Пришлось кое-что добавить в медальон. — Я вопросительно вскинул брови. — Встроенный датчик слежения. — Соня улыбнулась. — Если кулон до сих пор у нашего врага, то я легко его выслежу.

Я подошел к Соне, склонившись над ее макушкой. Мой взгляд скользил по дисплею телефона. На экране высвечивалась карта, а на одном из мест, мигала красная точка. Девушка нажала на точку, и экран моргнув, выдал текст.

— Черт, — она вскочила.

— Что?

— Датчик показывает, что он здесь.

— Здесь?

Я обернулся, услышав позади тяжелый вздох.

В келье появилась Вера, Эйдан и… я.

 


 

[1] Барани кресло — вращающее вокруг вертикальной оси кресло, предназначенное для проведения исследований вестибулярного анализатора человека. (Прим. автора)

[2] Дисметрия — нарушение координации движений вследствие утраты чувства расстояния, соразмерности и точности двигательных актов. Движения больных становятся размашистыми, увеличиваются в объеме, недостаточно точны, появляются промахивания, нарушается почерк. Наблюдается при поражениях мозжечка. (Прим. автора)

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль