Глава 36 / Наследник. Часть первая / Angliya
 

Глава 36

0.00
 
Глава 36

Эйдан не ответил, но посмотрел на меня так, будто я задел его за живое. Он ушел, хлопнув дверью, и я его не виню. Я бы отреагировал так же, но сейчас обстоятельства складываются иначе. Слишком многое навалилось. Я до сих пор не отошел от смерти Алисы, и не хочу быть еще и обманутым.

— Хорошо, что он ушел. — Вера откинулась на спинку кресла, уткнувшись взглядом в одну точку. — Далеко ушел.

— Ты что-то нашла?

— Есть две новости. Одна плохая, вторая — хорошая. С какой начать? — она усмехнулась. Для нее, все это так забавно?

— С хорошей.

— Думаешь, она окупит плохое? Хорошая новость — ты демон.

Я фыркнул.

— Тоже мне новость. — Я надеялся услышать, что мое демонское проклятие недолговечно и вскоре я от него исцелюсь, но, увы, я таким останусь навечно. — А плохая?

— Слышал легенду об Августе и Соломее?

Ту, что мне рассказывал Эйдан? Как же. Он мне все уши прожужжал, что если я не последую традициям, то меня ждет та же участь.

— Да. Август влюбился в Соломею. Женился на ней, чему были все против. После, он узнал, что она древняя и чтобы смыть позор, убил ее, а затем женился на Аделаиде. Та родила мальчика, наследника трона, а он ушел. Так мой отец стал королем.

— Давай-ка переместимся в тихое место. — Не успел я отказаться, как Вера уже вцепилась в меня. Один вздох и мы оказались у меня в квартире. — Опережая твой вопрос, скажу, это ради спокойствия.

Чьего конкретно?

— Твое самое сильное чувство после обращения? Ты помнишь его? — она села на диван.

Даже не знаю. Ощущений было много. Я злился на старика и Эйдана за то, что они не сказали, что будет со мной и боялся, что не могу контролировать себя.

— Злость.

— Похоть, Рэм. Это то, что отличает человека от животного. Не зря вас, демонов, сравнивают с животными, потому что вы ведомы инстинктами. Тобой, как и Августом овладела похоть. Чего мог желать молодой и только что обращенный демон? Конечно же, утоления этой похоти. Вы, демоны, в таком состоянии готовы совокупляться со всеми, у кого есть влагалище. — Вера рассмеялась. — И как удобно появилась Соломея. Белая кожа, проницательный взгляд, алые губы. Она была создана для его удовольствия. Не смотря на то, что Августа вот-вот должны были знакомить с невестой, он не устоял. Они трахались несколько часов, пока он не обессилел, но ему, похоже, этого было мало. — Она притворно нахмурилась. — Каким же Август был грубым со своей невестой. Без крови и боли не обошлось. Аделаида забеременела, а Август не мог ни о чем думать, кроме Соломеи. Это знаешь, как заевшая мелодия, которая не выходит из головы. Все крутится и крутится, и невозможно перебить заезженный мотив, другим. Когда родился Мор, Август ушел. Ушел, не потому, что испугался ответственности или потому что узнал, что Соломея — десмод. Нет. Он сразу это понял, как только увидел ее. Любовь — мощный рычаг давления. Август ушел, потому что любил Соломею и хотел быть с ней. Пока другие разбирались, в чем дело, старейшинами было принято решение, сделать Мора королем. Это был самый молодой за все столетия, правитель.

— Его так и не нашли?

— Нет. — Клыкастая вытянула ноги, скрестив их в щиколотках. — Старейшинам, в принципе, наплевать кто куда пропадает. Главное, чтобы у народа был король.

То есть, любой, у кого есть такая возможность. По-моему, не слишком разумно пускать на трон всех подряд.

— А что же с Аделаидой?

— Она умерла, когда Мору было двенадцать. Оставшись без родителей, он остался верным традициям. Пройдя обращение, женился на Клавдии, а вот с потомством никак не получалось. И здесь, — Вера резко села. — Начинается самое интересное. Среди демонов начали ходить слухи, дескать, королева бесплодна, а король немощен. Плохо, когда о тебе говорят, что ты ничтожество. Разве, Мор мог допустить подобное? Он должен был дать наследника, и для этого в его умной головке, — она постучала себя по виску. — Созрел план. План, который Мор давно вынашивал и ждал подходящего случая.

Я вдохнул… готовый к любому исходу истории. Мне, в принципе, плевать, что расскажет Вера о Море и о его наполеоновских планах.

— Перед смертью, Аделаида рассказала Мору, как с ними поступил их отец. Сам понимаешь, что за этим последовало. Клятва отомстить за боль причиненную матери и за предательство перед народом. Так что, с пятнадцати лет, Мор искал Августа и нашел, когда ему исполнилось двадцать шесть.

— Он убил его?

Вера медленно растянула губы в улыбке.

— Нет, но успел оттяпать тому кисть и кое-кого забрать.

— Что забрать? — внезапно, по телу прокатился жар.

— Ты не расслышал? Я сказала, кое-кого забрать. — Она переместилась ко мне, обхватив меня ладонями за лицо и пристально, заглянула в глаза. — Крохотного, беззащитного и совсем не похожего на свою мать, младенца.

В голове завертелись мысли.

Младенец. Похищение.

Мор похитил ребенка у собственного отца, выдав того, за своего первенца, только потому, что тот не был похож на десмода.

Август… Август… оттяпал кисть…

Я зажмурился, ощущая, как в легких собрался комок колючего воздуха. Жар сменился дрожью. Я отказывался принимать слова Веры на правду, потому что все, что она сказала — ложь. Она лжет по неизвестным мне причинам. Просто говорит, чтобы причинить боль. Осквернить то немногое, что я узнал о родителях. О Море и Клавдии. Такие милые на картине и такие жестокие в реальности.

Мор говорил, что он самый счастливый в этом ебаном мире, демон.

Счастливый, потому что украл ребенка у собственного отца в отместку?

— Рэм, — Вера встряхнула меня, но это не помогло. Мысли глушили все вокруг. Я не знаю, что чувствовал… наверное, пропасть? Я шагнул в пропасть и камнем падал вниз, когда понял, что тем младенцем был я, а мой отец тот самый старейшина. Отсутствие кисти — вот оно доказательство. Мой настоящий отец был стариком, переживший своего сына, пять инсультов и избежавший наказания за предательство. — Рэм.

— И это все ты прочла в летописях? — я призывал разум к контролю. Пока не время переходить к мегерским метаниям.

— Я знаю это из первоисточника. Я лично присутствовала на казни Мора и Клавдии. Знаю, что произошло с демонами в той битве. Тебе интересно? — ее ладони соскользнули вниз, опустившись мне на грудь, сдвинувшись к сердцу. — Об этом, кроме меня тебе никто, ничего не расскажет. — Ее взгляд поравнялся с моим. — У Соломеи было семь детей. Шестеро из них, молоку, предпочитали кровь девственниц или нянечек. А вот седьмой, самый маленький… как все любовно называли его, щенок, разительно отличался от остальных, чем нервировал свою мать. Братья и сестры недолюбливали щенка, потому что он был не таким, как они. Они доводили его до слез. Пугали. Пытались укусить. В конце концов, он бы погиб, если бы не маленькая девочка. Единственная, которая по-настоящему любила малыша и всегда защищала его от нападок своих придурковатых родственников. В день, когда тебя похитили, девочка видела незнакомого мужчину в детской. Он пах, как пахнешь ты, но тогда, она не знала, кто такие демоны. Соломеи в этот момент не было дома. Она охотилась и могла отсутствовать по нескольку часов. Дети спокойно спали в своих кроватях. Август, был в библиотеке. — Вера опустила руки и отстранилась на шаг назад. — Мор почти держал тебя в руках, когда Август появился в детской. Тогда, у них завязалась борьба, в которой он и потерял свою руку. И тебя.

— А что же девочка? — я прищурился.

— Она так испугалась, что не смогла шелохнуться. — Она отвела взгляд. — Но пообещала себе, что найдет его. Затем, начались поиски. Прошел год с твоего похищения, а Мор и Клавдия на одном месте дважды не задерживались. Постоянно перемещались. Этого времени хватило, чтобы представить тебя, как наследника. К сожалению, — Вера отвернулась, пройдясь по гостиной. — У этой сказки трагический конец. Мор совершил одну очень большую ошибку. Доверился одному из своих демонов. Черт, ему стоило хорошенько выбирать себе сторонников. — Выплюнула Вера, будто это было ругательство. Так, Мора предали. — Короче, вернувшись на пляж, король и королева оказались в ловушке. Я была удивлена, не увидев ни одного демонского отпрыска, что означало — их спрятали до того, как появилась Соломея со своей свитой.

— Разве, я не должен был оказаться в руках Соломеи и Августа? — я скрестил руки на груди. У меня не хватало духу, называть их своими родителями.

— Как бы тебе ответить, — она постучала себя по подбородку. — Им было не до тебя, в отличие от демонов.

— То есть?

— А ты как думаешь? Узнав, чьим сыном ты являешься, разве они оставили бы тебе жизнь? Нет.

Значит, я стал неугоден не только своим родителям, но и тем, кто меня считал наследником. Как же так?

— Правда, нашелся среди демонов тот, кто спас твою крохотную шкурку от смерти. Отнес в безопасное место, пока Соломея творила месть и так далее. — Вера прошлась по комнате. — Все хотели твоей смерти. Ты сын порока. Ты тварь рожденная тварью, не стоящей жизни. Так говорили старейшины. Они искали ребенка, но не нашли.

— Старейшины знают обо мне? Подожди, как же они допускают меня сейчас на трон?

— Август сделал все, для того, чтобы ты стал полноправным наследником. Что именно, я не знаю. Но, у тебя есть все регалии для этого.

Как я могу реагировать на это? Я не испытывал ни радости, ни гордости за то, что сделал Август. С одной стороны я не виню его в том, что он полюбил женщину не из своего вида, с другой — я ненавидел его за то, что из-за их придворных махинаций, моя жизнь перевернулась с ног на голову. Мор? Он поступил неправильно. Ему стоило просто убить Августа и всю его семью, раз уж на то пошло. Не похищать меня, а придушить, пока я был слабым ребенком, но он поступил иначе, решив, что так будет лучше. Для кого? Для них? Для меня? Только потому, что я демон? Единственная причина, по которой меня оставили в живых, отдав не только бразды правления, но и багаж неразрешенного дерьма. У меня кипела голова от мыслей. Что делать, я не представлял. Как мне все это расхлебывать? Что если старейшины все еще знают, кто я такой и собираются убить меня? Что если у них в планах подставить меня под такой пресс, который я не осилю?

— Жалеешь, что все узнал? — пока я копался в мыслях, Вера наблюдала за мной.

— Что случилось с демонами?

— О, — она вскинула брови. — Ладно. Большую часть убили, а других сделали рабами. Ну, знаешь, обратили. Двойной позор. Мало того, что ты демон, которого поработила кровососка, так ты еще и зависишь от крови.

— Она могла их всех просто прикончить. На кой черт это делать?

— Ага. Мамочка, была еще той безумной сукой. — Усмехнулась Вера. — Но, она не могла отказать себе в удовольствии смотреть, как демон, порабощенный жаждой, будет умолять о крови.

Мамочка? Либо Вера оговорилась, либо пошутила. Я присмотрелся к ней, но ничего общего не нашел. Мы абсолютно разные. Хотя… я еще пристальней всмотрелся в лицо пиявки. Ответ обухом приложился к черепу.

— Ты, блядь, издеваешься. — Выдохнул я, не веря собственным мыслям.

— Я всегда знала, что ты смышленый. — Протянула Вера, притворно разглядывая свой маникюр.

— Ты…

— … и что дальше? Зная, это ты устроишь мне бойкот? Это не серьезно, Рэм.

Я сжал кулаки.

— Ты позволила ей убить Мора и Клавдию.

— Да кто они такие? Вшивая кучка демонов. — Фыркнула она.

— Я тоже демон. — Прошипел я. — Но ты могла помешать Соломеи, сделать это с ними.

Вера переместилась ко мне.

— Послушай меня, Рэм. Они украли тебя и получили за это по заслугам. Можешь называть меня сумасшедшей, но я радовалась их смерти. — Ее ладонь прижалась к моей щеке. — Я всего лишь хотела найти своего брата.

— Тебе стоило сделать это раньше. — Процедил я. — Почему сейчас?

— Потому что наша мать собирается проснуться, а я не хочу этого.

— Ты не моя сестра. — Я отстранился.

— Ты просто не помнишь.

Возможно, но даже после ее слов, я не испытал и унции радости от встречи. Для меня, Вера останется вампиром, против которых я сражаюсь. Что мешает мне сейчас свернуть ей шею?

— Это ничего не меняет. — Я ухватил ее за шею и сжал. — Ты знаешь, что я могу сделать с тобой.

— Так сделай или прими меня, как сестру.

— Никогда. — Я приблизился к ее лицу. — Для меня ты тварь, рожденная от твари, не стоящей жизни.

— Больно слышать от тебя такие слова, брат. — Она обхватила мое запястье. — Но, давай для начала закончим с Соломеей, а потом ты надерешь мне задницу.

— К черту. — Выплюнул я. Ложил я на все с высокой горы. Прикончу кровососку, а потом и всех остальных.

— Я нужна тебе. Без меня, будет сложно добраться до Соломеи.

— Ты говоришь это, только для того, чтобы спасти свою шкуру.

Вера широко улыбнулась.

— И совсем не страшно. Мы равные по силе, Рэм. Если начнется драка, то ни один из нас не останется в живых. Хочешь разнести этот городок к чертям собачьим? — ирония так и сочится с ее языка. Как бы я хотел вырвать его к такой-то матери. Проклятье! — Я предлагаю тебе заключить перемирие на время войны с Соломеей. Как только она сдохнет, мы начнем.

Я слегка сжал горло Веры, на что та закатила глаза.

— Солжешь, и я убью тебя. — Я одернул руку, отступив назад.

— Договорились. — Она протянула мне руку. Я глянул на ее ладонь, фыркнув. — Могу я называть тебя братиком?

Сука издевается.

— Заткнись и начинай выкладывать план.

  • Жизнь как у всех / ОВА Юля
  • 92."Снежок" для Капельки от Алины / Лонгмоб "Истории под новогодней ёлкой" / Капелька
  • Дневник злого человека / Рэденлейн Алиса
  • Прикостровой этюд / Из души / Лешуков Александр
  • АЛЮМИНИЕВОЕ МОРЕ / Фурчев Владимир Николаевич
  • Я достойна смерти / Цой-L- Даратейя
  • Чижик-пыжик на пенсии / Чугунная лира / П. Фрагорийский (Птицелов)
  • № 10 Gatto Sonja / Сессия #3. Семинар "Диалоги" / Клуб романистов
  • Прекрасная кошка (Армант, Илинар) / Зеркала и отражения / Чепурной Сергей
  • Хорошие сны / Наумова Ирина K_e_m
  • Точка баланса / Алина / Тонкая грань / Argentum Agata

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль