Глава 16 / Наследник. Часть первая / Angliya
 

Глава 16

0.00
 
Глава 16

Выбив дверь с ноги, я быстро просканировал помещение, с мигающими флуоресцентными лампами. Столы и стулья перевернуты. На барной стойке, лицом вниз, лежит бармен, а вокруг него, растекается лужа крови, смешанная с напитками. Бутылки и стаканы перевернуты. Из музыкального автомата тихо играет мелодия из «Грязных танцев».

Очень-мать-твою-в тему.

Вся клиентура валяется кто на полу, кто свешивается с опрокинутых столов. Дверь в подсобку распахнута, где от моего пристального взгляда не ускользнула очередная жертва нападения. В воздухе, стоит густое металлическое амбре, смешанное с парами алкоголя. Казалось бы, атмосфера должна была меня шокировать, но она вызывала настороженность. Куда подевались вампиры?

Они не могли так быстро уйти. Или могли? Тогда почему я ничего не почувствовал на улице?

Эйдан присвистнул.

— Ублюдки. — Он прохаживался по залу, изредка останавливаясь над неподвижным телом, затем возобновлял движение.

Лично я, насчитал пятнадцать или около того, трупов. Это же с какой жадностью и скоростью надо было нападать, чтобы превратить злачное место в морг?

Я шагнул в подсобку, наткнувшись еще на одну дверь, ведущую на улицу.

А, ну, понятно. Сделал дело и свалил через черный ход. Слабая лампа над дверью, захватывала небольшой участок улицы, освещая только два мусорных контейнера и сетку, высотой в десять футов, откуда открывался вид на пустынную дорогу.

— Надо идти туда. — Кивнул я, когда появился Эйдан.

— Твою мать! — донесся голос татуированного из зала. — Что за херня?

— Думаешь, их было несколько? — я подергал сетку.

— Это мог сделать и один из приближенных.

— Тот самый?

— Ага. Чтобы восстановится. Кстати, как ты?

Нашел время спрашивать. Я задрал футболку, обрадовавшись, что раны затянулись, приобретя ярко-розовый оттенок. Значит, способность регенерировать при таких ранениях, у меня все же есть.

— Что будем делать с трупами? — не похоже, чтобы тот, кто это сделал, хотел их обратить. Слишком много крови, да и бессмысленно обращать подобный контингент, который способен только на беспочвенное бунтарство. Они и без обращения, могли навести много шума.

— Сожжем. — Эйдан пожал плечами.

Согласен.

Когда мы вернулись в зал, я предложил подростками выйти из бара, так как, кое-чему, требуется необходимая уборка. Когда те, никак не отреагировали, в ужасе озаряясь по сторонам, мне пришлось вытолкать мальчиков на улицу. Захлопнув за собой дверь, я подключился к Эйдану, поливая трупы горячительным, с одной стороны жалея, что приходится тратить такие хорошие напитки на утилизацию мусора, с другой — чувствуя себя монстром, потому что поступаю неправильно. Теперь, я задаюсь вопросом, как много зачистил Эйдан, раз у него мертвецки-спокойная мина? С таким хладнокровием бросать зажженные спички в мертвяков и тупо смотреть, как тела горят… надо быть очень преданным своему делу.

Спустя десять минут, бар полыхал, как новогодняя елка. С одной проблемой мы справились, оставалась еще одна… как бы так объяснить всем, что это была необходимость?

— Вы кто, мать твою, такие? — ощерился татуированный. Он был на взводе после увиденного, а остальная шайка в ужасе, и они разумно держались подальше от кострища.

— Ангелы-хранители. — Произнес Эйдан, доставая сотовый.

— Что? — парень потянулся к себе за спину, выбрасывая руку с пистолетом вперед. — А-ну, говорите, кто вы, дьявол вас дери, такие?!

— Хей, — я поднял руки в жесте, давай успокоимся. — Никто никому не угрожает, парень. Мы просто прибрали то, что оставили плохие, — кто? — люди.

— Люди? — татуированный сморщился. Он дрожал то ли от страха, то ли от гнева. Пот блестел у него на лице. Губы шевелились, словно он шептал молитву. — Да, я тебя сейчас пристрелю!

— Такс, не надо. — Возразил мой ученик. — Я его знаю. Он реально нормальный. Убери ствол. — Он шагнул к нему.

— Да. — Кивнул Эйдан, поравнявшись со мной. — Послушай своего друга и сделай так, как он говорит. — Так. Пожалуй, моя Правая рука, только что вошел в режим защитника. — Убери пушку.

— Что там случилось?! — пыхтел Такс. — Почему их убили?! Кто это сделал?! Зачем вы спалили бар?!

Слишком много вопросов.

Кстати, я не заметил упыря. Наверное, сбежал.

— Успокойся. — Я сделал шаг вперед.

— Не подходи! — крикнул он, взведя курок.

— Так нужно было сделать, чтобы у вас не было проблем. — Еще шаг.

— Я выстрелю! — он зажмурился. Удар в грудь отшатнул меня назад. Резкая боль вспыхнула в ребрах, мгновенно разбежавшись по внутренностям.

— Дерьмо. — Выдохнул я, ухватившись за грудь.

— Гандон! — взревел Эйдан и рванул к Таксу.

— Эйдан, стой. — В сумерках, его фигура походила на огромное, черное пятно, или комету, несущуюся к потоку электричества. Я шагнул за ним, намереваясь остановить то, что может плохо кончится, но Эйдан на бегу занес руку, впечатывая тому кулак в челюсть. От удара, Такс отлетел на добрых пять футов, в беспамятстве проскользив задницей по асфальту. Я надеялся, что он не убил его, хотя мог. — Прекрати! — гаркнул я, заскрипев зубами. Черт, как же больно. Не больнее, чем от когтей вампира, но я еще не окреп, чтобы получать свинец.

Эйдан подхватил Такса за грудки, удерживая его над землей, и хорошенько встряхнул. Не реагирует.

— Оставь парня в покое, черт тебя дери!

— Он выстрелил в тебя!

— Он ребенок!

Я обвел взглядом парней из банды. Побелевшие от ужаса, они недолго стояли на месте, прежде чем, бросится бежать со всех ног.

Джей.

Точно.

Ученик, который меня узнал, звали Джей. Он, переводил очумелый взгляд с Эйдана, трясущего Такса, и на меня. И мне был понятен его шок… мой друг не слишком-то скрывал свои клыки и одуревшие от ярости, кислотно-желтые глаза.

— Эйдан! — я с трудом вдыхал кислород. Наверное, пуля угодила в легкое. — Оставь его!

— Тебе повезло, уродец. — Прошипел он, отшвырнув Такса прямиком к ногам ученика. — Забирай своего уебка и сваливайте на хуй!

Джей разумно поступил, послушав Эйдана. Подхватив своего друга под руки, он с трудом поволок того прочь. Наблюдая за его слабыми попытками исчезнуть как можно быстрее, я глотал вспышки боли, не меньше его, пораженный, что выстоял перед выстрелом. Может, я неуязвимый? Тогда напрашивается вопрос — как можно убить демона?

— Тебя понести?

Я смерил его угрюмым взглядом.

Может, за сегодня я и схлопотал пулю, но это не значит, что не могу идти сам. Я отстранился от его руки, зашагав в противоположную сторону, проклиная неумение также ловко перемещаться, как это делают вампиры. Тогда бы, не пришлось тащиться до машины, которую Эйдан оставил припаркованной у гребаного клуба. На кой черт мы вообще поперлись сюда? Ах, да. Вампиры.

Да, пошли они к такой-то матери.

Я злился на Эйдана. На свое недавнее обращение и на то, что в первый же день, меня угораздило втрескаться в приключения. Злился, что мне пришлось оставить Алису в клубе с друзьями-идиотами, и на традиции, о которых мне талдычат на протяжении последних часов.

Добравшись до машины, я навалился на нее всем весом, будто та была единственной спасительной опорой. Мой взгляд вцепился в ослепляющую вывеску клуба, а слух завис на музыке, доносящейся за стенами заведения.

— Садись. Надо быстрее избавиться от пули. — Эйдан устроился за рулем, запуская двигатель. Я скорчился от звенящей агонии в груди. Казалось, будто пуля двигается в унисон со мной. Больнее всего было, садится в машину. Я практически не дышал, пока усаживал свою задницу на сидении.

— Сегодня, мать его, не мой день. — Прошипел я, зажимая рану рукой. Кровь продолжала выступать, окрашивая мою кожу в ярко-красный цвет.

— Бывает и хуже. — Эйдан тронулся с места, выезжая на дорогу и прибавляя скорости.

— Да, куда уж хуже. — Я ляписто выругался, когда авто подпрыгнуло на кочке.

— Старейшина не рассказывал тебе, легенду о правителе, который отступил от традиций?

Я закатил глаза. Опять эти традиции. У них больше нет тем, о чем поговорить?

— Ты серьезно? Давай не сегодня.

— Нет, ты послушаешь. — Он глянул на меня. — А там уже сделаешь выводы.

Проклятье. Какой же он все-таки упертый.

— Давным-давно, примерно тысячу лет назад, демон по имени Август, вступил на трон. И ему, как новоиспеченному правителю, нашли невесту — Аделаиду. Но, однажды, он встретил другую женщину, неземной красоты. Соломия. Она захватила его сердце и душу. Ради нее, он пошел наперекор традициям и взял ее в жены. Народ не мог принять его выбор, и он говорил об этом вслух, что очень раздражало Августа. Однажды, он так разозлился, что устроил показательную казнь для тех, кто посмеет пойти против. — Мы проехали череду жилых домов и магазинов. Школу, в которой я работал. Разве, мы не едем на пляж к старику? — Август и не догадывался, кем на самом деле, являлась Соломия. Когда на территорию пришли вампиры, он понял, что совершил огромную ошибку, позволив слепым чувствам управлять разумом. — Эйдан снова на меня посмотрел. — Она оказалась древней богиней или кровавой богиней грязнокровых.

— Он убил ее? — как странно, что меня привлекла его история.

— Да. Когда все было кончено, Август все же женился на Аделаиде, но видит бог, сколько ему пришлось вынести, чтобы очиститься от греха.

Я сморщился.

— Неплохой намек, Эйдан.

— А я не намекаю. Я говорю прямо. Не надо идти против традиций, если не хочешь повторить ошибку Августа.

Ну, конечно, рассказывай.

— Все же закончилось хэппи-эндом.

— Почти. Из тех, кто остался, не мог принять, в каком-то смысле, предательство Августа, поэтому он предложил сделать правителем своего ребенка. Аделаида родила сына.

— Я думал, ты везешь меня к старейшине. — Ага. Только вот мы подъезжаем к моему дому.

— Я говорил с Лейлой. Она сказала, что старейшина снова себя плохо чувствует и не сможет тебя осмотреть. Будем действовать сами.

Я нахмурился. Не удивительно. Старику лет двести, судя по тому, как он воняет и как ходит.

Эйдан заглушил мотор, паркуясь у многоэтажки. Я с трудом выбрался из машины, в сотый раз, пожалев о том, что поперся в дебильный район, надеясь таким образом успокоить рвущий меня изнутри, гнев. Ага, как же. Вдыхая мелкими глотками, я пытался отвлечься от ощущения, что меня вот-вот вырвет кровью. В горле чувствовался ее поганый, металлический привкус. Я тупо смотрел на подъехавшее такси, из которого раздавались звонкие женские голоса, но никто не выходил.

Спазм стиснул легкие, желудок стянуло, и я уже не смог сдерживаться. Меня вырвало. Сгусток крови плюхнулся на асфальт прямо у моих ног.

Дерьмо.

— Давай, Рэм. — Он закинул мою руку себе на плечо, приняв на себя весь мой вес, и мы двинулись к подъездной двери. Я понимал, что на своих двоих далеко не уйду, поэтому и не сопротивлялся. Ввалившись в лифт, Эйдан нажал на кнопку пятого этажа, а я чувствовал, как пол уходит у меня из-под ног. Головокружение, которое я не мог остановить, усиливало ощущения, подводя мой разум к обмороку. Кровь уже не текла, но я достаточно ею пропитал всю свою одежду, так что ее вонь обволакивала меня в плотный, непроницаемый кокон.

— Аделаида родила сына и что дальше? — прохрипел я, навалившись на стенку.

— Ничего. Твой отец стал наследником. — Эйдан придерживал меня, чтобы я не упал. Сквозь грохот механизма, я отдаленно слышал лихорадочное постукивание. Если повезет, то лифт не заглохнет.

— Когда Август исчез, мой дед занялся воспитанием Мора.

И надежно вдолбил в его голову, что самая великая вещь в правлении, это соблюдение традиций. Я так и понял.

У дверей лифта, нас ожидала Лейла. Ее испуганный взгляд шарил по мне, но она не произнесла ни слова.

— Стойте!

Не смотря на свое дерьмовое самочувствие, мое тело отреагировало так, как если бы голос, раздавшийся позади нас, томно прошептал — я готова. Лейла и Эйдан обернулись, а я, кряхтя, повернул голову, не до конца понимая, отчего у парочки такие вытянутые рожи. Я не смог разглядеть человека, точнее, женщину, остановившую нас, но хотелось бы понять, почему боль внезапно сменилась блаженством?

— Какого хрена? — выдал Эйдан. Лейла еще больше распахнула глаза.

— Кто там? — отрывисто пробормотал я. Легкие скрутило, будто в крепкий узел, что у меня от боли подкосились ноги.

— Что с ним? Он ранен? — сквозь всполохи агонии, я, наконец, понял, кому принадлежит голос. Только не пойму, за каким чертом Алиса здесь оказалась?

— Не твоего ума дело. — Раздраженно буркнул Эйдан. Зарычав, этим я только всех удивил.

— Я медик. — Резко ответила Алиса. Ее шаги приблизились.

— У нас нет времени. — Парень возобновил движение, буквально волоча меня на себе, потому что ноги отказывались держать равновесие. Он втащил меня внутрь, несколько секунд соображая, стоит ли оставлять мой никчемный мешок с костями на диване в гостиной, но потом отнес в спальню, уложив на кровать.

— Приведи ее. — Зрение замылилось, так что я видел бледные очертания лица Эйдана. Лейлы не было поблизости. Возможно, она спорит с Алисой или хуже того, показывает зубы.

— Ее не должна быть здесь.

— Приведи ее, — я слепо ухватил его за ворот куртки. — Пожалуйста. — Волна спазма подкосила меня, так что я едва не подавился слюной или кровью.

Срань. Господня.

Почему? Почему, дьявол меня дери, мне так больно? Разве, я не должен проходить через это как-то иначе? Я же демон, а не человек. У меня должна быть хоть какая-то неуязвимость благодаря сущности, но боль просто выносит меня за границы реальности. Я едва могу дышать, двигаться. Все, что я чувствую, так это один сплошной комок снедающей, дробящей меня агонии. Какой из меня демон, если не могу выдержать какую-то гребаную пулю?

— Ему нужно в больницу. — Донесся до меня голос Алисы. Я почувствовал, как прилипшая к коже, ткань футболки захрустела, когда девушка приподняла ее. — Вы хотите, чтобы он умер?

— У нас нет на это времени. — Рявкнул Эйдан.

— Мозгов у вас нет. — Злобно гаркнула она, на что Эйдан тихо выругался. — Мне нужны инструменты. — Послышался тихий стук, будто что-то поставили, затем звон, бьющийся друг об друга металла. — Откуда у вас эта древность?

— Мой отец врач. — Ответила Лейла, ничуть не скрывая раздражения.

Я застонал, вцепившись пальцами в место, куда угодила пуля. К горлу подкатывал очередной приступ перистальтики. Я заморгал, силясь прогнать тошнотворное ощущение и сконцентрироваться на лице Алисы, но ничего кроме смазанных бликов, не видел.

— Чистые полотенца и теплую воду. Живо. — Командор из нее что надо.

Шлеп-шлеп. Знакомый звук. Перчатки?

Я заерзал на кровати, когда что-то холодное коснулось кожи, а затем, характерный, режущий звук, ползущий прямиком вверх. Алиса разрезала на мне футболку. Вопрос в том, как она собирается избавиться от куртки.

— Прости, Рэм. — Ко лбу прикоснулось что-то неестественно гладкое и с едким запахом анестетика. — Но придется испортить твою куртку.

  • Джанн / Сборник сказок / Манс Марина
  • Афоризм 248. О лени. / Фурсин Олег
  • Но как же прошлое забыть? / Васильков Михаил
  • И хлынул дождь / Из души / Лешуков Александр
  • Афоризм 042. О смерти. / Фурсин Олег
  • «Конец шахматного города», Фомальгаут Мария / "Сон-не-сон" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Штрамм Дора
  • Царевна и весна / В созвездии Пегаса / Михайлова Наталья
  • Лицом к лицу / Секретный-икс / Чиловег Саундрыг
  • Боже,как глупо! / Мельник Полина
  • Кем бы ты ни был / Пусть так будет / Валевский Анатолий
  • Джедайское / Парус Мечты / Михайлова Наталья

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль