Глава 7 / Наследник. Часть первая / Angliya
 

Глава 7

0.00
 
Глава 7

Эйдан нес какую-то чушь, про то, что родители отправили меня в приют в пятилетнем возрасте. До этого времени я жил с ними, но, ни черта не помню, так как был маленький. Ему, как и многим, не повезло оказаться в серых стенах сиротской богадельни, пока те пытались разобраться с новой проблемой. Грязнокровые. Они, как выразился Эйдан, будто вирус распространялся по городу, убивая не только гражданских, но и моих сородичей — демонов. Чтобы хоть как-то уберечь младшее поколение, было решено перевести нас в безопасное место. По крайней мере, была надежда, что грязнокровые не начнут палить во все стороны, пока сосредоточившись на взрослых особях.

А я уж думал, что от меня с рождения отказались или привели в приют, потому что мои родители наркоманы и алкоголики.

— То есть, ты хочешь уверить меня в том, что мои родители действовали из лучших побуждений? — почему тогда они никогда ко мне не приходили… хотя бы под видом кого-то из персонала или прикрываясь гражданскими? — Они оставили меня в приюте вместо того, чтобы забрать. — И плевать, что было бы дальше. Плевать, что они хотели меня спасти. Всю свою жизнь я провел, убежденный в том, что сирота.

— Этим, они вызвали бы подозрения у грязнокровых, а потом, просто убили бы всех, приютских детишек. — Эйдан причмокнул. — Им пришлось поступиться своими чувствами, ради твоей безопасности.

— Это было нечестно. — Обиделся я, сделав жадный глоток пива.

— Верю. Но, ради твоего спасения, родители были готовы на все. — Твердил он. — Даже пожертвовать своей жизнью. — А потом грустно добавил. — За год до нашего окончания колледжа, их убили. — Эйдан отхлебнул пива. — Старейшина говорит, что нападение было внезапным, и твой отец до последнего сражался, но их было слишком много.

— А мать?

— Ее заставили смотреть, как он умирает. — Он еще отхлебнул напитка, судорожно сглотнув. — Им нужен был ты. Но твои родители ничего не сказали. Как и мои. — Эйдан нахмурился, зависнув взглядом на одной точке.

Моих родителей пытали… из-за меня? И родителей Эйдана тоже? Да, как после этого он не сломался?

— Но за тобой было кому присматривать. — Эйдан откинулся на спинку стула. — Я и тренер Максвелл.

А вот это было неожиданно. Тот самый тренер в колледже, который не отходил от меня, требуя отдачи в тренировках, играх и учебе. Тот, который твердил, что важна не только сила, но и ум. Тот, который был готов разорвать любого, если мое настроение понижалось до отметки — хреново. А я все думал, почему Максвелл так отчаянно обо мне заботится. Иногда, я думал, что он любитель молодых мальчиков и нередко намекал ему сбавить обороты, но в ответ получал подзатыльник и требование заткнуть свой рот, и работать дальше. Дело-то было вовсе не в заботе, а в том, чтобы не упускать меня из виду, потому что этого хотели родители.

— И как долго ты за мной присматриваешь? — с тренером понятно. Его забота прошла с моим блестящим окончанием колледжа.

— Достаточно долго.

— Я по-прежнему не помню, что ты был моим другом. — Как бы я не старался, но его лицо, остается для меня неизвестным.

— Пришлось кое-что заблокировать в твоей памяти.

А вот теперь интересно.

— Помнишь, Пенелопу?

Как же мне не помнить? Моя первая любовь в колледже, которую я не смог сберечь. Тогда, я хотел жениться на ней после окончания, но она внезапно уехала из города, ничего мне не объяснив.

— Она оказалась грязнокровой.

— Ты лжешь. — Вспыхнул я. Она не могла быть одной из этих чудовищ. Я не верю, чтобы это милое личико было ложной маской, которой она пользовалась ради своей цели.

— Лгу? Да, я только и делаю, что прикрываю твою задницу. — Раздраженно прошипел Эйдан, сведя брови. — Пока ты развлекался с девками, я переживал потерю родителей в одиночку. — Он ударил кулаком по столу. — Думаешь, легко тащить на себе правду, которую не можешь рассказать, чтобы не выдать тебя врагу?

Черт, я не просил, чтобы мне ничего не рассказывали. Я был достаточно взрослым и мог принять тяжелую ношу, возможно, и то, что я не человек и в мире существует что-то еще, кроме людей.

— Разве я виноват?

Эйдан вылил остатки пива себе в стакан и снова подозвал официантку.

— Как она узнала?

— Отчасти, это была вина тренера. Зная, кто ты, он позволял твоим животным инстинктам проявляться на игре в соккер. Не спорю, человек способен на подобные вещи, но, — он выпрямился, когда к нам подошла официантка. Дождавшись, когда она уйдет, Эйдан продолжил. — Как думаешь, сколько времени потребовалось засланной в колледж грязнокровке, понять, кто ты есть? А я понял сразу и всячески одергивал тебя, а ты, придурок, не унимался. Вот и посчитай. После очередной такой выходки, Пенелопа сразу же начала подбивать к тебе клинья, а ты, как идиот, втюхался в нее. — Разлив пиво по стаканам, он отпил пару жадных глотков. — Но, она не успела ничего рассказать своим. — Зловещая улыбка скользнула по его губам. — Я уж постарался.

У меня кровь отлила от лица. Эйдан убил ее, но кто-то сделал так, чтобы я думал, будто Пенелопа бросила меня и уехала.

— И ты заблокировал эти воспоминания?

— Не я. Старейшина. Чтобы подобного не случилось, ему пришлось прибегнуть к мориону.[1] — Моя рука, интуитивно потянулась к груди, где к коже прикасался медальон из черного камня. Черт, почему я не помню, как он попал ко мне? — Оно подавило не только воспоминания о Пенелопе или обо мне, но и твою демонскую сущность. Не всю, но большую часть. — Да, после чего, я очеловечился и начал проигрывать, и получать по морде. — Но, я продолжал наблюдать за тобой. Скажи, — Эйдан усмехнулся. — Каково это быть импотентом?

— В каком смысле?

— До, назовем это, амнезией, ты трахал все, что двигалось. А после, — он кивнул на мою руку, сжимающую медальон. — Не припомню, чтобы ты с кем-то встречался. Ну, за исключением училки.

— Не твое дело.

— Ну, да. — Присвистнул Эйдан, подхватив стакан. — Ученица с твоего факультета, тоже не мое дело?

Я сузил глаза. Какого хрена? Он видел, как я пускаю слюни на Анабель?

— На что это ты намекаешь?

Он подался вперед.

— Мелковата она для тебя. Не боишься ее покалечить? — Эйдан снова откинулся на спинку стула. — Черт, ты же не в курсе, что с демонами не просто трахаться. Не каждая женщина захочет рискнуть.

Я хотел закрыть глаза и не слушать ничего об анатомии демонов. Меня абсолютно не интересовали особенности строения и размерный ряд. Господи, боже, я не хочу выслушивать от этого придурка, что мне придется попотеть, чтобы протиснутся хоть на дюйм. Ааааа, я хотел вцепиться в волосы, только припомнив, как Кора брала моего дружка в рот… самое страшное, что я вспомнил, насколько широко он умеет открываться.

— Видимо, Лейла подойдет для этого. — Съязвил я, поймав на себе убийственный взгляд Эйдана. Его челюсть напряглась, а в глазах, на мгновение, сверкнул желтоватый оттенок. Я рассчитывал на то, что он меня тут же, при всех хорошенько приложит, но вместо этого, парень с яростью сжал стакан, который затрещал в его хватке.

— Полегче с ней, Рэм. Она твоя будущая жена.

— Неужели? — хмыкнул я. — И кто это решил?

— Старейшина.

— Знаешь, что, Эйдан. Мне глубоко плевать на то, что решил ваш старейшина, но я, ни за какие коврижки, не сделаю этого, даже если она останется последней женщиной на земле. Не потому, что она плоха или некрасива. Лейла, бесспорно, привлекательная, но дело в том, что я не подчиняюсь чужим решениям. Понимаешь?

Губы Эйдана задрожали. Он едва сдерживался, чтобы не оскалится и показать клыки.

— Это ты не понимаешь. Нам нужен правитель и так как ты являешься прямым наследником трона, то сделаешь это.

Я раскрыл рот, чтобы оспорить его слова, но потом до меня дошел их смысл.

Чего-чего я являюсь? Он, вообще, сбрендил? Какой потомок? Какой трон? Я и трон, так же смешно выглядит, как и женское платье на кенгуру.

— Ты в своем уме? Что за чушь ты несешь?

— Чушь? — кажется, он немного расслабился, но не настолько, чтобы перестать вливать в себя пиво. — Не хотел тебе этого говорить сейчас, но видимо, придется. Твой отец был из древнего рода Викингов. Чистокровный демон. И он был королем. Свою будущую королеву, он взял из простого народа, приведя на трон.

Ага, и поэтому, я должен жениться на Лейле, потому что так сделал мой отец? Черта с два!

— Почему бы, тебе не женится на ней?

Эйдан не ожидал моего вопроса, поэтому не сразу ответил, отведя взгляд в сторону. И кого он хочет обмануть? Я же вижу, что ему не безразлична Лейла. Да, он влюблен в нее по уши, а меня, подстрекает принять решение старейшины. И как это будет выглядеть? Я, конечно, не помню, каким Эйдан был мне другом, но понимание того, что ему будет больно смотреть на нас, уже делает из меня законченного ублюдка. Я не из тех, кто разрушает счастье других. Уж лучше я буду один и не в королевской канители, нежели подпишусь под правление того, о чем понятия не имею.

— Я не могу этого сделать.

— А тебе никто и не запрещает. — Допив пиво, я отодвинул стакан. — Спасибо за угощение. — Я поднялся. Черт… голова резко пошла кругом. Я едва не увалился обратно на задницу, но стиснув челюсти, удержался за стол. Не стоило мешать ту хрень с виски и пивом. Вот как я теперь доберусь до дома?

— Куда ты?

Язык мгновенно потяжелел, что я с трудом произнес — домой.

— Эй-эй, — Эйдан встал, подхватив меня под руку. — Я отвезу тебя домой.

Я не хотел, чтобы меня провожали. Я хотел пройти этот путь в одиночку, сквозь прохладу ночного воздуха и не сблевать у парня на глазах, чтобы, после мне, было совестно.

— Ты, блин, напоил меня. — Все мое тело превратилось в палку. Не помню, сгибались ли мои колени, пока я пытался добраться до выхода?

— Ты просто не привык.

К чему?

Я оступился, нырнув вниз, практически на корточки. Мне казалось, что какая-то часть тела по-прежнему оставалось вверху, а другая, уже растекалась по асфальту. Какое… интересное… ощущение. От пива меня так не несло, да и от виски тоже. Тогда почему, в совокупности алкогольного коктейля, я чувствую себя жертвой танцев кукольника?

Зрение не расплывалось. Картинка оставалась кристально-чистой, но в остальном… проклятье, внутри у меня творился настоящий хаос. Мышцы и сухожилия превратились в нити, а какая-то гадина, в данный момент, практиковала репсовое плетение, иначе, как объяснить шевеление под кожей?

— Что со мной, черт возьми?

— На тебя действует наш фирменный напиток. — Пробормотал Эйдан, запихивая меня на пассажирское сидение. — Скоро все пройдет.

Распахнув глаза, я едва не вскрикнул.

Я успел отключиться, пока Эйдан вел машину. Какие же ужасы мне снились. Родители, которых я не помню. Я видел лишь фигуры с замыленными пятнами, вместо лиц. Пенелопа с раскрытой, как у акулы, пастью. Вспышки совершенно абсурдных образов, будто застывший на экране телевизора, кадр. Обрывки сражений. Кровавых расправ и искаженных в беззвучном крике, физиономий людей, на фоне разрухи.

— Шшш, — мягкая и теплая рука легла мне на плечо, прижимая обратно к кровати. — Это кошмар. — Затем, вспыхнул свет с прикроватной лампы.

Я поморщился. Но откинув неприятные ощущения, я больше был озадачен, какого черта Лейла делает в моей спальне?

И привет-привет, на меня снова нахлынула волна опьянения. Только на этот раз, глядя на потолок, я видел, как он медленно опускается на меня.

— Я убью его. — Проворчал я. — Ублюдок напоил меня какой-то херней. — Рассеянно проведя ладонью по лицу, я спустил руку на грудь… где, черт возьми, моя одежда?

Приподняв одеяло, я заскрипел зубами. Пока я был в отрубе, меня успели раздеть. Надеюсь, это не была Лейла. Хватало и того, что она сидела у изножья, и смотрела на меня так, будто я заслуживаю жалости.

— Эйдан, всего лишь пытается тебе помочь.

Я нахмурился.

— Кто меня раздел? — может, я спросил ее слишком грубо, но не было времени нежничать.

— Эйдан.

— И где он?

— В соседней комнате.

Повезло тебе, ублюдок, а то бы я из тебя отбивную сделал… если бы смог встать. С трудом сев, я свесил ноги, придавив пятками мягкий ворс ковра.

— Иди к нему, Лейла.

— Ты гонишь меня? — перебравшись с места, она чуть ли не встала передо мной на колени.

— Что ты делаешь? — я подхватил ее под подмышки, потянув на себя, но сохраняя дистанцию, хотя ее было не достаточно, чтобы чувствовать себя комфортно. Все чего я добился, так это то, что Лейла теперь сидела у меня на колене, а ее руки обнимали меня за шею. Я вовсе не хотел давать ей надежду, что передумаю, и уж точно не хотел, чтобы она стояла передо мной на коленях. Не позволю. Будь я кем угодно, но никогда не допущу этого. М-да, даже в таком мерзком состоянии, я ясно видел, что может произойти, случись моей выдержке ослабеть. Конечно, я надеялся, что не настолько оголодал по женской ласке, чтобы бросаться на первую женщину, которая не прочь. Ну, да. Первой была Кора и, как только я мог допустить случится конфузу в том сарае? Короче, зная, кем Лейла должна быть для меня, я не хотел даже думать о том, что будет, если она только попытается сделать первый шаг. Похоже… еще одна девушка, к которой я никогда не прикоснусь. Да и хотел ли я касаться Лейлы? Может, это из-за напитка, или из-за того, что она так близко от меня, а мой нос просто купается в ее аромате? Нет-нет. Я решительно отторгал все мысли связанные с похотью. Терпел все эти годы и столько же потерплю. — Между нами ничего не получится.

Она вздохнула.

— Даже после того, как Эйдан тебе все рассказал? Ты не желаешь принимать меня?

— Не будь это чем-то важным для вас и старика, возможно, что-то и получилось. Но, не так. Тебе нужен другой мужчина.

Лейла взяла мою руку и приложила к своей груди. Едва моя ладонь ощутила жар, исходящий от ее тела, как все внутренние механизмы сдвинулись с мертвой точки, набирая обороты.

— Скажи, что ты ничего не чувствуешь. — Потребовала она, пристально всматриваясь в мои глаза.

Я чувствовал. Видит бог, я чувствовал, но противился ощущениям. Нельзя использовать ее, чтобы утолить голод… почему я сказал использовать? О, дело дрянь.

— Скажи, что ты ничего не чувствуешь. — Повторила Лейла, но уже тише. Ее взгляд заблестел, оттеняя желтоватым цветом. Может, это из-за лампы, или ее демонская сущность проявлялась, но когда мои ноздри раздулись, я почувствовал острый запах соленого моря.

Что это? Какой-то ферамон, который вырабатывают самки перед спариванием?

Переместив мою ладонь к себе на щеку, она подвела мой указательный палец к своему рту, а затем обхватила его губами.

Ох, ты, Срань Господня!

Я не мог больше терпеть влагу ее языка, которым она ласкала мой палец. Не мог выносить сам процесс того, что она делала, когда в голове мелькают до того пошлые картинки, что я готов накинутся на нее, задрать короткую юбку, обнажить ее полную грудь и жестко трахнуть.

— Хватит! — гаркнул я, скинув Лейлу на кровать. Я и сам вскочил на ноги, придерживая одеяло рукой и проклиная то, из-за чего мой член стал тверже, чем гребаная скала.

В спальню влетел Эйдан. Его ноздри тут же вздулись, жадно втягивая запах, зависший в комнате. Холодный взгляд, упавший на меня, а затем на Лейлу, в очередной раз подтверждал, что я был прав. Он влюблен в нее, а даже не пытается сказать об этом вслух.

— Забери ее.

Ярость, которую Эйдан притуплял за молчанием, нисколько не пугала меня. В каком-то смысле, я был рад, что он, наконец, начнет отстаивать свои права на Лейлу… раз уж у них так заведено.

Когда они вышли из спальни, я нашел свою одежду, сваленную на пол у окна. Хорошо, что не выбросил в мусорку, Эйдан. Я натянул джинсы. Открыл окно, чтобы освежить комнату, а заодно и выветрить запахи, которые до сих пор на меня действовали, как виагра.

Я не услышал, как снова открылась дверь, но зато почувствовал, как меня стремительно развернули и со всей силы толкнули в стену, сжимая горло крепкой хваткой. Физиономия Эйдана походила на человека несущего боль и страдания. Только одним своим видом, он показывал, насколько сильно ненавидит во мне демона или человека. Я не знаю. Но, горящий ядовито-желтый взгляд и обнаженные клыки, были достаточно веским доказательством, что из меня сейчас сделают отбивную с кровью.

— Ты не имеешь права отказывать своей женщине! — прорычал он, сдавив мое горло еще сильнее. — Этим, ты унижаешь ее достоинство!

— Я не буду идти против своей воли! — гаркнул я в ответ, так же жестко удерживая Эйдана за шею.

— Запомни! У демонов нет своей воли! Воля — это слабость!


 

[1] Морион — это темно-бурый или черный кварц со стеклянным блеском. Камень имеет такой редкий цвет из-за радиоактивного излучения, которое воздействует на него. При нагревании изменяет цвет до коричневого и желтого тона. При сильном нагреве, становится полностью прозрачным. Считается, что в морионе заключены демонические сущности. Камень служит для них темницей, и не выпускает их на волю. (Прим. автора)

  • Из школьной жизни / Дефективная история / Хрипков Николай Иванович
  • Возвращение алой кошки / Пером и кистью / Валевский Анатолий
  • Глава 1. Знакомство / Сказка о Лохматой / Неизвестный Chudik
  • Поручик Ржевский / Белая гвардия / Петрович Юрий Петрович
  • Кукловод / Пять минут моей жизни... / Black Melody
  • Матильда / По следам лонгмобов-5 / Армант, Илинар
  • Как на ладони / Горькие сказки / Зауэр Ирина
  • К 8-му марта всем женщинам посвящается! / Стишки, стишочки / Вредная Рысь !!!
  • Облаку / oldtown / Лешуков Александр
  • 13 Ночной сон / 1994 / Jean Sugui
  • Глава 1. Новый друг-новый враг / Битва за галактику. Том 2 / Korbal Кирилл

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль