***10***

0.00
 
***10***

***Йоми***

…Час. Так мало… и так много. Я скучал. А скучал бы я, если бы она сказала что-то другое? Я скучал в гордом одиночестве.

Когда я, наконец, очнулся (видимо этот самый плеск, плоский и бездушный, загипнотизировал меня), обнаружил, что Уно увлеченно играет на компьютере, сопровождая автоматные очереди несколько нецензурными комментариями. И когда он только успел включить компьютер? А Амэ попросту исчез… впрочем, спустя всего несколько мгновений до меня донеслись мелодичные звуки синтезатора.

***Йоми***

…Время шло до ужаса медленно. Так бывает порой, и виной тому, как правило, безделье. В тот момент оно было усугублено еще и тем, что Лилин не было рядом… опять. Все со мной ясно: я безнадежно влюбился.

Какое-то время я наблюдал за Уно, за тем как он убивает, или скорее мочит бандитов, скроенных под копирку, а когда мне надоело опасаться за сохранность джойстика, ушел к Амэ. Но наблюдать за ним было еще невыносимее. Он полностью растворился в звуках музыки, красивой, щемящей душу.

«Растворился без остатка», «погружен с головы до пят, до кончиков пальцев» — это все про него, все подходит, и все же… не передает всей полноты… того, что я наблюдал. В какой-то момент мне показалось, что там, посреди студии осталась только его оболочка, от этого мне стало жутко. Я с грустью посмотрел на него еще раз, затем бросил печальный взгляд на бас гитару, к которой так ни разу и не прикоснулся и вышел…

***Йоми***

…Обследовать бункер желания не было, и потому я отправился в комнату, которую указала Лилин, в надежде убить время за подбором подходящей для себя одежды и, как ни странно, этот процесс увлек меня. Там было все, что только можно себе представить: и брюки и джинсы, и рубашки и футболки, спортивные костюмы, нижнее белье, много обуви, и даже деловые костюмы.

Я даже откопал точно такую же футболку, что была на мне…

***Йоми***

…Да, комната эта и вправду была больше похожа на магазин одежды, совмещенный со складом и салоном красоты одновременно. Ряды полок и вешалок с одеждой вдоль одной стены, несколько трюмо с большими зеркалами — вдоль другой, около них одноногие высокие стулья, и много всяких прибамбасов для ухода за собой…

Когда Лилин меня окликнула, я сидел и смотрел на свое отражение.

— Пойдешь в ванную?

— Амэ же собирался.

— Он так заигрался, что, по-моему, ничего не слышит и не видит.

— Да, с ним такое часто бывает… точнее, бывало. Ладно, тогда я пойду. — Я встал и взял приготовленный сверток одежды, — правда, можно взять?

— Конечно, бери, они мне все равно не подходят, — проговорила Лилин серьезно, но увидев мой изумленный взгляд (видимо я совсем разучился понимать шутки), улыбнулась, — бери и не парься…

***Йоми***

…Лилин окликнула меня, когда я выходил из гардеробной, и, судя по ее интонации, имя мое она произнесла не один раз.

— С тобой все в порядке? — настороженно спросила Лилин, подойдя ближе, — ты сам не свой.

— Да, вроде нормально, — ответил я, а затем, чуть помедлив, добавил, — тебе знакомо чувство дежавю?

— Да, случается иногда, правда сейчас, когда моя жизнь замкнулась вокруг этого бункера, это случается все чаще и чаще. А что?

— А меня это чувство последние дни не покидает совсем. Ладно, я пошел…

***Йоми***

…Я аккуратно притворил за собой дверь и замер, прижимая к себе сверток с одеждой. Задумался, только и сам не понял о чем. Бывает такое чувство (порой оно едва осязаемо, а порой так сильно, что ты не в силах пошевелиться), когда кажется что все в этом мире, все то, что наполняет жизнь, течет мимо, даже собственные мысли. В чувство меня привел едва слышный голос Лилин. И сколько я интересно простоял под дверью? Время в такие моменты тоже течет мимо…

— Нет, не получится, — может мне показалось, но в ее голосе были слышны слезы. — Опять. Как же я устала.

Я тихонечко, стараясь не дышать, заглянул в гардеробную. Нет, я не собирался подслушивать, не хотел пугать или расстраивать Лилин, но, и уйти просто так не мог. Лилин сидела на стуле, на том же самом, на котором только что сидел я, и безучастно смотрела на свое отражение в зеркале, как и я…

— Все впустую, но нужно собраться… собраться с силами и продолжать улыбаться.

Что же так могло расстроить Лилин? Что было впустую?

А откуда-то снизу, словно бы из-под пола, доносилась нежная и… до боли знакомая музыка…

***Амэ***

…— Амэ! Амэ! А-амэ-э-э!!!

Я так заигрался, что не сразу услышал, что Лилин зовет меня. Когда ее голос, наконец, достучался до меня, я, не прекращая игру, оглянулся.

— Амэ! Оторвись на минутку, — попросила Лилин, — ты мыться будешь.

Клавиши обиженно клацнули.

— М-м-м, а можно попозже?

— Как хочешь… Я собираюсь туда, — она ткнула пальцем в потолок, — не хочется тут ночевать. Уно решил остаться, он тоже заигрался, только в компьютер.

— Он… он разлюбил музыку…

***Амэ***

…Уно разлюбил музыку, даже возненавидел. По крайней мере, он так говорит. А раньше он жил музыкой, одной лишь музыкой

— Я надеюсь, что не разлюбил. Йоми собрался со мной идти, а ты как?

— Мне бы хотелось поиграть еще. Ты не против?

— Конечно не против. Играй, сколько душе будет угодно… Занимай любую комнату, какая понравится. И… не забудь выключить тут все, когда пойдешь спать.

— Не забуду.

— Тогда пока, — она улыбнулась и помахала рукой на прощанье.

— Пока, — я махнул рукой в ответ и повернулся к синтезатору.

Снова полились такие прекрасные и гармоничные звуки, заставлявшие меня радоваться и печалиться одновременно…

***Йоми***

…Я ждал Лилин в гостиной, сидел на диване и наблюдал за Уно, самозабвенно игравшем в бессмысленную компьютерную стрелялку. Уно был похож на маленького ребенка, дорвавшегося до сладкого. Он был так увлечен развернувшимся на мониторе побоищем, что далеко не с первого раза услышал, что Лилин зовет его.

— Уно. Уно!

Бесполезно. Еще бы, он ведь нацепил наушники и включил их на всю громкость.

— У-уно-о-о! — Лилин все же решилась потрепать его за плечо.

— Да?! — откликнулся, наконец, Уно, оттянув один наушник.

— Мы с Йоми пошли наверх. Амэ решил остаться.

— Кто бы сомневался.

— Я двери запирать не буду, просто прикрою. Чтобы открыть наружный люк, нужно нажать самую большую кнопку на панели. Понятно!

— Ладно-ладно, я понял, чего тут не понять. Пока, — отмахнулся он и вновь с головой погрузился в игру, где его персонажа за время краткой отлучки едва не убили. — Вот я тебя сейчас, дохлая тварь…

***Йоми***

…Я шел и представлял, что когда-нибудь этот путь станет привычным для меня. Путь по извилистому тоннелю с тусклым неживым светом, мимо железной двери с кодовым замком, мимо десятка таких дверей; через склад с заваленными стеллажами и компьютерами наблюдения; по лестнице наружу, на волю, к солнечному свету. И между тем был уверен, что все это, ну хотя бы лампы, освещавшие лестницу и днем и ночью, не перестанут быть для меня чем-то, что напоминает прошлое… прошлую жизнь, которую уже не вернуть…

***Йоми***

…Лилин шла впереди, ее хрупкий силуэт казался мне таким… знакомым и таким родным. Казалось, что она всегда шла передо мной, указывая дорогу. Все в ней было знакомо, и походка, и манера держать голову, и даже собранные в пучок на затылке волосы.

— Лилин! А как так вышло, что у тебя склад, совмещен с… э-э-э, с пунктом наблюдения, да еще и расположен он, как бы выразиться поточнее, сразу за входом?

Мы к этому времени дошли до двери, за которой скрыта лестница. Лилин окинула помещение туманным взглядом и принялась набирать на панели замысловатую комбинацию цифр.

— Ну, — проговорила она, когда дверь начала открываться, — я не планировала, что этот вход будет парадным. А стеллажи… что стеллажи? Они стоят во всех помещениях, и больших и маленьких.

— Во всех?

— Ну, кроме жилого отсека.

— А-а-а! — я не мог не признаться с тем, что иметь много съестных припасов на случай неожиданного конца света не так уж и плохо…

***Йоми***

…И как только Лилин отыскивала дорогу в ночном лесу? Хотя, если учесть, сколько она прожила здесь… Думаю, она не заблудилась бы и с завязанными глазами.

Снаружи было темно, а я и не думал, что уже глубокая ночь. Высоко в небе висела полная луна, видны тысячи искорок звезд. Они хорошо освещали дорогу, по крайней мере, я не запинался поминутно.

Большую часть пути к дому мы проделали в тишине. Лилин не проронила ни слова с тех пор, как люк опустился. Я тоже молчал. Сначала я молчал потому, что не знал, что сказать, а потом, когда нашел слова, никак не мог осмелиться нарушить затянувшееся молчание.

— Лилин?

— Да.

— Почему-то мне кажется, что я тебя давно знаю.

Лилин промолчала и только глубоко вздохнула.

Какое-то время мы шли молча. Я ждал, когда она ответит, но она продолжала молчать.

— Лилин…

***Йоми***

…Казалось, в этом безумном мире никто не слышит свое имя с первого раза.

— Лилин!? — повторил я в третий раз.

Она что-то промычала в ответ, но так и не повернулась ко мне, и даже напротив, втянула голову в плечи и уставилась себе под ноги.

Она шла немного впереди, отыскивая дорогу в ночном лесу. Буквально на полшага впереди. Она была совсем рядом, но казалась такой далекой, невыносимо… Я протянул руку к ее плечу. Это было знакомо мне. Именно этот момент… моя рука, тянущаяся к ней… а она… она уходит.

Лилин остановилась, но так и не повернулась.

— Лилин, посмотри на меня, — умолял я ее, но она стояла неподвижно и смотрела себе под ноги. — Почему ты плачешь?

— Не говори ничего, — попросила она, — я начинаю верить, что на этот раз получиться. А если нет? У меня не хватит сил пережить это еще и еще раз. Нет, не хватит. Это очень больно.

— Я не причиню тебе боль

— Ты не понимаешь…

***Йоми***

…Какая же она беззащитная, какая маленькая и хрупкая. Хотелось обнять, защитить, оградить от всего на свете. Я не понимал, как она жила здесь совсем одна.

— Лилин, я бы ни за что…

— Я не об этом, — хмыкнула она, и подняла глаза, — очень больно все помнить.

— Все помнить? — откликнулся я эхом, — я хочу все помнить. Я не хочу забывать тебя. Мне кажется, что я очень давно тебя знаю. Это так?

Лилин молчала, но ее губы дрожали, словно она пыталась сдержать рвущиеся наружу слова. Я привлек ее к себе и обнял.

— Это не важно, все это не важно, важно, что я тебя люблю.

Лилин всхлипнула и обняла меня, уткнувшись щекой в плечо…

***Йоми***

…Мы долго стояли там под луной, которая за это время успела преодолеть половину своего пути по небосклону. Мы стояли долго, но мне показалось, что всего несколько мгновений. Потом отправились в дом, сидели на кухне и пили чай с тортом почти до рассвета.

Лилин многое рассказала мне о себе, о своей длинной и однообразной жизни, и много того, чего я бы ни за что и ни кому не рассказал, но она так и не сказала, были ли мы с ней раньше знакомы, или нет. Как же было томительно неведение, невыносимо. Оставалось надеяться, что когда-нибудь я вспомню, все вспомню…

***Йоми***

…Все мои представления о жизни, о жизни человека, о смысле его существования, о морали и этике — всё обесценилось, перевернулось с ног на голову. Все стало неважно, несущественно, бесполезно. Нужно было учиться жить заново, как когда-то Лилин училась. Это непросто, несомненно не просто, но… Лилин тогда была одна. Каково было ей?

Я так задумался, что не заметил, как Лилин уснула прямо за столом, положив голову мне на плечо…

***Йоми***

…Я сменил позу, сдвинувшись в сторону и подвернув одну ногу под себя, но Лилин не проснулась, хотя я надеялся, она лишь еще сильнее стиснула мою руку, пододвинувшись ко мне поближе, и что-то пробормотала сквозь сон. Выждав пару минут, я еще раз сменил позу, но опять безрезультатно.

— Кхм, Лилин, — я потрепал ее за плечо, — Лилин!

— Что случилось? — спросила она хриплым голосом, отстранившись от меня.

— Иди спать.

— Нет, я еще немного с тобой посижу. Мне еще столько всего тебе нужно рассказать.

— Ты же засыпаешь на ходу. Иди спать.

— Да, ты прав, — согласилась она неохотно, нахмурившись как маленький ребенок, затем медленно поднялась, с чувством потянулась и поплелась в свою комнату. — А ты? — спросила она обернувшись.

— Что я?

— Ты когда спать пойдешь?

— А? А-а-а, я сейчас тоже пойду, только чай допью, — ответил я, глянув на полную холодного чая кружку, что была у меня в руках.

— Спокойной ночи, — прошептала Лилин очень тихо и, чуть помедлив, скрылась за дверью…

***Йоми***

…Ужас! Как же это тяжело. После откровения Лилин, в моей голове роилось столько мыслей, что начало казаться, что она вот-вот взорвется. Может быть, именно так сходят с ума? Может быть, Лилин сумасшедшая? А может я… Я мог на самом деле лежать в каком-нибудь овраге, засыпанный палой листвой, и умирать, и бредить?

Все это, все то, что Лилин рассказала, никак не желало укладываться в моей голове. Мне то и дело начинало казаться, что и я тоже слышу миллионы людских голосов в своей голове. Голоса всех тех людей, что еще не научились жить в новом мире… а таких было большинство, подавляющее большинство. Это очень тяжело. Я был искренне поражен силою Лилин. Нужно быть очень сильным, чтобы жить с этим, жить, не смотря ни на что…

***Йоми***

…В какой-то момент мне стало невыносимо от бездействия. Отодвинув кружку, я встал из-за стола и отправился в спальню. Дневник Лилин без труда отыскался под подушкой Амэ. Я хотел прочесть его внимательнее, сравнить с тем, что рассказала Лилин.

Перед выходом во двор я тихонечко приотворил дверь в комнату Лилин и долго слушал ее спокойное дыхание. Она спала, так тихо и мирно. Наверное, она уже привыкла к этому сумасшедшему вечному миру…

***Йоми***

…Заборчик с разномастными выбеленными жердями, вдоль которого я шел, а точнее ходил кругами, мельтешил этими самыми жердями. Мелькали дом и сарай, баня и сеновал. Я ходил вокруг дома и ограды и непрестанно перебирал страницы дневника, перечитывая отдельные моменты.

Какое там число было, в игровом компьютере? Пятнадцатое декабря, уже семнадцатое, нет, восемнадцатое две тысячи сто сорок второго года. Последняя запись Лилин в этом дневнике значилась десятым мая того же года. Последняя из тех, у которых была указана дата. Но… та запись была далеко не последняя, и она не выглядела свежей. Как такое могло быть?

Как странно, почему-то мне было достаточно неверного лунного света…

***Йоми***

…Уму непостижимо. Этот дневник Лилин вела с самого начала, с момента катастрофы, все эти долгие правда лишь для нее годы. Она заносила сюда всю свою жизнь, все события и все мысли… Все мысли.

Я нарезал уже десятый, а может и двадцатый круг, когда решил пойти в бункер и рассказать все своим друзьям. Мне вдруг показалось, что это просто необходимо. Это было глупо. Да, глупо.

Дневник — девяносто восемь желтоватых страниц в твердом переплете, испещренные убористым подчерком. Несколько страниц я прочел еще до того, как Лилин вернулась со своей неожиданной двухдневной прогулки. Она вернулась… немного не вовремя, и так внезапно, что я даже не успел друзьям рассказать о том, что вычитал. А это было ох как интересно… но… все эти моменты, все до единого, присутствовали в рассказе Лилин. Она доверилась мне, и это было подло, но я не мог не поделиться с друзьями.

Когда я прочел весь дневник, оказалось, что Лилин ничего не скрыла от меня, правда и рассказала не все, но, я бы на ее месте и этого не рассказал. Кажется, я повторяюсь…

***Йоми***

…Хотя, еще неизвестно, что они-то успели вычитать. Сколько часов они тогда над этим дневником сидели? Часа три точно. А сказать, что подчерк настолько непонятный, что они не сумели прочесть и строчки ничего не стоит…

Уже около люка я понял, что не знаю, как его открыть. Не особо надеясь на удачу, я отыскал камень, под которым была спрятана панель. Она оказалась не заперта. Памятуя о том, что Лилин сказала Уно, я отыскал самую большую кнопку и нажал ее.

Люк открылся…

***Йоми***

…Я так спешил, хотя не понимаю отчего, что не стал закрывать люк. Просто забыл, наверное…

***Йоми***

…Я скатился по лестнице так быстро, что достиг двери до того, как лампы ослепили меня. Прикрыв глаза рукой, я толкнул дверь, ожидая, что меня встретит полутьма тамбура, так это место несколько раз называла Лилин, но там оказалось светло как днем. Несколько минут я стоял, ничего не видя, кроме цветных пятен, что плавали перед слезящимися глазами, прежде чем передо мной вырисовались два горбатых силуэта, склонившихся над столом в дальнем углу зала.

— Йоми! Какими судьбами? — поинтересовался Амэ, не отвлекаясь от монитора компьютера, над которым колдовал Уно. — Как же ты бросил свою девушку одну посреди леса?

— Она не моя девушка? — никогда не думал, что буду себя вести как подросток, причем на глазах у друзей, с которыми знаком всю сознательную жизнь

— А с виду и не скажешь…

***Йоми***

…Я перепирался с Амэ до тех пор, пока не догадался, что он пытается отвлечь меня. Он был прав, когда предположил, что мне не понравится их самоуправство в бункере Лилин.

Из невнятного бормотания Уно я сделал вывод, что эта сеть компьютеров, сервером которой были заняты мои товарищи, единственное, что еще оставалось не взломанным.

— Ах, ты! — взревел Уно, отвлекая меня от моих собственных мыслей, — опять сорвалось. Придется заново начинать.

— Может, лучше железом заняться? — предложил Амэ.

— Не говори глупостей…

***Йоми***

…Уно, в отличие от Амэ, не замечал моего присутствия, ну, или притворялся. Он продолжал яростно стучать по клавишам, вводя замысловатые комбинации символов в диалоговое окно. Судя по тому, что он с каждой минутой сердился все сильнее и сильнее, у него ничего толкового не получалось.

— Что за напасть! — не знаю даже, что и удержало-то Уно от бранных слов. — Я и не думал, что эти компьютеры лучше защищены, чем те, что на базе.

— И что?

— Это может затянуться надолго… и не факт, что будет хоть какой-то результат. И… к тому же, будет ли результат, если мне его все же удастся взломать.

— Ну да, что там может быть, кроме гигантского видео архива…

***Йоми***

… Неожиданно Уно завыл подобно волку и уронил голову на клавиатуру.

— Ну, где-то же должен быть сервер, — пробормотал Амэ, усевшись на соседний стул.

— Да я знаю, что должен быть, но где, мы же уже все углы обшарили.

— Навряд ли все, — возразил Амэ, — я не думаю, что в бункере всего два этажа, к тому же, мы далеко не все двери сумели открыть…

***Йоми***

…Уно, поубивавшись немного, колотя головой об стол, вскочил на ноги, и принялся взад и вперед метаться по комнате, то и дело, ударяя кулаками по стеллажам. Его завывания, разбавленные отборными ругательствами, эхом отражались от стен. Амэ сидел в прострации, тупо уставившись перед собой. Его остановившийся взгляд в контрасте с взглядом Уно, полным искр и огня, создавал бесподобное зрелище.

— А что вы надеетесь найти в компьютере? Тем более в этом? — поинтересовался я, когда мне надоело лицезреть сей концерт. — Здесь же только компьютеры наблюдения, если я правильно понял.

— Не знаю, — проворчать Уно, тяжело опустившись на стул, — но я уверен, что Лилин что-то скрывает. Наверняка она знает, что это был за катаклизм, что было потом, почему мы так долго живем, если это конечно правда, и почему мы не помним этой длинной жизни, а она помнит…

  • Приговор / Mansur
  • ВО ЧТО Я ВЕРУЮ: ПРАВОСЛАВНАЯ ПОЭЗИЯ / Сергей МЫРДИН
  • Простое счастье / Андреева Рыська
  • Дуэльное / На грани / Чудовище
  • Рыдающий в душЕ / Tori David
  • Счетчик / Сима Ли
  • Усталость. Argentum Agata / Четыре времени года — четыре поры жизни  - ЗАВЕРШЁНЫЙ ЛОНГМОБ / Cris Tina
  • Kartusha- Драконова гора / Много драконов хороших и разных… - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Зауэр Ирина
  • Русская классика / Мысли вслух-2013 / Сатин Георгий
  • Заветное желание / Салфетки / Меллори Елена
  • Дожди / Ингварр

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль