***9***

0.00
 
***9***

***Уно***

…— Амэ?

— Да?

— Ты веришь, что прошло сто двадцать лет?

— Ну, у меня нет оснований не верить в это, — ответил Амэ, отстранившись от книги.

— Как ты думаешь, мы так и будем забывать ее? Свою жизнь?

— Как ты интересно задал вопрос, — протянул Амэ, с наслаждением потянувшись, — как настоящий философ. Может быть, если мы узнаем, почему забываем ее, что-нибудь изменится. Как знать.

— Мне кажется, что Лилин знает причину.

— Мне почему-то тоже…

***Уно***

…Мы с упоением читали, точнее, пытались читать, рукописную книжку — судя по всему это был дневник — которую Амэ отыскал на полке, когда пришел наш блудный друг Йоми. Он на мгновение мелькнул в дверном проеме и тут же ушел на кухню.

За окном начало смеркаться. Нужно было зажечь свечи, пока совсем не стемнело, но вставать не хотелось.

— Явился, — проворчал Амэ, перелистывая страницу, — и где его интересно носило?

— А мы сейчас у него и спросим.

Йоми между тем принялся греметь посудой. Видимо собрался что-то готовить, и охота же ему было. Впрочем, я был не против съесть чего-нибудь горяченького, а то от варенья уже язык к небу прилипал и пить хотелось так, что жизнь была не мила.

— Так он нам и скажет, — хмыкнул Амэ.

— Думаешь, ему есть что скрывать?

— Я думаю, что он просто страдает от безответной любви.

— А, ты об этом! Может быть, — согласился я.

— Ходил, наверное, весь день вокруг дома, руки заламывал, локти кусал. Не удивлюсь, если он сегодня ночью будет выть на луну.

— Ну, Амэ, ты и загнул. Сходить, что ли, глянуть, что он там делает, вдруг что-нибудь криминальное.

— Да, ну…

***Йоми***

…Войдя на веранду, я поставил пустую корзину (и зачем только я брал ее с собой) на лавочку у двери и, в красках представив горячую встречу с хлебом и солью, шагнул на кухню… холодную и пустую. Занавески задвинуты, печь давно остыла, тушеное мясо, естественно, доедено, а опустевшая жаровня благополучно сохла в мойке, заваленной огромным количеством тарелок. Кто бы сомневался, что именно так и будет. А на почти пустом столе как колосс возвышалась банка из-под варенья, а вокруг хлебные крошки. Крошек было столько, что из них с легкость можно было бы слепить целую булку.

Заглянув в спальню, я едва устоял на ногах. По сравнению с тем бедламом, что был там, на кухне — стерильная чистота.

Есть хотелось как никогда прежде. И как я раньше обходился горстью ягоды или орехов в день? Нужно было бы приготовить что-нибудь съестное: суп сварить или рагу с овощами потушить, но сил не было совершенно, поэтому печь осталась холодной, посуда — грязной, а я — голодным. Все честно.

Самое главное, решил я, постараться молчать, чтобы не разругаться ни с Уно ни с Амэ…

***Йоми***

…Вспомнив о консервах, которые Лилин оставила нам на разделочном столе, видимо предугадав, что готовить мы не будем толком, я схватил первую попавшуюся. Открыл и, отыскав в сушилке одну единственную чистую ложку, отправился в спальню. К еде приступил еще по пути. Есть на ходу было не очень удобно, но я никогда не был привередливым. Душу грела искренняя надежда на то, что я прямо сейчас лягу спать, причем, не заканчивая еды…

***Йоми***

…— Спокойствие Йоми! Только спокойствие, — бормотал я про себя, стараясь не закатывать глаза. — Ничто не стоит здоровых нервных клеток.

Сам по себе бардак, образовавшийся в комнате за время моего отсутствия, никак не мог помешать мне улечься на мой диван, но вот огромная груда книг, наваленных на него вполне. Я даже чуть не забыл отправить в рот очередную порцию консервированного мяса.

Амэ и Уно, кажется, даже не заметили моего появления. Они всецело были поглощены чтением какой-то книги. Чтением!? Ну ладно Амэ, он всегда любил читать, но Уно! Что могло на него найти?

Амэ пребывал в своей излюбленной позе — он возлежал на животе, на своей кровати, и неспешно, и даже лениво махал задранными вверх ногами. Он так сильно склонился над книгой, что будь его нос чуть длиннее, то наверняка касался бы страниц. Уно, наш любитель убийственных игр про убийства, тоже был погружен в чтение. Сидя у изголовья кровати Амэ, он то и дело пытался боднуть его, и тем самым отвоевать себе хоть немного места над книгой. Мои товарищи, в последнее время в основном по несчастью, с упоением читали, ну, или пытались читать (уж больно недовольный у Амэ вид), а вокруг грудами были навалены десятки книг, многие открыты, страницы порядком измяты. Та еще картина.

Заправленные некогда постели пребывали в жутком состоянии, даже моя. Покрывало закинуто на спинку дивана, подушка на полу, ну и книги…

***Йоми***

…Вместо злости и возмущения, как ни странно, мною овладела апатия, правда решительная, если можно так выразиться. Сунув ложку в рот, я скинул книги на пол и завалился на диван.

Мягкая-примягкая белая фасоль в томатном соусе как дополнение к тушеной курице. Что может быть лучше? Что может лучше поднять настроение?

Амэ и Уно не обратили внимание и на шум, с которым я освобождал свое койко-место. Ну, ни сразу. Первым на меня глянул Амэ, его взгляд задержался всего на мгновение и тут же метнулся обратно на пыльные страницы. Чуть погодя, видимо, когда до него дошел смысл всей картины, он медленно перевел взгляд обратно на меня. Я поспешил отвернуться, думая, не притвориться ли мне спящим. Впрочем, с банкой в руках и с ложкой во рту у меня это вряд ли бы это получилось…

***Йоми***

…Только я закрыл глаза, чтобы в полной мере насладиться невероятно вкусной консервой, и попытаться абстрагироваться от времени, места и компании, как эти невежественные неряхи — мои сотоварищи решили обратить на меня свое драгоценнейшее внимание. А я ведь устал, устал шатался по лесу, наматывая круги.

— Ты что такой… странный, — поинтересовался Амэ.

— Устал, — я попытался ответить нормально, но, думаю, у меня ничего не получилось.

— Опять за ягодами ходил? Или за грибами?

— Нет.

— Тогда где был?

— Да какая те… — начал я грубо, но, оборвав себя на полуслове, сделал паузу, во время которой успел съесть пару кусочков мяса, успокоился, а затем продолжил, — я гулял, просто гулял, ходил тут… вокруг дома, шишки пинал. Думал о том…

— Ладно, — прервал меня Уно, — потом расскажешь, как-нибудь. Лучше подойди, посмотри, что мы с Амэ откопали на книжных полках. Правда, мы тут почти ничего понять не можем… подчерк ужасный.

— Я от силы с десяток слов понял, ну, как будто ногой писали. Вставай!

— Не хочу, я же только лег…

— Тогда потом не обвиняй нас в том, что мы тебе ничего не рассказываем, — проворковал Амэ и, облизнув палец, перевернул страницу.

— Ладно, сейчас соберусь с силами и подползу…

***Йоми***

…В тетрадь, а это была именно тетрадь, над которой, судорожно вцепившись в страницы, нависал Амэ, я смотрел минут пять, но так ничего и не разобрал. Рукописные знаки показались мне смутно знакомыми, но… абсолютно непонятными и даже бессмысленными. И все это время Уно не отрываясь смотрел на меня с надежной и нетерпением.

— Ну! — не вытерпел он.

— Что ну. Лично я ничего не понял, да я даже не уверен, что здесь вообще что-то написано, то есть… по мне, да к тут просто каракули какие-то… детские. Хотя…

— Что?! — Уно никак не унимается.

— Да не пойму никак. Хм, если здесь и написано что, то на каком-то иностранном языке. Не знаю.

— Не знаешь? — переспросил он.

— Уно, не тупи… — пробормотал Амэ, переворачивая лист.

— А? Ах, ну да, ну да, ты же еще не знаешь? — Уно с досады замахал руками и не глядя вытащил из кипы книг, возвышавшейся на его кровати, одну, сунул ее мне в руки, а спустя мгновение вновь навис над тетрадью, тщетно пытаясь отвоевать ее у Амэ.

— И что? Что я должен делать с этой книгой?

— А? — переспросил Уно, продолжая разглядывать желтоватые страницы, испещренные таинственными каракулями. — А! Читай, попробуй прочесть что-нибудь.

— Но… здесь же абракадабра какая-то написана.

— Открой хотя бы, поразглядывай…

***Йоми***

…— Что за чертовщина, — воскликнул я, вскочив на ноги. — Я же еще минуту назад не понимал ничего. Что это за язык?

— Я не знаю, — ответил Уно.

— Но вы ведь…

— И почему мы его понимаем, тоже не знаю. Теперь смотри сюда, — потребовал он.

— А что здесь?

— Да если б мы знали! Подчерк кривой донельзя! А ты у нас всегда мог прочитать любую писанину, даже если ее и правда курица лапой…

Уно отстранился от книжки и повернул ее ко мне. Правда, для этого ее пришлось отобрать у Амэ. Я наклонился пониже, пытаясь увидеть в растянутых строчках неведомых крючков буквы, которые всего минуту назад стали мне вдруг знакомы.

Словно по волшебству буквы, становились все понятнее и понятнее. Не без боя отобрав книжку, я принялся перелистывать страницы…

***Йоми***

…Я перелистал книжечку от корки до корки, лишь на мгновение задерживая взгляд на каждой странице, выхватывая из текста предложения, словосочетания и отдельные слова. Содержание ее, насколько мне удалось понять, было похоже на сказку. Сказочными казались и даты, что были в ней обозначены. Дневник, а это был дневник, нет сомнений, выглядел жутко старым, того и гляди развалится, а даты… Даты подтверждали, что Лилин там, в бункере, говорила нам правду…

— По всей видимости, это дневник, — я озвучил свое предположение. Ребята не могли не заметить, что мой голос звучит неуверенно, — только он какой-то странный. Чей он, как вы думаете?

— Посмотри, может, подписан, — предложил Амэ, придвигаясь ближе. — Должен быть подписан. Я бы наверняка подписал.

— Ну, ты это ты, — хмыкнул Уно, — ты всегда писал дневники для кого-нибудь, а когда человек пишет для себя, зачем подписывать?

Я внимательно осмотрел обложку, и снаружи, и изнутри, но ничего и не нашел.

— Конечно, сложно судить по подчерку, по начертанию символов, м-м-м, букв, ужасный конечно подчерк, но мне кажется, что это писала женщина.

— Ты думаешь, это дневник Лилин? — спросил Амэ, выхватив книжечку из моих рук. — Ты хоть что-нибудь понял, из того, что здесь накарябано?

— Здесь говорится, если я правильно понял, о жизни после катастрофы… долгой жизни. Здесь нет никакого намека на то, кому он принадлежал, но…

— Но… это дом Лилин, — Уно закончил мое предположение за меня. — Так что…

— Да, я, все же, думаю, что это ее дневник.

— А долгая жизнь, это сколько? Сто двадцать лет.

— Ну, кхм, да. Где-то так.

Я подумал, что не стоит говорить им, что в разы больше… и что это на самое… «интересное» из того, что я прочел…

***Йоми***

…— Привет, ребята! — жизнерадостный голос Лилин, как это ни банально, показался мне громом среди ясного неба. — Извините, что исчезла без предупреждения, я торопилась, а вы так сладко спали. Мне не хотелось вас будить.

А ребята — три взрослых и далеко не мелких мужика — в ответ застыли столбами. Уверен, что со стороны мы напоминали группку школьников, застуканных за школой с сигаретами.

— Ли-ли-лилин, — заикаясь, пробормотал Амэ, вскакивая с кровати. — А мы тебя и не ждали уже… сегодня…

***Йоми***

…Ну и вид же у нас был! Амэ лежал на своей кровати, а мы с Уно на четвереньках стояли рядом. Причем у меня в руках, ко всему прочему, была полупустая консервная банка, из которой торчала ложка. Да завалы из книг кругом, даже пола почти не видно.

— О! Как я погляжу, вы без меня не скучали, — улыбнулась Лилин, оглядев комнату. — Ну, да ладно. Пойдемте на кухню, я с собой кое-что вкусненькое принесла! Вы, небось, проголодались тут без меня?

Еще раз глянув на нас, и даже вроде бы вздохнув, она развернулась и вышла.

— Я вас жду! — крикнула она уже из кухни…

***Йоми***

…Лилин принялась, судя по звукам, растапливать печь, чтобы разогреть ужин, а мы, едва справившись с потрясением, хотя было бы с чего, повскакивали со своих мест и принялись наводить порядок в комнате, вверенной Лилин в наше ведение. Книжки (и зачем только Уно и Амэ повытаскивали их все?) мы как попало растолкали по полкам. Поправили покрывала на своих постелях, и даже занавески, поправили одежду и чинно важно, строем отправились на кухню. Уно вышел первым, я за ним. Амэ несколько замешкал у двери.

— Ты чего там? — поинтересовался я.

— Я сейчас, только положу кое-что кое-куда, — с этими словами он быстренько отыскал среди книг дневник и убрал его себе под подушку, — почитаю на досуге, если, конечно, разберу хоть что-нибудь…

***Йоми***

…Лилин, как я и полагал, растапливала печь, точнее уже растопила. На плите уже закипал чайник, наверняка полный чистой ключевой воды, и скворчал большой чугунок с обещанным нам угощением.

Стол был накрыт скатертью. Тонко нарезанный хлеб — свежий и ароматный; зелень — лук и чеснок; тарелки и кружки; а также заварочный чайник с порцией листовой заварки расставлены на столе в ожидании трапезы. Видимо Лилин не сразу вошла к нам в комнату …

***Йоми***

…Лилин была в своем репертуаре. Мы уже сидели за столом добрых двадцать минут, а она еще даже не присела. Рассказ о своем путешествии она начала сразу, причем без вопросов с нашей стороны.

— Я была у своей подруги.

— Из общины? — поинтересовался Уно, отщипывая кусочек хлеба.

— Да. Она живет с родителями, мужем и… детьми. Их хутор за горой, что видна с реки. Вот, это она вам отправила!

С этими словами Лилин поставила на стол на деревянную подставку чугунок и с видом первооткрывателя убрала крышку. Сию же секунду кухня наполнилась благоуханием пищи.

— Здесь картофель с грибами, — Лилин тут же принялась раскладывать съестное нам по тарелкам. — Вкуснятина! У Джин картошечка всегда изумительно вкусная получается, а уж с грибами и подавно?

— Грибы я люблю, — пробормотал Амэ, заворожено глядя на то, как Лилин накладывает ему румяные картофелинки и грибочки с приятной горкой, — особенно если с картошкой.

— Ну, это-то ладно, — продолжила Лилин. — А вот самое-то интересное…

Амэ даже подался вперед, позабыв, кажется, об ароматном блюде, что стояло перед ним. Лилин хитро взглянула на Амэ, затем перевела взгляд на нас с Уно, а затем поставила на стол большую сумку-холодильник.

— Та-дам!!

Выждав еще мгновение, она извлекла из сумки большую коробку с большим же тортом, разукрашенным кремом.

— Мы с Джин его вчера весь вечер стряпали…

***Йоми***

…Я, конечно, был голоден, да и консервы за эти два дня надоели, но так быстро прежде я никогда не ел. Впрочем, я все же был не самым шустрым в этом плане. Первую порцию Уно смел с тарелки всего за пару минут, к тому времени Лилин только-только наполнила последнюю из четырех тарелок. В общем, уже через полчаса не стало ни тушеного картофеля, ни торта. Правда Лилин успела припрятать кусочек на завтра.

Когда поздний ужин был закончен, я с огромным воодушевлением (то ли от присутствия Лилин, то ли от приятной сытости) принялся помогать убирать со стола. И Уно и Амэ тоже остались на кухне, они так и сидели за столом и смотрели на меня как на сумасшедшего (особенно заметно это было, когда я вытирал со стола), но мне было все равно.

Своим поведением они напоминали мне двух подружек, моих одноклассниц, они всегда сплетничали на перемене, повернувшись лицом к лицу и навалившись на стол. Их невнятные беседы всегда напоминали мне пчелиное жужжание, изредка прерывавшееся противным хихиканьем.

— Ужасно хочется принять ванну. Пойдете со мной? — спросила Лилин, вытирая руки полотенцем.

— В бункер? — протянул Амэ, отстранившись от Уно, — я не против. Я тоже был бы не против в ванне повалялся, и на синтезаторе сыграл бы, если можно.

— Конечно можно… Тогда собирайтесь…

***Йоми***

…Амэ, если судить по его поведение, с трудом сдерживался от того, чтобы не убежать вперед. Уно старательно изображал безразличие и безучастность, но идти он, все же, не отказался. Как и я.

Когда всеобщие сборы, не обошедшиеся без суеты, завершились, мы все вместе отправились в сторону реки. Амэ, едва мы вышли на знакомую уже тропу, все же пошел впереди, чуть ли не вприпрыжку. Уно плелся позади.

— Лилин, а у твоего бункера один вход, или еще есть? — поинтересовался я.

До того мы шли в тишине, потому мой неожиданный вопрос заставил моих спутников вздрогнуть. Всех, кроме Лилин, шедшей рядом,

— Нет, не один, но этот удобнее всего, ближе. А почему ты спрашиваешь?

— А, да просто… просто мне показалось, что тоннель, что ведет от… от склада к бункеру не очень надежен. Он может обрушиться даже от легкого землетрясения.

— Ну да. Всего десять входов.

— Десять!? Я вчера весь день… гулял, от нечего делать, и, по-моему, один вход нашел, но я даже подумать не мог, что их может быть десять.

Сзади послышалось недовольное бормотание…

***Йоми***

…Пытаясь представить, какую же площадь охватывает бункер Лилин, я несколько приотстал. Если у бункера десяток входов, он не может не быть огромным. Я за день (пока тихо-мирно сходил с ума) обошел всю округу и нашел только один.

— А где нашел? — поинтересовалась Лилин, глянув на меня.

— А-а? А-а, с другой стороны горы, в отвесной скале. Может мне и показалось, но… он большой, очень большой.

— Да, там есть вход… вход номер шесть. Он ведет в ангар…

***Йоми***

…Как же… жутко выглядела эта странная лампа: тусклая, ее желтоватый свет нисколько не рассеивал тени; настолько же длинная, как и тоннель, а это около трехсот метров; и… она изгибалась дугой, точно так же, как и тоннель.

— Лилин, а почему у тебя здесь такое странное освещение? — поинтересовался Амэ (иногда мне кажется, что он умеет читать мои мысли). — Чья была идея использовать неоновую трубку, да еще такой длинны?

— Здесь во всем только моя больная фантазия…

***Йоми***

…— Чур, я первая! — воскликнула Лилин, едва монументальная дверь встала на место. — Ничего не знаю…

Нисколько не задерживаясь, она юркнула в ближайшую спальню, а мгновением позже со свертком одежды наперевес — в ванную. Напевая что-то смутно знакомое, Лилин скрылась за дверью, но не успели мы и шага ступить, Лилин окликнула нас.

— Ребята! В той комнате, — она указала на дверь напротив ванной, — большая гардеробная. Там много мужской одежды… Не спрашивайте зачем… Сама не знаю. Может, подберете себе чего. Только пакеты не раскидывайте. Хорошо? Меня не будет где-то час. Ну, не скучайте…

***Йоми***

…Плеск текущей воды, доносившийся из-за двери, заглушал все прочие звуки… Я подслушивал, притаившись у двери, как… как какой-то подросток. Пару раз Лилин неспешно прошлась по ванной взад и вперед, ее легкие шаги были едва слышны. И голос ее был едва слышен. Мне было интересно, что же она напевает, что-то знакомое, но я никак не мог вспомнить.

Я не собирался подслушивать, но… мне хотелось слышать ее голос, чувствовать ее присутствие.

Затем все исчезло за бездушным шумом воды — Лилин включила душ…

  • Мечты о лете / Из души / Лешуков Александр
  • Это будет вам уроком / Поворот ключа / Пышкин Евгений
  • Лягушонок Квак. / Фотинья Светлана
  • Река времени / Бамбуковые сны / Kartusha
  • Вернуть планету / «ОКЕАН НЕОБЫЧАЙНОГО – 2016» - ЗАВЕРШЁННЫЙ КОНКУРС / Берман Евгений
  • Полнолуние / Стёклышки с рисунком / Магура Цукерман
  • Котомикс "Что не так?" / Котомиксы-3 / Армант, Илинар
  • Как часто... / Стихи / Мостовая Юлия
  • Искушение / Гурьев Владимир
  • 3. 31. Rainer Rilke, а города лишь о своём / ЧАСОСЛОВ, Р.М. Рильке / Валентин Надеждин
  • Зеленый свет / Дубов Сергей

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль