Глава 16

0.00
 
Глава 16

ТРЭВОР

Прошла добрая минута, прежде чем, я двинулся вперед, а может, и куда больше.

Коридор, при нормальной моей скорости, занял бы у меня от силы полторы минуты, и шагов десять… но, сейчас, все растянулось на бесконечные мили и каждый мой шаг, был труднее и труднее.

Под ногами хрустели куски гранита, звук заполнял коридор эхом, протискиваясь сквозь меня, как нечто чужое, инородное тело, пытающееся занять место, что ему не принадлежит.

Видимо, я все еще оттягивал момент, когда увижу Кристалл. Я жутко боялся увидеть то, что с ней сделала эта тварь.

Милина и Лекс отошли в сторону, давая мне пройти, но я запнулся, не знаю, может о свои ноги или о то, что лежало на полу, но я никогда прежде не запинался. Я был из тех, кто знает на перед все преграды и обходить их стороной. Но сейчас, ноги меня подводили, как и дыхание. Я едва делал вдохи, а если мне и удавалось как следует наполнить легкие, то воздух превращался в тяжелую и удушливую субстанцию, которую, разве что, через трубочку пропускать по вене.

Остановившись в шаге от порога, я не поднимал глаз, но достаточно и запаха, что задержался в комнате. Металлическое амбре скользнуло в мои ноздри, оседая на слизистой, как густой слой пыли.

Прошла еще минута, а после я несмело поднял глаза. Мое сердце остановилось и я не хотел, чтобы оно пыталось биться снова. Я не хотел. Вцепившись пальцами в косяк, я тупо смотрел на Кристалл, не желая верить своим глазам.

Я не доверял тому, что вижу.

Я не доверял своим ногам, потому что они не держали меня.

Я…

Боже. Мой худших кошмар воплотился в жизнь.

Кристалл… моя любимая… моя девочка, лежала на грязном полу, среди обломков плитки. Ее лицо было повернуто ко мне — белое, как полотно, с испариной на лбу и кровавым пятном на щеке. Боже… была еще кровь. На ее груди… на животе… вокруг нее. Она стала темно-багровой, впитавшись в камни и в ее одежду.

Шатаясь, я все же вошел внутрь, протягивая к ней руки и рухнул на колени. Мои пальцы застыли над ее обнаженной, покрытой кровью, грудью. Я видел глубокие порезы, сделанные умелой рукой, наученной. Конечно, сука Милина, имела кучу возможности, чтобы попрактиковаться. На щеке Кристалл… там тоже был порез. И… о, черт. Ошейник. На ней был ошейник!

Я сжал кулаки, издав нечеловеческий рык. Ярость закипела во мне. Пол задрожал подо мной, камни завибрировали, подпрыгивая. Тело Кристалл безвольно тряслось от дрожи, которую я посылал.

Боже, почему она не двигается?

Глупый вопрос.

Я стянул с себя футболку, жалея, что с собой нет куртки. Так бы, я мог положить ее под голову Кристалл. Положив футболку ей на грудь, я аккуратно заправил полы под пояс комбинезона и застегнул лямки. Так лучше.

— Почему ты это сделала? — я взял крохотную ручку Кристалл. Ее кожа была ледяной и твердой, прямо как тогда, когда ублюдок Лекс, убедил меня, что в шприце антидот. Тогда я ждал ее пробуждения. И сейчас жду. Я сглотнул.

— Она была груба. — Равнодушно ответила стерва.

Я повернул к ней голову, смерив ее убийственным взглядом.

— Я убью тебя за то, что ты с ней сделала.

— Да, неужели?

Выпустив руку Кристалл, я поднялся.

— Ей нужно в больницу. — Мой взгляд переместился к Лексу. — Отвези ее в больницу.

— Так не пойдет.

Гнев снова пронзил меня, как вбитый в грудь кол и я метнулся к сучке, решительно настроенный оторвать ее поганую голову, но Лекс резко выставил руку вперед, сжимая пистолет. Я остановился, но вибрация продолжала дробить стены и полы.

— Обычные пули тебе не принесут вреда. Но эта, как раз наоборот. — Произнес Лекс, взведя курок.

Мудак.

— Все, его я прошу, чтобы ты отвез ее в больницу. — Я не доверял ему, но другим больше. — Неужели, ты настолько бесчеловечен, что можешь просто смотреть на то, как девочка умирает? Что она тебе сделала?! — кричал я. Переведя взгляд на Милину, я с трудом, подавил желание наплевать на оружие и свернуть ей шею. — Ты получишь наши гребаные способности, только дай ему отвезти Кристалл в больницу.

Милина улыбнулась.

— Я же сказала — так не пойдет. Это не по плану. А теперь, повернись спиной.

Убью. Ненависть душила меня.

Все же я повернулся к ней спиной, и мои глаза остановились на Кристалл.

Как я мог ее оставить здесь? Одну… раненную… не способную защитить себя?

Как я… мысленно, я ревел от безысходности. Моя грудь разрывала боль за Кристалл… за то, что я не мог быть с ней в тот момент, когда ей было больно. За то, что я был слаб.

Холодный метал коснулся моих запястий, а затем раздался легкий щелчок.

Лекс потянул меня из комнаты, но я резко втиснулся плечом в косяк, подаваясь вперед, пытаясь задержаться рядом с Кристалл еще немного.

Жуткий страх горел во мне за нее… за ее жизнь. Я боялся, потому что здесь были психи, а зная, что теперь, они жрут людей, ужас приварился к каждой клеточке моего организма.

— Не упирайся. — Сказал Лекс и дернул меня, так что я почти выбил плечо, сопротивляясь. — С ней ничего не сделают.

Я хотел и его убить. Надеюсь, он понял это.

Парням тоже нацепили наручники и повели к лестнице, выше этажом.

Я оборачивался всю дорогу, пока коридор не исчез из поля зрения.

Живот скрутило от паники, потому что, мимо меня прошел псих, и он направлялся туда, откуда мы вышли.

Боже… Боже… Боже…

— Заставь эту суку, разрешить тебе отвезти Кристалл в больницу. — Мой голос дрожал. Я был как на иголках, а лестница, мать ее, точно усыпанная стеклами, впивалась в пятки, пробивая твердую подошву.

— Доверься мне. — Шепнул Лекс так, чтобы только я это слышал.

Очень-мать-твою-мило! Доверится? Да, как я мог довериться ублюдку, который дважды предал нас. Первый, когда вколол какую-то хрень, и сейчас, вместо того, чтобы увести Кристалл в безопасное место, он оставляет ее умирать. Хуже, если психи вздумают отхватить от нее кусочек.

Гребаные падальщики! Не смейте трогать ее!

Я разворочу это сраное место!

Мы поднялись на пятый этаж. Он ничем не отличался от тех, что я видел. Такой же раскуроченный и вывернутый наизнанку. Кругом мусор, пустые баллончики из-под краски, тарелки… да, плевать. Дерьма здесь было предостаточно. Моя голова в данный момент была забита Кристалл. Я только и делал, что молился кому угодно, я готов был продать собственную душу, ради ее жизни.

Только останься в живых!

Борись, Бельчонок!

Меня и парней впихнули в комнату. На полах, лежали замусоленные матрасы, пожелтевшие от мочи и от еще какой-то нездоровой хрени.

— Устраивайтесь ребятки. — Улыбнулась Милина и захлопнула дверь. С щелчком в замке, я грязно выругался.

Очень умно было притащить нас в этот гадюшник. Даже если нас и найдут, то примут за окочурившихся, бездомных наркоманов.

Окно в комнате заколочено досками и дверь хлипкая. Все это дерьмо можно легко сломать, но Милина знает, что никто из нас не станет этого делать, потому что Кристалл все еще здесь. А без нее, я никуда не уйду. Если кто-то из парней и попытается, то… черт, я боюсь представить последствия этого поступка.

— Ну, и дерьмо. — Кастэр ногой отпихнул матрас, скривившись. Зэйн и Монро встали у стены, настороженно вслушиваясь в звуки. Хотя… черт их разберешь. Сам я, мерил шагами крохотную комнату, то и дело натыкаясь на хреновые мысли.

Что они делают с ней? Что они могут сделать с ней?

Биться головой об стену — бессмысленно. Надо что-то делать. Надо, как-то вытащить Кристалл отсюда. Любой ценой.

— Что будем делать? — спросил Монро, следя за моей ходьбой.

— А ты как думаешь? — выплюнул я, поведя плечами. Только у меня руки были сцеплены за спиной. Возможно, сучка не доверяла мне… и правильно. Дай мне свободную секунду, и я с большим удовольствие использую наручники, как удавку. — Я не уверен, что она оставить Кристалл.

— Гребаный сукин сын. — Прошипел Кастэр. — Мудила, Лекс. Чтоб ему провалится. Подонок продажный.

В этом, я согласен с тобой на пятьсот процентов.

— Он говорил тебе что-нибудь? — поинтересовался Зэйн.

Ага. Чтобы я доверился ему. Какого хрена?!

— Ни хрена он мне не говорил. И пошел он к такой-то матери. — Я остановился у окна, прижавшись лбом к доскам.

— Надо что-то придумать. — Начал Кастэр. Я зарычал.

— Ничего мы не будем придумывать. — Я повернулся к нему, сверкнув злобным взглядом. — У этой твари, Кристалл, забыл?

— Ты же не собираешься просто сидеть и ждать погоды?

— Не беси меня. — Процедил я.

План один. Прикончить всех и вытащить Кристалл. Все.

Более, моя голова ничего не может придумать, да и не желает.

На первом месте, только ее спасение. Только, чтобы вытащить ее… только что бы успеть отвезти ее в больницу, пока еще не поздно. Пока она дышит, а дышит она… слабо.

Я сел на корточки, подавшись вперед. Из-за того, что мои руки за спиной, мускулы и сухожилия напряженно натужились. Тяжелая волна боли прокатилась по рукам, ударив прямиком в сердце, заставляя его лихорадочно подпрыгивать. Я дышал. Пытался дышать. Вдыхать вонючих воздух, было противно, но прежде чем, я сдохну, Кристалл будет вне этого дерьмового места.

— Она сильная. — Произнес Монро.

Я вскинул на него взгляд и мои желваки дернулись. В его темно-синем взгляде, я видел твердую убежденность собственный слов и моих страхов. Он хотел верить в это. Я тоже. Но, сложно сложить картинку, которую я видел в комнате и пустые слова… как бы я хотел верить, что и в этот раз, Кристалл выкарабкается. Сколько раз, я терял ее? Дважды? Трижды? Черт… на этот раз, она человек, без способностей и… о, Боже…

Держись, Бельчонок.

Держись, Любимая.

 

 

КРИСТАЛЛ

Я очнулась, приготовившись к очередной острой боли, но осталась прежняя, саднящая мою грудь и щеку. Глаза не открывались, веки словно налились свинцом. Воздух, с трудом поступал в мои легкие и то, только потому что, мне было больно сделать вдох. Приходилось, глотать кислород, короткими вдохами. Я только больше задыхалась от этого. Медленно повернув голову, я услышала бешеный ритм сердца в ушах. Волна боли окатила меня, как ушат ледяной воды, но не смотря на все это, в груди было непривычно спокойно. Спокойно? Я снова вдохнула, уловив слабый аромат морозного утра.

Трэвор?

Он здесь?

Паника забилась во мне, выталкивая тепло, накрывающее мою грудь.

О, Боже… как он здесь оказался? Он должен уходить!

Я открыла глаза, часто моргая, сбивая мыльную пелену. Все еще в комнате. Все еще на полу, но я жива. Ага. И чувствую себя, как препарированная лягушка.

Сука. В голове вспыхнули последние воспоминания, прежде чем, я потеряла сознание.

Тварь резала меня, а ее ублюдок-псих, облизывался, пуская тошнотворные слюни. Каждая капля, что падала из его рта на свежие порезы, обжигала меня.

С циклопическим трудом, я перенесла вес на бок. Стиснув челюсти от накатившей острой боли, я все же сумела сесть, тяжело дыша.

Больно… как же больно.

Держись.

Больно.

Щека ныла и щипала от слез.

Мне нужно выбираться отсюда. Мне нужно вытащить Трэвора и остальных.

Голова закружилась от слабости. Похоже, я потеряла приличную пинту крови. Мой взгляд ухватил пятна крови на полу. Моей крови и тошнота подступила к горлу.

Руки коснулись твердого материала, под которым была черная тряпка. Погодите… я принюхалась. Это не тряпка, это футболка. Футболка Трэвора.

Он был здесь. Он видел меня в таком состоянии. Эта тварь заставила его смотреть на меня.

Ярость вспыхнула в унисон с болью, в груди. Я сжалась от боли, согнувшись пополам и застонала.

— Уже очнулась? — мой слух среагировал на незнакомый голос и интуиция твердила, чтобы я оборонялась. Когда я подняла голову, паника ударила меня по щекам, так что я дернулась назад, вскрикнув от боли и страха. Псих медленно приближался ко мне, облизывая гадким языком, толстые губы. Его черные-глянцевые глазки жадно оглядывали меня, как кусок свежего мяса. Ну, для него, именно им я и была.

— Не подходи ко мне. — Связки хрипели от криков. Я неловко отодвигалась от него, скользя задницей по камням. — Не смей трогать меня. — Я вцепилась в осколок и швырнула в него, но не попала. Не удивительно. Я была слишком слаба, чтобы организм работал в полную силу.

Псих безумно рассмеялся, сверкая желтыми зубами.

— Я чую твою кровь. Она сладко пахнет. — Он снова облизнулся и прыгнул на меня. Я закричала, выкинув руки вперед и зажмурившись. Я понимала, с ним мне не справится. Для него — я легкая добыча.

Но, псих так и не добрался до меня. Приоткрыв один глаз, я увидела покрасневшее от натуги лицо, выкатившиеся из орбит глаза и… Випер, что вцепился в его рот. Тело змеи крепко сжимало его в своих объятиях. В трех шагах от меня, стоял Лекс.

— Идем. — Он подошел ко мне, но я ударила его по ноге. Слабо, но все же. Тот только недовольно проворчал ругательство. — Позже, надерешь мне задницу. — Лекс потянул меня за руку и я застонала. Любое движение, причиняло дикую боль. Она концентрировалась в груди, как будто к ней прикладывали раскаленный металл.

— Какого черта происходит? — Лекс помог мне подняться на ноги.

— Нам надо вытаскивать твоих друзей.

Ох, надо же! Совесть проснулась?! А где она, черт возьми, была, когда ты связался с этой тварью?!

— Она всегда была со мной. — Ответил он, прочитав мои мысли.

— Я ненавижу тебя. Я убью тебя.

— Становись в очередь. — Улыбнулся Лекс. Поддерживая меня локти, мы вышли из комнаты.

— Это и есть твой план? Сначала дать ей меня порубить на фарш, а после вытащить? — я посмотрела по сторонам, на случай, если появятся психи.

— В каждом действии, должно быть поддействие.

— Говнюк.

— Я особенный. — Учительским тоном, возразил он.

— Особенный говнюк. — Я даже улыбнулась. Как-то, машинально получилось. Лекс тоже усмехнулся. Позади, с шипением, выполз Випер. Он забрался на умника, обвив его руку. — Где Трэвор и остальные?

— На пятом этаже.

Я выдохнула. По крайней мере, он жив.

— А Ангус?

— Там же. Ждет, когда все начнется.

Ублюдок.

Я стиснула зубы от пульсирующей боли в груди, когда Лекс поднял меня на руки.

— Прости.

Не прощу.

— Куда мы идем?

— На пятый. Нас ждут.

Я слабо ударила его в плечо.

— Ты несешь меня к ним? Я думала, что ты передумал ей помогать. Ты же только что прикончил психа.

— Я как и другие, не выносим этих придурков.

— А ты в курсе, что она тоже псих?

Лекс кивнул.

Замечательно. И он молчал!

— Я также знаю, что Кошер, твой дальний родственник.

Я подавила тошноту. Не стоит напоминать мне о дерьмовом семейном дереве.

— И что дальше?

— Дальше, будем действовать по плану Милины.

— Что? — я задохнулась от возмущения. Как он может?! Боже, ублюдок не исправим! — Ты хочешь забрать способности парней? Ты…

— … просто доверься мне.

— Я не…

— … прошу, Кристалл. Я прошу всего лишь доверится мне. Пусть идет все по плану. Только… пожалуйста, не думай, что я что-то задумал.

А он что-то задумал? Какой-то особенный план, разбить в пух и прах, замысел Милины? Работа на два фронта? Очень…

— … Кристалл. — Резко осек он меня. — Лучше, крути в голове танец пингвинов или думай о боли, о Трэворе. О, круче всего, думать о моем убийстве. Ты поняла меня? — он посмотрел на меня своими голубыми глазами, в которых я прочитала многое. Больше чем, он мог сказать вслух.

Пожалуй… я соглашусь, но это не значит, что доверюсь.

Он кивнул, зашагав по коридору.

Что же… не думать об этом самом, а сосредоточится на чем-нибудь другом. О, боли думать не хочу, мне и так достаточно ее — саднящая, зудящая и пульсирующая, будто по мне несколько сотен раз прокатились газонокосилкой. Трэвор… я могла лишь думать о том, что он пережил, увидев меня в таком состоянии. Какую боль, какую ярость испытал. И как он только не сорвался?

В коридоре, на пятом этаже, я услышала приглушенные голоса, а затем, показалась Милина. Она с отвращением посмотрела мне в лицо, скривив губы.

— Она может идти сама.

— Она ранена. — Вступился Лекс, бережно опуская меня на ноги. Я втянула воздух сквозь зубы, пропуская через себя вспышки боли.

— Тебе повезло. — Усмехнулась сучка. — Я была на редкость щедрой, оставив тебе жизнь.

— Пошла на хрен! — рявкнула я.

— Кристалл! — крикнули за дверью. Я повернула голову на голос, ища взглядом его источник. — Кристалл! — в дверь ударили, оставив на ней вмятины.

Пошатываясь, я двинулась к двери. Мое сердце кололось, как угорелое.

Я хотела увидеть Трэвора. Я хотела убедится, что с ним все хорошо.

— Меня сейчас стошнит. — Буркнула Милина.

Приложив ладони к двери я прижалась лбом к ней.

— Трэвор?

— Кристалл!

Уж не знаю, может, у меня рассудок помутнел, но я отчетливо чувствовала тепло, исходящее от двери так, если бы наши тела были прижаты друг к другу.

— Любимая, — хрипло отозвался Трэвор и у меня сжалось горло. Слезы подкатывали, но я не давала им волю. Не хотела, чтобы стерва любовалась сопливым представлением.

— Я здесь. Со мной все хорошо. — Я повернулась к ней лицом, привалившись к двери. — Я хочу видеть его.

Милина сокрушенно выдохнула.

— Вы — что, и секунды не можете прожить друг без друга? Чертовы сиамцы!

Она всего пару секунд выдержала мой пристальный взгляд и за эти мгновения я увидела, насколько мы с ней разные. Как день и ночь. Если при первой встрече, она была похожа на меня, как две капли воды, то сейчас — она была самой дурной копией. Фальшивкой, с резкими чертами лица и холодными глазами.

— Я хочу видеть его.

— Увидишь, когда мы начнем. — Процедила она.

Я сузила глаза, собирая все свою мужество, всю свою ненависть, чтобы выплеснуть на тварь.

— Сука. Я убью тебя. Клянусь всеми святыми, ты будешь страдать.

— Вижу, ты не уяснила преподанный тебе урок. — Милина кивнула на меня, намекая на игры со скальпелем.

— Повторяй себе это чаще. Этим, ты только меня больше злишь.

Милина открыла рот, чтобы что-то еще сказать, но ее прервал механический звук позади и треск крошащихся камушков. Я перевела взгляд за ее плечо.

Ох… ну, надо же. Ангус. Ублюдок собственной персоны.

— В чем дело?

Я зарычала. И на что я надеялась? Думала, что он будет лежать, пролежнем в кроватке? Нет. Говнюк, притащился на управляемой каталке. На лице маска, за спиной два баллона с кислородом. Физиономия не ахти — желтая, как пергамент, с широкими тенями под глазами. Впалые щеки. Похоже, жизнь, которую он провел с Випером, высосала из него все, что могла.

— А, Кристалл. — Он закашлялся, сотрясаясь всем телом. — Рад видеть тебя. — Милина подошла к нему, что-то поправляя на баллонах. Ангус глубоко, с шипением втянул кислород.

— Гореть тебе в аду. — Прорычала я. В дверь обрушилось несколько тяжелых ударов. Трэвор, хотел снести ее к чертям.

— Я и так… в аду. — Прокашлял он.

  • Трудность наших дней / Вадиус Вадим
  • "От жизни мне надо немного..." / Искра вечности / Воронова Влада
  • Рассказы / Пара фраз / Bauglir Morgoth
  • Словарь. Геноцид / БЛОКНОТ ПТИЦЕЛОВА. Моя маленькая война / Птицелов Фрагорийский
  • Человек, продавший мир - Чепурной Сергей / Необычная профессия - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Kartusha
  • Я не жду / Куда тянет дорога... / Брыкина-Завьялова Светлана
  • Египетские ночи / Гурьев Владимир
  • Ренго, юный санэр / Нарисованные лица / Алиэнна
  • Дежурство / Ресторанный диалог / Юррик
  • Плачет девушка в летнем саду / Хасанов Васил Калмакатович
  • В беде лишь дружба познаётся. / Росса Юлиана

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль